18:36 

Дети Ветра (часть первая)

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 1. Встреча

Тэнке уже ненавидел этот обрыв. Но всё равно приходил сюда каждый день. Причем даже по два раза на дню – на рассвете, и вечером, когда солнце уже пряталось за лесами. Тэнке вдыхал полную грудь воздуха, закрывал глаза и прыгал. И каждый раз неизменно приземлялся на ноги. Если бы не воздушная подушка у самых нижних камней, парень непременно поломал бы себе все кости. Упасть с такой высоты даже для вереса слишком опасно. Хотя, конечно, со временем раны затянулись бы. К тому же, эта скала была тренировочной, поэтому не внушала страха. С неё все прыгали.
Вот и сегодня Тэнке пришел сюда, когда начало светать. Никто ещё не проснулся, и это обстоятельство несказанно его радовало. Он терпеть не мог, когда на него пялились. Особенно в таком месте, где он наиболее уязвим. Конечно, за годы неудач он уже привык к насмешкам и косым взглядам. Самое трудное было в детстве. Дети жестоки, они не понимают, как сильно можно обидеть словом. Лучше бы камнями кидались, во имя ветра, чем дразнили.
Теперь он уже мужчина, ему девятнадцать. Уважение к себе он всё же смог отвоевать, несмотря на свой врожденный дефект, но, хоть и не было криков и издевок, косые взгляды остались, и шепотки за спиной никуда не делись.
Сегодня шел дождь. Небо заволокли тяжелые серые тучи, так что утро не слишком отличалось от ночи. Но Тэнке был, может и дефектным, а всё же вересом, и значит, хорошо чувствовал время восхода и захода солнца. Так что вряд ли темнота за окном могла бы остановить его от выполнения ежедневного ритуала, скалу найти она точно не помешала бы.
Раскаты грома были слышны где-то совсем далеко, а значит, весь день долину будет сотрясать гроза, которая непременно усилится, когда доберется до отвеса. А пока только редкие холодные капли падали с неба и уносились в пропасть. Верес с грустью подумал, что они тоже не могут подняться обратно, но, наверняка, не страдают из-за этого. Разве есть пролившемуся дождю дело до облаков?
Тэнке посмотрел на свои руки. Пошевелил пальцами. Он постоянно искал причины своей немощи. Может, всё из-за того, что у него руки такие? У всех по шесть пальцев на руках, а у него – пять. Когда он родился, бабка-повитуха думала, что просчиталась. Она два раза проверяла, всё ли на месте. На ногах-то всё было в норме – шесть пальцев, как у нормального ребенка, но на руках-то куда могли деться ещё два? Причиной могло послужить – и, скорее всего, так оно и было – то, что отец Тэнке был человеком, а не вересом. Но это был брак, одобренный старейшиной, да и не было такого до этого, чтобы от подобных браков рождались дети-уродцы.
Не первый век вересы и люди получают благословение. Естественно, человек должен был заслужить такую возможность. Селение этого народа и найти-то непросто, не говоря уже о том, что нужно прожить с ними не менее шести зим, и умудриться влиться в общество и понравиться главе. Вересы, рожденные от таких союзов, ничуть не отличались от истинных. Кровь вереса сильна, и всегда пробивалась сквозь все расы, поэтому от такого брака никогда не рождались люди, на ногах и руках у таких детей было по шесть законных пальцев.
Почему не семь? Почему, в конце концов, не все десять? В легендах это никак не объяснялось, и все просто сводилось к тому, что Бог ветра так захотел выделить свой народ. Что ж, пока выделялся только Тэнке. И было бы неплохо, если бы Бог даровал вересу возможность усилием воли отращивать дополнительные пальцы, раз уж сам не постарался на эту тему.
Вересу не мешало отсутствие ещё одного мизинца, люди ведь как-то обходятся и без этого, ничего у них из рук не валится. Да и у Тэнке все было на положенном месте, работа его напрямую зависела от силы и умения. Он мог б справиться и с четырьмя пальцами, слышал, что и у таких все получалось. Он осознавал, что из-за своей работы, отличается не маленькими габаритами, может, эта особенность тоже тянет его к земле вместо того, чтобы помогать?
Тэнке решил, что нужно досчитать до шести – раз уж это число настолько магическое – и после этого прыгнуть.
И вот, когда он уже закрыл глаза и с его губ почти сорвалось «четыре», его бесцеремонно перебили:
- Для человека, решившего сигануть в бесконечность, ты что-то слишком медлишь.
Тэнке резко обернулся на звук и замер. Слева от него на камне сидел парень. На нем был темно-зеленый плащ с капюшоном, высокие кожаные сапоги почти до колена и огромная сумка за плечами. Человек – а в том, что это был именно человек, Тэнке был абсолютно уверен – слегка улыбался, пожевывая травинку, и смотрел прямо на прыгуна. На вид он был одного возраста с Тэнке или, может, чуть старше. У него были ясные, задорные голубые глаза и черные волосы спадали на плечи. Вересы так не стригутся.
Конечно, столь неожиданное появление нарушило Тэнке все планы, при человеке он просто не мог прыгать, так что он молча развернулся и пошел прочь от скалы.
Парень, однако, решил, что их общение ещё не закончено и увязался следом.
- Постой, а где «спасибо»? Я ведь, можно сказать, тебе жизнь спас, - заговорил он, догоняя.
Верес шел достаточно быстро, стараясь избавиться от непрошенного гостя, но тот явно желал продолжить знакомство:
- Зачем ты хотел прыгать? Что за беда у тебя такая? – начал расспрашивать незнакомец.
- Да не хотел я прыгать, чего пристал-то, иди, куда шел, - ответил Тэнке и махнул рукой в неопределенном направлении, как бы показывая, что им больше говорить не о чем. Но это не сработало.
- Хотел, - сказал парень и сам себе кивнул, - я таких сразу вижу, кому жить надоело. Дождался бы хорошей погоды что ли, а то под дождем как-то слишком тоскливо.
Тэнке неуверенно обернулся. Да в своем ли он уме? Зачем говорить такие вещи, если уверен, что тут к смерти готовились? Может, у людей не принято сочувствовать? Хотя вересу и не нужно было никакого сочувствия и уж тем более сопровождения. Он решил, что лучшая защита – это нападение и, резко остановившись и развернувшись, закричал на путника:
- Слушай, тебя сюда не звали! Разве у тебя своих дел нет? Отстань от меня! Мне попутчики не нужны, да и тебе, я вижу тоже, раз так много миль отпахал в одиночку.
- Откуда ты узнал, что я много прошел, - изумился человек, остановившись почти вплотную к Тэнке. Верес посмотрел на незнакомца снизу-вверх. Разница в их росте была не так уж и велика, максимум сантиметров десять. Тэнке под метр восемьдесят казался очень рослым, но парень тем более выглядел внушительно, это заставляло обороняться поневоле. И дружелюбная манера общения незнакомца нисколько не успокаивала вереса.
- Да какая разница, иди себе, - Тэнке понял, что сболтнул лишнего, и теперь этот путешественник точно от него не отстанет. Люди больно любознательны. Надо валить обратно в деревню, может, повезет.
- Тем более, раз ты знаешь, что я давно иду один, представляешь, как мне хочется с кем-нибудь поговорить, а тут вдруг появляешься ты. Может, познакомимся? Меня Лис зовут.
- И? – спросил верес и даже немного замедлил ход. Надо же так сына назвать. У самого, правда, имя не лучше, но среди своего народа оно вполне вписывается, хоть и значение у него не самое лестное, дай Бог, что не обидное.
- Ну, понимаешь, как животное, - охотно принялся объяснять путник, выкладывая всё, как на духу. - Мама у меня, когда из дому сбежала, уже на восьмом месяце была, забрела в какую-то индайскую деревню, там и рожать пришлось. Шаман сам роды принимал. Как посмотрел на меня, сказал, хитрым вырасту, так и назвал Лисом. Ну, мать и согласилась, куда ей было деваться.
- Очень интересно. Всем рассказываешь?
- А чего в этом такого?
- Ну, это же имя твоё, тем более такую историю имеет, не боишься, что я какой-нибудь колдун, использую эту информацию против тебя? – решил отпугнуть Тэнке.
- Да ладно, колдуны со скал не прыгают, - нашелся Лис и рассмеялся.
- Так и я не прыгал, - огрызнулся Тэнке. - Иди своей дорогой, Лис. Последний раз тебя прошу. Извини, конечно, но мне не интересен ни твой вид, ни твои вопросы, ни твоя история. До свидания, - выговорился верес и ещё быстрее зашагал прочь.
- Скажи хоть своё имя! – крикнул ему вдогонку Лис, остановившись.
- Оно тебе надо? Бывай! – ответил Тэнке и скрылся за деревьями.

@темы: мои жуткие творения, дети ветра

URL
Комментарии
2015-11-02 в 01:37 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
С приходом ночи температура воздуха немного опустилась. Но вода в озере была ещё теплой, и Тэнке серьезно настроился искупаться, поэтому с охотой отложил пустую тарелку в сторону и встал, разминая колени.
- Куда ты? – спросил Лис, доедая уху.
- Пришла моя очередь мыться, - ответил верес, снимая верхнюю кофту, и оставаясь в рубашке и штанах.
- И не страшно тебе в темноте в воду заходить? – спросил Лис. Он тоже доел уху и теперь складывал пустые тарелки и стаканы, чтобы всё вместе вымыть. В кастрюле оставалось немного ухи, но она уже не могла поместиться в его желудке, поэтому он оставил её «на потом». - Вдруг родичи этой зверюи, которую мы съели, тебя запомнили? А может, там змеи или ещё какая живность? Мы ведь здесь впервые.
- Как будто меня бы спасло, если бы я пошел мыться днем, - небрежно бросил Тэнке, снимая сапоги. - Водяные змеи плавают намного быстрее людей.
- Ну, ты бы их хотя бы увидел.
- Точно! И успел бы обделаться от страха перед нападением. Вот уж действительно большая разница. Оно того стоит, я уверен, - с сарказмом заметил Тэнке.
- Представь, какого размера могут быть эти плавучие гады, если ты поймал такую огромную рыбу, - не остался в долгу Лис. – Если что, кричи. Я пошлю Юка.
Тэнке согласился, как только удостоверился в том, что Лис не собирается наблюдать за ним с близкого расстояния. Наготы он не стеснялся, в этом плане у людей и Вересов различий нет никаких. Но нельзя было допустить, чтобы Лис заметил рану – не будет же верес мыться с повязкой. На всякий случай Тэнке отошел от ивы подальше, только потом разделся и быстро зашел в воду.
И тут кузнец понял, как соскучился по ванне. Вода приятно холодила кожу, щекотала икры. Несмотря на то, что температура воды была вполне приятной, волосы на руках Тэнке встали дыбом. Он решил, что проще сразу нырнуть, чтобы быстрее привыкнуть. Кузнец вспомнил про рану не потому, что она отдалась болью, а по ощущению прохлады. Листья подорожника прилипли к телу, но убирать их было не больно. Рваные полосы, и правда, начали превращаться в безобидные царапины. Когда повязка была снята, на Тэнке уже ничего не оставалось. Приятно было ощущать воду всем телом. Казалось, от духоты, которая стояла последние два дня пути, тело дышало жаром. Лис, по крайней мере, мог себе позволить снять рубашку и помыться в ручье хотя бы пояс. Тэнке же никогда при посторонних рубашку не снимал. Всё дело в том, что помимо наличия лишних пальцев, у вересов была ещё одна характерная черта – длинные темные полосы на руках от лопаток, до кончиков шестого мизинца. Это были родимые пятна. Полосы со временем разрывались, и из них вырастали крылья, которые потом сворачивались обратно под кожу, если в них уже не было необходимости. Кожа затягивалась всякий раз, оставляя рубцы. Что странно, у Тэнке тоже были эти полосы, только заканчивались они не на мизинце, а на запястье. Таким образом, можно было просто надеть рубашку с длинным рукавом, и ничего не смогло бы его выдать. Прикинуться человеком было легко, прикинуться вересом – не представлялось возможным. Даже у себя в долине Тэнке всегда носил рубашки с длинным рукавом. Он не хотел, чтобы соплеменники жалели его, глядя на яркие полоски, из которых за 19 лет ещё ни разу не вылезло ни одно крыло.
Было время, когда Тэнке в отчаянии пытался вскрыть себе плечи и вытащить то, что по определению должно было работать как часы, но, проковыряв свои руки почти до кости, и провалявшись после этого две недели в лечебнице, он понял, что все попытки насильно призвать свою судьбу бесполезны. Они должны вылезти сами, иначе никак. Ему было 14. В это время его одногодки уже умели делать пике и не врезаться при этом в скалы, а он был бесполезным калекой, над которым подшучивала добрая половина селения, а вторая половина давила своим сочувствием.
Но сейчас волна ненависти на себя прошла, и Тэнке принял себя таким, какой он есть. Правда, желание летать никуда не делось.
Верес лег на волны спиной и посмотрел в небо. Очень давно он дал себя слово, что он будет там. Неважно, как, но он это сделает. Летающие штуки, которые притащил Лис, оказались для него откровением. Мягким огоньком зажглась надежда. Главное, не упустить этот шанс. Надо только дойти до Астата.
Его рассуждения прервал неожиданный звук. Тэнке встал на ноги и прислушался. Звук повторился. Это был еле слышный плеск. Кто-то ещё находился в воде. Кузнец выполз из озера, схватил штаны и рубашку и посмотрел в сторону огня. С такого расстояния было видно, что Лис сидел у костра, значит, там был кто-то другой. Тэнке пригнулся на всякий случай и оделся. Следопыта он решил пока не звать, вдруг это просто большая рыба или какой-нибудь животное случайно упало в воду и пытается выбраться. Глупо получится, если он из-за этого поднимет переполох.
Плеск прозвучал ближе. Будто кто-то выходил из озера к тому месту, где сидел верес.
- Ну не может же нам так везти каждую ночь, чтобы нарываться постоянно на неприятности, - вздохнув, пробормотал Тэнке и встал, чтобы оглядеться.
В темноте разглядеть что-то в озере было невозможно. Но возвращаться обратно к костру, чтобы взять головешку, было опасно – либо он приведет постороннего в свой дом, и подвергнет опасности друзей, либо неугомонный Лис и Юк увяжутся вслед за Тэнке и спугнут чужака. А если его не поймать, то ночь перестает казаться безопасной.
Плеск раздался снова в зарослях камыша. Кузнец не хотел снова заходить в воду, тем более в одежде, но страх за друзей и за себя, конечно же, толкал его вперед – стремление защитить свою жизнь было важнее мокрых штанов.
Тэнке не взял с собой никакого оружия, когда шел мыться. Сейчас это казалось огромным упущением. Поэтому перед тем, как зайти в озеро, он поднял с земли большой острый камень и взял его в правую руку. «Почувствуй себя дикарем» - вертелось в его голове.
Тэнке прикинул, что в таком месте не могли быть большие хищные рыбы, иначе он не смог бы достать такой улов – в борьбе за конкуренцию рыба не доросла бы до таких размеров. Но ведь в зарослях мог прятаться кто угодно. Сознание подсунуло разговор о змеях, и Тэнке мысленно проклял Лиса, подходя всё ближе к камышам.
Никаких звуков больше он не слышал. Однако ощущение того, что он здесь не один, никуда не делось, а наоборот усилилось, когда верес увидел очертания чего-то большого и плотного среди травы. Подойдя ближе и положив руку на странный предмет, он наупал что-то деревянное. Лодка! Это была лодка. Значит, где-то поблизости человек. И необязательно, что он дружелюбно настроен.
Как только Тэнке подумал об этом, из воды кто-то выпрыгнул, и правое плечо кузнеца разорвалось от неожиданного всплеска боли. Верес разжал руку, и потерял своё единственное оружие - камень опустился на дно. Всё произошло так быстро, что Тэнке растерялся. Нужно было извлечь из тела инородный предмет. Им оказался яркий кусок коралла, заточенный на конце. Тэнке вырвал его из плеча и уже хотел использовать, как оружие, но из-за того, что по руке бежала кровь, коралл выскользнул и пошел на дно вслед за камнем. Тогда верес решил сосредоточиться на нападавшем. Он попытался найти его, но вокруг никого не было, по воде шла рябь, но понять, в каком направлении скрылся человек, было невозможно. В следующую секунду на него снова кто-то набросился, но на этот раз Тэнке успел среагировать и отбросил незнакомца в воду. Он оказался легким. Наверное, это был ребенок или женщина. Нападавший не собирался сдаваться - он накинулся на Тэнке, умудрившись как-то забраться ему на плечи, и начал наносить удары, целясь острыми ногтями в лицо. Верес одной рукой защищал глаза, а второй начал лихорадочно обшаривать карманы в поисках чего-нибудь, что могло помочь в обороне. Тут его рука нащупала леску. Он достал её, развернул и поймал в капкан руку нападавшего. Незнакомец замер.

URL
2015-11-02 в 01:37 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
- Если ты дернешь рукой, - медленно произнес верес, - она останется по другую сторону лески.
Он не был уверен, что объяснит всё правильно, к тому же они могли просто говорить на разных языках, поэтому Тэнке легонько натянул леску и отпустил.
- У меня есть вторая рука, - проговорил исказившийся от боли тоненький голос из темноты.
Но руки незнакомца были безоружны.
Тэнке заметил, что враг собирается вновь нанести удар уже другой свободной рукой и поуже затянул леску. Незнакомец взвыл и уронил руку, не причиняя вредя кузнецу.
- Думаю, мы выяснили, что я сильнее, - с нажимом проговорил верес. - Тебе придется слезть с меня и рассказать, что ты тут делаешь на нашем озере.
- На вашем? Это моё озеро, - обиженно ответил незнакомец, освобождая плечи вереса, - я здесь несколько лет жила.
- Жила, – повторил верес. Значит, на него напала девушка. Что ж надо отдать должное её смелости и ловкости, несмотря на такие маленькие размеры.
Тэнке развернул нападавшую к себе. Девушка была очень красива, и очень напугана. Кузнец не поверил в её напускное безразличие и безграничную решимость. Она выглядела уставшей, и верес расслабился. – Ты, должно быть, замерзла. Сколько ты провела в воде?
- Я могу находиться в воде долгое время.
- С чего бы это?
- Тренировалась, - огрызнулась девушка и уставилась на вереса.
Она смотрела ему в глаза какое-то время, и лицо её постепенно расслабилось – из него ушло упрямство и злоба, мелкие морщинки между бровей разгладились.
- Читаешь меня?
Тэнке подождал, пока она изучит его, затем улыбнулся и выпустил руку девушки из ловушки.
- Ты не боишься, что я нападу на тебя? – спросила она тут же, скрестив руки на груди.
- Нет, ты же уже знаешь, что я смогу тебя одолеть, - простодушно ответил Тэнке. - Лучше я проведу тебя к нашему костру и накормлю. От этого будет больше пользы.
Девушка неуверенно отошла от вереса и дернулась в сторону. Тэнке не пошевелился, он просто стоял и смотрел на неё в упор, уверенный в том, что она достаточно умна, чтобы не пытаться сбежать. И не ошибся. Она, вероятно прикинув свои шансы, поняла, что побег не имеет смысла, и снова подошла к кузнецу:
- А кто там? – спросила она, указывая на огонь.
Конечно, она знала, о чем спрашивает. И Тэнке прекрасно понимал это. Всё говорило о том, что она уже давно находится здесь, а значит, изучила местность до каждой травинки. Но молчать было бы невежливо, и верес принял правила игры, ответив:
- Мои друзья. Они не причинят тебе вреда, если, конечно, ты сама на них не кинешься.
- Я могу есть только рыбу, - вдруг сменила тему девушка, поведя носом по ветру. Запах ухи до сих пор стоял в воздухе, и Тэнке заметил голод в её глазах. Претворяться не было никакого желания, ведь она итак знала, что у них на ужин.
- Пойдем, – и Тэнке подошел к девушке ближе и взял её за руку. Сначала она подумала её одернуть, вспомнив ощущение лески на коже, но потом решительно вложила свою маленькую ладонь в большую руку кузнеца.
Она, как и все в её племени, хорошо видела людей, и знала, кому можно доверять. Для этого стоило просто посмотреть в глаза. А глаза у парня были добрые и заботливые. Она подумала, что зря так погорячилась и вспомнила, что, должно быть, сильно ранила его в плечо. Почему-то от этого стало неловко, и она предложила перевязать рану.
- Ах, черт, да, ты права, - встрепенулся Тэнке, хватаясь за руку. - Подожди, мне нужно найти где-нибудь подорожник.
- Зачем? – удивилась девушка. Они привыкли брать всё необходимое из воды. Про методы лечения травами она слышала, но никогда не применяла их на себе. А сейчас она хотела помочь так, как умела. - Глина со дна быстро поднимет тебя на ноги. Я схожу.
- Постой. А если ты убежишь?
- А смысл? Я устала и действительно хочу есть.
- Ты читаешь с глаз, а я так не могу.
- Если я поверила тебе, значит, и ты мне можешь верить.
- Так, значит, я подожду тебя на берегу?
- Именно.
Тэнке сел на траву и приготовился ждать. Девушка быстро зашла в воду и бесшумно скрылась. Сначала кузнец подумал, что она не вернется, потому что прошло уже минут десять, а она всё не выныривала. Ей же нужно было дышать, подниматься на поверхность? Она же не рыба. Но девушка ни разу не всплывала, и Тэнке сделал вывод, что она давно под водой уплыла в безопасное место. Устав ждать, он решил дойти до лодки. Она ещё стояла на месте. Можно было вытащить её на сушу, ведь девушке всё равно больше не на чем передвигаться по воде. Она должна будет вернуться, если не сейчас, то среди ночи, в надежде, что её мучитель уснул. План был готов, но как только Тэнке начал тянуть лодку на себя, перед его взором предстала девушка, медленно выходящая из воды.
Тэнке тоже вернулся на берег.
На фоне луны незнакомка казалась морской принцессой из сказок. Она что-то несла в руках. Должно быть, это была та самая лечебная глина. Сколько мягкости было в её внешности и плавности в движениях, столько же силы она вложила в то, чтобы резко плюхнуть кусок глины на раненное плечо Тэнке.
- Эй, - взвыл верес, - а полегче нельзя?
- Нет, надо именно так, чтобы глина проникла поглубже, - ответила девушка, втирая лечебную кашицу в рану. - Правда, мне казалось, что я тебя сильнее ранила.
- Ты слишком самонадеянна.
- Нет, это ты слишком быстро выздоравливаешь, - медленно произнесла незнакомка, разглядывая рану.
Тэнке попытался одернуть плечо, но было поздно. Она вцепилась в него своей маленькой ладошкой и просверлила глазами.
- Я вижу, как оно затягивается.
- Тебе кажется, никто этого не может видеть, - ответил Тэнке и оттолкнул девушку.
- Кто ты? – спросила девушка, снова пытаясь заглянуть кузнецу в глаза.
- А ты кто? – начал защищаться Тэнке, отворачиваясь. - За десять минут ни разу из воды не поднялась!
- Я же говорю, тренировалась.
- Конечно! Невозможно так натренироваться, - заметил Тэнке и схватил девушку за подбородок, повернув её лицо к свету луны. Если бы не глаза вереса, он бы и не понял в темноте разницы, но его зрение позволяло заметить отклонения.
- У тебя нет зрачков… Ты… ты – нерта.
Девушка попыталась вывернуться, но Тэнке крепко держал её.
- Да, ты точно нерта. Белые волосы, синие глаза без зрачков.
- Как ты вообще увидел это в темноте?
- Тренировался, - усмехнулся Тэнке.
- Откуда ты знаешь про мой народ?
- Отец рассказывал, - ответил верес, убирая руки от лица девушки. - Он какое-то время жил с нертами. Говорил, что они прекрасны и мягки, как волны. Вот только поселение нерт на востоке. Что ты делаешь так далеко от дома?
- Ты не обычный человек, так ведь? Это долгая история. И я не уверена, что хочу сейчас поделиться ей с тобой.
- Да, ты права, - решил Тэнке, проигнорировав первую половину вопроса, - сначала еда. Пойдем к костру.
Кузнец успел сделать пару шагов по направлению к иве, но понял, что девушка не идет за ним, а стоит с поднятой головой и вроде бы принюхивается.
- У вас зверь.
- Да ладно, ты как будто собак не видела ни разу.
- Видела, но не таких. Это необычная собака, - сказала незнакомка, посмотрев на Тэнке.
- Обычная, поверь, - ответил верес, проверяя, не сползла ли глина, - гоняет за палкой, облизывает лицо, сражается с волками – всё, как у обычных собак.
- И понимает с полуслова.
- Да, нам с Лисом тоже так кажется.
- Это на самом деле так. С лисом? У вас только один зверь.
- Ох, эта тема, похоже, никогда не умрет. Зовут его так – Лис. Он обычный следопыт, на зверя совсем не похож.
- Странное имя.
- У тебя-то какое?
- Лора, - чуть смутившись, произнесла нерта.
- А я Тэнке, - улыбнувшись, ответил верес.

URL
2015-11-02 в 01:38 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 9. Нерты

- Ты в курсе, что мы прошли уже около ста пятидесяти миль. Считай почти четверть пути, - начал издалека орать Лис. Он стоял спиной к Тэнке, копошась в своем вигваме, поэтому не обратил внимания на то, что кузнец вернулся не один. – И если нам повезет, то мы сможем проходить по двадцать - тридцать миль в день, а если найдем лошадей, которых ты, конечно же, не одобряешь, то… - тут Лис развернулся и осекся.
Конечно же, следопыт думал, что Тэнке вернулся один. Девушка двигалась так тихо и легко, перекатывалась, как вода меж камней, что Лис просто не заметил её шагов. Но самое странное, что Юк на неё тоже никак не отреагировал. Следопыт выпрямился и закрыл рот, стараясь сделать вид поприличнее. Но серьезная физиономия никак не получалась. Рот растягивался в улыбке – чем ближе была девушка, чем лучше её можно было разглядеть, - тем красивее она становилась. Может быть, если бы это был кто-нибудь другой, Лис без вопросов набросился бы на него с ножом. Но сейчас рука просто не поднималась.
Джентльмена из себя следопыт никогда не строил, поэтому мог задать любые вопросы, не стесняясь слов.
- Тебе надо чаще раздеваться, если это привлекает девушек, - сказал он, переведя взгляд на Тэнке. - Где ты взял её?
- Ты, значит, Лис? – скорее подтвердила, чем спросила, Лора и подошла к следопыту. Она какое-то время пристально смотрела ему в глаза, потом кивнула каким-то своим мыслям и отошла к костру.
Лис опешил, но быстро пришел в себя, кинув взгляд на Тэнке и догадавшись, кто разболтал секретную информацию.
- Так и есть. Меня так шаман назвал…
- Я знаю твою историю.
- Что, прям всю? – изумился Лис, всё также не отрывая глаз от кузнеца. - Польщен, что ты меня слушаешь хотя бы с третьего раза.
- Не обращай внимания на выходки этого грубияна, - сказала Лора, взяв Тэнке за руку, - у него это от матери.
- Ты же знаешь, что он меня этим не обидит, - ответил Тэнке, покосившись на следопыта.
- Быстро же вы спелись, - шикнул Лис на Тэнке и в изумлении уставился на девушку. - Так ты и мать мою знаешь?
- Нет, но у тебя на лице все написано, - ответила девушка, выпуская кузнеца. Она подошла к иве и продолжила, изучая вещи парней. – Сын бродяги, воспитанный орлами. Вы любите словами побросаться. В будущем тебе за это сильно попадет. Но и повезет не меньше. Твою напористость, может, и не все любят, но всегда отдают ей предпочтение.
- Круто, гадалка, что ли? - воскликнул Лис. Он был скорее удивлен и обрадован невероятными способностями неизвестной красавицы, чем опечален фактом, что она знает что-то лишнее. Следопыту всегда хотелось посмотреть на себя со стороны. Девушка вполне могла этому поспособствовать. Душа парня всегда была нараспашку, поэтому он не боялся, когда её выворачивали наружу, а скорее отдавал дань уважения людям, способным понимать других. - А знаешь, возможно, ты права, - тут Лис вспомнил своего друга, подбежал к нему и схватил за плечи, подталкивая к костру. - А что можешь про нашего тихоню сказать?
Тэнке затаил дыхание. Что если сейчас она всё расскажет Лису? Она ведь знала только о том, что он выздоравливает быстрее обычного. Как он сможет объяснить это? Как следопыт отнесется к нему? А если ей известно большее? Поймет ли она, что он скрывает свою сущность даже от единственного друга? Вон сколько в глазах следопыта прочитала.
- Пока ничего, - ответила Лора, будто прочитав мысли кузнеца. - Но это хорошо, что он может с тобой нормально общаться, вы нужны друг другу.
Тэнке выдохнул. Что правда, то правда. Ещё неделю назад сказал бы кто кузнецу, что у него будет друг, который без объяснений закроет ему спину, Тэнке просто рассмеялся бы тому в лицо. Верес решил сменить тему.
- Ты быстро поймала его манеру разговора, - сказал Тэнке, махнув рукой на Лиса. – Узнала всё по глазам?
- Наблюдательность, - небрежно ответила девушка.
- И проницательность нерты, - добавил Тэнке прежде, чем сообразил, стоило ли это делать. Свои секреты он берег, почему же не смог сберечь чужие?
- Какие такие нерты? – встрепенулся Лис, подходя к девушке. – Это твоё имя?
- Ну спасибо тебе, Тэнке. Лора моё имя.
Тут из-за ивы выпрыгнул пес. Он не залаял на незнакомку, не стремился её прогнать, а просто сел рядом с ней и посмотрел своими большими глазами. Лора тоже присела перед ним на корточки и положила свою руку ему на голову.
- Я знаю, что ты меня понимаешь. Я только хотела спросить, почему ты не рассказал своим хозяевам про меня, ведь ты меня давно учуял.
Пес гавкнул один раз. Парни уже привыкли к тому, что он так общается, и это могло означать только то, что Лора была права. Вот ведь предатель.
- Ты хороший мальчик. Не надо ни в чем себя винить. Ты ведь знал, что я не смогла бы навредить им нарочно.
- Может, ты с нами поговоришь? – спросил Лис. - Это же собака.
- Твоя же собака сам-то наговорился вдоволь. А я таких ни разу не видела, чтобы так людей хорошо понимали.
От напускной осторожности Лоры не осталось и следа, после того, как она увидела Юка. Парни тоже как-то заметно расслабились – они уже привыкли полагаться на своего четвероногого друга в вопросах опасностей окружающего мира. Существовал, конечно, вариант, что она его опоила. Или, может, она смогла его загипнотизировать своими синими глазами. Лис пока не заметил, что у неё не было зрачков, поэтому сильно не удивлялся, но слово – нерта – прочно засело у него в памяти. Знания о новых народах, животных, странах были для него наркотиком. Он старался поглотить весь мир, впитать все его чудеса.
Но Тэнке обратился к Лоре первым:
- Я обещал тебя накормить. У нас осталась уха, можно разогреть её немного, чтобы было вкуснее.
- Спасибо, Тэнке, - сказала Лора, поднимаясь и отпуская Юка, - но я больше люблю холодную рыбу, так что итак сойдет.
Верес выложил последнюю порцию густого супа в тарелку и позвал девушку к столу. За ужином следопыт заметил грязь на руке у Тэнке.
- Слушай, ты вроде мыться ходил, а рука вон вся грязная.
Тэнке взглянул на девушку, и та сразу же опустила глаза.
- Это она тебя так? – спросил Лис, кивая в сторону девушки. - Может, ты поведаешь мне, как вы познакомились хотя бы, пока наша дама занята едой?
Лора вспомнила о тарелке, оставленной на земле, и тут же продолжила трапезу, не поднимая глаз.
Когда, узнав детали, Лис начал спрашивать, почему же Тэнке «дурак такой поперся совсем один», кузнец ответил, что так было безопасней. Но перепалки на эту тему оказалось не избежать. Следопыт топал ногами и кричал, чтобы тот больше так не делал, что он заслужил его доверие, и что ему, в конце концов, обидно узнать, насколько мало кузнец ценит их дружбу. На что верес ответил, что именно потому, что у него, наконец, появился друг, он не хочет подвергать его лишней опасности.
Лора слушала их и потихоньку поднимала глаза. Такие заботливые. Она смотрела на них и улыбалась, не понимая, почему верес не может довериться полностью этому бешеному человеку. Ведь он всегда будет готов помочь ему. Она это знала наверняка, но доказать не могла. Однажды они сами всё поймут.
В итоге, Лис сдался, посмеялся над неуклюжестью друга, сумевшего схватить себе порез - по словам Тэнке он был небольшим – от слабой девушки, и предложил набрать с собой лечебной глины в целях профилактики. Вылазку в озеро они решили отложить на утро.

URL
2015-11-02 в 01:38 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Пока Лис бегал мыть тарелки, Лора подвинулась ближе к кузнецу.
- Я, конечно, не выдам тебя, верес, - начала девушка, когда они с Тэнке остались одни, - но почему ты это скрываешь? Чего ты боишься?
- Я не знаю, Лора. Может, того, как мне доставалось за свои дефекты от своих же собратьев?
- Но ведь он не твоей крови.
- Тем более. Он человек. Он вообще может не понять таких вещей.
- Люди воспринимают всё намного ближе к сердцу, чем ты думаешь, - сказала Лора, сжав руку вереса. – Не такие уж они черствые и холодные, какими ты их себе успел нарисовать.
Тэнке очень хотел ей поверить. Не ради себя, ради Лиса. Он знал, что парень не заслужил такой скрытности, но разве время уже пришло? И, если это ничего не изменит, зачем вообще рассказывать?
Лис вернулся какой-то задумчивый.
- Вода неспокойная, вроде рябит…
Лора бросилась к берегу и опустила руки в воду. Тэнке пошел за ней, сел рядом на корточки. Нерта шептала что-то, потом задышала чаще, слова её запутались, а румянец, который был только на щеках, теперь дошел до рук и ног. Кузнец осторожно положил руку ей на плечо и удивился тому, какая оно горячее.
- С тобой всё в порядке?
- Нет, со мной что-то не так, - ответила Лора и попыталась встать. Но ноги её не держали.
Лис метнулся к ним и вовремя успел поймать девушку до того, как она завалилась на бок. Лоре оттолкнула его руки и прохрипела что-то про озеро.
Тэнке догадался первым, поднял нерту, как пушинку, и понес к воде. Лис носился около вереса, боясь спросить или предложить что-нибудь. Он понятия не имел, что происходит.
- Ты знаешь, как ей помочь? – спросил он, наконец, у Тэнке, когда тот положил девушку в воду. К тому моменту она уже потеряла сознание. Кузнец пытался привести её в чувства, легонько похлопав по щекам, но это не помогло.
- Я – нет, но она же нерта. Вода должна помочь ей.
- Что за нерты такие? – спросил Лис, поддерживая вместе с другом девушку на воде, чтобы она не захлебнулась. - Нельзя было заранее рассказать мне, что она другой расы? Я думал, это что-то типа фамилии.
- Да как ты мог не заметить? У неё же нет зрачков?
- Как это? Она же не должна ничего видеть. Да и как я мог заметить это в темноте. Я хотел спросить, но она всё уходила от ответа и я…
- Ты не виноват. Я тоже должен был подумать. Давай посмотрим, что будет дальше. Главное, чтобы температура тела упала. Нерты почти хладнокровные.
Лис решил больше ничего не спрашивать. Да и какая разница – кто она, какой расы, какого племени – она живая, добрая, светлая. Кем бы она не была, она не заслуживает ничего подобного. Лис хотел, чтобы это побыстрее закончилось, чтобы Лора снова улыбалась и подстегивала его. Ему было тяжело видеть, как она сейчас слаба, поэтому следопыт решил перевести свой взгляд на Тэнке. Тот казался невозмутимым. Кузнец крепко держал Лору за спину одной рукой, не давая ей погрузиться в воду, а вторую руку держал на её шее, проверяя пульс и температуру. На его лице не была и следа той паники, которой так легко поддался Лис.
- Она приходит в себя, - сказал Тэнке через пару минут, повернувшись к Лису.
- Это хорошо, - ответил тот, - но подожди… Как ты это понял?
- Она дышит ровней, пульс замедлился, температура тела падает…
- Может, она только в воде падает.
- Вода – это не просто остужающий фактор, - сказал Тэнке поучительным тоном. - Мы сейчас восстанавливаем её силы. Она родилась в воде. Эта стихия питает её, она, в прямом смысле этой фразы, дает ей жизнь.
Лис только рот открыл. Конечно, он хотел понять Тэнке, но осознал, что ему ничего не известно об этом народе, поэтому все попытки были бесполезны. Он мог только быть здесь и принимать участие в спасении Лоры, но уж никак не раздавать команды и советы.
Лис почувствовал, что кузнец пытается достать девушку из воды.
- Что ты делаешь? – спросил следопыт, хватая друга за руку.
- Она спит. Я положу её в наш шалаш. Ей нужен отдых. А ты пока набери побольше воды из озера, только не кипяти её.

URL
2015-11-02 в 01:41 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лора тяжело вздохнула и перевернулась на бок.
Может, для девушки кровать из листьев могла показаться жестковатой, но больше парни ничего не могли предложить. Лис всё-таки сбегал и набрал немного мягкой травы и постелил на неё свой плащ перед тем, как Тэнке уложил девушку. Но она уже спала и казалась такой уставшей, что, должно быть, ей было не до перин. Взглянув на Лору и удостоверившись, что теперь цвет её лица приобрел характерный бледный оттенок, а дыхание стало спокойным, Тэнке схватил Лиса за руку и вывел из шалаша.
- Я так понимаю, - начал Тэнке, закрывая вход в вигвам большой раскидистой веткой, - если я не расскажу тебе того, что я знаю, ты съешь меня живьем.
- Ты правильно понимаешь, - ответил Лис, устраиваясь на траве. Он похлопал рядом с собой, приглашая кузнеца сесть, но вместо него прибежал Юк и начал наворачивать круги вокруг хозяина.
- Что такое? – заволновался Лис, останавливая пса и кладя ему руку на голову. - Юк?
Пес гавкнул на иву и посмотрел на Лиса грустными глазами. Тэнке понял, в чем суть, и подошел к питомцу:
- Она спит. Но ты можешь её посторожить, если хочешь. Ты ведь не причинишь ей вред?
Пес гавкнул и потихоньку пробрался в шалаш, не сбив ни одной ветки.
- Ну, теперь, она точно поправится, Юк дело знает, - решил, улыбнувшись, Лис и с предвкушением посмотрел на Тэнке. – Ну?
- Хорошо, - начал кузнец, садясь с ним рядом. - Представь себе озеро или пруд со стоячей водой. Его тишину и спокойствие, медленный прохладный блеск, красоту и прозрачность воды. Всё это – нерты. Они прекрасны, рассудительны и спокойны. Они дети воды. Но представь себе горную реку – бурную, стремительную, холодную, обжигающую своими брызгами. Это тоже нерты. В любой момент, если ситуация того требует, они становятся бурной рекой. Не буквально, конечно, хотя кто знает. Вода камень точит.
- Я заметил, как она тебя подточила, - сказал Лис, указывая на плечо, измазанное глиной.
- Да нет, - отмахнулся Тэнке, - я же не об этом вовсе, хотя в воде они сражаются лучше всех, ведь они могут долго находиться на глубине и быстро плавать. Представь их так, как если бы они были самой водой.
- Я бы сказал, что она больше похожа на человека, чем на морское создание, - сказал Лис, смотря на иву. Оттуда не раздавалось ни звука. Видать, Юк не потревожил девушку, или она, и правда, слишком сильно устала, чтобы обращать внимание на что-либо вокруг себя.
- Ты говоришь, что много путешествовал по портам запада, видел разные расы, узнав, что Лора - не человек, т не особо-то удивился. Что не так?
- Просто ты так описываешь поэтично, на тебя не похоже.
- Мне так отец рассказывал, я же сам никогда не встречался до этого с нертами.
- Быстро же ты понял, кто она.
- Ты же любишь птиц. Когда шаман рассказывал тебе, какое оперение у сойки, ты, наверняка, узнавал её в лесу в первого взгляда.
- Да, ты прав. Я обожал рассказы про птиц.
- А мне нравилось слушать своего отца.
Они немного помолчали. Лис понимал, что тема отца болезненна для Тэнке, хоть он и говорил, что это давно прошло. Они были близки с ним. В отличие от остальных придурков с его деревни, отец принимал его таким, какой он есть. Ведь ясно, что с другом что-то было не так. Лис считал Тэнке и его отца заблудившимися людьми. Спрашивать, что-либо ещё о прошлой жизни кузнеца, желание отпало. Тэнке тоже не стремился продолжить разговор. Вместо этого он предложил Лису вскипятить воду на чай, а сам решил проверить Лору. Недалеко от ивы он обнаружил мелису и пару ромашек. «Их тоже можно добавить в отвар, - решил Тэнке, - они успокоят нервы».
Когда Тэнке вернулся, вода уже начинала закипать. Лис молча взял у кузнеца ветки мелисы и начал обдирать листочки. Он уже видел, как это делал Тэнке, и решил помочь.
Верес с благодарностью посмотрел на Лиса и, заметив следы усталости на его лице, предложил ему выпить чаю и пойти отдохнуть. На что тот замотал головой и ответил, что будет караулить первым.
- Успокойся - начал Тэнке, - зря ты так переволновался, тебе надо отдохнуть не меньше, чем ей.
- Я останусь сторожить. Юк будет со мной, а ты иди спи. Ты не только устал, ты ещё и ранен, не спорь. А мы с этим лохматым весь вечер прохлаждались, так что тебе нужен отдых.
- Ну ладно, но потом я тебя сменю.

URL
2015-11-02 в 01:42 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Зайти в шалаш Тэнке не отважился – некультурно как-то мешать спать даме. Поэтому он просто лег рядом со входом в импровизированный дом поближе к костру, чтобы не замерзнуть. Лис снова принялся строгать себе древки для стрел. Похоже, что это занятие его успокаивало. Юк так и не выбрался из шалаша, чтобы поддержать своего хозяина, и продолжал охранять Лору. Вроде все находились на своих местах, и можно было спокойно отключиться. Как только мысли перестали метаться в голове кузнеца, словно ветер Вессы, он уснул.
Первое, что почувствовал Тэнке, открыв глаза, это запах мелисы. Похоже, Лис снова сбегал за водой и заварил чай. Что ж, он был как раз кстати.
Верес встал, отряхнулся от травы и потянулся. Он даже выспался, несмотря на то, что устал прилично, а поспал так мало. Но настроение у него однозначно улучшилось после отдыха. Кузнец подошел к вигваму, в надежде на положительные изменения. Заглядывать внутрь он, конечно, не решился, но услышал, что Лора дышит ровно и спокойно, а это само по себе не могло не радовать.
Лис оторвался от кастрюли и позвал друга выпить с ним чаю.
- Неужели ты уже выспался? Или решил меня пожалеть? Если так, то не стоило, я могу ещё подежурить.
- Оу, Лис, - ответил Тэнке, поднимая руки в знак того, что сдается, - не стоит так нападать, все нормально, я действительно хорошо поспал. Чего и тебе советую. Выпьешь чай и иди отдыхай.
- Поэт, блин. Но ты прав, я уже с ног валюсь, так что сильно спорить не буду.
С этими словами Лис отложил свой маленький нож и потянулся за стаканами. Тэнке их забрал и сам налил им чаю, потому что следопыт уже начинал засыпать сидя.
Лис опрокинул напиток горячим, пожаловавшись на отсутствие сахара. Тэнке же наоборот сразу пить не стал, а подождал, пока чай немного остынет.
Минут через десять, после того, как Лис погрузился в сон, верес услышал шум из шалаша. Он подумал сначала, что это Юк, но ошибся. Лора аккуратно выбралась наружу и, пошатываясь, дошла до костра.
- Не могу больше валяться без дела, - сказала она, плюхнувшись рядом с Тэнке. – Нервная слишком. Холодные нерты должны быть невозмутимы, - сказала Лора и скорчила грозную гримасу.
Тэнке это позабавило:
- Значит, не сильно-то ты на нерту похожа.
- Как и ты на человека, - Лора просто улыбнулась ему и тронула за раненное плечо. - Сильно болит?
- Уже почти не болит, - Тэнке накрыл её руку своей и мягко снял с больного плеча. - Просто обидно, что обе руки пострадали. Боюсь, что не смогу пару дней поднять тебя, если ты снова отрубишься.
И верес изобразил отъявленного качающегося пьяницу. Лора отвесила ему подзатыльник:
- Очень смешно. Кстати, мне нужно мое лекарство.
- Траву от похмелья не держим, но у меня есть успокаивающий нервы чай. Как раз только что с огня.
- Помни, кто я, Тэнке. Горячий чай – это не то, что мне поможет. Но я не откажусь подождать, пока он остынет, а пока мне и самой нужно охладиться.
И Лора пошла к озеру, а Тэнке вытянулся на земле.
Иногда ему казалось, что даже в жилах у этих существ течет вода, но он понимал, что это не так. Просто их кровь светлее и холоднее. Будто вересов ничего не отличает от людей? Кости легче, но не менее прочные; давление не скачет на перепадах высот. Всё это было и у него, но пока казалось бесполезным приобретением, как хвост или третий глаз. Может, Тэнке и хотел быть особенным, но уж точно не в этом смысле. Как это? Родиться с мечтой о небе и быть брошенным на землю?
Из раздумий кузнеца вывел тихий плеск.
- Я подумала, что подкрадываться не хорошо. Заметила, что ты занят чем-то своим, и решила тебя не пугать, поэтому вышло так шумно.
- Ты меня уже хорошо изучила, - заметил Тэнке, внимательно посмотрев на девушку.
- Хочется в это верить, - сказала Лора и села рядом. Её легкое платье было мокрым, но кожа и волосы были совершенно сухими. Верес хотел спросить об этом, но быстро сообразил, что для нерт это должно быть нормой. Ведь они сами – вода.
- До нашей встречи я думала, что достаточно быстра и сильна, но ты меня разубедил…
- Я вовсе не хотел причинять тебе… - начал было Тэнке, но Лора его перебила.
- Нет, погоди, послушай. Я ни в чем тебя не виню. Это меня погнала нелегкая на восток.
- Ты идешь на восток? Как далеко?
- Ну, не совсем на восток. Скорее на юг. Я буду двигаться вдоль Нарги, а она течет на восток, потом заворачивает к океану. Я возвращаюсь домой, Тэнке.
- Если твой дом так далеко, то что ты делаешь здесь? Ты бежала?
- Нет, вовсе нет. Я бы хотела жить со своим народом, в отличие от тебя. Ведь твоя родина – Весса?
Тэнке по привычке настороженно притих.
- Можешь не притворяться удивленным, верес. Эти полосы на руках, это быстрое заживление. Я только не могу понять, почему у тебя пять пальцев. Я поначалу считала, что ошиблась. Но теперь знаю, что была права. Три расы собрались здесь, кто бы мог подумать, - земли, воды и ветра.
- Ну, я, скорее, к земле отношусь. Верес, который прочно стоит на ногах.
- Это как живой труп. Разве такое возможно?
- У каждого из нас своя цель путешествия. Но я иду не один только по той причине, что у нас с Лисом одна несбыточная мечта на двоих - летать. А я, Лора, увы, не летаю.
- В каком смысле? Совсем? Ты что-то повредил? Несчастный случай?
- Нет, я никогда не летал, я просто не могу. Я пробовал уже столько раз, но всё было бесполезно, пока я не встретил Лиса. У него есть идея. Я покажу тебе.

URL
2015-11-02 в 01:43 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
С этими словами Тэнке подошел к шалашу и достал сумку следопыта. Маленький летательный аппарат уже мог бы узнавать вереса по запаху, так часто он изучал его. Кузнец не боялся показать его Лоре, вряд ли морской девушке может понадобиться такая штука.
- Смотри, - начал Тэнке, присаживаясь рядом с нертой и протягивая ей металлический предмет, - только аккуратно.
- Что это? Какая-то игрушка?
- Может быть. А может, то, что позволит мне оторваться от земли.
Тэнке осторожно взял штуковину и капнул в небольшой отсек масло. Аппарат зафыркал и начал медленно подниматься вверх. Лора тоже медленно поднималась вслед за диковинкой. Если бы эта вещь была живой, нерта, наверняка, поняла бы, что она из себя представляет, потому что смогла бы увидеть её душу. Но у металла нет души, только красивый каркас. И этот пустой каркас мог летать. А живой Тэнке, с душой птицы, не мог. Лора сразу поняла, в чем тут дело и повернулась к вересу.
- Ты идешь в Астат за этим?
- Да, - ответил Тэнке и поймал аппарат. Он подождал немного, пока тот перестанет пыхтеть, и положил его в сумку. Посмотрев на пузырек с маслом, верес решил показать его Лоре - может, она узнала бы состав, и тогда он смог бы повторить его или хотя бы попытаться найти ингредиенты. Тэнке протянул девушке пузырек и спросил:
- Ты когда-нибудь видела что-нибудь подобное?
- Баночку или содержимое? – попробовала пошутить Лора.
- Да брось, ты же поняла, о чем я.
- Конечно, поняла. Я могу открыть? Может, я узнаю запах.
- Давай, только не пролей, Лис мне голову открутит за эту штуку.
Нерта открыла баночку. Конечно, Тэнке и сам пытался уловить запах, но, несмотря на то, что у вересов обоняние было достаточно чутким, он не смог понять, что там было намешано. Лора же почти сразу сказала, что один из компонентов кажется ей знакомым. Однозначно он принадлежал живому существу, может, жир животного или моча, или возможно кровь. Но какое это существо, она не могла сказать. Запах был совсем слабым, остальные составляющие почти заглушили его. Лора смогла его почувствовать лишь потому, что у него могла остаться крохотная часть души.
- Это интересно. Если бы знать, какое животное для этого годиться, можно было бы попробовать найти его.
- Извини, Тэнке, я больше ничего не могу сказать.
- Я понимаю, ты итак много уже сказала. Мы ведь совсем ничего не знали, да и, если честно, мне кажется, что Лис просто пер вперед, не интересуясь такими незначительными деталями. Его дело – следы.
- Да, он должен хорошо знать землю. Так же, как мы воду. Не представляю, что бы я делала, если бы не могла плавать, - заметила Лора, грустно посмотрев на Тэнке. Но затем решила сменить тему. - Знаешь, верес, ведь это вода сообщила, что мне пора домой. Я жила на этом озере, чтобы иметь возможность общаться со своей семьей.
- Ты жила здесь одна?
- Нет, с мужем. Он тоже нерта.
- С ним что-то случилось?
- Послушай, Тэнке. Что бы тебе не говорили, я знаю правду. За океаном идет война.
- Какая война? Неужели никто из наших не знал бы об этом?
- Так уж вышло, что почти никто не знает. Да и разве в вашей деревне обсуждают внешнюю политику? Ты сам-то интересовался тем, что происходит в других странах?
Тэнке задумался и понял, что это для него никогда не имело значения. Он жил, думая лишь о том, как бы не нарваться на неприятности. Его радостью была кузница да скала с воздушной подушкой. Наверное, это эгоистично - не задумываться о том, что происходит вокруг? Но с другой стороны, может, если бы он не был калекой, то больше думал бы о других? Неужели он так привык жалеть себя?
А Лора продолжила:
- Вижу, что я права. Это не просто склока между деревнями или племенами. Это война уже собрала много народов и рас, столько крови уже пролито. Хорошо лишь то, что пока в армию идут только добровольцы. Но это и хуже всего. Мой брат… - она отвернулась от вереса и всхлипнула, - мой брат ушел туда. Сказал, что хочет быть мужчиной, хочет защитить наш народ, если война перекинется через океан. Но он был совсем ещё ребенком, младше, чем ты сейчас. Я так переживала, от него полгода не было вестей. Мой муж не выдержал и пошел вслед за братом, пообещав найти его и привести домой.
Нерта вздохнула, и Тэнке начал нервничать. Как могло произойти, что где-то проливается кровь невинных людей, а никто не знает об этом? Насколько люди и вересы могут быть равнодушны к судьбам мира? Сколько горя пришлось хлебнуть слабой девушке? «Пусть она скажет, что все закончилось хорошо», - думал верес и не хотел слышать продолжения.
Но Лора повернулась к нему и продолжила:
- Прошел год. Я осталась здесь, потому что муж не хотел, чтобы я подвергала себя опасности, находясь поблизости от военных действий. В любой момент мой народ мог связаться со мной и раньше этого было достаточно. Но со временем, сигналы поступали всё реже и те, что я могла принять, были искаженными. Вскоре я смогла уловить лишь некоторые фразы. И недавно я узнала от отца, что кто-то вернулся, но я не поняла кто. Может, муж, а может, брат. Одно я знаю точно – кто бы это ни был, он сильно пострадал. И он пришел один, понимаешь, только один смог вернуться. Это было последнее, что я услышала. И с тех пор я больше не могла сидеть, сложа руки. Я сама сделала эту лодку, она прочная и легкая. По горной Нарге она меня быстро доставит до дома.
Тэнке переварил услышанное и долгое время не знал, что сказать, но отпускать девушку в опасное путешествие одну, ему точно не улыбалось. Поэтому он спросил:
- Ты сможешь править одна?
- Думаю, да, - ответила Лора и, немного подумав, добавила, - правда, я плавала на ней только в тихой воде. Река идет на восток сплошным бурным потоком, только после того, как она повернет на юг, она станет тише. Мне бы добраться до этого места, а дальше уже не сложно.
- Лора, у меня идея. Мы ведь тоже идем на восток. Что если мы поплывем вместе? Твоя лодка выдержит четверых?
- Вас же двое.
- А Юк как же?
- Да он почти ничего не весит.
- Но он такой же член команды.
- Согласна. Лодка должна выдержать. Поверь мне, нерты знают в этом толк. В принципе, я не против того, что мы поплывем вместе. К тому же, для лодки будет хорошо, если она будет больше нагружена – меньше будет болтать на поворотах.
- Тогда решено. Когда ты хочешь отбывать?
В это время проснулся Лис и решил сходить по нужде. Первое, что он услышал, была фраза про какую-то команду. Он пропустил её мимо ушей, надеясь, что, когда мозги встанут на место, ему всё объяснят. Но последующая фраза прочно вцепилась в мозг, заставляя побыстрее очнуться. Ждать объяснений на эту тему следопыт отказался и решил вклиниться в разговор. Он был уверен, что спросонья ходил, как бык, а не как тихая кошка, так что никак не ожидал, что парочка напугается его появления.
- Куда отбывать?
Тэнке и Лора резко обернулись.
- Утро доброе, Лис. Давно ты здесь?
В полусонном состоянии не отвлечься было сложно, но следопыт смог.
- Куда отбывать? Мы меняем маршрут?
- Нет. Мы берем попутчика, - ответил Тэнке.
- И теперь вы путешествуете вплавь, - добавила Лора и направилась к озеру.

URL
2015-11-02 в 01:43 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 10. Видение

- Иногда мне кажется, что мы вообще не движемся, - сказал следопыт, убирая руку со лба.
Было ранее утро, но путники уже проплыли около шести миль по озеру, продолжая своё путешествие. Солнце светило в лицо, отражаясь от воды, и мешало разглядеть хоть что-нибудь. Впрочем, мешало оно только парням, Лора все видела прекрасно, потому что смотрела в основном на воду.
- Да ладно тебе, Лис, не будь букой, - отозвалась девушка, не сводя глаз с водной глади. - Мы просто пока плывем по озеру, как только попадем в русло реки, всё круто изменится, поверь мне.
- Я так медленно ещё не передвигался. А хуже всего то, что в воде я не могу так хорошо ориентироваться, как на земле.
- Как раз на этот случай у нас есть Лора, - ответил Тэнке, посмотрев на девушку.
А Лора вот уже несколько часов не поднимала глаза. Примерно в это время она обычно получала сообщения от своих родных. Но на этот раз, сколько бы она не вглядывалась и не прислушивалась, все было напрасно. Она несколько раз опускала руку в воду, потом поднимала её к уху, в надежде, что так будет эффект получше. В детстве она могла слушать только так, это потом её восприимчивость обострилась. Но и такая изворотливость не помогала. Парни видели, что девушка в отчаянии, но не знали, что могут сделать в такой ситуации, ведь вода – это не их стихия.
Верес пытался прислушаться к ветру, но тот и прежде не говорил с ним, с чего бы начал сейчас? А Лис только и делал, что строил кислую мину. Правда иногда его настроение поднималось, когда мимо проплывала какая-нибудь забавная рыбеха. Тогда он принимался ловить её руками. Тэнке подумал было, что это как-то по-детски, ведь следопыт наверняка должен осознавать, что стоя в воде, а не проплывая мимо, у него было бы больше шансов что-нибудь добыть, но друга не хотелось расстраивать резким словом. Пусть занимается, чем хочет, главное, чтобы не перевернул кораблик. Лис и сам понимал, что только дурачится. Тяжело быть активным, когда ты зажат в маленькой лодке с собакой и двумя попутчиками.
- Надо было взять хотя бы пару веток, чтобы древки выточить, - наконец сказал Лис, вытирая руки о свой плащ.
Погода была отличная, так что в верхней одежде нужды не было, поэтому плащ бесцельно валялся в лодке. Под него парни сложили фляги с водой, чтобы она не нагревалась от солнца. Но самое забавное было в том, что все использовали его в качестве полотенца, и, если бы Лис не был бы так радушен и дружелюбен, вряд ли он позволил бы так обходиться со своей вещью. Возможно, немного обидно ему было лишь за то, что Тэнке даже не спросил, может ли он тоже вытереть руки о плащ, а просто сделал это. Но после первого раза волна понеслась, и за весь день половина плаща несколько раз успела высохнуть и намокнуть заново. Только у Лоры руки никогда не были мокрыми.
Озеро казалось бесконечным. Когда стало вечереть, играть в города надоело, потому что верес практически нигде не был, а значит, и не считал нужным запоминать слова, которые ему по жизни не пригодятся. А Лис не мог выиграть у Лоры потому, что знал города запада, а она – юга, так что никто из них ни разу не крикнул что-нибудь типа: я хотела назвать этот город. Дополнительным положительным аспектом для каждого было то, что никто из них не мог доказать реальность этих названий, ведь они никак не соприкасались. Города, выросшие вдоль рек, казались следопыту однотипными, а названия их - одинаковыми, потому что все были так или иначе связаны с водой. Но теперь он понял, что ошибался. Городов было много, и все начинались и заканчивались на разные буквы. Но и лесных городков было достаточно. К тому же, путешествуя по горам, следопыт набрался названий горных поселений.
В итоге голод взял своё, и ближе к закату друзья прекратили дебаты и решили добыть немного еды. Но, подумав о том, что только Лора может съесть сырую рыбу, парни растерялись. Пока у них была возможность пристать к берегу, и они решили устроить себе последний ночлег на земле перед долгим плаванием по Нарге.
- Судя по тому, как ссужается озеро… - начала было Лора.
- Да о чем ты? Оно бескрайнее, ничего оно не ссужается, - перебил её Лис.
- И все же оно ссужается. Так вот, это значит, что через пару миль оно превратится в реку. Горы впереди ты тоже должен видеть. Тебе, как следопыту, наверняка, понятно, что мы сейчас на склоне…
- Конечно, понятно, - осторожно подтвердил Лис. - Тут и трава не так растет…
Верес подтянул лодку и подошел к попутчикам.
- Ладно, хватит, выпендриваться, - остановил он их, - ты мастер на земле, - и положил руку на плечо Лису, - а ты – на воде, - и положил вторую на плечо Лоре, - с этим никто не поспорит. Но сейчас мы успокоимся и бросим все силы на то, чтобы мастер кухни, то есть я, смог приготовить что-нибудь пожрать. И вообще я удивлен тем, что Лис не заговорил об этом первым, ты же всегда у нас самый голодный.
- Ты прав, дружище, - отозвался следопыт и похлопал вереса по руке. Затем медленно снял ее с плеча и посмотрел на Лору. - Простите, мадам, но я должен откланяться, дабы подстрелить какую-нибудь дичь на ужин.
- В таком случае, господин, - не осталась та в долгу, - я схожу и наловлю нам рыбы.
- А я тогда пошел за дровами и травами, - хлопнул в ладоши верес. - За лодкой, я так понимаю, остается смотреть Лора.
- Юка я беру с собой, он нам быстро пару кроликов отыщет, правда брат? – сказал Лис и, присев рядом с псом, потрепал того по голове.
Пес радостно отозвался заливистым лаем, прыгнул на хозяина и начал облизывать ему лицо. Долго это не продлилось, потому что на это всё грозно посмотрел верес, и Лис понял, что игры могут подождать, а голодные животы – нет.
В итоге все разбежались в разные стороны.
Лора ловила рыбу руками. И хорошо, что Лис не видел этого, иначе их соперничество снова обострилось бы. Ведь следопыт тоже мог рыбачить подобным образом, но в разы медленнее. Однако и нерте было нечего противопоставить его стрелам. С чего они решили меряться дубинами, Тэнке понять не мог, но и не пытался особо вникнуть. Когда до него дошло, что их надо разделить и занять чем-то, мысль о еде пришла сама собой, и, конечно, все её поддержали. Сейчас, гуляя по лесу в поисках дров, верес с улыбкой думал о своих друзьях. Лора странная, быть может, но надежная. По крайней мере, кузнец хотел верить в это. Должно быть, следопыт разбаловал его, приучив доверять людям. Лис, которого так много и в гневе, и в радости, заменял сразу несколько людей, а уж спокойных вересов и холодных нерт в него бы поместилось пара десятков.
Мысленно листая поваренную книгу, Тэнке думал о том, что к рыбе отлично подошел бы укроп, а к мясу петрушка, но так повезти не могло. Найдя дикий чеснок, верес сразу решил, что сегодня победит мясо. Рыба без укропа будет не такой душистой, но это ничего, ведь и Лис и Лора, несмотря на их разногласия, слишком сильно её любят, а значит, им хватит и соли в качестве приправы.
Когда кузнец вернулся, нерта ещё рыбачила, а Лис ещё был в лесу. До заката оставалось чуть больше часа. За это время он должен был развести костер и вскипятить воду на чай. Собранные до этого листья мяты были как нельзя кстати, ведь Тэнке не смог найти ничего подобного в этой части леса. На самом деле он уже давно мечтал о том, чтобы им попалась дикая вишня или малина. Слишком давно он не пил отвар из ягод.

URL
2015-11-02 в 01:44 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
О появлении следопыта сообщил Юк. Он первым выбежал из кустов. Верес ждал, что тот разразится радостным визгом, но в зубах у зверя была какая-то маленькая зверушка, которую тот совершенно не хотел выпускать изо рта.
- Чувствую мяту, - заорал Лис, - не рановато для чая?
- Ты же знаешь, что Лора не пьет горячее.
- Точно, - ответил Лис, подходя к кузнецу и снимая с плеча добычу. – Что угодно, лишь бы снова не пришлось топить её в ледяной воде.
- Да ладно тебе, признайся, что ты до сих пор волнуешься за неё.
- Давай я лучше признаюсь, что принес на ужин, - уклонился Лис и поднял тушки над головой. - Сегодня в меню птицы и звери. Вот, например, две дикие утки и три зайца, думаю, всем хватит.
- С моей-то рыбой точно, - никто не заметил, как к костру подошла Лора. В руке она держала восемь больших рыб, размером с предплечье. Как вообще её тоненькие ручки могли не сломаться под такой ношей?
Лис сразу поник головой. Тэнке решил спасти ситуацию и сказал, что нерта ловила все в одной стихии, а следопыт умудрился достать еду из воздуха и земли. Это помогло. Настроение Лиса улучшилось, и он, молча, улыбнувшись, сел помогать Тэнке разделывать тушки. Лора пропустила эту тираду мимо ушей, бросила рыбу и пошла искать палочки, на которые можно было насадить улов и хорошенько поджарить.
Когда еда уже готовилась на костре, Юк пробежал мимо кастрюли с чаем и чуть не свалил её, за что был выгнан изо стола, пусть и импровизированного.
- Сколько мы проплыли, - поинтересовался Лис, - ну хотя бы примерно?
- Думаю, миль двадцать пять, - отозвался Тэнке, - может двадцать шесть.
- Почти двадцать восемь миль, но, если хотите, я могу сказать точнее, - начала Лора, но тут же остановилась, поймав на себе пристальный взгляд Лиса. – Хотя, это, безусловно, ни к чему, - добавила она, поперхнувшись. - Сейчас мы движемся медленно, но дальше без лодки никак, а тащить её за собой по земле было бы ещё медленнее. Нарга нас хорошо погонит. Мы можем за день преодолеть больше шестидесяти миль, если будем осторожны.
- Собственно, торопишься из нас только ты, - сказал следопыт.
- При этом только она знает, как проплыть по горной реке без проблем, - отозвался Тэнке, переворачивая утку. - Не думаю, что Лора позволит нам утонуть, не до какой же степени она спешит, - и верес поднял глаза на девушку.
- Я обязана добраться до дома живой, - ответила та, улыбнувшись. - Может, им понадобится моя помощь и сила.
- Кстати, по твоей глубоководной почте ничего не приходило?
- Нет. Я могу только надеяться, что меня дождутся.
- Хорошо, когда тебя кто-то ждет. Вот нас с Лисом ничего не держало дома, я даже не знаю, вернусь ли туда когда-нибудь, но и не грущу по этому поводу. Несмотря на то, что мы каждый день проходим много миль, я отдыхаю. Дома, я не мог надышаться.
- Это ты мятой с чесноком надышался, друг, - серьезно заметил Лис, - скажи «спасибо», что никто воздух не испортил, - и начал хохотать. За ним начал смеяться Тэнке, а потом и Лора. Солнце уже село, и на фоне огня лица спутников казались мягкими и теплыми, как раз такими, с которыми можно посмеяться от души. Верес не любил разглагольствовать на такие темы, но с недавних пор он хотел говорить обо всем. Наверное, этот лесной болтун заразил его. А холодная нерта, казалось, итак все понимала, без слов, поэтому скрывать что-то от неё было бесполезно.
Когда с ужином было покончено, четыре рыбы осталась недоеденными. Нерта решила оставить их на утро, накрыв большим листом лопуха и положив на большой камень у озера.

URL
2015-11-02 в 01:44 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Утром парни не досчитались Лоры. Первым проснулся Лис и, когда понял, что на эту ночь они никого не оставили караулить их бренные тела, не на шутку испугался и решил удостовериться, что все живы. Он приподнялся и огляделся.
Тэнке спал, завернувшись в свой светлый короткий плащ, именуемый курткой, которая за время путешествия уже вся покрылась зелеными пятнами от травы. Его лицо было полностью расслаблено, но следопыт знал, что, если он попытается коснуться друга, тот сразу же проснется.
Справа от костра под деревом должна была лежать нерта, но её там не было. Вещи девушки при этом лежали на месте.
Лис резко встал.
Юк поднял голову, почувствовав, что его хозяин чем-то встревожен. Но следопыт не хотел преждевременно будить Тэнке, поэтому прислонил палец к губам и шикнул на пса, чтобы он помалкивал. Юк тихо проскулил и опустил голову на землю.
Лис решил, что девушка вполне могла пойти в туалет, а значит, надо просто немного подождать, и она вернется. Но, когда через полчаса Лора так и не появилась, парень начал бить тревогу.
Осмотревшись вокруг, следопыт предположил, что девушка могла пойти на озеро. Уж что-что, а в воде она, наверняка, может бесконечно плескаться. Но, не найдя нерту и там, Лис решил вернуться и разбудить Тэнке.
Возвращаясь обратно к костру, следопыт заметил, что кузнец уже встал и пытается отряхнуть куртку от травы.
- Утро доброе, - буркнул Тэнке, ещё не проснувшись как следует.
- Не знаю, такое ли оно доброе, - отозвался Лис, почесав затылок.
- Что-то случилось? – спросил Тэнке, медленно поворачиваясь к другу.
- Мы потеряли Лору, - выдал следопыт, разведя руки в стороны.
- В каком смысле?
- Во всяком.
Тэнке принялся оглядываться по сторонам, но нигде не видел нерты.
- На озере искал?
- Да, но в воду не заходил.
- Ладно, я найду её.
- Как?
- Глазами! – огрызнулся Тэнке и пошел к озеру.
Верес был уверен, что нерта там. Он не мог этого объяснить, но будто какое-то неведомое чувство тянуло его в сторону камышей. Поэтому он пошел направо, а Лиса отправил налево, на всякий случай. Тэнке пришлось снять куртку и по пояс зайти в воду, чтобы добраться до растительности. Хоть волчьи раны уже почти затянулись, рубашку кузнец снять не мог – под ней он прятал повязку с глиной на правом плече.
Тэнке прошерстил все заросли, но девушки нигде не было. Тогда он отплыл на пару десятков метров от камышей, чтобы ноги не касались земли, и окунул голову в воду, в надежде, что зрение вереса поможет ему найти ответ.
На другой стороне Лис принялся стаскивать с себя одежду. Он не хотел плыть всю дорогу мокрым, и ему ничего не мешало снять рубашку и штаны. На самом деле он надеялся, что Тэнке найдет Лору первой, хоть и сам переживал за нее не меньше. Вот же понесла нелегкая её куда-то в такую рань. «Хоть бы предупредила, - думал Лис, одновременно ругая и жалея девушку, - мы же, вроде как, команда». Вода была прохладной, а Лис ненавидел холод. Хорошо, что озеро было пресным и не резало глаза. Чертыхаясь и отплевываясь, следопыт все дальше отплывал от берега. За ним, семеня под водой лапами, следовал верный пес.
Тэнке, и правда, нашел Лору первой в восьмидесяти метрах от камышей, она лежала на дне с закрытыми глазами. Первое, о чем подумал верес: она может ещё быть живой. Вторая мысль резанула сильнее ножа – а вдруг нерты умирают вот так, в воде, превращаясь в глину? И Тэнке погрузился в воду.
Как только он прикоснулся к Лоре, она резко открыла глаза, чем не на шутку напугала вереса, и он от неожиданности открыл рот и набрал воды в легкие. Так что в итоге девушке пришлось спасать своего героя. Она легко подхватила вереса в воде за рубашку и потащила к берегу.
Когда она проплывала мимо камышей, она заметила, что Лис тоже плескается в озере. Вероятно, они оба потеряли её утром и бросились искать. Да уж, тяжело найти нерту, валяющуюся на дне. В конце концов, расстояние между ними было не таким уж и большим – метров триста, поэтому Лора, не подумав, крикнула Лису, чтобы он плыл к берегу. Нерта бы точно все услышала, находясь в воде, а обычный человек мог и не уловить. Но на помощь следопыту пришел Юк. Он услышал Лору и залаял на хозяина. Тот повернулся и увидел, что Юк возвращается на берег. При этом он заметил, что кто-то плывет в воде по направлению к берегу со стороны камышей, и сразу понял, что Тэнке справился. Увидев, что фигура в воде что-то тащит, Лис решил поплыть не к берегу, а по направлению к другу.
Тэнке плыл слишком медленно, и Лис подумал, что, должно быть, с Лорой что-то случилось, поэтому решил побыстрее добраться до них и помочь кузнецу. Каково же было его удивление, когда, подплывая ближе, он увидел, что это Лора тащит недвижимое тело Тэнке.
До берега им оставалось около 50 метров, они уже миновали камыши. А Лис в это время старался все силы бросить на то, чтобы как можно быстрее добраться до друзей и выяснить, в чем дело.
Достигнув, наконец, своей цели, следопыт перехватил Тэнке у девушки и, вытащив его на берег, посадил на землю и с оттяжкой хлопнул по спине.
И ничего не произошло.
Только Лис собрался повторить и замахнулся ладонью во второй раз, как Лора схватила его за руку.
- Ты с ума сошла?! – заорал следопыт. - Нам нужно освободить его легкие от воды. Отпусти меня.
- Подожди, он не задохнется, - властно произнесла Лора. - Лис, пока он не слышит, я должна сказать тебе что-то очень важное.
- Говори быстрее, неужели это важнее, чем спасти ему жизнь?
- Как раз об этом я и говорю. Тэнке грозит опасность. И она реальна, но она не от воды. Ты должен лучше за ним присматривать. У меня было видение…
- Что бы это ни значило, сейчас важнее, чтобы он снова начал дышать.
Лора опустила руку Лиса на землю и дотронулась до груди Тэнке. Верес тут же дернулся и начал откашливать воду.
- С ним все будет в порядке. Но, когда меня не будет рядом, обещай мне, что будешь более внимателен. Я не смогу помочь.
Лис какое-то время просто смотрел на Тэнке во все глаза. Он понимал, что Лора каким-то непостижимым образом сейчас спасла его друга, просто прикоснувшись к нему рукой. Это было удивительно, но до следопыта медленно начал доходить смысл предупреждения нерты.
- Что значит, когда тебя не будет рядом? Какая опасность?
- Я больше не могу ничего сказать, - тихо произнесла Лора и пошла к костру. – Его надо согреть.
Тэнке продолжал кашлять, но обрывки фраз все же доходили до него.
- О чем это…вы…тут…говорили?
- О том, что не надо одному заплывать за буйки! Это слишком опасно, - не удержался Лис и отвесил другу подзатыльник.
- Эй, я ещё даже не всю воду вылил из себя…, - заорал Тэнке и снова закашлялся.
- Так сходи в кусты и вылей оставшуюся, - решил разрядить обстановку Лис.
- Я поставила греться чай, - сказала Лора, возвращаясь к парням. Она протянула Лису его плащ, но тот не стал одеваться сам, а закутал в него своего друга, надев сверху ещё и куртку, которую тот бросил перед тем, как зайти в озеро.
- У нас осталась рыба, - продолжала нерта. - Предлагаю разогреть её над костром, позавтракать и отправиться в путь. Скоро Нарга понесет нас быстрее любых лошадей.
- Ненавижу лошадей, - улыбнувшись, сказал Тэнке и, опираясь на надежную руку Лиса, побрел к костру.

URL
2015-11-02 в 01:45 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 11. Нарга

До реки, по подсчетам Лоры, оставалось шесть миль. За последние полчаса даже парни ощутили, что лодка начала набирать скорость. Перед тем, как отправиться в дальнее плавание, нерта всем раздала по крепким длинным палкам, чтобы была возможность отталкиваться от камней и поворачивать лодку на случай, если нерта сама не успеет среагировать.
- На участках пути, где течение будет особенно бурным, - говорила Лора, - одними веслами не управиться.
На восток Нарга простиралась на 180 миль, потом круто поворачивала на юг. Самые опасные пороги должны были находиться на восточном отрезке. Лора уже давно не была здесь и подозревала, что течение может немного измениться, русло может где-то расшириться, а где-то наоборот стать слишком узким за счет камнепада, но она легко читала реку и надеялась, что им удастся избежать серьезных катастроф.
Веслами орудовал Тэнке, а Лора, конечно же, была рулевым.
Спасало пока и то, что не было дождя. Уровень реки мог бы непредсказуемо подняться, и Лоре пришлось бы перестраиваться. Но погода была тихая, солнце пока тоже пекло не слишком сильно, и единственное, что иногда раздражало путников, так это Юк, который постоянно охотился на проплывающих мимо рыб и так и норовил перевернуть суденышко.
Лису пока занятия не нашлось, поэтому он дождался, пока пес угомонится, и притянул его к себе, обнимая за бока. Так они и сидели какое-то время, пока Юк не уснул.
В первые десять миль в русле реки скорость, конечно, возросла, но оставалась на одном уровне. Лис даже расслабился:
- Ты говорила, что мы со скоростью ветра преодолеем Наргу, но сейчас я ничего подобного не ощущаю. Когда начнется веселье?
- Если хочешь, я могу добавить тебе адреналина, вручив эти весла, - ответил Тэнке. – Думаю, как раз подошла твоя очередь. А то, как я погляжу, тебе заняться нечем. Я вот тоже могу сесть и гладить Юка, он, наверняка, теплый и мягкий.
Верес поднял весла и протянул их Лису, чуть не огрев его при этом по голове. Но следопыт вовремя увернулся, перехватил переданные снасти и дернул немного на себя, из-за чего Тэнке чуть не повалился на припасы.
Лора закатила глаза:
- Скоро русло будет сужаться, мне нужно, чтобы вы были посерьезнее, иначе мы можем не успеть среагировать на поворотах. Вчера был новый камнепад, пока я вижу, где нужно ускориться, а где затормозить, но если сегодня камни полетят снова…
- Да понял я, хватит уже нотации читать. Мне уже кажется, что у тебя какая-то навязчивая идея…
- Поднимай весла. Река ускоряется! – закричала Лора, перебив Лиса. - Держитесь за лодку. Это водопад. Но не паникуйте, он небольшой. И до него еще двадцать метров.
Лис греб спиной по течению, поэтому не видел то, что могли наблюдать остальные. Но слово «водопад» заставило его повернуться. В воображении он уже успел нарисовать себе бурные потоки воды, низвергающиеся вниз под прямым углом, но на деле водопад был не такой уж и большой – всего пара метров и угол был не таким диким. Ни путникам, ни самой лодке пока ничего не угрожало.
Лора переживала больше не за водопады, поток воды в них измениться не может, а за теснины и каньоны, образующиеся на реке из-за большого количества камней. Лодку вполне могло занести от удара, из-за этого даже на маленьком спуске она могла бы перевернуться.
Тэнке хотел встать, чтобы был лучше обзор, но Лора быстро его усадила:
- Сядь, раскачаешь лодку. Вряд ли ты сможешь быстро переместить центр тяжести в зависимости от наклона нашей посудины, так что давай обратно.
- Но ты же стоишь, - возмутился Тэнке.
- Так я же нерта! – парировала девушка.
И верес сел. Лора, и правда, быстро реагировала на повороты, отклоняясь всегда в нужную сторону. Конечно, ей было проще, ведь она получала сигналы от реки. Поэтому этот водопад парни преодолели относительно спокойно и просто. Но они поняли, что это было только начало. Горная река начала разгоняться, и это чувствовалось.
- Из-за того, что дно горной долины, особенно в верховьях, то поднимается, то опускается, скорость реки может достигать до десяти миль в час. На водопадах естественно скорость еще выше.
- Я могу примерно просчитать скорость свободного падения… - начал Тэнке.
- Тебе принципиально знать с какой скоростью мы будем лететь вниз? – удивился Лис.
- Да нет, просто я подумал, вдруг вам будет интересно…
- Ты давай не отвлекайся, - одернула его Лора.
Река теперь практически каждые десять-двенадцать метров подстерегала их новыми препятствиями. Небольшие водопады и пороги постоянно норовили развернуть лодку. Пару раз путешественники даже стукнулись правым бортом о выступающие валуны. Лора не всегда успевала откорректировать курс, но в основном справлялась отлично. Парни прекрасно понимали, что без нее они бы уже собирали лодку по щепкам.
Прошло всего минут сорок, а одежда путников уже промокла. Хорошо, что не насквозь. Лис хотел отдать свой плащ Лоре, когда понял, что его поливает брызгами с ног до головы, но, увидев, что нерта очень быстро высыхает, решил, что ему эта вещь важнее.
В какой-то момент, когда пороги стали опаснее, а большие валуны начали попадаться чаще, парням пришлось встать, чтобы нормально орудовать палками во избежание столкновения лодки. Иногда их суденышко начинало так раскачиваться, что им приходилось цепляться друг за друга.
Тэнке предложил привязать себя к лодке, но Лора сказала, что впереди ещё будет пара водопадов, на которых очень опасно быть привязанным, так как лодка может перевернуться и накрыть их с головой, а вот провизию вполне можно было привязать.
В течение четырех часов путешественники боролись со стихией, не расслабляясь ни на минуту. Никто из них не смел присесть или встать без разрешения Лоры. Один раз девушке даже пришлось спрыгнуть с лодки на камень, чтобы немного изменить водный поток и вытолкнуть лодку из теснины. За это время они преодолели расстояние в двадцать пять миль. И эта скорость пока всех устраивала, но позже, по словам Лоры, река должна была успокоиться.
- Но все равно это будет выше скорости двух пеших мужчин. Если бы не река, мы бы шли по горам, это бы замедлило нас, – начал рассуждать Тэнке, отталкиваясь от очередного камня. - По лесу идти проще и быстрее. Но вот в чем минус для нашего голодного друга, – и верес указал на Лиса, - на такой скорости мы ничего не сможем поймать. Удочку смысла нет закидывать в горную речку, когда ты сам движешься.
- Я смогу, - ответила Лора и опустила руку в воду. – Метров через триста будет проходить косяк лосося. Там есть небольшая ямка, они в неё забились. Я их слышу.
- Даже если ты поймаешь что-нибудь, мы же не будем разводить костер в лодке, - начал язвить Лис. Пустой желудок и однообразная работа плохо на него влияли.
- Ну, знаешь, лосося можно просто засолить, оставить на пару часов, и он будет готов к употреблению. Никогда не ел засоленную рыбу?
- Нет, только жареную или вареную.
- Смирись, все когда-то бывает в первый раз.
Когда они подплыли к месту, где должна была, по словам Лоры, просто кишеть рыба, парни ничего не заметили. Однако девушка попросила их закрепить судно между двух больших валунов и спрыгнула в воду перед лодкой, чтобы не отнесло течением. Под камнем, который находился справа от лодки, было небольшое углубление, в которое набилось больше десятка лососевых, занесенных туда бурными потоками. Лора достала почти всю рыбу. На один раз этого было бы многовато, но нерта переживала из-за того, что может начаться внезапный камнепад, и тогда она не сможет слушать в воде. Эта рыбалка вполне могла быть единственной за три дня, что они должны были потратить на сплав по реке. А значит, провизией лучше запастись.

URL
2015-11-02 в 01:46 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
К вечеру рыба была готова. Путников плавно тянула река, лодку не бросало, камни находились ближе к берегу, и глубина была приличная, так что все спокойно сидели в лодке и ели рыбу. Из-за соли им приходилось запивать её большим количеством воды, а значит, вскоре им потребуется пополнить запасы пресного питья.
- К ночи ничего не будет видно, - сказала Лора, доедая рыбу, - и я не смогу везти вас через пороги, если течение будет слишком сильным. Я могу почувствовать камни, однако плыть придется почти вслепую.
Она запивала лосося прямо водой из реки. Парни сначала удивлялись, но потом привыкли. Вода казалась чистой, но всегда существовала вероятность, что там мог кто-нибудь отбросить пару копыт.
- Тэнке поможет тебе, - отозвался Лис, - он неплохо должен видеть в темноте. Мы тогда лихо справились с волками. Он всегда замечал их первым, только Юку уступал.
Пес услышал своё имя и радостно залаял. Следопыт потрепал его по голове и усадил рядом с собой. Тэнке удивился наблюдательности Лиса и тому, как он легко об этом говорил. Похоже, для него в этом не было ничего странного, верес для него был просто человеком, обладающим зорким глазом. А Лора глянула на кузнеца, прищурилась и улыбнулась. Должно быть, снова думала о том, что Тэнке мог бы доверять следопыту значительно больше, чем сейчас.
На небольшой скорости было комфортно плыть после таких опасных порогов. Лис вспомнил о том, как жаловался на слишком мирное озеро и усмехнулся своим мыслям.
Когда солнце село, Лора опустила руку в воду и сообщила парням, что впереди будет пара небольших водопадов.
Через несколько минут скорость течения начала расти. Парни повскакивали с мест, но Лора их тут же усадила.
- Камней поблизости нет, мы просто быстрее плывем, лучше пока лодку не раскачивать. Встанете тогда, когда проход будет поуже.
Это было первое предупреждение.
А потом всю ночь их бросало.
Никто не ожидал, что им придется бороться со стихией. Присесть удалось за всю ночь минут на сорок, но спать не хотелось вовсе, больше хотелось не свалиться в холодную реку. Берега нигде не было, только острые камни, к которым никак невозможно было привязать судно.
Лора всю ночь раздавала команды и даже немного охрипла к утру.
Погода менялась стремительно. Если вчера резало солнце, то утром набежали тучи, причем они пророчили нешуточный дождь.
Тэнке сразу представил, как будет вычерпывать кружками воду из лодки.
Но Лору волновало не это. Из-за дождя в любой момент мог начаться камнепад, а путники настолько вымотались за ночь, что могли не успеть среагировать на поворотах и схватить летящий булыжник, который мог бы пробить дно или, что ещё хуже, голову. Им нужен был отдых.
Лис заметил два больших камня в паре десятков метров от них и предложил закрепить там лодку, чтобы немного перевести дух. Остальные идею поддержали. Решили часок поспать и двинуться дальше. Лора вызвалась караулить.
- Зачем? - удивился Тэнке. - Кто может напасть на нас в реке? Тут же только горы.
- Дело не в том, что кто-то может напасть, - парировала Лора устало. - Дождь идет, уровень воды может подняться и лодку отнесет.
- Прям за один час поднимется? – с сарказмом заметил Лис.
- Лучше перестраховаться. А потом вы меня покараулите. Мы итак быстро движемся, можно немного постоять на месте. Мы уже преодолели семьдесят миль.
Парни решили сдаться на милость слабого пола. Спать под дождем было не так удобно, но все же, завернувшись в плащи и куртки, парни заставили себя отключиться на часок. Лора все это время проверяла течение и спрашивала у потока, где располагаются камни, запоминая с какой стороны их лучше обойти. Когда парни проснулись, она так ушла в себя, что не обращала на них внимание, пока Тэнке не положил ей на плечи свою куртку и не заставил лечь спать.

URL
2015-11-02 в 01:46 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
- Поворачивай налево! – кричала нерта на Лиса.
Течение было слишком быстрым, они то бороздили по камням, то вырывались на спасительную глубину в три-четыре метра. Но сейчас требовались быстрые маневры, а следопыт, откровенно говоря, тормозил.
- Да я пытаюсь, - огрызался Лис, - у меня просто палка между камней застряла.
- Подожди, сейчас помогу, - сказал Тэнке и ловко спрыгнул с лодки на каменный валун. Валун зашатался и покатился вниз вместе с вересом. Палка освободилась, но теперь Лиса это уже не волновало. Тэнке относило бурное течение, и лодка за ним не поспевала. Если бы Лора попала в такую ситуацию, то чувство воды, её ориентация в пространстве позволила бы ей избежать столкновения с камнями. А Тэнке того и гляди мог врезаться в один из этих булыжников.
Лора пыталась кричать ему, чтобы он был осторожен, подсказать, в какую сторону нужно уворачиваться, но верес её не слышал. Вода заливала ему уши, мешала дышать, заворачивалась вокруг него. То и дело, всплывая на поверхность, он чувствовал, как его опять начинает бросать из стороны в сторону. Каждый новый нахлест волны старался припечатать ко дну. Слава Ветру, что они прошли эту жуткую гравийку, и до дна здесь было более трех метров, а значит, Тэнке мог немного притормозить и разглядеть, куда конкретно его несет. Положительный аспект ещё заключался и в том, что он успевал перевернуться в воде ногами вниз, чтобы не разбить о каменное дно себе голову. Нужно было реагировать быстро, но бессонная ночь сказывалась, и недостаток воздуха затормаживал мысли. Даже если его народ быстрее приходит в себя после ранений и отравлений, это не значит, что его легкие сами смогли бы освободиться от воды.
Не кстати, Тэнке вспомнил, как чуть не утонул из-за Лоры, отвлекся и поймал поврежденной рукой острый край торчащего из воды камня и взвыл от боли. Валун распорол вересу правое незажившее плечо до локтя.
Река моментально окрасилась в алый, и кузнец начал захлебываться водой.
Из-за своей раны Тэнке сразу как-то потерялся и насобирал на свою голову пару мелких ушибов. Каждый раз успевая прикрывать лицо относительно здоровой левой рукой – волчьи ран превратились в безобидные царапины, которые только саднили, - он никак не мог нормально выплыть на поверхность. Верес слышал, что Лора и Лис что-то кричат ему, но не мог разобрать слов. Потом он заметил, как над головой что-то пролетело. Сначала кузнец подумал, что это какая-то птица или рыба. Потом он начал опасаться, что это камнепад. Слишком много думал зря, а ведь нужно было срочно подниматься на поверхность, пока река не вытянула из вереса все соки. Тэнке взмахнул рукой и вдруг почувствовал, как ухватился за что-то.

URL
2015-11-02 в 01:46 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лис первое время хотел прыгнуть вместе за Тэнке, но Лора его удержала:
- Не хватало мне, чтобы вы оба там очутились. Учти, вода холодная, потому что река горная, прогреваться она не успевает в течение дня. Ему, возможно, скоро ноги сведет, - девушка ткнула пальцем в направлении утопающего. - Ты нужен мне здесь, чтобы вытащить его. Думай! Я тоже спрыгнуть не могу, иначе мы потеряем лодку. Думай, Лис! – крикнула Лора и вцепилась в следопыта.
- Я думаю! – ответил тот и убрал её руки от своего плаща. - Не ори! Палку протягивать ему бесполезно, тут нужно что-то другое.
Лис начал лихорадочно перебирать свои пожитки, но ничего из того, что он видел у себя в сумке, не подходило. И тут он наткнулся на веревку.
- Я выпущу в него стрелу.
- С ума сошел? Мы так дергаемся, что ты не сможешь прицелиться. Ещё, чего доброго, убьешь его! Не надо! – кричала Лора, умудряясь поворачивать лодку между валунами. - Должен быть другой выход.
- Ты недооцениваешь меня. Я отправлю стрелу подальше, привяжу к ней веревку. Ему просто нужно будет схватиться за неё, и мы сможем втащить его в лодку.
- А если ты промахнешься!
Но Лис уже не слушал её, он вязал узел на древке и проверял его на прочность. Как только он приготовился и прицелился, Лора вцепилась в него мертвой хваткой.
- Подожди, Лис, ты угробишь его, - уговаривала она, выворачивая следопыту плечо. Лис помедлил, было, но тут увидел разводы крови в воде, и отбросил девушку. Лора вытаращилась на следопыта во все глаза.
- Смотри! – покосился он в ужасе на воду. - Мы должны как можно скорее помочь ему! Вряд ли я смогу сделать ему хуже, чем сейчас.
Лора посмотрела на реку и вскрикнула. А Лис снова стал прицеливаться, но голова Тэнке то появлялась над водой, то исчезала. В итоге он сам начал сомневаться, что отправит стрелу, куда надо, но тут до него дошло, что Лора может помочь ему.
- Ты ведь можешь почувствовать сквозь воду раньше, чем я увижу своими глазами, так?
- Да.
- И ты можешь рассчитать течение и узнать наверняка, когда он выплывет?
- Только если он дергаться не будет, тогда вода его сама понесет, и я точно скажу.
- Но он дергается, - заметил Лис.
Затем следопыт опустил лук и крикнул Тэнке, чтобы он расслабился, но, похоже, друг ничего не слышал. Лора все-таки опустила руку в воду и начала слушать. Самое тяжелое было – получать сигналы о том, как Тэнке больно, как он отчаянно барахтается в реке. Он никак не хотел замедляться, но вскоре нерта заметила, что он перестал так отчаянно пытаться выплыть, а начал просто обороняться от надвигающихся на него камней.
- Он замедляется. Еще немного. Вот, сейчас! Стреляй! – крикнула девушка, и Лис выпустил стрелу точно над головой Тэнке.
- Подними руку, дурак, просто дотянись до веревки! – кричал следопыт, но верес его не слышал.
- Лис, - начала Лора, - он потерялся, он не выплывет сам. Я слышу…
- Тогда я за ним!
- Стой!
И тут они услышали Тэнке. Он сумел схватиться за стрелу и пытался что-то прокричать. Но на таком расстоянии ничего не было слышно. Главное, что он смог сделать это, и теперь появилась надежда на то, что он выберется оттуда. Лис видел, что вода до сих пор окрашивается в недобрый цвет, а значит, у Тэнке остается слишком мало сил.
- Он сможет, - шептал Лис, скрещивая пальцы.
- Не уверена. Подожди, что ты делаешь? – спросила Лора, увидел, как следопыт начал привязывать веревку к лодке. Когда он закончил проверять, надежно ли закреплен трос, он медленно спустился в реку и схватился за борт.
- Как он там?
- Тонет, - обреченно ответила Лора и потянулась к другу. - Лис, не надо.
- Я за ним, я буду держаться за веревку. Ты должна подтащить нас как можно ближе к лодке, а там уже я его закину. Хорошо?
- Нет, не хорошо! Ты не думаешь, что сам врежешься в камень и потеряешь сознание?
- Я сейчас могу думать только о том, чтобы спасти друга, - отчеканил Лис и поплыл в сторону вереса.
Течение болтало его в разные стороны, а холодная вода немедленно начала сводить руки и ноги. Но страх за друга разгонял кровь по жилам. Лис никак не мог сдаться. Только не сейчас. Они пережили нападение волков и людей, как он может отдаться стихии? Как может все закончиться вот так? Это не справедливо! Да и Лора одна не доберется до дома. Кто будет успокаивать её отца и мужа. Или брата. Кто там из них вернулся?
Лис все больше раззадоривал себя, уворачиваясь от камней. Пару раз веревка цеплялась за валуны и уводила Тэнке в сторону или под воду. Лис терял его из вида, но знал, что движется в правильном направлении. Ведь главное то, что он продолжал чувствовать тяжесть друга на том конце путеводного клубка, а значит, даже если он захлебнулся, Лис сможет вытащить его на поверхность, хотя сам уже устал плеваться водой.
Но вот осталась всего пара метров до кузнеца, и тут произошло неизбежное – Тэнке расслабил руку. Лис кинулся к нему из последних сил и, успев ухватить его за рукав куртки, подтянул к себе. «Нет, так не пойдет, - думал Лис, - ты у меня не можешь просто так утонуть, должен же был прыгать со скалы. Ты же мне обязан, скотина. Давай, оживай, шевелись». Но Тэнке мертвым грузом висел на друге.
Впереди виднелись большие камни, они торчали с разных сторон, страшно выпячивая наружу свои острые углы. Лис понял, что если он не поторопится, то не сможет удержать друга и сам рискует попасть в западню. На помощь пришла Лора, она начала медленно тащить веревку по направлению к лодке. Лису оставалось только отталкиваться от валунов и покрепче стиснуть друга.
Когда, наконец, парни оказались около борта, Лис первым делом закинул Тэнке. Лора, помогая следопыту, с каким-то звериным рыком тащила расслабленное тело на себя. Лис залез следом, как только понял, что кузнец теперь в относительной безопасности.
- Давай! Сделай так, чтобы вода из него вышла, - сказал он Лоре, отдышавшись, - а я перевяжу рану.
Лора, как в прошлый раз, положила руку на грудь вересу, но ничего не произошло.
- Должно быть, вода глубоко, но я попробую еще. Не волнуйся.
Лис не мог не волноваться. Но все же отвернулся к своей сумке, чтобы найти там какую-нибудь тряпку перевязать рану. Может, из-за большой потери крови, способности Лоры не работают? Когда он повернулся, Тэнке по-прежнему не двигался.
- Может, по старинке?
- Как это?
- Искусственное дыхание и непрямой массаж сердца.
- Что, прости?
Лис выдохнул и бросил тряпку на дно лодки.
- С тебя - искусственное дыхание, с меня – массаж. Просто дай его легким наполниться воздухом. Рот в рот.
- Это помогает?
- Почти всегда, главное не затягивать, давай быстрее.
Лора согнулась над Тэнке и стала вдыхать в него жизнь. Лис объяснил ей, что они должны делать все по очереди, поэтому, как только Лора оторвалась от губ кузнеца, следопыт сразу напал на вереса, вдавливая его грудь в лодку. Им пришлось сделать так около пяти раз, и только после всего этого верес все же пришел в себя и закашлялся.
Лис вытер лицо от воды и проступившего от натуги пота, перевернул вереса, хлопнул его по спине, положил обратно и принялся перевязывать другу рану. Лора же на всякий случай приложила руку к груди Тэнке, чтобы вода выходила быстрее.
- Ты так напугал нас, - сказала девушка, заглядывая кузнецу в глаза.
- Простите, - зашептал Тэнке, откашливаясь. - Я только хотел помочь.
- Больше ты один ни на какие камни не полезешь! – прикрикнул Лис.
А Лора, усмехнувшись, отошла от Тэнке и принялась направлять лодку. Они итак надолго бросили управление судном, так что оно пару раз повернулось вокруг своей оси и даже неслабо оцарапало бок о торчащие камни.
- Я даже представить не могу, что бы я делал, если бы с тобой что-нибудь случилось, - выдохнув сказал Лис, отпустив руку Тэнке.
- Что-то ты слишком волнуешься за меня, - отозвался верес начинающим крепнуть голосом.
- Просто без тебя мои шансы попасть к разработчикам этих летательных штуковин заметно сокращаются, - улыбнулся следопыт и поднял глаза.
- Будто ты изначально знал, что на своем пути встретишь кузнеца.
- Может, и знал.
- Конечно.
- Просто пообещай, что мне не придется тебя хоронить.
- Никто никого хоронить не будет.

URL
2015-11-02 в 01:47 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Ночью Лис и Тэнке плотно закрепили лодку среди валунов и даже уговорили нерту отдохнуть.
- Дождя нет. Вода не поднимется, лодка отлично привязана, течение смирное, - начал перечислять Лис, - я сам проверял, так что тебе нечего бояться.
- Честно говоря, я слишком устала, чтобы сопротивляться, - слабо ответила Лора и начала готовиться ко сну.
Лис решил ещё раз проверить рану Тэнке. Он хотел снять повязку и наложить новую на промытую рану, но верес отказался снимать рубашку. Просто выхватил чистую повязку из рук следопыта и поблагодарил за заботу.
- Такая недотрога, - возмутился Лис. - Главное, как свесить свою тушку на меня - это мы можем, а как рану дать перевязать – это табу. Я же помочь хочу. Или ты думаешь, что я от вида крови лишаюсь чувств.
- Я просто не люблю, когда кто-то прикасается к открытой ране.
- Думаешь, заразу занесу что ли?
- Да кто тебя знает. Не шлепнешься от вида рваной плоти? Но если ты помираешь от желания помочь, то давай я сначала повяжу тонкую повязку, а ты сверху добавишь чего-нибудь поплотнее.
На том и порешили, хотя следопыта немного дергало от странного недоверия вереса. Пусть у кузнеца свои причуды, но они в любой ситуации могут положиться друг на друга. Разве не так? Ведь Тэнке, наверняка, прыгнул бы за ним в холодную воду, не мешкая.
Когда потерпевший подполз к спасителю с куском мешковины и указал на правое плечо, Лис решил отомстить, завязав узел потуже, но в последний момент сжалился. Тэнке, будто мысли его читал, посмотрел недоверчиво, хохотнул, поблагодарил и отполз нести вахту. Следопыт устроился на носу лодки и уснул.
Однако через пару часов ему пришлось проснуться от того, что Лора настойчиво толкала его в бок.
- Камнепад.
- Здесь? – поинтересовался Лис, не совсем понимая, что от него хотят.
- Пока нет, но движется сюда. Нам надо отплывать на безопасное расстояние.
Направление воды уже начало меняться, и нерта боялась не успеть отследить поток. А если она с этим не справится, то они могут легко налететь на валун.
- Жаль, что беда настигла нас опять посреди ночи, - отозвался Тэнке, развязывая веревки.
- У нас нет выбора, мы не можем ждать до утра, - сказала Лора и начала отталкивать лодку палками.
Парни помогали ей, внимательно слушая указания.
Проплыв чуть больше ста метров, все заметили, как течение ускоряется. Но хуже всего было слышать отголоски неизбежного – эхо ударов камня о камень.
- Скоро они будут здесь. Реакции идет по цепочке. Я не смогу… - начала паниковать Лора.
Тэнке взял её за руку:
- Дыши, ты справишься. Это ведь последний крутой участок пути. Сколько нам ещё осталось?
- Я просто не могу сосредоточиться, когда камни падают. Я бы могла предсказать, куда потечет река, если бы точно знала, куда упадет камень. Это не моя стихия.
- Успокойся, - решил подбодрить Лис, - сосредоточься, расслабься…
- Как я могу расслабиться, если я ничего не вижу?
- Я вот никогда не имел таких способностей, но не паникую же, - заметил следопыт.
- Это то же самое, что потерять зрение! – не переставала верещать девушка.
- Ну, тогда положись на нас и не ори, - рявкнул Тэнке.
Лора уставилась на него и замолчала. Она ни разу не видела, чтобы верес на кого-то повысил голос, но шел третий день в воде, все устали и даже кузнец не смог сдержаться.
Умом то Лора понимала, что на самом деле осталось совсем чуть-чуть. К вечеру этого дня они уже смогут ступить на берег и переночевать на суше и в спокойствии перед тем, как разойтись, возможно, навсегда. Но эта дезориентация выводила её из себя. Нерты изначально были морским народом и привыкли во всем полагаться на воду, так как больше времени проводили именно в водоемах. Но с тех пор прошли века, и другие народы, крепко стоящие на земле, завоевали право гордиться своей расой, несмотря на то, что они были слабее морских созданий. Так почему же сейчас нельзя положиться на тех, кто не так хорошо плавает, но так хочет добраться до суши?
А Тэнке тем временем думал, что, если бы он хоть немного мог слышать то, что говорит Ветер, он бы обязательно нашел выход из ситуации. Возможно, он смог бы идти по воде с закрытыми глазами, если бы его стихия смогла его направить. Но он был глух с рождения, а Ветер не испытывал к нему никакой жалости.
И вот, пока Лора и Тэнке думали о слабости своих стихий, Лис просто стремился выжить. Он даже забыл о цели, о своей миссии, думая лишь о том, как бы правильно повернуть лодку так, чтобы торчащие из воды или летящие с неба камни её не достали.
В какой-то момент и нерта и верес обратили внимание на слабого человека, его сосредоточенное лицо, и перестали жалеть себя. Лора снова начала раздавать указания и следить за валунами, а Тэнке – за тем, чтобы камнепад не застиг их врасплох.
Через час эхо падающих камней затихло, так и не добравшись до путников, а значит, можно было немного расслабиться. До рассвета все решили не останавливаться, но плыть медленнее, чтобы не повредить лодку, ведь теперь убегать было не от чего. Эти последние бурные сорок миль друзья преодолели даже навеселе, потому что, наконец, смогли сплотиться, опираясь друг на друга, а не на особенности рода.
Когда река стала расширяться, Лора объявила, что до поворота на юг осталось чуть больше тридцати миль, а значит, ужинать они будут уже на суше, чему парни были несказанно рады. Лис начал тут же пространно размышлять вслух о том, чего бы ему больше хотелось съесть – зайца или птицу, и как их можно приготовить.
Тэнке старался не думать о прощании с Лорой, о том, что она может не справиться без их поддержки. Но у них была своя миссия, а у нее – своя.
Она даже сошла с ними на берег перед тем, как уплыть навсегда. Парни пытались уговорить ее остаться, и отправиться завтра утром.
- С вами хорошо, мальчики, но душа не на месте. И так кажется слишком долгой дорога.
Они немного посидели на берегу, и Лора поделилась с ними еще одним секретом из жизни нерт. Оказалось, что раньше они больше походили на рыб, даже чешуя была, но солнце и постоянные перемещения с места на место в поисках боле удобного поселения, иссушили кожу, однако не придали ей здоровый теплый цвет, как у людей.
- Перепонки на руках и ногах стали пропадать за ненадобностью, - говорила Лора, улыбаясь и рассматривая свои руки, - но нерты всё равно отличные пловцы. Мы можем около часа пробыть под водой, на нас так сильно не давит глубина, как на людей. И кстати мы ловим рыбу только руками, ни гарпуны, ни удочки нам не нужны.
- Это, конечно, здорово, - подытожил Лис, - но, кажется, я устал от рыбы. Никогда не думал, что скажу это.
- Ну, тогда не скучайте по мне. Я ведь тоже что-то вроде рыбы, хоть и бывшей.
Конечно, Лора понимала, что к ней относятся, как к члену команды, она просто не хотела, чтобы путники грустили. Поэтому, когда Лис улыбнулся, она подошла к нему и обняла на прощание.
- Проследи за ним, хорошо? Ведь он не так безрассуден, как ты.
- Обещаю.
Затем она подошла к Тэнке и прошептала:
- Я сохраню твой секрет.
Он обнял ее и пообещал ей удачи.
Уплывая она крикнула:
- Доверяйте друг другу и ничего не бойтесь. Пока вы будете защищать спину друга, на вашу тоже никто не позарится.
Верес и человек долго махали вслед нерте, но никто больше не говорил ни слова. Так бы, наверное, и стояли на берегу, пока Юк не залаял, и не потащил Лиса к деревьям.
- О, дружок, ты, похоже голоден, - решил следопыт, кладя руку на голову пса.
- Спасибо, что заметил, - сказал Тэнке, - я, и правда, съел бы что-нибудь.
Хотелось уже устроиться на твердой поверхности без качки, брызг и водопадов. Голод давил путников также, как и желание поскорее найти приют. Единогласно решив, что рыбачить никто не будет, парни разошлись в поисках пищи. Тэнке, как всегда, искал грибы и травы, а Лис умудрился выследить и подстрелить двух уток. Довольный Юк пер свою добычу до самого места встречи.
Как бы не старались парни шутить и веселиться, легкая грусть все равно прочно поселилась в их душе. Они уже успели привыкнуть к тому, что их трое. Обычно, когда Лис заступал на дежурство, он еще полчаса задавал дурацкие вопросы Тэнке, пока тот не начинал нервничать. Но сегодня следопыт молчал и вытачивал свои стрелы. А верес, засыпая, поймал вдруг себя на мысли том, как сильно он хочет увидеть отца.

URL
2015-11-02 в 01:48 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 12. Степь

С утра никто не догадался посмотреть карту. Вместо этого парни просто двинулись в нужном направлении, ожидая, что деревья еще долго будет их союзниками.
Когда через пару часов лес поредел, и они поняли, что перед ними простирается бескрайнее поле, это даже немного озадачило путников. Солнце слепило вереса и нещадно било в глаза. Лис тоже щурился, но смотрел на открывшиеся просторы с большим воодушевлением. Наверное, Тэнке просто привык скрываться от людей, поэтому место, на котором не было ни одного деревца, его пугало. Он сразу начал прикидывать, как долго они смогут пройти незамеченными по открытому пространству, представлять все опасности, предостерегающие их на пути, не видя при этом пути отступления. А Лиса волновало другое.
- Если мы не найдем здесь дрова, мы не сможем развести костер, а это значит лишь одно.
- Что? – поинтересовался Тэнке, думая, что друг говорит о защите или теплом ночлеге.
- Голод, дубина ты такая! Подстрелить птицу я смогу, но сырую есть ее не хочу.
Тэнке хохотнул и понял, что перестраховался. Лис как-то странно посмотрел на него и спросил:
- Что не так-то? У вас в деревне, может, не брезгуют сырым мясом?
- Да нет, - улыбаясь, отреагировал верес, - я просто думал о том, что без огня мы можем просто напросто замерзнуть и не заметить подкрадывающихся к нам врагов, но твои страхи безусловно важнее моих.
- Куда уж нам до вас, - обиделся следопыт и постарался быстренько сменить тему. – Как думаешь, насколько простирается поле?
- Ну, судя по карте, миль восемьдесят.
- Два дня пути быстрым шагом, - подытожил Лис, - я точно помру с голоду. Давай наберем с собой немного дров, а?
- А ты не думаешь, что и выследить нас по костру будет куда проще?
- Да кому мы тут нужны? На карте не отмечены никакие поселения, все они будут позже, ближе к портовым городам.
- Осторожности в тебе ноль.
- Я предлагаю так: сейчас мы соберем немного хвороста, потом поедим, отдохнем, пока деверья защищают нас от чужих глаз, которых ты так страшишься, и двинемся в путь.
Юк вертелся вокруг Лиса, но было видно, что он рвался вперед. Наконец-то пес нашел место, где можно вдоволь набегаться, ведь сидеть в лодке ему, наверняка, надоело. Лис погладил питомца, схватил его морду в ладони и шепнул:
- Не так быстро, дружок, сначала перекусить.
Это прозвучало обнадеживающе, и пес сел рядом с хозяином и открыл пасть.
- Смотри, какой бойкий, - заговорил Тэнке, - по-моему, он перенял безмерное чувство голода у тебя. Но, - верес наклонился и поднял сухую ветку под ногами, - для того, чтобы тебе что-то перепало, тебе тоже придется потрудиться.
Тэнке улыбнулся и потрепал пса по голове. Затем он провернул тоже самое с Лисом и начал углубляться в лес в поисках дров. Следопыт предложил Юку поучаствовать в их совместном деле, указывая на палку, и пес бросился в чащу. Через пару минут верес понял, что Юк помогает им собирать дрова. «Что ж, втроем мы должны управиться быстрее», - решил Тэнке.
Когда дрова были собраны, путники поделили их на две кучки – ту, что побольше, решили взять с собой, а из остального сделали костер и приготовили на нем свежеподстреленных зайцев.
- Кстати, - заговорил Лис, когда расправился с последней ножкой, - в поле и зайцев должно быть полно, но я надеюсь на парочку куропаток.
- Ну кто-то точно будет пролетать, так что вряд ли ты останешься без ужина, - ответил Тэнке, бросая собаке кость. – А сейчас, думаю, нам пора собираться. Хорошо бы не было дождя, а то прикрыться нечем.
- Погода, вроде, ясная, я больше переживаю по поводу ветра, - отозвался Лис. – Не боишься, что тебя унесет?
Это была шутка, несомненно, и ничего обидного она не могла в себе нести, но верес отчего-то принял ее слишком близко к сердцу. Он резко встал и, пробубнив что-то типа «меня точно не унесет», достал веревку из сумки и начал перевязывать хворост.
Лис списал эту фразу на волнение перед открытым пространством и решил не приставать к Тэнке с глупыми вопросами. Следопыт помнил о том, что кузнец слишком долго варился в своей скорлупе, ему просто необходимо было ощущать стены за спиной, а тут – целое поле. Лис был уверен, что прогулка по степи выветрит из головы друга все сомнения.
Возможно, Тэнке смог бы порадоваться ветру, бьющему в спину. Он подталкивал вперед настойчиво, но ненавязчиво. Другим бы он напомнил о доме, о маленькой деревне на полянке среди леса, где против всех законов природы, вечно бушевала стихия, подхватывая своих детей в небо. Ностальгия заполнила бы сердце любого вереса. И Тэнке помнил родные ветра, но это не приносило облегчения. Он намного увереннее чувствовал себя в лесу, окруженный естественной преградой, не пропускающей ни ветров, ни ливней. Он ведь и в деревне прятался в своем домике или кузнице. Единственный поток воздуха, который был ему необходим, так это тот, что раздувал меха. Ветер перестал его радовать с тех пор, как он понял, что слишком тяжел для него.
Чего нельзя было сказать о Лисе. Он бегал по полю, как сумасшедший. Груженый хворостом больше своего попутчика, он умудрялся носиться вместе с Юком наперегонки, возвращаться обратно к Тэнке, хватать его за куртку, раздавать подзатыльники и снова трусить вперед с громким криком. Его, вероятно, совсем не пугало то, что их мог услышать кто угодно. И этот кто-то не обязательно должен был оказаться другом.
Самое обидное заключалось в том, что до самого вечера они так и не нашли ни одного дерева, которое смогло б послужить им пристанищем. Куст, который все-таки смог обнаружить Юк, вряд ли смог бы надежно их спрятать, потому что едва доходил до пояса, но он был раскидистым, и с дыркой на верхушке. Чем не шалаш индайцев? Небо всю дорогу оставалось ясным, и путники не опасались того, что их может смыть с этого куста внезапным дождем.
К большому удовольствию Лиса, над головами друзей пару раз пролетали стаи птиц, и следопыт смог настрелять их с запасом. Еще одним положительным моментом было отсутствие комаров и мошки, поэтому путешествие давалось относительно легко. И если бы не воспоминания, которые так и лезли в голову вересу с каждым сильным толчком в спину, он бы тоже смог разделить всеобщее веселье.
Перед сном решили еще раз проверить карту, уверенные в том, что они уже прошагали половину несносной степи. Но оказалось, что прошли всего треть. Бесконечность открытой местности удручала, поэтому обозначенное на карте озеро, в которое должно перерасти это нелепое поле, хоть и поднимало настроение путникам, но также и напоминало о непростом водном путешествии.
- Мне не хочется снова барахтаться в воде, - заявил Лис, подбрасывая ветки в костер, - да и переплыть нам его не на чем.
- Успокойся, - прервал его Тэнке, - тут отмечен переход, возможно, плыть и не придется. Т просто скучаешь по ней, признайся.
Лис проигнорировал выпад, выхватил свиток и посмотрел на него с недоверием.
- Да сколько лет этой карте? Там уже все могло измениться.
- Будем надеяться, что изменилось нам на руку, - огрызнулся верес, возвращая свою вещь.
- В каком смысле?
- Обмельчало, например.
- Этот вариант пойдет, - решил следопыт, а потом, немного погодя добавил. – Снова рыба, да? Похоже, она, действительно встала мне поперек горла.
- И, кстати, у нас кончается вода.
- В поле ее искать бесполезно, а вот у озера должны быть какие-нибудь пресные ручейки, там и наберем.
- Это два дня пути, - подсчитал Тэнке. - На такое время воду не растянуть.
Если бы Тэнке был нормальным вересом, он бы добрался до места намного быстрее. Хотя… если бы он был нормальным, ему не пришлось бы никуда идти. С этими беспокойными мыслями он и заснул под тихие напевы Лиса.
Ночь была холодной, и, если бы парни не развели огонь, продрогли бы до костей. Но с рассветом начало теплеть. День так вообще выдался слишком жарким. Резкая смена температур, характерная только для таких открытых пространств, сводила вереса с ума.

URL
2015-11-02 в 01:49 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
- Я… больше … не… могу… - начал стонать Тэнке.
У него уже давно сбилось дыхание, и, несмотря на отличную физическую форму, сухой воздух степи не давал ему нормально вдохнуть, пыль, казалось, забивалась в нос, глаза, попадала на язык, сушила внутренности. Мягкий климат Вессы с её вечными ветрами, немного влажным воздухом казался кузнецу сейчас просто идеальным, ведь раньше он никогда не покидал пределов своей долины, и не знал, как сильно его тело привыкло к определенным погодным условиям.
Лис же переносил поход более-менее сносно. Его жара так не пугала, он больше боялся ночного холода, ведь у них осталось слишком мало хвороста. Нужно было придумать что-то, чтобы быстрее перейти поле.
- Как бы я хотел перекидываться в собаку, - заговорил вдруг Лис.
- Зачем тебе? – поинтересовался Тэнке.
- Посмотри на него, - следопыт ткнул пальцем в Юка. – Ему ни холод, ни жара не страшны.
- Вчера тебе, помнится, тоже ничего не было страшно, - подстегнул верес.
- Однообразие раздражает, друг мой, - улыбнувшись сказал Лис. – Вчера это было новое приключение. Сегодня – это бесконечная степь, отбирающая у нас воду. К тому же вчерашний ветер неслабо подгонял вперед, а сегодня – погляди – на небе ни облачка, воздух стоит на месте, солнце жарит, а больше всего бесит то, что этот пес носится вокруг. Из-за него я считаю себя калекой.
- Если тебя это успокоит, то сегодня он носится уже не так резво, как вчера.
С этими словами Тэнке присел на корточки посреди поля.
- Я устал. Предлагаю немного отдохнуть.
- Всегда пожалуйста, - ответил Лис и бесцеремонно расстелился на земле.
Тэнке побоялся разваливаться вот так, потому что знал, что потом ему, наверняка, и вовсе не захочется вставать. Но только он закрыл глаза, чтобы немного расслабиться, как следопыт вскочил.
- Что случилось?
- Кто-то бежит сюда! Я слышу.
Тэнке медленно поднялся на ноги и потянулся к ножу.
- По нашу душу? Как ты вообще слышишь на таком расстоянии?
- Земля говорит мне, я слышу топот копыт, - Лис был возбужден до предела, от усталости не осталось и следа. - Думаю, это кони!
- О, нет.
Тэнке не любил лошадей. И Лис помнил это, но ничего не мог с собой поделать. Ведь это был хороший знак. Если это кони, их можно обуздать и добраться меньше, чем за один день до озера. Да и переправиться через озеро с ними будет в разы проще. Лис снова припал к земле, затем встал и начал вертеть головой.
- Что ты делаешь?
- Пытаюсь определить, откуда они появятся.
- Сколько их там?
- Думаю, около дюжины. Они, скорее всего, дикие.
- И почему это тебя так радует?
- Всегда мечтал объездить дикого мустанга. Это же круто!
Но Тэнке не разделял его радости. Хотя головой он и понимал, что лошади вполне могут помочь им, он все равно считал затею безумной. Он только раз видел дикую кобылу в деревне своего учителя. Она забежала туда случайно, неизвестно откуда, добралась до центральной площади и начала бесноваться. Конечно, ее пытались успокоить, накидывая веревки на ноги и шею, но было видно невооруженным глазом, что это задача не из легких. А когда один из смельчаков забрался на спину бешенному животному, кобыла встала на дыбы и скинула его на землю, чуть не затоптав копытами. Парень тогда сломал ногу в двух местах, да так, что она потом так и не зажила, как следует. Когда Тэнке видел его в последний раз, смельчак уже много лет хромал. Но то был незнакомец, а Лису он просто не мог позволить покалечить себя ради забавы.
- Ты не сможешь поймать дикую лошадь.
- Смогу, я видел много раз, как это делали мои соплеменники, - отмахнулся следопыт и уставился на запад.
Тэнке тоже перевел взгляд на ту сторону поля и насторожился. Он должен был отговорить друга от очередного безумства, но совершенно не представлял, каким образом. Ведь ясно было, как день – если Лис что-то вобьет себе в голову, потом ничем не выбьешь.
Сначала он решил воззвать к голосу разума:
- Как ты планируешь поймать её?
- На веревку. И даже если ты мне не отдашь свою, моя тоже достаточной длины, пусть и немного короче. Впрочем, так веселее будет.
- Допустим, у тебя получится, но ведь это бесполезное занятие. Как ты собираешься скакать на ней без седла?
- Постелю плащ, - тут же парировал Лис, всматриваясь вдаль.
Топот уже был слышен, и Юк тоже начал нервничать. Он прыгал из стороны в сторону и поглядывал на хозяина, как бы спрашивая разрешения ринуться на разведку. Но Лис, казалось, не замечал ничего вокруг. Он был так увлечен своей игрой, что не представлял, насколько она может оказаться опасной.
Через минуту на горизонте показалось пятно, и ветер принес запах навоза. Лис сбросил с себя сумку, присел на корточки и начал доставать веревку.
- Послушай, это неправильно как-то, - не успокаивался Тэнке, - они же дикие, ты не знаешь, чего от них можно ожидать.
- Уверен, что они нас не съедят, в отличие от тех волков.
- Но затоптать могут.
- Но и довезти тоже.
Следопыт вскочил с большой петлей в руках и начал проверять узлы. Сын шамана, обучавший Лиса, был в этом очень искусен, из его пут никто не мог выбраться, кроме его отца. Но на то он и шаман, чтобы делать невозможное.
Лошади поднимали слои пыли, уже было слышно ржание, и Тэнке понял, что надо срочно что-то менять, так как Лис был настроен серьезно. Верес подошел к парню и схватил его за ворот плаща.
- Послушай, если ты не передумаешь, я тебя ударю.
Лис жалобно глянул на кузнеца и сказал, смеясь:
- Да ладно, папочка, все будет хорошо, дай поиграть. Если что, прикроешь меня, ты же отличный метатель ножей.
- Сдурел! – завопил Тэнке. – Я не собираюсь убивать лошадь.
- А что такое? Ты же их ненавидишь. Меня ударить ты можешь, а лошадей – нет?
Лис перевел взгляд на поле.
- Они уже близко, решай давай, кому ты хочешь навалять.
- Ладно, - сдался Тэнке и отпустил Лиса, - но, если что-нибудь случится, я сам тебя добью.
- Согласен, - рассмеялся Лис и начал раскручивать лассо.
Тэнке отошел на пару метров и достал свой короткий нож. Он подумал о том, что можно было бы метнуть его в ноги лошади, постараться подрезать сухожилия. Это будет не смертельно, животное будет хромать, но, в конце концов, остаются еще три копыта. Этого достаточно. Однако, лошади бегут на приличной скорости, высок риск промаха, так что легче будет попасть в голову. От этого скотина вряд ли оправится, но Лис будет цел.
Табун неумолимо приближался и почему-то даже не думал сворачивать с пути. Ловить лошадей вот так было просто безумием. Лис подумал, как хорошо было бы, окажись он верхом – был бы на одном уровне с жертвой, веревку набрасывать было бы проще, да и догнать была бы возможность. Следопыт приметил подходящую кобылу в хвосте табуна. Она немного отставала от остальных, бежала медленнее, но не хромала. Излишне быстрая кобыла и не нужна была, главное, чтобы крепкая была, и чтобы кузнец от нее не шарахался.
Тэнке и не надеялся, что Лис струсит, но он молил небеса, чтобы тот не бросился в лобовую. И как только верес подумал об этом, Лис побежал. Он решил обойти табун справа, со стороны приглянувшейся лошади. Он начал разгоняться, постепенно ссужая радиус круга и приближаясь к добыче. Веревка, болтавшаяся до этого совершенно безжизненно в его руке, вдруг ожила, совершая затейливый танец над головой следопыта. Лис знал, что у него только одна попытка, поэтому старался максимально приблизиться к цели.
Тэнке смотрел на это представление, не отрываясь. Ему казалось, что Лис подходит слишком близко, что он слишком не осторожен. Хорошо было бы, если бы кони испугались, и никому не пришлось бы рисковать, но они неслись вперед, даже не замечая охотника. Вероятно, вышли на пробежку, в их движениях не чувствовалось страха, а значит, за ними никто не гнался. Никто, кроме Лиса, конечно же, который уже вовсю прицеливался.
Несмотря на то, что верес нервничал, в нем разыгрался азарт, и он уже сам, позабыв о возможных последствиях, хотел, чтобы Лис не промахнулся. Следопыт резко подкинул раскрученную петлю и закинул ее на шею кобыле. Но это ее не остановило. Минутная слабость, вызванная удачной охотой, чуть не стоила Лису руки. Лошадь дернулась и потащила обидчика по траве.
Тэнке бросился вперед. Он никак не мог понять, почему Лис не отпускает лассо. Вероятно, рука запуталась в веревке. Между ними было приличное расстояние, верес боялся промахнуться и корил себя за то, что не догадался подойти поближе и получше подстраховать друга. Он мог только беспомощно смотреть, как дергается лошадь, пытаясь избавиться от пут и затоптать незнакомца. Следопыт старался сгруппироваться, но у него это получалось плохо, к тому же, верес был уверен в том, что друг уже не сможет выпутаться без чьей-либо помощи. Вполне возможно, что бешеное создание уже сломало ему руку. Тэнке думал, что кинет нож сразу же, как только будет возможность. Бить по ногам не было смысла – можно попасть в Лиса. Оставалось бить в голову. Лошадь, быстро научившаяся бояться людей, заметила Тэнке и резко развернулась, дав копытами Лису по ребрам. Следопыт взвыл от боли. Кобыла испугалась, услышав истошный крик, и снова побежала на Тэнке.

URL
2015-11-02 в 01:50 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Откуда взялась такая смелость, верес не знал, но он отбросил нож и кинулся навстречу дикой кобыле. Та встала перед ним на дыбы, поднимая копыта. Тэнке раскинул руки и закричал:
- Не надо! Остановись! Успокойся!
Но лошадь раз за разом вскакивала на дыбы, таща за собой следопыта. С каждым криком Лиса, Тэнке распалялся все больше и больше – размахивал руками, орал на лошадь.
- Стой! Безмозглая кобыла! Говорю тебе, стой!
Поддаваясь какому-то неизвестному порыву, Тэнке раскинул руки, резко хлопнул и почувствовал, как ветер ударной волной вырвался вперед. Лошадь будто натолкнулась на невидимую преграду и отшатнулась. В какой-то момент ему удалось поймать кобылу за гриву, резко дернуть к себе и проорать в ухо:
- Во имя Ветра, остановись!
И это прозвучало, как заклинание. Лошадь тут же присмирела и медленно легла, подогнув колени, аккуратно, стараясь не раздавить Лиса. Тэнке боялся, что и давить-то уже нечего, после такого буйства. Кузнец какое-то время еще держал руку на голове кобылы, пока та не перестала фыркать. Когда, наконец, животное выровняло дыхание и окончательно успокоилось, верес бросился спасать друга.
Сначала он отвязал веревку. Рука безжизненно упала на землю, а Лис тихо простонал. Нужно было проверить на наличие переломов.
- Привяжи…, - прошептал Лис.
- Что? – дернулся Тэнке к лицу друга. - Перевязать руку? Где?
- Кобылу привяжи… дурень… уйдет же, - выговорил горе-следопыт, пытаясь подняться.
Тэнке решительно, но аккуратно уложил его обратно.
- О чем ты говоришь, сумасшедший? Я пытаюсь тебе жизнь спасти, а ты…
- Да нормально я… кобыла…, - прошипел от боли Лис и, закашлявшись попытался продолжить, но Тэнке остановил его.
- Да понял я, только куда привязать-то? Деревьев нет, забыл, что ли? Видишь, лежит она, никуда не денется. Юк ее охраняет. Давай лучше посмотрим, что с тобой.
Тэнке медленно привел Лиса в сидячее положение. Следопыт кряхтел, но поднимался. Сначала верес поднял лицо друга. Волосы смешались с травой, правая щека вся была расцарапана и покрыта слоем грязи. Надо было обязательно промыть, чтобы никакая зараза не пристала. Глаз был в порядке, но зрение стоило проверить.
- Ну-ка, посмотри налево, так, теперь направо.
Лис повиновался.
Затем Тэнке поднял перед ним свою ладонь и согнул три пальца.
- Сколько пальцев видишь?
- Два.
- Это хорошо, что не четыре, сотрясения нет, значит. Теперь давай руку.
Лис попытался поднять ее, но не смог.
- Да не напрягайся. Я сам посмотрю, - заявил верес и начал ощупывать кисть, постепенно поднимаясь все выше.
Лис терпел ровно до того момента, пока Тэнке не надавил на плечо. В этот момент он зашипел и попытался выдернуть руку, но стало только больнее.
- Не ори! Там вывих только. Надо вправить.
- Подожди… Дай я хоть плащ закушу.
- Плащ? Ты ненормальный что ли? Он весь в земле. Терпи, не маленький.
Тенке, не вставая с колен, подполз к Лису за спину со стороны правого плеча.
- Расслабься.
- Легко…тебе говорить…
Верес положил руку на спину другу и немного наклонил вперед, придерживая второй рукой грудь. Лис шикнул.
- Терпи!
Тэнке развернул за запястье травмированную руку ладонью вперед, затем потянул вниз от себя. Лис задержал дыхание, а Тэнке начал поднимать ее снизу вверх.
- Нельзя побыстрее как-то? – не выдержал Лис.
- Нет, надо медленно, а то сломаю. Помолчи пока.
Тэнке тянул осторожно. Он делал это только раз, и то под чутким руководством отца, и знал, что может потребоваться несколько минут, чтобы плечо встало на место. Он потянул еще немного и, услышав тихий хруст, посмотрел на Лиса. На лице друга отобразилось явное облегчение. Но Тэнке не спешил отпускать руку. Её нужно было чем-то зафиксировать, и за неимением лучшего, он аккуратно прислонил друга к спине лежащей рядом лошади.
- Теперь можешь выдохнуть.
- Спасибо, - прохрипел Лис и расслабился.
Тэнке еще какое-то время пристально изучал друга. «Неужели он до такой степени безрассуден», - думал верес, - «Вот ведь эгоист, только своими детскими желаниями голова забита. Так ведь и я ему не мамочка вроде».
Лошадь не двигалась, словно была в оцепенении. Но дышала ровно. Ее сковал не страх, а приказ, и она, почему-то была предана этому приказу, как собственному. Но никто из парней не обратил на это внимания. Тэнке был слишком занят, проверяя состояние друга. Он где-то раздобыл тряпку, скрутил ее, повесил на плечо следопыту и мягко вложил туда больную руку. И тут же начал ощупывать ноги следопыта.
- Ты что делаешь? – удивился пострадавший.
- Проверяю, - ответил Тэнке, не поднимая глаз. - Ноги целы? Встать сможешь?
- Да, только дай немного отдышаться, ладно.
Верес закончил свои знахарские опыты, поднялся на ноги и отряхнул штаны.
- Нам придется двигаться. Надо промыть твои глаза от грязи, боюсь, что могут быть последствия. Имеющейся у нас воды на это не хватит.
- Тогда стоит опробовать мою кобылку, - улыбнулся Лис и погладил лошадь здоровой рукой по боку. – Кстати, остальные как-то быстро разбежались.
Тэнке поглядел по сторонам. И действительно, кроме этой лошади, Юка и Лиса на поляне никого не было. В яростной попытке спасти друга, у него как-то вылетело из головы, что он сам мог попасть под копыта любой другой лошади.
- Все-таки ты добрый человек, не смог навредить лошадке, - пошутил Лис. Голос его становился крепче, и верес в какой уже раз удивился тому, как быстро этот человек способен идти на поправку. Наверное, это все его жажда жизни, сила воли и тому подобное. И молодость, которая не только лечит, но и калечит.
- Как ты вообще остановил ее?
- Я не знаю, руками махал, орал что-то.
- Ты, наверное, волшебное слово знаешь какое-нибудь. Ни разу не видел, чтобы лошадь останавливалась от криков людей, стоящих у нее на пути.
- Да, знаю парочку крепких слов, и могу их тебе повторить, если ты не перестанешь болтать. Только потом не ручаюсь за твоё душевное спокойствие.
- Что ты со мной, как с маленьким? Все плохие слова я и сам знаю, - завредничал Лис, а потом тихо добавил: - Просто я хотел сам ее поймать.
- У тебя уже есть питомец, хватит с тебя, - отшутился Тэнке. - Ты сможешь на нее забраться-то?
Лис обошел мирно лежащую лошадь. Погладил по крупу здоровой рукой, расчесал гриву. Юк в это время внимательно следил за хозяином. В итоге, не выдержав, он подбежал к следопыту и уткнулся носом ему в ногу.
- Ладно, не ревнуй, все равно это не моя лошадка, Тэнке нас повезет.
- Каким образом?
- Ну, или мы можем пойти пешком, а лошадь тащить за собой, завтра я смогу на нее забраться.
- Завтра твой глаз уже рискует ничего не увидеть. Просто скажи, как это сделать, я ничего не обещаю, но попробую.
Если бы Лис знал теорию, он бы наверняка пустился в пространные объяснения. Ну любит человек поболтать, что теперь. Но следопыт ездил на лошадях по наитию. Однажды ему просто показали, как это делается, и он повторил. Теперь же он не мог преподать такой урок другу, так как с одной рукой это оказалось невероятно трудно. Решили, залазить на лошадь, пока она лежит. Сначала Тэнке помог Лису забраться, потом залез сам.

URL
2015-11-02 в 01:50 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Ощущения были не из приятных. Сидеть верхом на животном, которое мало того, что и до этого никогда у тебя доверия не вызывало, так и буквально полчаса назад чуть не убило твоего друга. Хорошо хоть, что сейчас лошадь не пыталась встать на дыбы. Сказать проще, животное вообще вставать не собиралось.
- Как заставить ее подняться с колен? – спросил Тэнке, наконец, устроившись.
- Были бы поводья, можно было бы за них потянуть, - отозвался из-за спины Лис.
- Отличная идея, вот только кобыла дикая, дикие животные обычно без всяких приспособлений справляются. Может, за гриву потянуть.
- Ну да, вот тебя бы сейчас за волосы схватили, каково тебе было бы?
- Неприятно, думаю, но что-то надо делать.
- Может, ты просто поговоришь с ней? В твоем голосе есть великая сила, останавливающая бешеных лошадей. Так может, ты просто попросишь ее подняться.
- Я тебя стукну, и не посмотрю на то, что ты итак калека, - огрызнулся Тэнке.
Тем не менее, идея была не так уж и плоха. Поэтому, наклонившись к морде лошади как можно ближе, он сказал повелительным тоном:
- Вставай.
Кобыла тут же принялась выполнять приказ. И подошла к этому делу даже слишком поспешно так, что наездники чуть не попадали на землю. Кузнец схватил-таки животное за гриву, а следопыт от неожиданности с такой силой впился в Тэнке здоровой рукой, что еще бы немного, и верес лишился бы ребер с левой стороны. Юк начал лаять, а лошадь спокойно замерла на месте, фыркая. Поймав равновесие, Тэнке снова обратился к другу:
- И как теперь объяснить ей, куда нам надо?
- Скомандуй что-нибудь типа «вперед», - весело предложил Лис. – Может быть, она даже знает слова «направо» и «налево». У нас ведь есть время, чтобы проверить это. Попробуй сейчас.
Тэнке сомневался в таких удивительных умственных способностях лошади, но он просто не мог больше ничего придумать.
- Не хочу, чтобы она сорвалась с места…
- Все в твоих руках.
Тэнке наклонился к лошади и сказал:
- Давай договоримся, сейчас ты медленно пойдешь вперед и…
Лошадь двинулась очень аккуратно.
- Отлично, теперь направо.
Лошадь повернула.
- Налево.
Лошадь повернула налево, продолжая медленно поднимать копыта.
- Отлично! – завопил Лис. - Она прям как Юк. Она тебя понимает. Теперь можно во весь опор!
- Я вижу, как тебе хочется снова ощутить ветер в волосах, но давай наращивать темп постепенно. Я, как бы, первый раз в седле. Хотя… тут и седла-то нет. Будем слишком быстро ехать – задницу отобьем.
- Нет худа без добра, - заметил Лис как-то подозрительно тихо.
Тэнке хотел было ответить на это что-то язвительное, но вдруг почувствовал, как рука следопыта медленно съезжает с его талии. Верес успел развернуться вовремя: Лис как раз пытался упасть с лошади. Тэнке схватил его, чертыхнулся, и приказал лошади снижаться, но очень медленно. Та покорно выполнила все указания и замерла на траве. Тэнке пару раз похлопал Лиса по щекам. Парень однозначно был в обмороке. Наверное, слишком устал, к тому же столько впечатлений за один день. Это были легкие, добрые варианты. Хуже было предположение, что всё-таки несчастного ловца неслабо приложило головой во время лошадиной пробежки, и теперь из всех щелей полезли последствия этого необдуманного и опасного поступка. Брызнув остатки воды на лицо Лиса, размазав при этом грязь еще больше, но так и не добившись никакой реакции, Тэнке решил снова седлать лошадь и нестись к единственному возможному спасителю – озеру.
Сначала он закинул Лиса на спину лошади, потом сел сам, но на этот раз он сел сзади, чтобы была возможность придерживать друга, и скомандовал грозное «вперед». Лошадь сорвалась с места, унося путников к озеру. Что было странно: Юк ничуть не уступал ей в скорости.

URL
2015-11-02 в 01:50 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Командовать лошадью оказалось на удивление просто. Очень быстро Тэнке понял, что передвигаться верхом – не такая уж плохая идея. Если бы они изначально выбрали такую стратегию, они бы раза в четыре быстрее добрались бы до пункта назначения. Но ведь не могло же все складываться слишком удачно. Именно поэтому несчастный верес сейчас пытался не только сам удержаться на лошади, но и удержать своего друга. С тех пор Лис пару раз приходил в себя и начинал дергаться. Из-за этого приходилось спешиваться почти каждые пять-семь миль. Следопыт постоянно переживал по поводу Юка, не отстал ли он. Но верный пес каждый раз останавливался вместе с лошадью, подбегал к хозяину и беспокойно лаял до тех пор, пока ласковые руки не оказывались у зверя на голове. После этого Юк успокаивался и замолкал, а Лис снова проваливался в тяжелый сон. Тэнке ругался в полголоса, чтобы не разбудить, но все-таки поднимал тяжелую тушку и снова усаживал на лошадь, не забыв привязать веревками.
Верес переживал из-за того, что раны следопыта не казались устрашающими. Если ничего не видно снаружи – разрывов, крови и костей – это еще не значит, что внутри все цело. Хороший удар по голове мог выглядеть, как простая шишка, но при этом навсегда лишить человека разума. В какой уже раз Тэнке пожалел о том, что люди так медленно восстанавливаются? А ведь раньше ему было все равно. Просто этого человека он не хотел терять – вот и вся разница.
Нужно было подумать о том, как разобраться с царапинами, испещрившими лицо Лиса. Они были не глубоки, но риск заражения при этом никуда не пропадал. Из-за того, с какой скоростью бешенное животное тащило за собой своего неудачливого ловца, Тэнке мог сделать вывод, что простой промывкой ран здесь не отделаться – пыль и грязь наверняка забились глубоко. Больше всего беспокоил глаз. Это не какой-нибудь там палец, его необходимо спасти. Нужны травы. И не только останавливающие кровь, но и вытягивающие грязь. Можно было бы воспользоваться солью, развести немного в воде и приложить, правда, для глаза это будет только во вред. Тэнке понимал, что Лис знает в травах гораздо больше, чем он, но дом следопыта был так далеко. Что если здесь просто нет ничего кроме сорняков? Не на воду же колдовать?
Когда солнце начало клониться к закату, верес понял, что прошло не меньше пяти часов в бешеной скачке и частых коротких остановках. Лошадь уже начала выдыхаться. Юк периодически отставал, но на привалах нагонял хозяина, чтобы просунуть морду в его руки, даже если Лис в это время не приходил в себя. Тэнке понимал, что пора притормозить. По его подсчетам, до озера оставалось совсем немного. Тем более, последние пару миль пейзаж начал меняться – кое-где начали появляться небольшие кустики, трава становилась выше, ветер – мягче.
Еще через пару миль верес разглядел на горизонте полноценные деревья. Подъезжая ближе, он понял, что это небольшой смешанный лес. Можно было остановиться в нем, при условии, что там будет какой-нибудь ручей. Наконец, лечь на траву, размять затекшую спину и ноги, положить под дерево этого неудачника вместе с его преданным и почти падающим от усталости четвероногим другом и просто выдохнуть. Ах да, и не забыть напоить себя и лошадь.
До леса оставалось шагов триста, и Лиса необходимо было растолкать, ради его же блага. Может и не сейчас, но чуть позже точно. Пусть просыпается и ищет полезную траву. К тому же после стольких стараний Тэнке уже не был уверен, что сможет еще хоть раз поднять друга без явных осложнений на спину и руки. Большой мальчик должен уметь слазить с лошади самостоятельно.
Внезапно вереса пронзила дикая мысль, заставившая его остановиться раньше, чем он планировал. Что, если Лис проспит слишком долго и потеряет память от удара головой? Он уже видел такое у людей. Вересов ради этого стоило бы прилично поколотить, и то не факт, что сработало бы именно так. А вот люди… В деревне старого кузнеца была одна такая девушка, свалившаяся на камни. И даже через пару лет она смогла вспомнить только имя своей коровы, и больше ничего – ни семью, ни друзей, ни ремесло, и даже то, как она вообще заработала себе такую травму.
Если Лис ничего не помнит? Если все полезные знания и навыки стерлись? Если забыто все то, через что они прошли вместе? Все, что сделало их друзьями, рискующими ради друг друга?
Тэнке легонько потряс друга за плечо.
- Просыпайся! Это уже никуда не годится. Я слишком долго тебя жалел.
Лис промычал что-то, резко дернулся и схватился рукой за голову.
- Где Юк?
- Имя своего любимчика ты помнишь. Он справа. А меня как зовут?
- Ты больной? Кто из нас головой ударился?
- Ты ударился, поэтому и спрашиваю, чтобы проверить.
- Тэнке, я не так безнадежен.
Лис попробовал подняться, чтобы принять сидячее положение, но понял, что это бесполезно – веревки приковали его намертво к лошади. Верес заметил жалкие попытки друга и расслабил путы. Сначала он предложил остановиться, чтобы Лис сел поудобнее, но тот, видать, итак считал себя обязанным, так что с гордым видом, пытаясь не показывать боли и скулить потише, сам сел на лошадь, как положено.
- Голова болит? – забеспокоился Тэнке.
- Дурацкий вопрос, - тихо отозвался следопыт, прочистив горло. – Как долго я спал?
- Часов пять, не меньше. Мне нужно, чтобы ты помог мне помочь тебе.
- Что?
Лис медленно повернул голову в одну сторону, потом в другую. Он боялся, что глаза могут просто вылезти из орбит, если он будет излишне резок. Тэнке внимательно следил за его осторожными движениями. Теперь, когда веревки не держали его, он мог легко свалиться с лошади, если снова начнется череда обмороков. Хвала небесам, что они уже среди деревьев. Если упадет, то, может быть, листья смягчат неуклюжую посадку.
- Ты у нас лучше в травах разбираешься, чем я, - начал Тэнке.
- Допустим, - согласился Лис.
- Я тебя осмотрел и пришел к выводу, что, несмотря на то, что тебе определенно очень повезло, и ты ничего себе не переломал, нам необходимо спасти твой глаз. Просто промыть водой – не выход, нужен какой-нибудь настой.
- Я уже видел, какие травы могут пригодиться. Не потеряешься. Любой ребенок их знает, - хихикнул Лис.
- Не факт, - огрызнулся верес.
Какое-то время они ехали молча. Лес стал гуще, и Тэнке даже присмотрел парочку мест, где они могли бы устроить привал. Верес понимал, что, если они не найдут хотя бы какой-нибудь ручеек с чистой водой, они не смогут остановиться. До заката еще пара часов, и неизвестно, какова протяженность этого участка пути. Возможно, до озера еще далеко, а идти ночью по лесу опасно. Но главное – всем просто требовался отдых.
От усталости мысли текли медленно, не позволяя сосредоточиться должным образом. Поэтому путники не сразу заметили отсутствие Юка. Естественно первым пропажу обнаружил Лис и принялся звать пса. Но крики отдавались болью в голове, и инициативу перенял на себя Тэнке. Через полчаса зазываний питомец решил объявиться. И прибежал он с хорошей вестью.
- Смотри, Лис, у него на морде вода, - заметил Тэнке, улыбнувшись.
- И правда, - отозвался следопыт. – Кто тут у нас, такой умный, нашел воду? Юк! Веди нас к воде, дружок!
Пес весело залаял и побежал по направлению к источнику. Тэнке направил лошадь за ним.

URL
2015-11-02 в 01:51 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Источник оказался приличным. Больше восьми метров в ширину. Где он начинался и заканчивался, видно не было. Вполне вероятно, что он впадал в озеро - по течению можно было определить, куда направляется поток.
Один вид проточной воды воодушевлял и придавал сил. Тэнке спешился и помог сделать Лису то же самое, а после повел лошадь к ручью. Деревья плотно подступали к воде и, хотя верес и был почему-то уверен, что кобыла никуда не денется, он все же привязал ее веревкой так, чтобы у неё было место для ночлега и при этом возможность напиться в любое время.
Лис оперся о дерево и медленно съехал по стволу, держась здоровой рукой за голову. Тэнке сочувственно глянул на друга, схватил сумку и, достав оттуда кружку, попробовал воду из источника. Она казалась идеальной, даже кипятить не хотелось. Тэнке понимал, что он может выпить и такой воды, его организм это не отравит, да и Лиса не отравило бы, не будь он так слаб. Но все же промыть раны стоит прокипяченной водой.
Лис смотрел на кружку с жадностью.
- А мне воды не полагается? – сказал он, прочистив горло.
- Надо кипятить,- безапелляционно ответил Тэнке.
- Издеваешься? Ты же выпил и не умер. И я не умру.
- Если бы ты не попал под лошадь, я не был даже против того, чтобы ты пил из лужи. Но сейчас твой организм слаб, - верес поднялся и спрятал кружку в сумку. – Я схожу за хворостом, а ты обещай, что не поползешь к воде, иначе я тебя вырублю.
- Меня нельзя бить по голове, - обиженно отозвался Лис.
- Бить нельзя, - согласился кузнец, - но можно придушить слегка до потери сознания. Думаю, сильно сопротивляться ты не сможешь. Так что и пытаться не будем.
- Уговорил.
Тэнке скептически осмотрел Лиса. Следопыт из кожи вон лез, чтобы как всегда казаться веселым и беззаботным, но его застывшая поза говорила о том, что любое движение головы вызывает сильную боль. Юк тоже чувствовал, что с хозяином беда, поэтому не переставая терся о его вытянутые на траве ноги.
- Ты будешь всегда в поле моего зрения, - вырвалось у вереса. - Тут полно дров вокруг. К тому же твои травмы не позволят тебе двигаться настолько бесшумно, как обычно.
- Я же сказал, что согласен, - перебил следопыт. - Иди быстрее. Чем дольше ты болтаешь, тем больше я хочу пить.
У Тэнке ушло меньше десяти минут, чтобы собрать достаточное количество хвороста. И все это время Лис брюзжал и жаловался лежащему рядом Юку на жадность несносного кузнеца, который в свою очередь изо всех сил делал вид, что ничего не слышит.
- Мы можем совместить приятное с полезным, - сказал Тэнке, подходя к Лису и складывая кучкой дрова. – Пока греется вода, я могу поискать травы для тебя.
- Что из этого приятно? – удивился Лис. – Теплая вода не такая вкусная, как холодная.
- Просто заткнись и скажи, что мне нужно собирать, - оборвал друга верес. – Давай сначала разберемся с необходимым, а потом будем подкалывать друг друга.
Лис выпрямился вдоль ствола и ненадолго замолчал. Он думал о том, что по пути уже пытался найти необходимые растения. Сын шамана многому его научил, но здесь не было того разнообразия трав, что росли в месте, откуда он пришел. Придется обойтись тем, что мог предложить этот лесок. В степи не было ничего полезного, а здесь следопыт уже успел положить глаз на парочку травинок.
- Если выбирать из того, что я здесь уже видел, - начал Лис, - то всё очевидно.
- Для меня – нет, - отозвался верес. – Не забывай, что я больше разбираюсь во вкусовых качествах растений, чем в их лечебных свойствах.
Лис протянул руку вправо и коснулся зеленого листа округлой формы.
- Ты знаешь эту траву? У нас она называется порезник. Для открытых ран безопасна. Обладает заживляющим эффектом. Её надо побольше собрать.
- У нас это называется подорожник. И, к счастью, его здесь действительно полно, я тоже о нем подумал, но что делать с твоим глазом? Нельзя же подорожник на глаз прикладывать… Или можно?
Следопыт сорвал листок, понюхал, покрутил между пальцами.
- Не уверен. Для глаз хорошо помогает повязка из клевера. Знаешь, такой зонтик маленький, зеленый с тремя листочками…
Лис пустился в объяснения и описания, но поднял голову на Тэнке и тут же замолчал.
- Я знаю, что такое клевер, - изрек кузнец. - Правда, я думал всегда, что это просто сорняк. Полагаю, однако, что нельзя накладывать повязку на такую рожу. Тебе надо сначала вытянуть грязь.
- Для таких целей подошел бы настой ромашки. Для глаз он безвреден.
- Я что-то никак не припомню здесь ромашек.
- Тогда календула. Эти цветы вытягивают гной из ран и грязь. Заживляет хорошо лапчатка гусиная. Она еще и обезбаливает немного. Но для глаз она не подойдет.
- Так что мне искать?
- Ищи календулу. Кстати, она похожа на ромашку, только вся оранжевая. Я видел ее недалеко отсюда на полянке, которую мы проезжали по пути к ручью.
- А как выглядит твоя птичья трава?
- Что?
- Гусиная которая.
- Лапчатка гусиная. Как вьюн стелется. Яркие желтые цветы, пару сантиметров в диаметре. Листочки на стебле - как у тысячелистника, только не такие меленькие. Я это растение пока не наблюдаю, но оно растет у воды. Можно пройтись вдоль ручья.
- Вот и пройдусь. – согласился Тэнке. – А если я ее не найду?
- Ты знаешь, как выглядит мать-и-мачеха?
Тэнке кивнул.
- Тогда найди ее или тысячелистник. Последнего здесь должно быть навалом.
- Понял.
За время разговора верес успел разжечь костер. Он отошел к ручью и набрал полную кастрюлю воды.
- Не пей, пока не закипит. Как бы сильно тебе этого не хотелось.
- Да я ведь сдался уже. Иди.
Верес выдохнул, погладил пса и встал. Может, зря он вообще так волновался? Вода вполне пригодна. Но теперь это уже дело принципа.
Он вытряхнул все из сумки и отправился в сторону полянки.
- И крапиву собери, - крикнул ему Лис в догонку, - только аккуратно, мне нужно, чтобы она осталась жгучей.
- Как это поможет тебе с твоими ранами?
- Это тебе поможет с твоей спиной.

URL
2015-11-02 в 01:54 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Тэнке рылся в траве и думал о том, что это должно быть занятием следопыта, а не кузнеца. Но у него просто не было выбора. Спина ныла с непривычки от долгого путешествия на лошади. Странно, что его тело не хотело быстро восстанавливаться. Может быть, если бы ему не пришлось все время поездки поддерживать одной рукой Лиса, то он мог бы даже насладиться скоростью. Страх перед животным быстро пропал, переживания за друга оказались важнее собственной неприязни.
Тысячелистник и подорожник нашлись быстро. С крапивой пришлось повозиться. Красные следы на руках от жалящей травы проходили быстро благодаря самой природе вереса, но неприятные ощущения-то никуда не пропадали. Щипало противно, даже через ткань сумки, которой он догадался собирать колючую траву.
За клевером пришлось отойти подальше, а в календуле он был и вовсе не уверен. Он собрал несколько разных оранжевых цветов. По задумке, хоть какой-то должен был оказаться правильным. За лапчаткой он решил пока не ходить. В конце концов, единственное ее отличие от подорожника в том, что она обладает еще и обезболивающим свойством. Главное, чтобы зажило, пусть немного поболит. Лис уже взрослый мальчик, потерпит.
Тэнке бродил минут двадцать, а когда вернулся, обнаружил Лиса на том же месте, прислоненного к дереву и активно дующего на кружку.
- Там вода-то осталась? – крикнул Тэнке.
- В кастрюле или в ручье?
Тэнке фыркнул, улыбнулся, покачал головой и пошел к источнику. Что ж, шутить может, значит, поправится.
Когда новая кастрюля с водой нагрелась до пузырей, Лис начал с охотой раздавать приказы. Оказалось, что из всех выбранных вересом оранжевых цветов, парочка была даже ядовита, так что следопыт не уставал весь вечер обвинять кузнеца в попытке убийства друга. Но в числе прочих все-таки оказалась календула, и, так как срочной помощи требовал именно глаз, ее заварили первой, использовав половину кипятка. Во второй половине заварили подорожник. Настой календулы следовало использовать в горячем виде, поэтому с ним не было лишних хлопот. А вот отвар подорожника следовало остудить, и Тэнке пришлось укреплять кастрюлю в холодном ручье.
Больше всего вересу было интересно, куда девать крапиву. Он с таким трудом собирал ее, и ему не хотелось бы, чтобы его старания пропали даром. Следопыт велел размолоть часть крапивы, и приложил готовую кашицу к порезам.
- Что делать с оставшейся? – спросил Тэнке, брезгливо поднимая стебли. - Она на завтра?
- Нет, на завтра подорожник. Оставшаяся для тебя.
- Но у меня ничего не болит, - возразил верес.
- Ага, а то я не вижу, как ты придерживаешь спину. Крапива как раз для этого.
- Размолоть?
- Размечтался! Надо, чтобы жгло!
И лицо следопыта озарила какая-то странная улыбка, когда он потянулся к траве. Тэнке отодвинул жгучую зелень от Лиса.
- В каком смысле?
- В прямом! В чистом виде надо приложить к спине.
- Я не согласен.
- Потерпишь! Зато быстро пройдет.
- У меня итак все быстро пройдет.
- Тебе придется. Посмотри на меня. Разве справедливо, что ты не делишь со мной все тяготы лечения?
Тэнке окинул Лиса подозрительным взглядом и понял, что в чем-то Лис прав. Он выглядел потрепанным, но комичным. Половина лица замотана повязкой, сквозь которую проступали оранжевые пятна отвара календулы, в местах порезов руки и ноги были густо смазаны непонятной зеленой смесью. Он был похож на болотное чудище. И пах также.
Тэнке на удержался и засмеялся в полный голос.
- Этого я тебе точно не прощу! – завопил Лис. – Теперь ты должен принять удар на себя. Более того, пока ты не сделаешь этого, я не отпущу тебя на поиски еды.
- И что ты сделаешь?
- Буду орать на весь лес.
- Думаю, тут никого нет.
- Ну, тогда сделай это просто потому, что я волнуюсь за своего друга, а?
Лис перестал улыбаться и серьезно посмотрел на Тэнке.
- Кто знает, насколько плоха эта карта, и как долго нам еще идти. Я может и не поломан, но все же меня потрепало, и я бы хотел, чтобы смог помочь мне, если я не справлюсь. Обидно признаваться в своей несостоятельности, и ты должен понимать, как тяжело мне даются такие откровения. Я серьезно, Тэнке. Нельзя все молча терпеть. Позволь помочь хотя бы так, ладно?
Лиса редко можно было увидеть таким – собранным, серьезным, даже аккуратным в выражениях. Конечно, он всегда болтал без умолку, но вот так оголять душу – это было совершенно другое. Такой просьбе Тэнке не имел право отказать. Поэтому, выдохнув и пробубнив что-то типа «уговорил», он опустился на землю рядом с Лисом.
- Как я ее на спину-то себе положу.
- Ты – никак, ты криворукий.
- Ну, спасибо.
- Брось, я уже все продумал. Расстелешь мой плащ, снимешь рубашку и ляжешь на него, а я позлорадствую над тобой и подержу крапиву на твоей пояснице, пока не перестанет жечь.
- А другого варианта нет?
- Я в курсе, что ты не любишь раздеваться при посторонних, но так будет проще всего. И вообще, было бы кого стесняться.
- А моя рука? – Тэнке уцепился за единственную возможную соломинку. - Я недавно повязку сменил, не хотелось бы тревожить зря.
- Задирай рубашку и ложись.

URL
2015-11-02 в 01:55 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Орал Тэнке только первую минуту, и то больше для виду. Лис же смеялся гораздо дольше. К тому же он постоянно менял положение травы, чтобы «полностью отработать все лечебные колючки». Юк носился рядом и беспокойно глядел на вереса, но ничего не предпринимал. Тэнке подумал, что даже если Лис решит задушить его, верная псина, скорее, придет на помощь своему хозяину и по-дружески надавит кузнецу на грудь.
Когда пытки были окончены, Тэнке ушел на охоту. И, хотя Лис сильно просился с ним и отказывался отдавать свой лук, верес все же убедил его остаться, аргументируя тем, что иначе привяжет его к дереву. Тогда следопыт отправил вместо себя Юка, который, кстати, действительно оказался полезен – спугивал птиц с деревьев, чтобы стрелы Тэнке не застревали в листве. Лучник из него был не очень, но учился верес быстро.
Должно быть они отсутствовали не более получаса. Когда кузнец и пес вернулись к ручью, Лис спал. Должно быть, это ушиб головы так сморил его. Тэнке не хотел его тревожить, но стоило проверить повязку – по словам Лиса, календула должна была вытягивать гной, а такие вещи надо менять часто. Повязка должна быть горячей, а костер почти погас. Увлекшись охотой, Тэнке забыл захватить дрова, поэтому он снова ушел в лес, тем самым дав несчастному Лису еще полчаса отдыха.
Когда новый отвар был готов, верес аккуратно попытался снять повязку, но чуткий Лис все равно проснулся, и в итоге поменял все сам. Тэнке оставалось только приготовить дичь.
Ужинали молча. Лис постанывал, когда приходилось широко открывать рот, и в итоге Тэнке не выдержал и порезал ему мясо маленькими кусочками. Следопыт сначала попытался отмахнуться, типа и так все было нормально, но верес коротко глянул на него, ухмыльнулся, а затем и вовсе отвернулся, убив все желание язвить и перечить.
Когда костер уже почти догорел, следопыт и кузнец сидели рядом, привалившись к толстому стволу дерева. Тэнке поймал себя на мысли, что крапива помогла, и спина у него действительно перестала болеть. Из обязательного осталось только сходить за водой и сменить Лису повязки, с которыми можно было бы спокойно лечь спать, – холодный отвар подорожника - на раны и ушибы и повязка из клевера - на больной глаз. Следопыт все пытался проверить, сможет ли он нормально видеть, но Тэнке, хоть и понимал, как это важно для Лиса, не позволял ему открывать поврежденный глаз до завтрашнего утра.
- Может быть, ты прав, - почти прошептал Лис, когда все лечебные процедуры были закончены, и Тэнке развешивал повязки на тонкие ветки дерева. - Может, мне стоит все же быть осторожнее.
Тэнке сел к другу и обеспокоено посмотрел на него.
- С чего это такая непонятная перемена?
- Теперь у меня есть цель, и я не могу себе позволить жить одним днем. Это было бы расточительством. Неужели попасть под копыта я хотел больше, чем дотронуться до неба?
Тэнке вздрогнул. Следопыту всегда каким-то непостижимым образом удавалось схватить кузнеца за больное. Лис пробудил далекие, давно похороненные воспоминания вереса о времени его истинного отчаяния - когда все остальные могли быть теми, кем им положено было стать от рождения. Тэнке не понимал, в чем его вина. Ветер, должно быть, наказывал его за что-то. Может, за то, что не уберег мать? Ведь она была нормальной.
Было время, когда верес ненавидел себя так сильно, что прыгал со скалы не с надеждой взлететь, а с единственным разрывающим желанием уже никогда из этой бездны не подняться. Он представлял, как его найдут там чужие равнодушные люди, и предадут земле, как простого человека. Вересов так не хоронили. Это было бы позором. Зато ему больше не было бы больно, не нужно было бы всем доказывать, что он имеет право дышать, не нужно было бы доказывать этот очевидный факт себе. Но сколько бы он ни прыгал, он всегда плавно и осторожно приземлялся на камни. Невозможность умереть – тоже наказание. Ветер смеялся над ним, потому что не мог не поднять, не уронить.
Может быть, он остался жив для того, чтобы отправиться в путь? Встретить этого горе-следопыта, Юка и одичалую лошадь, помочь несчастной девушке встретиться с родными. Может, он выжил, чтобы дождаться момента, когда Лис сможет собраться с силами и пройти много миль, чтобы поймать его на краю обрыва?
Эта мысль приятно согрела, и верес расслабился, опираясь о ствол дерева рядом с больным следопытом.
- Мы устроим завтра выходной. Тебе нужно отлежаться, да и мне не помешало бы остановиться. Мы слишком долго идем без передышки.
- Но я могу ехать на лошади, - начал возражать Лис.
- Нет, лошади тоже надо отдохнуть. У нее двойной стресс – сначала ты поймал ее, потом она везла на себе двух мужиков.
Лис хохотнул.
- Соглашайся! Я на твою крапиву согласился.
- Ты, благодаря ей, можешь нормально стоять. Спасибо должен говорить! У меня-то спина не болит.
- Зато все остальное… Не корчи из себя непробиваемого. Завтра рука уже точно встанет на место, и глаз проверим. Один день – на лечение, второй – на выздоровление. Меня больше беспокоит твоя голова, не хочу, чтобы ты по пути проваливался в обмороки, надоело, знаешь ли, тебя к лошади привязывать.
- Ладно, но только один день.
- Отлично. Если завтра с утра почувствуешь явные улучшения, на охоту пойдешь ты.

URL
2015-11-02 в 01:55 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лис проснулся с первыми лучами солнца. Сначала он осторожно потянулся, но, осознав, что плечо почти не болит, дал себе волю. Прислушавшись к своему организму, он решил, что ему заметно полегчало. Пить хотелось неимоверно. Следопыт осторожно встал, мир оставался неподвижным. Голова гудела, но, по крайней мере, не кружилась. К вечеру он будет почти здоров. С такими бодрыми мыслями он отправился к ручью, напился вдоволь и набрал полную кастрюлю воды. Вернувшись к дереву, он увидел догорающие головешки. Оценив свои силы, Лис решил, что сможет сходить в лес на разведку и заодно запастись дровами для костра, пока Тэнке спит.
Верес проснулся, когда вода в кастрюле уже закипала, и начал отчитывать Лиса за неосторожность. Но это сейчас меньше всего волновало следопыта. Он не снимал повязку, пока Тэнке спал, чтобы тот мог объективно оценить шансы Лиса на выздоровление.
- Я уже подогрел воду, а ты обещал, что утром проверишь моё прекрасное лицо, - не унимался Лис, расталкивая друга.
- Хорошо, - ответил Тэнке и, усевшись рядом с Лисом, аккуратно стянул повязку. – Открывай глаз медленно. И не пугайся, если сначала ничего не будет видно.
Лис послушался. Сначала глаз щипало, и Тэнке промыл его теплой водой. В итоге оказалось все не так плохо. Гноя не было вовсе, остался только огромный синяк, из-за чего глаз невозможно было открыть полностью. Но видеть им Лис смог, а значит, когда пройдет отек, все будет в порядке.
На охоту отправились вместе. Так как было неизвестно, как долго им еще предстоит идти и по какой местности – карте они уже не могли слепо верить – едой решили запастись по возможности хотя бы на пару дней. Следопыт разил птиц и кроликов с той же удивительной меткостью, как будто ему ничего не мешало. А Тэнке решил собрать травы для готовки и лечения.
После обеда кузнец набрал лошади сена и даже нашел пару морковок, чему кляча была несказанно рада. Верес заставил Лиса поспать, потому что не был уверен, что его голова так быстро пришла в норму. Потом парни снова решили немного поохотиться, после чего следопыт предложил гениальный план:
- Мы могли бы дойти до другой части леса, посмотреть, где он заканчивается.
- Не мы, а я, - резко ответил верес. – Не хочу тащить тебя обратно, если ты выдохнешься.
- Имей совесть, ты же видишь, я в порядке.
- Давай так. Я возьму лошадь и доеду до края этого леса. Там по карте должно быть озеро. Если все будет нормально, то мы обоснуемся там, а с утра придумаем, как его переплыть.
Лис нехотя согласился. Тэнке дал ему задание готовить ужин, а сам отвязал лошадь и поехал в сторону предполагаемого озера.

URL
2015-11-02 в 01:56 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 13. Болото

Сначала верес не поверил своим глазам. Мох, небольшие облезлые деверья и карликовые кустики никак у него не ассоциировались с озером. Он надеялся, что ошибается, но в итоге все же перед ним предстало то единственное, что могло быть среди такой растительности – болото. Когда земля стала чавкать под ногами, он понял, что пора возвращаться к Лису и сообщать ему безрадостные вести.
По приезду он застал следопыта за любимым занятием – он снова строгал древки для стрел. По тому, как ловко он орудовал ножом, Тэнке понял, что рука у несчастного калеки, должно быть, почти пришла в рабочее состояние.
- Болото простирается насколько хватает глаз, - начал он без предисловия, как только привязал лошадь к дереву. - Мы его не объедем. Нам придется по нему пройти.
Лис отложил нож и с недоверием посмотрел на вереса.
- Откуда там вообще болото? Должно быть озеро.
- Видать, карта слишком стара. Что делать будем? Завтра надо двигаться.
Лис вскочил и начал ходить кругами. Через пару минут он остановился и с нескрываемым озарением на лице посмотрел на Тэнке.
- Нам это только на руку?
- В каком смысле?
- Ну, я, честно говоря, даже не думал, что нам так повезет.
- Оказаться на дне болота – вот ведь везение, - с сарказмом парировал верес.
- Нет, ты не понимаешь. Если бы там было озеро, у нас бы ушла целая куча времени на то, чтобы смастерить лодку или поискать обходные пути. Это могло бы затянуться на неделю, а через болото можно пройти.
- Каким образом? Оно кажется бесконечным!
И Тэнке раскинул руки, демонстрируя ту самую бесконечность. Но Лис был настроен решительно. Может быть, он знал что-то, чего не знал верес?
- Пока не увижу, ничего не могу сказать определенно, - отчеканил следопыт. И откуда только уверенность берется? - Сегодня уже нет смысла снова туда ехать – дело к закату, ничего не будет видно. Но, по крайней мере, мы можем еще немного поохотиться и запастись дровами. А завтра я оценю обстановку и…
- Ты же понимаешь, что мы можем просто заблудиться? – перебил верес.
Как только Тэнке увидел безрадостным пейзаж, он впал в ступор. Более того, он никогда в жизни не видел болот, только слышал о них рассказы от людей. И рассказы эти почти всегда заканчивались плохо. Как можно преодолеть это препятствие, он понятия не имел. Стоило попытаться и настоять на том, чтобы найти обходной путь.
- Я так не думаю. Ты прекрасно ориентируешься в частях света. Вроде как находишь север, как тебя не раскрути.
- А если мы не сможем идти по заданному направлению из-за постоянной необходимости менять направление?
- Предлагаю разобраться с этим завтра. Может, там на самом деле небольшая лужа, поросшая мхом, а ты панику поднял.
Лис прошел мимо Тэнке, усмехнулся и хлопнул друга по плечу.
- Не сдавайся раньше времени, деревня.
- Очень смешно, - пробубнил верес в ответ.

URL
2015-11-02 в 01:56 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лес расступился перед ними так быстро, что Лис даже потерялся на какое-то время, а Тэнке посмотрел на него с видом победителя и торжественно заявил: «Я же говорил». Перед ними была топкая жижа с редкими кустами и короткой травой. Мох вырастал клочками и казался кусками разбросанных грязных облаков. Юк, отстав немного, резво выбежал из леса и озадаченно остановился перед непонятной картиной. Лошадь фыркала и мотала головой, видимо, затея ей не нравилась.
- Это вряд ли можно назвать живописным лугом. Мхом никого не обманешь. И деревья, смотри, какие маленькие – от недостатка питания. Это болото. Безусловно. На несколько миль, - уверенно выдал Лис и снова повернулся к лесу, выискивая что-то.
- Не лужица, правда? - подначил Тэнке. – Может, все же постараемся его обойти?
- А ты уверен, что мы найдем такое место? - фыркнул следопыт, примеряясь к большому тополю. - Ему же конца и края нет.
- Тогда скажи мне, как мы пройдем здесь без проводника? – забеспокоился Тэнке.
- Что-нибудь придумаем, - хохотнул Лис и снова подошел к Тэнке, - я же следопыт.
- Ты здесь где-нибудь следы-то видел? – спросил верес, тронув друга за плечо. - Может, они и были бы, если бы здесь кто-то проходил, но мне почему-то кажется, что нет. Место гиблое.
- Но мы ведь не сдадимся? Это же приключение. В твоей деревеньке такого не найдешь.
- В твоей будто что-то подобное было, - парировал верес.
- В моей – нет, но я уже проходил болото. Не такое большое, конечно, но всё же…
Лис снял с себя плащ и лук и отдал их Тэнке. Тот по привычке взял их и только потом понял, что совершенно не имеет понятия, чем занят друг. Дело в том, что следопыт полез на дерево.
- Какого черта ты делаешь?
- Нам нужна палка. Прочная, длинная… - нога Лиса немного соскочила со ствола, но он быстро вернул её на место, - и надежная.
- Зачем?
- Глубину мерить.
- И эту волшебную палку надо искать обязательно наверху?
- А ты… - Лис перевел дыхание, больную голову немного повело, - видишь где-нибудь внизу нормальные прочные штыки?
Тэнке оглянулся и понял, что Лис прав. Если внизу и были большие ветки, то они все были немного подгнившими. Вероятно, от сырости, которой несло с болота. Прочными такие палки никак не назовешь.
- Мы будем мерить ими глубину! – крикнул следопыт. – Одна тебе, другая мне. Лови, - и начал срубать толстые ветки резкими ударами ножа.
Тэнке принял слова следопыта за чистую монету, накрыл руки плащом Лиса, чтобы не отбить и не поцарапать ладони. И, когда верес уже думал, что ветка вот-вот рухнет, Лис безжалостно начал ржать. Следопыт привязал ее веревкой и плавно остановил перед приземлением.
- Не волнуйся! Ну разве я бы стал в здравом уме кидаться такими ветками?
Тэнке попытался скинуть Лиса с дерева силой мысли, но это естественно не сработало. Поэтому он просто посмотрел на него исподлобья, швырнул с силой темный плащ на землю и встал на одном уровне с Лисом, вытянув руки вдоль ствола. Следопыт медленно спускал ветку, чтобы не поранить друга. Он даже предварительно её немного очистил от сучьев. Верес, может, и оценил бы широкий жест, да только он всё ещё сердился. Поэтому тоже смог отомстить Лису, когда он спускался. Поначалу он протянул ему руку, но в последний момент одернул так, что следопыт свалился на землю. Раненное плечо отдалось болью, из-за чего Лис скривился. Верес поднял его и с фразой «теперь мы квиты» вручил палку.
Какое-то время парни потратили на то, чтобы сбить оставшиеся сучья и сделать эти крепкие ветки наиболее удобными.
- Знаешь, Тэнке, - сказал Лис, снимая кору с ветки, - такие места бывают редко одинаковыми на всем протяжении, где-то будут глубже, где-то мельче, какие-то мы пройдем быстро, но болото отнимет у нас много времени. Я просто хочу, чтобы ты знал, что, если к ночи мы ещё не выйдем на сушу, нам придется искать островок где-нибудь на топи. Разжечь костер будет проблематично, так что старайся не намочить вещи.
- Какой длины было болото, которое ты проходил?
- Не знаю, сложно определить, когда постоянно сворачиваешь, да и лет-то мне было около семи, но шли мы по нему два дня и столько же обратно.
- А лошадь?
- Привязался к животному? – Лис хитро прищурился. – Ты же ненавидишь лошадей.
- Не в этом дело! Верхом мы движемся быстрее.
- Да, но не по болоту…
Следопыт посмотрел на бесконечную трясину, как бы прикидывая что-то, и выдал:
- Жаль, конечно, но лошадь не пройдет. Рисковать нельзя.
- Но мы могли бы попробовать.
- Могли бы, - согласился Лис, - но, если она застрянет, ты же не бросишь ее умирать на болоте. А я, знаешь ли, не уверен, что под тяжестью копыт кочки не пойдут под воду, окончательно оборвав для нас пути к отступлению.
Тэнке вздохнул. Конечно, Лис был прав. Все было разумно и логично. Да и странно, что он так прилип к этой кляче, ведь, и правда, не любил лошадей. Что от нее хорошего? Друга покалечила. Но ведь она же и доставила его куда надо намного быстрее. Сам бы верес не донес просто, даже его сил не хватило бы. А самое странное, что животное слушалось его. Кобыла постоянно терлась где-то рядом и смотрела так доверчиво своими невозможными большими глазами. Раньше Тэнке мало кого жалел. Но тут он отчетливо понял, что не хотел бы видеть, как лошадь медленно засасывает в смертельную жижу.
- Согласен. Пусть остается здесь.
Тэнке положил руку на морду лошади. Она перестала жевать и уставилась на него в упор.
- Идти надо прямо сейчас?
- Ну да, лучше начнем засветло.
- Хорошо. Я ведь могу попрощаться?
- Можешь, пока я вещи укладываю.
Верес погладил кобылу по крупу, пропустил гриву сквозь пальцы и снова заглянул в глаза. Все это время лошадь не двигалась, будто ждала чего-то.
- Ты ведь все понимаешь, да? – шепнул Тэнке в ухо кобыле. - Прям, как Юк. Особенная. Не ожидал, что когда-нибудь смогу доверять лошадям. Дитя степного Ветра. Спасибо тебе, возвращайся туда, откуда пришла.
С этими словами он развернул лошадь мордой к лесу и немного подтолкнул. Кобыла встала на дыбы, заржала и бросилась прочь.
- Быстро она от тебя сбежала, - заметил Лис, протягивая Тэнке длинную палку.
- Она сбежала не от кого-то, а к кому-то. Ей лучше среди своих, она ведь не дефектная.
Лис посмотрел на Тэнке. Редко из него сыпались такие откровения, и, раз уж на то пошло, следопыт считал, что кузнецу полегчало в его обществе. Но быстро такие раны не заживают. Лис знал, что сейчас надо просто промолчать. Он повернулся к Юку и стал закреплять на нем веревку, чтобы не бегал по болоту слишком резво, и чтобы его можно было вытащить из трясины, если все же беспокойный пес не будет слушаться.

URL
2015-11-02 в 01:57 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Первые шаги давались совсем просто, и Тэнке даже расслабился на какое-то время, не считая того, как быстро намокали ноги. Небольшие заболоченные участки, которые были на пути первые пару часов, особой опасности не представляли. Их было легко обойти, наступая на кочки и торчащие корни кустарников.
Но дальше начались «обманки». С первого взгляда казалось, что впереди твердая почва – зеленые участки с мягким мхом создавали видимость надежных островков. Но Лис, зная, насколько иллюзорным может быть болото, приказал Тэнке отныне идти след в след с интервалом не больше трех метров, потому что на таких местах можно было провалиться по пояс или даже по шею. Следопыт прощупывал палкой глубину и, наметив нужное место, осторожно наступал на клочок земли. Идти нужно было медленно, без рывков, и, если путники понимали ситуацию, то Юку это сложно было объяснить. Поэтому практически весь путь он ехал на руках то у одного, то у другого. Иногда, правда, его спускали, не без поводка, конечно, если клочок земли был достаточно большим. В конце концов, ему нужно было справлять нужду.
За один день они преодолели не больше десяти миль, зато изрядно выдохлись. Проголодались и намокли. Ночевали на сырой земле, Тэнке крепко прижимал к себе сумки, чтобы случайно не оттолкнуть их резкими движениями в трясину, а Лис держал Юка и грелся. Когда Тэнке просек это, они договорились спать с псом по очереди. Собака, пытавшаяся прогуляться в течение дня, ночью будто понимала, что нужно лежать неподвижно. Это был один из немногих плюсов их «мокрого» путешествия.
Вышло так, что половина дров, которые парни захватили с собой, ушла на то, чтобы связать «мосты». Так называл Лис перевязанные между собой бруски, напоминающие по форме неуклюжие квадраты. Следопыт кидал их там, где невозможно было пройти иначе.
- Не все так плохо, между прочим, - обронил Лис на второй день пути. - И из этого места можно вынести что-то полезное.
- Например? – спросил Тэнке, не поднимая глаз от мягкого мха под ногами.
- Растительность тут жалкая, конечно. В основном мох, осока да вереск, но здесь должна расти голубика и клюква. Клюквенный сок – вещь волшебная. Сам я его пробовал только раз. Шаман говорил, что ожоги, промытые соком клюквы, быстрее затягиваются, что эта ягода – огонь для очага организма, придает сил, снимает усталость. К тому же - и тебе, как повару, это будет интересно - мясо в ней хранится дольше. А ягоды голубики понижает температуру тела. Но судя по твоему недовольному лицу, тебе нужны листья, а не ягоды.
- Зачем?
- Они действуют как слабительное, - крикнул Лис и засмеялся.
- Если бы я не должен был постоянно держать равновесие, я бы тебе врезал.
- Зато я поднял тебе настроение. Не стоит это отрицать.
Тэнке готов был удавить любого. Не привыкший ввязываться в драки первым, сейчас он был так зол из-за постоянной тяжести в ногах, обилия насекомых и высокой влажности, что от мордобоя спасал только запрет на резкие движения.
К вечеру мох начал странно бугриться.
- По кочкам идти хуже всего, - начал Лис. – Они могут резко нырнуть под воду. Придется идти еще медленнее.
- Итак хуже улиток! – завыл верес.
- Успокойся. Это, скорее всего временное явление.
Слишком осторожные шаги довели Юка до срыва. Он умудрился выпрыгнуть из рук Лиса и начал скакать по кочкам. В итоге, естественно, он с головой ушел под воду.
В эту ночь никто не стремился прижимать пса к себе.
На третий день приходилось много петлять из-за камышей. Но Тэнке всегда знал, где север, а Лис с точностью мог определить, куда стоит ставить ногу, так что они продолжали двигаться в нужном направлении. Когда камыши и странные заросли каких-то диких маленьких кустарников сменились относительно пологим ландшафтом, Лис предложил доесть последние крохи заготовок. Тэнке сопротивлялся, не зная, как долго им еще придется шагать, но недосып и усталость взяли своё – организму была необходима энергия. Ноги затекли, и верес предполагал, что Лису намного труднее, чем ему, ведь он был обычный человек. Как бы быстро нормальный верес смог преодолеть это болото? За пару часов?

URL
2015-11-02 в 01:57 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Время близилось к вечеру, и верес весь день боялся, что снова придется искать пристанище на болоте. Издалека не было видно, что трясина потихоньку сохнет – везде была трава, которая вполне могла оказаться мягким обманчивым мхом над засасывающей ловушкой. После нескольких трудных дней и ночевок на сырой земле Тэнке уже не надеялся, что сможет просохнуть. Он промерз до костей, и Лис тоже стучал зубами, хотя и делал вид, что все в порядке. Рад был только Юк. Как только под ногами образовалась твердая почва, достаточно просторная для того, чтобы перестать беспокоиться за животное, следопыт отпустил пса и даже снял с него поводок. Изредка по-прежнему попадались заболоченные участки, но они не были так опасны и глубоки, как те, что путники уже преодолели. Палки, однако, еще не решались выбрасывать, хотя Лис и заявил уверенным тоном, что, судя по тому, как меняется растительность, им, наконец-то повезло перебраться через бывшее озеро, хотя земля ее предательски чавкала под ногами.
Пройдя чуть больше мили, путники расслабились окончательно. До заката оставалась пара часов, и нужно было решать, где расположиться на ночлег.
В тусклом свете уходящего дня верес первый приметил небольшие домики. Их оказалось не больше дюжины. Деревенька впереди казалась миражом. Лис тут же предложил поискать среди домов бесхозный, но Тэнке не был уверен, что в таком маленьком селении может что-то пустовать.
- Думаю, здесь даже бара нет, не то, что свободных кроватей, - скептически заметил он.
- Мы не узнаем, пока не спросим, - отозвался Лис. – В таких местах ведь все про всех знают, так что мы можем постучаться в домик на окраине и спросить о ночлеге. Если они не смогут его предоставить, то, по крайней мере, могут сказать, куда обратиться.
- А ты не боишься, то они попытаются нас прогнать, не выслушав, или, еще чего хуже, убить.
- Ты такой мнительный, - бросил следопыт через плечо, ускоряя шаг. - Совсем не доверяешь людям. Я же не с пустыми руками туда пойду. У меня есть нож работы крутого мастера-кузнеца.
Тэнке ухмыльнулся и попытался что-то сказать, но Лис продолжил:
- И надеюсь, мастер прикроет мне спину, потому что спрашивать буду я. Ты с людьми плохо сходишься. Шарахаешься всех, поэтому и они тебе не доверяют.
- Я просто не люблю лезть в драки.
- Однако, ты в этом не новичок. Я отдам тебе лук.
- Ножи я лучше кидаю, чем стреляю, ты же знаешь.
- Тогда я просто отдам тебе лук, чтобы выглядеть еще дружелюбнее, чем я есть сейчас.
Весь мокрый, уставший, пропитавшийся запахом тины и пота, Лис не создавал того впечатления, на которое надеялся, но Тэнке понимал, что он прав. Если уж и посылать кого к людям, так это следопыта. Язык у того подвешен, как надо, он быстро сообразит, что именно стоит сказать. А верес мог просто растеряться с непривычки. Он не любил трепаться, но понимал, что люди охотнее верят тому, кто больше говорит. Человеку свойственно самому себя обманывать, думая, что собеседник перед ним, как на ладони. От молчаливого в этом случае мало проку.
Тэнке готовил себя к худшему. Для него не было бы большой бедой, если бы им отказали в ночлеге. Устроились бы в поле, под деревом, разожгли бы костер, просушили вещи. Все же удачнее, чем на болоте, нужно просто найти сухую землю, и отойти подальше от незнакомого селения, чтобы ночью их не додумались навестить незваные гости.
Лис же был настроен найти кровать. Он был готов даже спать на матрасе, без каркаса, лишь бы была крыша над головой и печка под боком. Кости, казалась, звенели не столько от холода, сколько от вечной влаги с болота, и гулом отдавались по всему телу. Зажившая, было, голова требовала отдыха и тепла, плечо тянуло. Картинка начала двоиться перед глазами, и следопыту приходилось иногда встряхивать головой, чтобы все вставало на место. Если Тэнке и замечал это, Лис был благодарен ему за молчание.
Верес и там периодически потирал больное плечо, от сырости процесс заживления проходил медленнее, рука постоянно чесалась, а повязка, призванная беречь от грязи, была насквозь пропитана болотной тиной.
Всю дорогу до деревни следопыт раздумывал, что он скажет. Логичнее было бы сказать правду, что они идут в Астат через болото по старой карте, идут долго и мучительно, и очень, прям до колик устали, и не найдется ли доброго человека, ну хотя бы одного, кто мог бы им помочь. Мало ли людей идут в большие города на заработки? Должно быть сотни. Вряд ли, конечно, так много их приходит с болота, но в жизни всякое бывает. Вполне возможно, что жители деревеньки уже давно не видели чужаков в этих местах, но ведь это не значит, что их сердца очерствели. Лис думал, что раз эти люди живут у болота, то должны знать, насколько трудным бывает переход через это гиблое место. Хотя… Может они и не в курсе, что за болотом тоже есть жизнь?
Так как каждый из парней был увлечен своими размышлениями, они не сразу заметили огонек, который двигался в их направлении. Но, когда все же осознали это, Тэнке достал нож, а Лис приготовил лук.
Огонек приближался. Это был небольшой факел и несла его какая-то маленькая фигура. Может, ребенок.
- Мальчики!
Голос был точно не детский.
Мальчики изрядно напряглись.
- Не бойтесь! Уберите оружие, я не в том возрасте, чтобы дать отпор.
К ним приближалась маленькая старушка. Ростом чуть больше, чем полтора метра. Густые седые волосы были собраны в пучок, а темное длинное платье волочилось по земле так, что одной рукой ей приходилось поддерживать подол, а во второй руке она несла факел.
- Я давно вас жду, - сказала она, поравнявшись с ними. – Думала, что вы раньше придете, но, видать, за столько дней скорость ваша поубавилась.
- Откуда вы знали, что мы придем? – спросил Тэнке.
- Может, она - ведунья? - прошептал Лис, убирая лук.
- Я предлагаю пройти в дом, и там уже все обсудить. Вы ведь устали. Не отказывайтесь, у меня и еда уже готова. Да и голову твою надо осмотреть, - заметила старушка, взглянув на Лиса. Потом перевела взгляд на Тэнке, задумалась о чем-то, открыла рот, будто хотела что-то сказать, но тут же его захлопнула.
Тэнке не нравилось, когда его пристально разглядывали. В такие моменты он ощущал себя диковинным зверьком. Она ведь не могла знать, что он не человек? Или могла?
- Я так есть хочу, - жалобно сказал Лис, кладя Тэнке руку на плечо.
Но для вереса это было недостаточным аргументом.
- Да брось, - шепнул следопыт в ухо кузнецу, подходя вплотную, - что нам может сделать старушка?
- А ты не думаешь, что у старушки могут быть молодые и сильные друзья? – также шепотом ответил Тэнке, вцепившись в друга. – Может, они специально послали ее, чтобы усыпить нашу бдительность и обезоружить?
Лис отцепил руку вереса от своего ворота и медленно произнес:
- Мы не узнаем, пока не попробуем. Ты можешь остаться здесь, если так боишься, а я пойду с ней. Еще ни разу мне не угрожала бабуля. А тебе?
Тэнке упорно молчал.
- Юк чувствует опасность, - продолжил Лис, - и ты это знаешь. Посмотри на него!
Удивлению кузнеца не было предела, когда он, наконец, оторвал глаза от Лиса и посмотрел на пса. Тот весело носился вокруг старушки и вилял хвостом так активно, будто она была не живым человеком, а куском кролика. А когда она наклонилась к Юку, чтобы погладить по голове, он доверчиво расстелился по земле, дрыгая от удовольствия лапами и подставляя живот. Это было настолько странно, что верес даже рот открыл. Но соображал он всегда быстро, что-то не давало ему так просто сдаться.
- Может, она что-то с ним сделала, или у нее еда под юбкой.
- Что-то настолько простое, как запах еды, вряд ли сможет переманить Юка на сторону зла. Мне надоел этот спор, я пошел.
Тэнке ничего не оставалось кроме как согласиться и подтолкнуть своё сопротивляющееся тело к домику.

URL
2015-11-02 в 01:58 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
- Откуда вы узнали, что мы идем? – спросил Лис, разглядывая прихожую.
Комната была маленькая и, похоже, служила лишь для того, чтобы оставлять верхнюю одежду и обувь, и старушка настояла на том, чтобы парни стянули сапоги.
- От болота, конечно, - отозвалась старушка. - У вас под пятками, наверняка, уже тина чавкает. Хорошо, что пиявки вам не попались, ума не приложу, если честно, как вы сумели их обойти, - вздыхала бабулька, взмахивая руками от негодования.
Тэнке разулся и мокрыми носками протопал по комнате. Он не хотел показывать свои ступни незнакомке. Старушка, конечно, не образец красоты, и на уродства могла отреагировать спокойно. От ног оставались влажные следы, и пахло сыростью. Стоило переодеть носки, но сумка свалилась в топь – сухих вещей не осталось вовсе.
Следопыт, кроме сапог, оставил у двери еще и свой лук, в конце концов, у него же с собой был нож и неплохие кулаки. Тэнке же, напротив, даже промокшую сумку отказался положить на пол, и ни в какую не хотел отпускать от себя Юка. Может, он все-таки почувствует в доме опасность, а то Лис слишком расслабился.
Тем временем хозяйка открыла дверь в просторную большую комнату.
- Вы – знахарка! – воскликнул Лис почти с детским восторгом и принялся рассматривать пучки трав на стенах.
- Угадал, мальчик, - смеясь, ответила старуха. – Тоже понимаешь?
- Он здорово разбирается в травах, - ответил Тэнке вместо Лиса.
Комната выглядела как подсобка, в которой кузнец хранил несчетное количество своих ножей. Вот только вместо ножей везде были корешки, перевязанные замысловатыми узлами стебли, сушеные бутоны разных цветов… Ближе к печке стояли два больших ведра – одно с камышами, другое – доверху набито мхом.
Верес повел носом по воздуху. Запах был приятный, хоть и незнакомый. Несло болотом, но так, будто в тине посадили цветы, которых он прежде никогда не видел.
- Не бойся, я тебя не отравлю, - обратилась к нему старушка. - Знахари лечат, а не калечат. Хотя… с твоего позволения я сначала осмотрю твоего друга.
Старушка оторвала Лиса от разглядывания лилий, законсервированных в каком-то коричневом масле, и заставила его сесть на мешок из плотной ткани, завязанный сверху толстой веревкой.
- Это моё кресло. Оно набито сухими травами, листьями и мхом. Правда, мягкое? Спасает мою спину.
Лис не знал, что ответить, поэтому просто пожал плечами и улыбнулся. Поерзав немного на странном сидении, он все же пришел к выводу, что оно очень удобное.
- Пусть твоя спина тоже отдохнет, - распорядилась знахарка. – А теперь покажи мне лицо.
Старушка протянула маленькую руку к Лису, но Тэнке остановил ее, схватив за запястье.
- Вам не кажется, что стоит хотя бы имя своё назвать?
- Принципиальный какой. Я их встретила, приютила, а он чем-то недоволен. Но я понимаю твою осторожность, и принимаю ее, как неотъемлемую часть тебя. Однако, здесь тебе ничего не грозит.
Старушка улыбнулась легко и открыто, от чего вокруг глаз у нее собралась целая куча морщинок. От нее исходило тепло и запах летнего луга. Тэнке нравился этот запах, и он невольно начал дышать размереннее и через какое-то время и вовсе расслабился.
- Теперь можно и представиться. Меня зовут Кара.
- Я – Лис, а это – Тэнке, а это, - следопыт указал на пса, - мой Юк.
И верес стыдливо поставил собаку на пол. Пес начал носиться по комнате, радуюсь новым запахам и цветам. Старушка в спешке поднялась и подошла к шкафу.
- Эй, Юк, - позвала она.
Тэнке и Лис не обладали таким хорошим обонянием, но Юк сразу почуял кусок мяса, и так резво прибежал к знахарке, что даже не смог сразу затормозить и влетел в стену. Кара добродушно улыбнулась, погладила пса за ухом и кинула кусок мяса прямо на пол.
- Так, - заключила она, - одному угодила. Теперь Лис.
С этими словами она достала баночку зеленой жидкости и подошла к следопыту. Когда она нанесла это непонятное лекарство на больной глаз Лиса, он не почувствовал ничего. Через пару минут Кара смыла мазь вместе с синяком.
Тэнке был поражен. Он и не догадывался, что есть такие лечебные составы. Знахарка отдала мазь Лису и отправила его мыться.
- Сначала намажешь все больные места, наноси сверху вниз, к тому моменту, как ты дойдешь до своих уставших ступней, руки уже будут целы.
Когда дверь в маленькую баньку закрылась, Кара схватила Тэнке за руку и, заглянув в глаза, начала быстро говорить:
- Послушай, Тэнке. Болото предупредило меня, что придут трое – человек, животное и третий, который легче первых двоих. Ты перевертыш?
- Что это значит? – удивился Тэнке.
- Обращаешься в птицу?
Тэнке даже издал легкий смешок. Это было бы слишком просто.
- Нет, я этого не умею.
- Тогда я знаю, кто ты.
Верес вырвался из мягкого захвата слишком резко.
– Не знаю, что вам сообщило болото, да и может ли оно что-то сообщить, но разве не видно, что я обычный человек.
Кара с какой-то невероятной сноровкой схватила рукав рубашки кузнеца и дернула вверх, обнажая руку до локтя.
- Это ли не следы перьев?
- Чего?
- И почему ты так и ходишь в мокрых носках? На руках пять пальцев, как у людей, а на ногах?
Тэнке замер. Он не знал, что ответить.
- Ты должен доверять мне, маленький верес. Я никому не открою твоей тайны.
- Откуда мне знать?
- Зачем мне это? Я вышла в поле, чтобы встретить вас и защитить. Ты не представляешь, как много опасностей там, куда вы идете…
В этот момент дверь баньки распахнулась, и оттуда вышел посвежевший Лис, весь в облаке зеленоватого пара.
- Я боялся, что буду вонять травой, но вроде обошлось, - он подошел к Тэнке. - Там осталась вода, тебе тоже стоит помыться.
Он широко улыбнулся.
- Правильно, - согласилась старушка, направляясь к печке, - а мы пока ужин приготовим.
- Это все, что мне нужно для счастья, - простодушно заявил Лис.

URL
2015-11-02 в 01:58 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Суп из грибов, кролика и желтых цветов оказался отменным. Никто из парней прежде ничего подобного не пробовал. Суп не только насыщал, но и согревал изнутри. Сначала знахарка усадила путников у печи, но потом все перебрались на мягкие сидушки из травы. Юк, объевшись, посапывал, а парни, завернувшись в простыни, ждали, пока просохнет их одежда. Тэнке обмотал ноги от колен до пальцев плотной тканью. Знахарка сказала, что в их деревне никогда не носили носков, заматывали ноги тряпкой, чтобы не стерлись от ходьбы, и запихивали в сапоги. Когда одежда высохла, парни первым делом надели свои носки. Идея с тряпками не особо их воодушевила.
Знахарка стала расспрашивать Лиса о его родных краях. Тэнке помалкивал, но, когда следопыт начал рассказывать историю своего имени, закатил глаза и даже улыбнулся.
- Тэнке был единственным, кто не спросил меня, почему меня так назвали, да друг?
- Так и есть, - согласился Тэнке, и разговор потек сам собой.
Спустя полчаса старушка достала какой-то настойки, она была крепкая, как виски, но шла легко, как любимый квас Лиса.
- Я не всегда была такой, - начала Кара. – Когда-то и я была молода, как вы. Раньше здесь было красивое озеро, такое, как на вашей потрепанной карте. Когда-то оно было таким чистым, что из него можно было пить. Может, первые поселенцы именно так здесь и появились – уставшие от долгих дорог и жаркого солнца, изнывающие от голода и жажды, они набрели на это озеро и остались здесь. Озеро давало им все. Это были те времена, когда люди верили в богов больше, чем в железо. Поселенцы покланялись озеру и поддерживали его чистоту. Но теперь оно иссохло, и я вместе с ним превратилась вот в это, - старушка вздохнула. - Вы хоть представляете, сколько мне лет? Стыдно говорить, потому что стыдно ошибиться. Я помню это место крошечным, и помню время, когда здесь было втрое больше домов, чем теперь. Но поселенцам стало мало, простота этих лесов, чистота этой воды стала им в тягость. Это место не давало ничего кроме воздуха и пищи. И люди стали уходить. Так появился Астат. Он тоже был маленькой деревенькой когда-то. Люди стекались туда не потому, что он давал новые возможности и рабочие места, а потому что он стоял на океане. Он был логичным завершением этой земли, чтобы где-то стать началом другой, врезаться в воду, задать направление. Искатели приключений, вот кто шел туда: романтики, авантюристы, не сумевшие переплыть большие воды. По разным причинам они замедляли ход, оглядывались и оставались. А потом дома Астата стали обрастать участками и заборами, превращаясь в бесконечные лабиринты улиц, как ряды ярмарочного базара. Из нашего села все, кому было интересно, уже давно ушли. Не уходили только ленивые или инвалиды, или те, кто был слишком привязан к своим родителям. Ну и я, конечно же, не могла оставить озера. Теперь и леса опустели. Раньше нужно было пройти более двадцати миль густого леса, населенного всякой живностью, теперь там нет и сотой доли прежней пышной растительности. Раньше пни напоминали о былом величии леса, а теперь город наступает ему на пятки, выкорчевывая даже то, что осталось. Эта суета и алчность испортили моё озеро.
Рассказ оказался полным и длинным. Тэнке следил за тем, как умывается Юк, и думал, что раньше никогда не бывал в больших городах. Он начинал опасаться, что они просто не найдут того, чего так отчаянно хотят. Алчность? Суета? Как это может сравниться с легкостью полета? Для чего такие люди стремятся в небо?
- Мы тоже идем в Астат, - выпалил Лис и полез в сумку.
Когда он достал маленькую летающую штуковину и завел ее, Кара сразу глянула на вереса. Тэнке вообще не хотел показывать ей этот прибор, и он был зол на то, что Лис сделал это, не посоветовавшись с ним. Ведь это была их общая тайна.
- Что внутри? – спросила старушка.
- Какое-то масло, - с охотой произнес Лис, - может, вы определите, что это?
Он поднес открытую баночку к носу Кары. Она вдохнула запах и застыла.
- Я… я не знаю…
- Что-то случилось?
- Нет, - поспешно отозвалась знахарка, - мне просто запах не нравится. Не мог бы ты спрятать это подальше и… лучше больше никому не показывай.
- Почему?
- Ну, штука диковинная, - нашлась Кара, - вдруг кто отобрать захочет?
- Вы что-то поняли, - скорее подытожил, чем спросил Тэнке. – Что?
- Я просто никогда не видела ничего подобного. Здесь, знаешь ли, такая глушь, мы далеки от науки. Это просто удивительно.
Тэнке внимательно посмотрел на знахарку. Она часто дышала и старалась спрятать глаза.
Лис решил, что нужно вмешаться.
- Это действительно маленькое чудо. Представьте большие летательные аппараты. В них мог бы поместиться человек! Целиком!
- Это то, что вы ищите?
- Мы просто хотим чуть больше разузнать об этой вещице. Тэнке – отличный кузнец, он может сделать, что угодно. Проблема в содержимом. Если бы мы поняли состав масла, то смогли бы…
- Ох, мальчики, - перебила вдруг знахарка, - а стоит ли? Раньше мой нюх был лучше, чем у вашего Юка, но годы забрали и это. Забыла все запахи, кроме травы, да болота, я не смогу помочь вам. И… я слишком устала.
- И правда, уже довольно поздно, - заметил Тэнке и встал, - пора спать.
Лис спрятал вещицу обратно в сумку, лег на предложенный ему матрац и сразу вырубился. Верес заподозрил неладное и бросился на старушку.
- Что ты с ним сделала?
- Не шуми! Я просто помогла ему заснуть. Эта настойка так действует на всех людей. На нас с тобой она, конечно, сработает значительно позже. Я хотела поговорить с тобой наедине. Лис ничего не услышит. Только так я могла этого добиться, ведь он считает, что от него у тебя секретов нет.
Тэнке почему-то стало стыдно.
- Я знаю, ты не веришь в силу этого места, но озеро все еще говорит со мной. Я знаю, что такие, как ты никогда прежде не ступали на него. Такие ходили над ним. Дети Ветра. Зачем тебе эта штука, если ты сам можешь летать?
- В том-то и причина моего путешествия. Я… не могу…
- Да никто, кроме вересов не умеет летать. И при этом люди спокойно живут.
- И собирают летательные приборы? Каждый мечтает о небе. И мне это известно больше других. Сколько лет я с завистью смотрел на моих соплеменников. Ты представляешь?
- Не ходи туда! Там опасно!
- Я не могу теперь развернуться, в том месте, которое ты считаешь моим домом, мне никогда не были рады.
- Оставайся здесь, мы что-нибудь придумаем. Я не хочу отпускать вас.
- Почему? Город сожрет нас? Мы повидали опасность в пути, мы слишком много прошли, чтобы отказаться. И Лис, я уверен, ответил бы то же самое.
- Но Лис – обычный человек.
- И он также смертен, как и я.
Старушка поняла, что ей не удастся убедить Тэнке. Запах, который она почувствовала из бутылочки с маслом, так ошеломил ее, что она готова была на все, чтобы удержать парней. Но ей было знакомо понятие судьбы. Они проделали долгий путь. Это не могло быть просто так. Что-то вело их, оберегало в пути. Может, забытые духи? У всего этого должна быть какая-то еще цель, пока неизвестная ни ей, ни мальчикам. Не окажется ли так, что ради своей мечты им придется отдать слишком много. Кара чувствовала, что их нельзя отпускать, но и удерживать не могла. Болото не остановило их, не заставило повернуть обратно, так кто она такая, чтобы перечить своему Богу?
- Ну, хорошо, - слова давались ей с трудом, - тогда я должна помочь вам. Я не могу позволить вам идти без сопровождения.
Тэнке посмотрел на нее с недоверием.
- Думаешь, я хочу пойти с вами? Ну уж нет, мои кости этого не переживут. У меня есть надежный человек. Он проведет вас до Астата. И, Тэнке, ты не должен никому доверять, кроме него и Лиса. Кстати, пса придется оставить здесь. Даггар ненавидит собак.

URL
     

Something

главная