18:36 

Дети Ветра (часть первая)

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 1. Встреча

Тэнке уже ненавидел этот обрыв. Но всё равно приходил сюда каждый день. Причем даже по два раза на дню – на рассвете, и вечером, когда солнце уже пряталось за лесами. Тэнке вдыхал полную грудь воздуха, закрывал глаза и прыгал. И каждый раз неизменно приземлялся на ноги. Если бы не воздушная подушка у самых нижних камней, парень непременно поломал бы себе все кости. Упасть с такой высоты даже для вереса слишком опасно. Хотя, конечно, со временем раны затянулись бы. К тому же, эта скала была тренировочной, поэтому не внушала страха. С неё все прыгали.
Вот и сегодня Тэнке пришел сюда, когда начало светать. Никто ещё не проснулся, и это обстоятельство несказанно его радовало. Он терпеть не мог, когда на него пялились. Особенно в таком месте, где он наиболее уязвим. Конечно, за годы неудач он уже привык к насмешкам и косым взглядам. Самое трудное было в детстве. Дети жестоки, они не понимают, как сильно можно обидеть словом. Лучше бы камнями кидались, во имя ветра, чем дразнили.
Теперь он уже мужчина, ему девятнадцать. Уважение к себе он всё же смог отвоевать, несмотря на свой врожденный дефект, но, хоть и не было криков и издевок, косые взгляды остались, и шепотки за спиной никуда не делись.
Сегодня шел дождь. Небо заволокли тяжелые серые тучи, так что утро не слишком отличалось от ночи. Но Тэнке был, может и дефектным, а всё же вересом, и значит, хорошо чувствовал время восхода и захода солнца. Так что вряд ли темнота за окном могла бы остановить его от выполнения ежедневного ритуала, скалу найти она точно не помешала бы.
Раскаты грома были слышны где-то совсем далеко, а значит, весь день долину будет сотрясать гроза, которая непременно усилится, когда доберется до отвеса. А пока только редкие холодные капли падали с неба и уносились в пропасть. Верес с грустью подумал, что они тоже не могут подняться обратно, но, наверняка, не страдают из-за этого. Разве есть пролившемуся дождю дело до облаков?
Тэнке посмотрел на свои руки. Пошевелил пальцами. Он постоянно искал причины своей немощи. Может, всё из-за того, что у него руки такие? У всех по шесть пальцев на руках, а у него – пять. Когда он родился, бабка-повитуха думала, что просчиталась. Она два раза проверяла, всё ли на месте. На ногах-то всё было в норме – шесть пальцев, как у нормального ребенка, но на руках-то куда могли деться ещё два? Причиной могло послужить – и, скорее всего, так оно и было – то, что отец Тэнке был человеком, а не вересом. Но это был брак, одобренный старейшиной, да и не было такого до этого, чтобы от подобных браков рождались дети-уродцы.
Не первый век вересы и люди получают благословение. Естественно, человек должен был заслужить такую возможность. Селение этого народа и найти-то непросто, не говоря уже о том, что нужно прожить с ними не менее шести зим, и умудриться влиться в общество и понравиться главе. Вересы, рожденные от таких союзов, ничуть не отличались от истинных. Кровь вереса сильна, и всегда пробивалась сквозь все расы, поэтому от такого брака никогда не рождались люди, на ногах и руках у таких детей было по шесть законных пальцев.
Почему не семь? Почему, в конце концов, не все десять? В легендах это никак не объяснялось, и все просто сводилось к тому, что Бог ветра так захотел выделить свой народ. Что ж, пока выделялся только Тэнке. И было бы неплохо, если бы Бог даровал вересу возможность усилием воли отращивать дополнительные пальцы, раз уж сам не постарался на эту тему.
Вересу не мешало отсутствие ещё одного мизинца, люди ведь как-то обходятся и без этого, ничего у них из рук не валится. Да и у Тэнке все было на положенном месте, работа его напрямую зависела от силы и умения. Он мог б справиться и с четырьмя пальцами, слышал, что и у таких все получалось. Он осознавал, что из-за своей работы, отличается не маленькими габаритами, может, эта особенность тоже тянет его к земле вместо того, чтобы помогать?
Тэнке решил, что нужно досчитать до шести – раз уж это число настолько магическое – и после этого прыгнуть.
И вот, когда он уже закрыл глаза и с его губ почти сорвалось «четыре», его бесцеремонно перебили:
- Для человека, решившего сигануть в бесконечность, ты что-то слишком медлишь.
Тэнке резко обернулся на звук и замер. Слева от него на камне сидел парень. На нем был темно-зеленый плащ с капюшоном, высокие кожаные сапоги почти до колена и огромная сумка за плечами. Человек – а в том, что это был именно человек, Тэнке был абсолютно уверен – слегка улыбался, пожевывая травинку, и смотрел прямо на прыгуна. На вид он был одного возраста с Тэнке или, может, чуть старше. У него были ясные, задорные голубые глаза и черные волосы спадали на плечи. Вересы так не стригутся.
Конечно, столь неожиданное появление нарушило Тэнке все планы, при человеке он просто не мог прыгать, так что он молча развернулся и пошел прочь от скалы.
Парень, однако, решил, что их общение ещё не закончено и увязался следом.
- Постой, а где «спасибо»? Я ведь, можно сказать, тебе жизнь спас, - заговорил он, догоняя.
Верес шел достаточно быстро, стараясь избавиться от непрошенного гостя, но тот явно желал продолжить знакомство:
- Зачем ты хотел прыгать? Что за беда у тебя такая? – начал расспрашивать незнакомец.
- Да не хотел я прыгать, чего пристал-то, иди, куда шел, - ответил Тэнке и махнул рукой в неопределенном направлении, как бы показывая, что им больше говорить не о чем. Но это не сработало.
- Хотел, - сказал парень и сам себе кивнул, - я таких сразу вижу, кому жить надоело. Дождался бы хорошей погоды что ли, а то под дождем как-то слишком тоскливо.
Тэнке неуверенно обернулся. Да в своем ли он уме? Зачем говорить такие вещи, если уверен, что тут к смерти готовились? Может, у людей не принято сочувствовать? Хотя вересу и не нужно было никакого сочувствия и уж тем более сопровождения. Он решил, что лучшая защита – это нападение и, резко остановившись и развернувшись, закричал на путника:
- Слушай, тебя сюда не звали! Разве у тебя своих дел нет? Отстань от меня! Мне попутчики не нужны, да и тебе, я вижу тоже, раз так много миль отпахал в одиночку.
- Откуда ты узнал, что я много прошел, - изумился человек, остановившись почти вплотную к Тэнке. Верес посмотрел на незнакомца снизу-вверх. Разница в их росте была не так уж и велика, максимум сантиметров десять. Тэнке под метр восемьдесят казался очень рослым, но парень тем более выглядел внушительно, это заставляло обороняться поневоле. И дружелюбная манера общения незнакомца нисколько не успокаивала вереса.
- Да какая разница, иди себе, - Тэнке понял, что сболтнул лишнего, и теперь этот путешественник точно от него не отстанет. Люди больно любознательны. Надо валить обратно в деревню, может, повезет.
- Тем более, раз ты знаешь, что я давно иду один, представляешь, как мне хочется с кем-нибудь поговорить, а тут вдруг появляешься ты. Может, познакомимся? Меня Лис зовут.
- И? – спросил верес и даже немного замедлил ход. Надо же так сына назвать. У самого, правда, имя не лучше, но среди своего народа оно вполне вписывается, хоть и значение у него не самое лестное, дай Бог, что не обидное.
- Ну, понимаешь, как животное, - охотно принялся объяснять путник, выкладывая всё, как на духу. - Мама у меня, когда из дому сбежала, уже на восьмом месяце была, забрела в какую-то индайскую деревню, там и рожать пришлось. Шаман сам роды принимал. Как посмотрел на меня, сказал, хитрым вырасту, так и назвал Лисом. Ну, мать и согласилась, куда ей было деваться.
- Очень интересно. Всем рассказываешь?
- А чего в этом такого?
- Ну, это же имя твоё, тем более такую историю имеет, не боишься, что я какой-нибудь колдун, использую эту информацию против тебя? – решил отпугнуть Тэнке.
- Да ладно, колдуны со скал не прыгают, - нашелся Лис и рассмеялся.
- Так и я не прыгал, - огрызнулся Тэнке. - Иди своей дорогой, Лис. Последний раз тебя прошу. Извини, конечно, но мне не интересен ни твой вид, ни твои вопросы, ни твоя история. До свидания, - выговорился верес и ещё быстрее зашагал прочь.
- Скажи хоть своё имя! – крикнул ему вдогонку Лис, остановившись.
- Оно тебе надо? Бывай! – ответил Тэнке и скрылся за деревьями.

@темы: мои жуткие творения, дети ветра

URL
Комментарии
2015-11-01 в 18:38 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 2. Знакомство

Лис решил, что раз уж этот прыгун не хочет его компании - а ведь он сделал всё, что мог, лишь бы раздобыть себе собеседника - то и стараться больше не стоит. Да мало ли он ещё людей на пути встретит. Лиха беда – начало. Однако ж, летун был без поклажи, а значит, где-то должно быть селение. Тяжелая сумка на плече резко прибавила в весе, кода Лис подумал о еде и законном отдыхе. Ноги сами понесли вперед.
Было ранее утро, но путник шел всю ночь, поэтому сон ему был просто необходим. Несмотря на свой возраст, парень был отличным следопытом, поэтому без труда смог найти тропу, по которой так стремительно удалился его новый знакомый, и вышел к селению.
Как бы ни старался Лис вспомнить карту, которую ему показывал шаман, он готов был поклясться, что на Вессе не должно быть никаких поселений. Это вроде была пустая, никому не нужная долина. С большими потоками ветра людям не ужиться. Может, это поселение магов или разбойников? Хотя тот отчаявшийся парень у скалы вовсе не был похож на разбойника. Да и вообще ни маг, ни бандит не стали бы проверять свои кости на прочность, прыгая с такой высоты.
Лис пытался припомнить, как выглядят дома магов, но почему-то память вечно подсовывала что-то невразумительное, типа странных коряг и темных склепов. Но вот впереди появились какие-то постройки, и парень понял, что деревня все же имела место быть, и вряд ли утренняя встреча была игрой воображения.
Кто бы ни жил в этих странных домишках, Лис просто обязан был попасть на их территорию. Может, у них имеется какой-нибудь бар и ночлег. Ведь желудок путника уже начинал реветь на всю округу, напоминая ему, что он не ел с заката. Да уж, прогулки пешком отнимают много сил, даже когда тебе двадцать лет. Нужно уметь остановиться, так всегда говорил старый Шаман.
Со стороны деревни кто-то завопил, и следопыт по привычке потянулся за ножом, но натолкнулся на пустой карман. Любимый нож был страшной потерей, он нес его с самого юга. Конечно, лук и стрелы защищали от нападений хищников или разбойников, отлично прятались за плащом на спине и вполне помогали Лису в охоте, но без ножа было не очень удобно. Поэтому путник составил себе план действий, который включал в себя три основных пункта: во-первых, найти пожрать, во-вторых, найти хорошего кузнеца, и, в-третьих, – если, конечно, сильно повезет, и никто в этой деревне не решит, что кишки Лиса лучше смотрятся на земле, чем на их законном месте – найти место, где можно хорошенько выспаться.

URL
2015-11-01 в 18:39 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Тэнке тем временем уже вернулся домой и активно готовился к новому рабочему дню. Подлые мыслишки о том, что возможно сегодня всё могло бы получиться, то и дело врывались в его бодрствующий мозг. Раз этого не произошло за последние семь лет, то с чего бы вдруг всё получилось в это утро? Но всегда есть вероятность, что Боги сжалятся над ним именно тогда, когда он будет меньше всего этого ожидать. Может, Ветер уже просто устал смотреть на бесплодные попытки представителя своего народа и специально пригнал к скале неизвестного парня, чтобы Тэнке прекратил эти нелепые отчаянные прыжки в неизвестность? В любом случае, никакие рассуждения не помогли вересу определиться с тем, правильно ли было отказываться от прыжка, поэтому на вечер он уже наметил себе программу – прыгнуть дважды. Вода камень точит, так ведь говорят?
А еще говорят – делу время. Поэтому, перекусив жаренной речной рыбы, и собрав все необходимые инструменты – Тэнке всегда держал их дома, хотя воровства в деревне отродясь не было – верес бодрым шагом двинулся на работу.
Профессию ему пришлось выбирать исходя из своего дефекта. Но он действительно получал удовольствие от своего дела. По сути вересы проводили большинство времени в небе не только потому, что им нравилось ощущение полета, но и потому что в основном их работа сводилась к этому: разведка, строительство высоток, срочные доставки почты, охрана воздушных объектов - да много чего. За это их и ценили другие народы, те, что были в курсе дела, конечно же.
Тэнке, однако, уже давно приспособился к тому, что его работа не будет включать в себя воздушные пируэты. Он три года пробыл подмастерьем у одного известного кузнеца в городишке, который находился в пятнадцати милях от его родной деревни. Расстояние не пугало вереса, ему было тяжело находиться среди своих, а получать возможность каких-то подработок только из-за того, что взрослые тебя жалеют, не очень-то нравилось подростку. Поэтому он и ушел искать работу у людей, ведь при желании он мог совсем от них не отличаться.
Кузнец был человеком строгим, требовательным, но добрым. Увидев Тэнке, он понял, что тот со временем научится отлично управляться с железом, а то, что парень был немногословен – это был даже плюс, не барменом же он, в конце концов, собирается работать, а в кузнице разговаривать не с кем. И может, благодаря тому, что у Тэнке было всего пять пальцев на руках, мастер и не подумал, что он из другой расы и спокойно взял его под своё крыло. Так что в этом случае изъян, от которого верес так стремился избавиться во времена своей юности, даже послужил ему во благо.
Кузнец не только кормил несчастного подростка, но и платил ему за помощь, хотя и не должен был - остальные мастера не были так щедры со своими учениками. Мало того, Тэнке мог иногда оставаться ночевать в кузнице, когда желание - не видеть никого из своих - перебивало нужду возвращаться домой. Естественно, что на рабочем месте не было кровати, но парень был неприхотлив, поэтому, накидав разных шкур, после трудного рабочего дня, он быстро забывался сном.
Ещё одно положительное качество такой работы было в том, что руки неумелого парня быстро набирали силу, и уже через пару лет, когда Тэнке ещё и немало прибавил в росте, обидные речи перестали высказываться в лицо, а в глазах бывших забияк вместе с откровенным отвращением появились искры уважения и страха. Запугивание соплеменников не было целью Тэнке. Он не желал мести, ему просто хотелось, чтобы его не трогали. Одиночество никогда не казалось вересу обузой, ведь он от рождения отличался. Поэтому и работа кузнеца ему подходила – особого общения она не требовала, и напарник для неё не был нужен.
Сейчас он уже пару лет работал самостоятельно, у него была личная кузница, которую он построил на деньги, отложенные во времена его учебы у мастера.
Но сегодня была гроза, поэтому верес решил, что надолго на работе не задержится. Срочных заказов пока не было, а те, что были, Тэнке завершил ещё на прошлой неделе, поэтому сегодня можно было поработать для себя и после обеда сходить в бар.

URL
2015-11-01 в 18:39 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Уже на подходе к деревне Лис понял, что не сможет слиться с толпой. Одет был не по сезону, видимо. Его темно-зеленый плащ, доходящий по своей длине до сапог, сильно бросался в глаза на фоне светлых коротких курток деревенских жителей. Вообще даже под дождем всё в этом месте казалось каким-то светлым и легким. Ветра, конечно, среди домов было поменьше, чем в долине, поэтому и дождь уже не казался горизонтальным, а просто косым. При этом выглядело всё довольно мило. Вполне могло сойти за любую среднестатистическую деревню, так что Лис почти расслабился и начал с интересом разглядывать место своего временного пребывания.
Прежде парень не видел, чтобы у дома было шесть углов. Начать, наверное, нужно было даже с того, что он в принципе редко видел дома со стенами – индайцы строили шалаши. Но жилище, оно и на Вессе – жилище. Все, как положено: дом, забор, огород. Цветы на лужайках либо росли маленькие с короткими стебельками, либо длинными лозами стелились по земле, тоже, наверное, чтобы ветер не побил. Какие-то плоды торчали из земли, но Лис не был уверен, что они все были съедобными. В любом случае, он не стал бы их воровать, даже если была бы глубокая ночь. Было ещё слишком рано, чтобы все жители высыпали на улицу, но половина народу явно уже проснулась. В окнах горел свет, кое-где звучала музыка, видать, здесь умели играть на каких-нибудь диковинных музыкальных инструментах.
Понятно, что на окраине не могло находиться никаких харчевен, так что путник всё ближе подходил к центру деревни, изучая надписи на домах, в поисках еды и ночлега. Названия улиц отсутствовали, что было не удивительно для такого маленького поселения. Сколько же здесь жителей? Наверное, от силы чуть больше тысячи.
Из дворов некоторых домов доносился визг или кудахтанье, значит, они держат животных – это хороший знак. С магами животные не уживаются, а разбойники свиней не разводят. Свиньи – это тяжелый груз, если вдруг нагрянул бы конвой, всех крупных животных пришлось бы побросать на месте и сматываться. Поэтому затраты на порося не всегда окупались. Если и появлялся какой-нибудь хряк в разбойничьих угодьях, то это значило, что, либо они его сами недавно отловили в лесу, либо стащили с какой-нибудь фермы из ограбленной деревни. В любом случае в этот же вечер всё животное уходило на ужин толпе голодных бандитов. А раз здесь водилась такая крупная живность, жители этой деревни вполне оседлые, и не должны быть буйными.
Углубившись в свои рассуждения, Лис не заметил, как вышел на небольшую площадь. Здесь, по-видимому, располагалась местная ярмарка. Жители уже начали стекаться сюда, чтобы открыть палатки, расставить товар получше. Быт этих людей представлялся следопыту чем-то размеренным, наверняка, они повторяли одни и те же действия каждый день, было ясно, что спешить им некуда, тем более в такую погоду. Покупателей пока не было, очереди негде не образовывались. Да и вообще Лис подозревал, что все покупки оговаривались заранее. Наверняка, каждый пучок трав, вывешенных на дальней стене, к примеру, этой палатки с пряностями, был расписан. И добавлена ещё парочка, чтобы создать видимость продажи.
Палаток было немного. Помимо еды здесь также продавали одежду, посуду и другие полезные вещи для дома и охоты. Лис остановился около небольшого шатра с разными изделиями из металла. Здесь была и кухонная утварь, и оружие, и даже небольшие украшения. Помня о том, что ему нужен хороший нож, Лис решил подойти и спросить продавца, может ли он предложить что-нибудь интересное из своего товара.
По тому, как далеко находилась деревня, и как проснувшиеся селяне начали оглядываться на него на улице, Лис сделал вывод, что к ним редко заходили гости. Несмотря на то, что враждебность пока не проявлялась в открытую, парень решил, что на всякий случай будет на чеку. Он все-таки надеялся, что быстро найдет здесь все необходимое.
Продавец посмотрел на него с каким-то недоверием. Это ничуть не расстроило Лиса, он был готов к такому приему. Но вот что было странно – так это пристальное внимание к его рукам. Конечно, существовала вероятность, что селянин ищет там оружие, но с другой стороны с чего бы следопыту держать его на виду? Совсем наивный?
Улыбнувшись пошире, Лис постарался выглядеть как можно более дружелюбно и выведать всё об имеющихся у торговца ножах. На что тот ответил ему, что чужакам ножей они не продают, опасно это, не хочется потом со своим же ножом в боку очнуться. Лис не понял, шутка это была или нет, но решил не выяснять вовсе. Он со всей душой, а ему в лицо такие слова кидают. Да неужели он похож на головореза?
Присмотревшись к продавцу, Лис понял, что все эти предметы он только сбывает, сам он никогда, наверняка, не работал с металлом, пусть и неплохо при этом в нем разбирается. Проще было найти кузнеца, о чем он и не преминул уведомить торговца. Тот, казалось, даже как-то расслабился и с готовностью начал объяснять, как пройти к кузнице. Монолог был при этом на удивление развернутым. Селянин рассказал, что кузница в деревне всего одна, но мастер у них свою работу знает хорошо, и должен помочь страннику. К тому же он приходит на работу раньше всех, и даже в такую погоду путник непременно найдет его на месте.
Конечно, Лис понял, что от него просто избавляются, поэтому в суровых глазах продавца появилось столько неподдельной радости. Воспитанием никого не обидишь, поэтому, поблагодарив торговца за разъяснения, и понадеявшись хотя бы на небольшую возможность того, что кузнец охотнее пойдет ему на встречу, Лис двинулся на другую сторону деревни.
Следопыт решил идти на дым. Объяснения продавца были хороши, да только проще было со своими ориентирами. Кузница и сейчас работала, а значит, мастер и правда не только хорошо знал своё дело, но и любил его, раз не поленился в такой день прийти с утра и развести огонь. Сегодня должна была разразиться настоящая буря, и наличие в этой местности резкого ветра всё усложняло. С таким густым дождем будет казаться, что идешь по дну. Это значило лишь то, что безопасность Лиса теперь напрямую зависела от его умения улыбаться странным селянам в поисках места, куда можно было бы бросить свои кости. Хотелось уже очутиться на мягкой, пусть даже и не слишком, кровати, и остаться здесь до того момента, пока дождь не утихнет. Можно было бы, наконец, снять с себя этот тяжелый от влаги плащ, умыться нормальной водой, а не дождевой, вытянуть свои уставшие ноги и расслабиться хотя бы на половину.

URL
2015-11-01 в 18:40 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Тэнке нравилось смотреть на огонь. Он успокаивал его. Верес находил в нем что-то, что напоминало ему себя. Вот также сильно он рвался вверх, также жгло его изнутри, но оторваться от своих поленьев не мог, они прочно держали его на земле. Как шесть пальцев на ногах. Шесть сучков и бревнышек. Хорошо хоть, что огонь в печи не должен был гореть на какие-нибудь неведомые шесть углов. Ему позволено быть хаотичным, и в этом его красота - в неповторимости его линий. А как он мог оживить железо, в какое совершенное искусство мог преобразить стекло? Огонь давал пищу, тепло и защиту.
Почему же вересы больше почитали Ветер? Хорошо, что ветер помогал огню разгореться, иначе они не ужились бы, как Тэнке не смог ужиться с остальными представителями своего вида. Может, однажды ветер его племени поможет огню внутри этого неправильного тела стать сильнее?
В дождь, похоже, постоянно тянет порассуждать. Или всему виной неудавшийся прыжок? Нельзя так часто оставаться одному без дела, лезет в голову всякое. Тэнке вспомнил нелепого парня, который так бесцеремонно прервал его каждодневный ритуал, и тут в дверь постучали.
- Извините, - произнес знакомый голос с улицы, - мне сказали, здесь должен быть отличный мастер по железу.
Посетитель открыл дверь и вошел со словами:
- Могу я…
И в этот момент Тэнке вышел к гостю. Лис как-то сразу осекся, в его лице явно читалось узнавание и удивление. Тэнке вероятно изобразил тоже самое, но отмер первым:
- Ты следил за мной что ли? В такой дождь?
- Блин, в таком прикиде я тебя и не сразу узнал, - признался Лис и рассмеялся.
На Тэнке был фартук из грубой кожи для работы с железом. Это была необходимая мера безопасности. До этого дня кузнец даже не задумывался о том, как именно он выглядит в этой форме.
- А, я тебя – сразу, - ответил верес. - В таком-то наряде и с таким дурацким именем.
- Зато оно хорошо запоминается, - не остался в долгу собеседник. - А вот я твоё до сих пор не знаю. Может быть, пора уже раскрыть тайну?
Тэнке лишь быстро посмотрел на Лиса и приступил к работе.
- Мне вообще-то необязательно идти за тобой по пятам, – продолжал путник, - чтобы знать, куда ты направляешься.
- Ты уже был здесь? – удивился Тэнке.
- Нет, но я следопыт, поэтому вряд ли смог бы потеряться, даже в таком дожде.
- Что ты здесь делаешь? – выдал Тэнке, подбрасывая в руке тяжелый молот.
- Да вот набрел на ремесленную лавку у вас на площади, - начал делиться путник, расхаживая по кузнице и трогая щипцы и цепи, - попросил привезти меня к лучшему кузнецу, а это, оказывается, ты, - хохотнул Лис и повернулся к вересу. - Кто бы мог подумать. Сломал подкову, поэтому прыгать надумал с утра?
- Я просто единственный кузнец, и, кстати, тут лошадей не держат.
- Ага, и с юмором плохо. Тут вообще люди какие-то странные. С другой стороны, не так-то это и удивительно – живете на отшибе.
- Лучше скажи, зачем тебе кузнец понадобился? Намордник выковать?
- Можешь ведь, когда хочешь! – порадовался следопыт. - Мне нож нужен был, а в лавке не продали.
- А как ты хотел? – отозвался Тэнке, бросая свою работу. – Думаешь, чужаку, - тут он ткнул пальцем в незнакомца, - продадут нож, чтобы потом из-за него и проснуться? Точнее не проснуться вовсе…
- Вот и мне примерно тоже самое сказали, практически слово в слово. Это у вас поговорка местная что ли? - спросил Лис и присел на пень, служивший здесь по-видимому стулом.
В кузнице посетители надолго не задерживались, поэтому Тэнке никогда не думал о том, чтобы организовать здесь какие-нибудь удобства. Он пристально посмотрел на Лиса и сказал:
- За свою шкуру испугались и отправили ко мне, значит. Не удивительно.
- А за твою шкуру они не боятся? Нет, я, конечно, вижу, что у тебя сильные руки и куча металла, которым можно защититься, - следопыт вертел головой, разглядывая изделия, - но всё же для тебя я такой же незнакомец, как и для них. Они что, за своих не заступаются?
- Как тебе сказать… - начал было Тэнке, но замолчал. Не хотелось ему делиться таким непонятно с кем. Верес отдавал себе отчет в том, что за него действительно вряд ли кто-нибудь заступился бы при реальной опасности, да и при вымышленной тоже. А в этой ситуации, пусть парень и не был ему знаком, агрессии он не проявлял. Может, было бы проще продать ему нож, и избавиться навсегда от его назойливого внимания? Не дай Бог, привыкнуть, что с тобой разговаривают и задают вопросы, не относящиеся к выплавке металла. Одиночество для Тэнке было не просто стилем жизни или вынужденной необходимостью, оно также было его защитой.
- Давай так договоримся, - заговорил он, подходя к следопыту. - Ты описываешь мне, какой тебе нужен нож, длина, ширина и всё такое, я его нахожу…
- У тебя тут оружейная что ли? – удивился Лис.
- С чего это?
- Ну, ты сказал, что найдешь мне подходящий нож, любой, какой бы я не назвал. Ты ведь даже не ограничил параметры. Я на самом деле могу тебе назвать любые размеры?
- Да, - просто согласился верес. - Знаешь, ты слишком много говоришь. Пойдем, я покажу тебе, что у меня есть.
С этими словами Тэнке махнул рукой Лису, подзывая того поближе, и открыл дверь в комнату справа от печи.

URL
2015-11-01 в 18:41 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Если бы никто не сказал, что это помещение находится в кузнице, то можно было подумать, что это пыточная. Комнатка-то была всего девять шагов в длину, а в ширину - семь. Стены были завешаны всевозможным оружием, предметами быта и даже игрушками из металла. Лис и в мыслях не мог себе представить такого разнообразия. В основном кузнецы не хранили у себя столько изделий, за ними же нужен был постоянный уход: чистить, стряхивать пыль, смазывать. На поддержание порядка уходил бы целый день. Но это лишь одна сторона медали. Другая заключалась в том, что при виде всего этого складывалось впечатление о богатой фантазии мастера и безмерном трудолюбии.
Естественно, что Лис обратил внимание именно на стену с ножами. Это было не абы как сделанное оружие. То, что их создавали с любовью, просто бросалось в глаза. Такое внимание к деталям было вовсе не обязательно, но не могло не радовать. Сам бы Лис, наверное, не стал бы так напрягаться, расписывая наконечники своих стрел, но повыбирать перья мог бы пару минут.
Не восхититься талантом мастера было невозможно. Лису нравились расписные лезвия ножей, хотя резьба на металле не имела никакой практической цели. Следопыт любил именно небольшие ножи, длина лезвия которых не превышала расстояния от запястья до кончиков пальцев. Мечи и клинки казались парню огромными, неудобными для обихода и бесполезными в бою.
Так как сердце Лиса было отдано луку и стрелам, он считал, что только оружие подобного плана может спасти ему жизнь. Но для ближнего боя не было ничего лучше кхури. Эти ножи как раз отличались своими небольшими размерами. Характерной чертой было то, что лезвие кхури, узкое у рукоятки, расширялось к концу. До середины лезвие оставалось прямым, а потом загибалось влево, при этом загнутая часть должна была оставаться острой с обеих сторон. Даже точить такие ножи неудобно, не то, чтобы пользоваться ими или вырезать на лезвии узоры. Лис думал, что такое оружие делают только в южных лесах. Поэтому он взял один, подержал в руки и спросил:
- Где ты учился делать такие ножи?
Тэнке не знал, как ответить. Ведь идея этих ножей пришла к нему случайно.
- Да нигде. Так, баловался и всё. Эти загнуты влево, есть с поворотом и в другую сторону. Просто нравится, как они выглядят, - ответил, наконец, Тэнке, и прикоснулся к одному из своих коротких ножей.
- Это кхури.
- Что за нелепица? Я им ещё не давал названия.
- Хочешь сказать, что ты их ни разу не видел? – изумился Лис.
- Где бы я их увидел? Единственное место, в котором я был – это соседняя деревня, та, что в пятнадцати милях отсюда…
- Да, там ветра поменьше, - сказал задумчиво Лис и, немного помолчав, добавил. – Ну, если ты сам всё это сделал, как ты мог отрегулировать правильную балансировку и длину лезвия и рукояти?
- Рукоять я делаю всегда по себе, если ножи не идут на продажу. А длина лезвия? Так она разная у всех, на пару сантиметров отличается, это точно. Тебе именно такой нож нужен?
- Да, - живо отреагировал Лис и ближе подошел к Тэнке. – За сколько продашь?
- А сколько такие стоили там, где ты их видел?
- О, ну, - замялся собеседник, - там-то считали, что такие больше никто не делает, и цену заламывали, дай боже. Давай думать о реальной прибыли. Их ведь, наверняка, никто не покупает. Местным такие ножи вряд ли нравятся.
- И то верно.
- Так что предлагаю тебе продать его как обычный охотничий.
Тэнке оторопел от такой наглости. В каждый из этих красивых изогнутых ножей он вложил кусочек своей души. Конечно, такие изделия не сильно жаловали местные, но они просто не умели с ними обращаться. Какой бы причудливой формы не был нож, руки Тэнке всегда могли найти ему применение. Может, это потому, что он их делал для себя, а может, потому что просто руки у вереса росли из положенного места. Сравнение такой красивой работы с простым охотничьим ножом казалось оскорбительным. Поэтому верес возмущенно выхватил своё изделие из рук парня, прищурился и сказал:
- Но он ведь необычный, ты же сам его так расхваливал совсем недавно.
- Хорошо, - согласился Лис, - ни тебе, ни мне. Сколько стоит охотничий?
- Пятнадцать монет. А сколько стоит твой кура?
- Не кура. Не птица же это, в конце концов, - завелся Лис, всплеснув руками. – Кхури, правильно так говорить.
- Ну, это у вас там правильно. Здесь он пока носит гордое имя «нож без названия». Так сколько?
- Бывало от пятидесяти до восьмидесяти монет.
Тут Лис немного приубавил, конечно. Так стоили кхури с простой рукоятью. А с такой красивой, с вырезанными на ней осенними листьями, меньше, чем за сотню, никто бы не продал. К тому же нож так хорошо лежал в руке, что с ним не хотелось расставаться ни за какие деньги.
- Хорошо, отдам за сорок пять, - решил Тэнке.
Лис выдохнул от облегчения. Но, вспомнив, что нужно расстроиться из-за высокой цены, глянул на вереса исподлобья, достал кожаный мешок, служивший ему кошельком, потряс им немного и сказал:
- Крутовато, конечно, но, так и быть, согласен на сорок.
- Сорок так сорок.
- Но ещё ты должен будешь проводить меня до ближайшей харчевни. Здесь же должно быть подобное заведение, - скорее утвердил, чем спросил Лис, протягивая оплату.
- Должно быть, - ответил Тэнке, забирая оплату, - и, кстати, отсюда не далеко.
- Ты-то сам как часто выходишь из своей кузницы?
- Да я практически всё время провожу на работе, постоянно что-нибудь делаю. Думаю, это в порядке вещей, ведь если любишь свою работу, то…
- Погоди, - перебил его Лис, - ты ничем кроме работы не занимаешься? А как же развлечения?
- Они мне ни к чему.
- Но ты хотя бы ешь?
- Конечно, я же живой.
- Тогда ты точно пойдешь со мной. Я не ел с заката. И, чтобы как-то оторвать тебя от работы, и постараться избавить от этого угрюмого вида, я даже готов заплатить за нас обоих, - проговорил Лис и чуть поклонился.
- Такая щедрость после того, как ты пытался купить у меня нож за бесценок? С чего бы это? – удивился Тэнке.
- Может, мне просто нравится твоя компания.
- Ну, знаешь, я не продаюсь за еду, - заявил Тэнке и после небольшой паузы добавил, - но и отказываться не собираюсь.
- Вот и славно, - ответил Лис, улыбнулся и хлопнул Тэнке по плечу. – Давай собирайся, и пойдем уже, всё равно погода ни к черту.
Тэнке сначала замер – не привык он к тому, что кто-то к нему прикасается – но потом расслабился. Нужно было затушить огонь и закрыть печь перед тем, как уходить. Он знал, что сегодня уже сюда не вернется. Дождь уже лил вовсю, при такой сырости тяжело работать. Огню должно быть не сладко. Настроение было под стать погоде, но, похоже, верес нашел себе собеседника, который готов помочь с дурным настроем и пустым желудком. Закрывая дверь кузницы, Тэнке думал, что сегодня, несмотря на дождь, должен быть хороший день.
Лис уже отошел на пару шагов, но всё равно ждал Тэнке. Понятно, конечно, что он просто не знал, куда идти, но ведь могло быть и так, что он не хотел идти один. Тэнке подумал, что уже давно не общался так с человеком, чтобы с готовностью смотреть ему в глаза и не чувствовать в себе изъяна, как с равным. Приятно быть кому-то нужным, хотя бы для того, чтобы проводить до харчевни. Может, именно эти мысли заставили его сделать то, что он сделал.
Проверив замок на двери, и оторвавшись, наконец, от своего рабочего места, верес подошел к человеку, протянул ему руку и сказал:
- Меня зовут Тэнке, считай, что ты победил маленькую войну.
Если Лис и удивился внезапному порыву наконец-то познакомиться, то виду не подал. Однако промолчать он тоже не мог, поэтому, пожимая протянутую ладонь, ответил:
- И после этого ты говоришь, что у меня имя дурацкое.

URL
2015-11-01 в 18:41 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 3. У Джо

И только выйдя из кузницы, Лис впервые заметил, что это было единственное здание, которое не имело положенного количества углов. Вместо шести, было пять. Он подумал, было, спросить Тэнке об этом, но почему-то промолчал. Может, ему не хотелось, чтобы тот опять залезал в свою скорлупу, а может, он не был готов к ответам. В конце концов, это была бы пустая болтовня, чтобы занять время, а попутчик у него не из разговорчивых. Вероятно, эта деревня с цивилизацией никак не пересекается, и вполне возможно, что держит своё существование в тайне. А он такой пришел из неоткуда и хочет сразу со всеми подружиться. В городах, где ведется оживленная торговля, в крупных центрах люди всегда открытые, добродушные. Правда, и доверия особого не вызывают. В конце концов, это ведь их работа – с улыбкой проще сбывать товар, как бы он нелепо при этом не выглядел, и каким бы бесполезным не был. Так что открытая враждебность этих поселенцев, может быть, была не так уж и плоха хотя бы потому, что дышала безграничной честностью.
Хоть Лис и провел большую часть своей жизни в лесу, он уже успел побывать во всех основных городах запада, повидать людей разных характеров и рас. Когда твой путь начинается с такой дальней точки, как южные леса, даже если не хочешь, придется идти по западному берегу, чтобы попасть на восток. Хребет Туманных гор протянулся от юга до севера на несколько сотен миль. Пройти через крутые скалы невозможно без обхода в круговую. Такая необходимость всегда растягивала путешествие на восток на многие месяцы, зато можно было приобщиться к разным культурам, увидеть много нового и интересного. Лису даже удалось выучить новый язык. А в одной деревне особенно дружелюбные жители предлагали ему проколоть нос, чтобы получить божественное благословение. На такие кардинальные меры Лис пойти не мог, поэтому разрешил проколоть себе только ухо. Впрочем, он снял колечко из непонятного материала после того, как отошел от этой деревни на приличное расстояние.
Так легко было, вспоминая яркие моменты своего пути, не замечать того, что дождь бил в лицо, а Тэнке всю дорогу молчал. По крайней мере, теперь можно обращаться к нему по имени. Подумав о кузнице и огне в печи, желудок Лиса заурчал.
Из-за грозы ничего не было видно, но харчевня, и правда, оказалась совсем близко. Осмотрев двухэтажный дом шестиугольной формы Лис снова вспомнил о том, что, вероятно, только кузнец мог себе позволить отклонения от нормы в строительстве зданий этой деревни. Интересно, почему? Пока, у парня отчего-то язык не поворачивался, задать этот очевидный вопрос. Вместо этого, Лис остановил свой взгляд на вывеске и со смешком в голосе произнес:
- У этой харчевни есть название! И надо же такое примитивное – «У Джо».
- Ну, это скорее бар, - ответил Тэнке, выплывая из своих мыслей, - чем харчевня, поэтому название вполне подходит.
- Там хоть кормят или только наливают, я сейчас быка бы съел.
- Не волнуйся, там и кормят, и наливают, и спать укладывают. На втором этаже есть комнаты, думаю, Джо сдаст тебе одну, если хорошо заплатишь, конечно. Он к чужакам чуть терпимее относится, чем остальные. Какое-то время он и сам жил в торговом порту, привык к разным людям, так что ты его не удивишь.
С этими словами Тэнке открыл дверь заведения.

URL
2015-11-01 в 18:42 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
В баре всегда было темно, независимо от времени суток. И то, что тяжелые тучи висели над городом, поливая всё подряд без разбора, нисколько не облегчало ситуацию. Свечи в комнате были, но почему-то в таком ограниченном количестве, что почти не спасали. Тэнке даже нравился этот вечный полумрак. Вересы итак не стремились осматривать углы - чего им бояться в родной деревне, а с таким освещением, если сесть в угол потемнее, можно было вообще сойти за тень. Жизнь невидимки Тэнке вполне устраивала. Быть звездой надоело ещё в детстве.
Лис сразу направился к бару, но Тэнке остановил его, дернув за плащ.
- Ты, наверное, очень хочешь побыстрее оказаться в центре внимания, но я не думаю, что это хорошая идея. Давай просто сядем за стол.
- Но я ведь ещё ничего не заказал, - ответил Лис, дергая свой плащ обратно.
- Поверь мне, тут не такое разнообразие, как у меня в кузнице, - быстро среагировал Тэнке и потащил Лиса в угол. Подойдя к нужному столу, верес положил руку на плечо голодающего и слегка надавил, заставляя того сесть на стул. – Я сам всё закажу. Просто ответь: птица или рыба.
- Давай рыбу, только я люблю жаренную. Слушай, - вдруг оживился Лис, - а уха у них есть?
- Думаю, найдется. Ты будешь рыбу с рыбой есть? Может, ещё подумаешь?
- Я давно не проходил мимо озер, одной птицей и питался, хочется, знаешь ли, чего-нибудь попроще.
- Ну, да, куда уж проще ухи и жареной рыбы. Заказ принят. Я сам всё принесу.
- Тут правило такое – я плачу, а ты - приносишь? – улыбнувшись, заметил Лис.
- Нет, решил поберечь свою задницу, ты всё-таки чужак, тут к тебе любовью никто не воспылает. Здесь все друг друга знают, и посторонним доверять не привыкли. Так что располагайся поудобнее, я скоро вернусь.
- А деньги?
- Заплатим, когда уходить будем, - бросил Тэнке и пошел к стойке, за которой трудился хозяин бара.
Джо был уже весь в работе, хотя было видно, что проснулся он недавно. Хозяин жил на втором этаже, поэтому в отличие от Тэнке, до службы добираться ему было не так уж и далеко. Зато, если бы разгромили бар, не факт, что второму этажу удалось бы избежать разрушений. На памяти Тэнке ещё ни разу ничего подобного не происходило, но он много раз слышал рассказы Джо о том, какие погромы бывали в портах. Пьяные моряки совершенно не умели себя контролировать. Но, конечно, его бар никто не смел разрушить. Старик Джо умел убеждать и успокаивать практически любого, а для тех, кто не понимал слов, он купил в каком-то городке неплохой гарпун, которую держал под баром. Он успевал пару раз уверенно достать его и крутануть в руке. Точность его бросков никто не проверял, но почему-то сомнений тоже не было.
Несмотря на то, что Джо пару лет прожил среди людей, он всё же выглядел как нормальный верес, то есть на руках и на ногах имел по шесть пальцев. Но от людей отшучивался, говорил, что это у него дефект такой от рождения, мать, мол, ведьмой была проклята. Когда спрашивали о причине проклятья, говорил, что это страшная тайна, и смерть тому, кто узнает. Так разговор сходил на нет. В любом случае наличие шестого пальца сильно в глаза не бросалось, это был просто второй мизинец, такой же дееспособный, как остальные, и по длине сильно не отличался. Таким образом, только некоторые посетители бара в порту могли разглядеть этот небольшой нюанс и задавали свои глупые вопросы, на которые получали не менее глупые ответы. К тому же в порту всегда присутствовали люди разных рас и национальностей, иногда заплывали представители таких народов, у которых было гораздо больше отличий от людей, чем какой-то лишний палец, поэтому Джо особой популярностью не пользовался. А здесь, конечно, он был за своего, потому что в этой деревне жителей, скорее, напрягал не перебор пальцев, а их отсутствие.
Вот и сейчас Джо стоял за стойкой и протирал стаканы, ничуть не стесняясь своих конечностей. Откуда ему было знать, что за столом сидит человек, ничего не знающий о вересах. Но то, что это был человек, Джо заметил. Заметил он также, кто именно привел чужака, а этого парня бармен знал ещё подростком, а значит, можно было расслабиться – Тэнке и мухи не обидит. Поэтому хозяин даже слегка улыбнулся, когда увидел, кто направляется к бару.
- Здравствуй, Джо, - сказал Тэнке и сел за стойку. – Нам бы поесть.
- Что будете?
Джо отличался тем, что не задавал лишних вопросов. Это было замечательным качеством. Может, именно поэтому из четырех харчевен, что были в деревне, Тэнке всегда ходил именно к нему. Ежу было понятно, что Джо давно догадался, кого верес притащил на обед. Но также доподлинно было известно, что хозяин не будет распускать слухов, и если не устраивать разборок, то сможет накормить кого угодно, лишь бы тот нормально попросил. А Тэнке никогда не заносился, не говорил лишнего, не жаловался на жизнь, поэтому как посетитель он был, может, и не слишком щедр, но при этом и ненавязчив. Совмещая все эти факторы, Джо легко принял правила игры: парнишка просто пришел поесть, и пришел, во имя Ветра, не один, остальное знать было не обязательно.
- У тебя есть уха?
- Конечно, только разогрею. Подождете немного?
- Да, - ответил Тэнке и, немного подумав, добавил, - давай две порции.
- Может, пока греется, выпить чего возьмешь? – предложил Джо.
Тэнке посмотрел с недоверием.
- Понимаю, что для тебя ещё рано, но сегодня весь день будет гроза, так что можно сказать, что уже наступила ночь, - добавил бармен и поставил перед Тэнке пару стаканов.
- Ну, так и быть, я сегодня на работу уже не собираюсь, можно немного отдохнуть, - согласился Тэнке и улыбнулся.
- Расчет после. Отдыхайте. Еду я сам принесу, - быстро сказал Джо.
- Ладно, - согласился кузнец.
Тэнке понял, что это была отнюдь не доброта. Джо просто хотел получше разглядеть того, кого верес притащил с собой, поэтому и вызвался сам принести еду. Сейчас Тэнке уже был в нескольких шагах от стойки и возвращаться, чтобы выклянчить возможность самому всё забрать, было бы не такой уж и хорошей идеей, так как могло сойти за неуважение.
Выдохнув, кузнец направился к Лису. Тот сидел за столом и ковырял новым ножиком дерево. Если бы Тэнке не знал, что у Лиса есть нож, он бы его даже не заметил. Следопыт так хорошо прятал его в ладони, что вызывал этим не только уважение, но и страх. Впервые Тэнке задумался о том, с кем он решил разделить трапезу. Так и не угадаешь, протянет он тебе руку с ножом или нет. Лис, конечно, не похож ни на бандита, ни на наемника, но и Тэнке не так много видел убийц, чтобы было с чем сравнивать. Верес решил не думать сейчас о возможной опасности, поэтому просто поставил стаканы на стол и сел рядом.
Лис поднял голову от стола и незаметно убрал нож.
- На травяной отвар от бессонницы непохоже, - заметил Лис.
- Да…, - замялся верес. - Это пиво. Джо предложил выпить, пока ждем уху. Не обязательно выдувать залпом пол-литра…
- Да я не против, - перебил его парень и, схватив свой стакан, сделал большой глоток.
Тэнке тоже взял свою порцию, но начал пить медленно.
Лис поставил пиво на стол и принялся высказываться:
- Так здесь вполне приемлемое пиво! Знаешь, я вообще заметил, что в маленьких городках или вот таких деревнях численностью в пару сотен пиво всегда вкуснее, качественнее что ли. Сразу видно, что здесь не добавляют так много ненужной травы. – Лис отпил ещё немного и продолжил. – При этом оно крепкое, понятно, что не на воде сварено. И как же круто, что оно такое холодное. По-моему, какое бы отличное пиво не было, если оно теплое, оно всё равно будет напоминать ослиную мочу.
- Так ты пил ослиную мочу? – заметил Тэнке и засмеялся.
Лис тоже хохотнул в ответ, стукнув Тэнке легонько кулаком по плечу.
Джо выбрал именно этот момент, чтобы принести им уху. Он поставил тарелки намеренно близко к обоим своим посетителям, и Тэнке заметил, как он задержал взгляд на Лисе. Изучает, оценивает. Оно и понятно, в этой глуши у Джо давно никаких новостей не намечалось, развлечься было нечем. У вересов жизнь вообще текла медленно. Насмотревшись вдоволь, Джо медленно вернулся к стойке. Наверное, Лис не вызвал подозрений, ведь по меркам бармена парнишка был слишком молод.
А вот Лис, напротив, насторожился, потому что кое-что заметил.
- Ты видел, - прошептал он, склонившись к тарелке с супом, - у него шесть пальцев.
- Фразу - когда я ем я глух и нем - ты, видать, не слышал ни разу, - ответил Тэнке первое, что пришло на ум, пытаясь отсрочить разговор. Но списать всё на тормоза не вышло.
- Я точно уверен, у него шесть пальцев.
- Бывает, - спокойно ответил верес, поднося ко рту ложку.
- Тебя это не удивляет?
- Мало ли людей со всякими дефектами.
- Это да, но забавно то, что я даже не понял сначала, что там лишние пальцы, выглядят-то они вполне обычно и работают, похоже, нормально.
- Тебя это беспокоит до такой степени, что ты не можешь есть?
- Не надейся, - расслабился Лис, - есть я могу при любых условиях.
И он действительно вернулся к тарелке и перестал задавать вопросы ровно до той поры, пока уха не закончилась.
- Слушай, а жаренную рыбу ты попросил? Или я уже сам могу подходить к хозяину?
- Сейчас схожу, подожди, - ответил Тэнке и, забрав тарелки, встал из-за стола.

URL
2015-11-01 в 18:42 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Хорошо, что кроме них никого не было в баре, наверное, это потому, что под дождем не так много народу шаталось по улицам. Тэнке как раз терпеть не мог шумные собрания своих соплеменников, так как они не просто не замечали его, а намеренно отводили глаза. Хотя он и не был ни в чем виноват, кода такое случалось, чувствовал себя преступником. Были особенно «одаренные» вересы, которые и к двадцати годам не вылезали из подросткового возраста и продолжали как-нибудь подкалывать кузнеца. Один из них как раз зашел в бар в тот момент, когда кузнец поставил тарелки на стойку.
Джо среагировал первым, может, чтобы отвлечь вошедшего:
- День добрый, Кизи. Выпить? Закусить?
- Добрый, Джо. Наливай, - скомандовал зашедший, взмахнув руками.
Тэнке удивлялся тому, как он сохраняет равновесие.
- Да ты, видать, уже успел где-то хлебнуть, - заметил Джо.
- Я просто ещё не ложился, вчера отмечали первый день солнца, сегодня вот, пожалуйста, пройти невозможно из-за стены дождя.
Вересы не любили дождь, поэтому Кизи, с отвращением плюнув на землю, резко захлопнул дверь. И развернувшись, он увидел кузнеца.
Тэнке опасался того, что должно начаться не потому, что не привык к разным поддевкам, просто сегодня у него не было желания отвечать. Он всего лишь собирался поесть и выпить в компании человека, который не стеснялся с ним разговаривать. Перед Лисом как-то неудобно было затевать спор. Не то, чтобы Тэнке не мог постоять за себя, просто за многие годы он уже итак сбил себе все кулаки, а вот такие вересы, как Кизи, всё равно не затыкались.
- Здравствуй, друг, - начал Кизи, намеренно сделав ударение на последнее слово, - как дела? Как работа, хотя я бы не назвал такую работу достойной нас, но ведь и ты вроде не один из нас, так что…
- Хватит, я не в настроении сегодня, - оборвал его Тэнке.
- Да ладно, ты родился не в настроении, - ответил Кизи, подходя к бару, - и оно полностью соответствует твоему внешнему виду - с ним, как с настроением сплошные неполадки.
- Это в тебе говорит переизбыток алкоголя. Ты вообще уверен, что хочешь спорить?
- У тебя просто лицо такое, что промолчать невозможно, вечно на кулак напрашивается.
- Сам-то давно в зеркало смотрел.
- Да я тебе…, - замахнулся было Кизи, но, похоже, что-то ему помешало.
Никто и не заметил подошедшего Лиса. Кизи стоял лицом к бару, поэтому спина у него была не защищена. Но он и подумать не мог, что на него может кто-нибудь напасть, ведь он просто не разлядел человека, сидящего в дальнем углу. Когда была необходимость, Лис умел не привлекать к себе внимание. Тэнке тоже не заметил, как Лис встал со своего места. Он действовал так быстро и так бесшумно, что даже Джо не успел среагировать вовремя. Все очнулись только тогда, когда замолчал Кизи, оттого, что чья-то рука упиралась ему в правый бок. Ножа в руке у Лиса не было видно, но Тэнке знал, что он там есть. Лис приблизился к правому уху вереса и зашептал:
- Вообще-то я не люблю святить своим оружием, но тебе разрешу посмотреть, - после этой фразы он немного приоткрыл ладонь и теперь и Кизи и даже Джо увидели небольшой нож. - Надеюсь, тебе хорошо видно, что я собираюсь сделать, если ты не прекратишь, - на этой фразе Лис немного надавил рукой на правый бок Кизи. Он целился точно в печень. - Красивый, правда? Маленький, но такой острый. Представь, как легко он разрежет одежду, а там уже дело за малым. Знаешь, Тэнке очень любит свою работу и хорошо ухаживает за ножами в частности, поэтому я уверен, что он заточен, как бритва. А ты как думаешь?
Пусть у вересов раны и заживали быстрее, но отсутствие жизненно важного органа сказалось бы на Кизи паршиво, поэтому он просто молча стоял и не шевелился, боясь ненароком подтолкнуть этого незнакомца к непоправимым действиям.
Лис тем временем продолжал:
- Ты мог бы просто дать нам возможность перекусить и пойти дальше, но тебе захотелось поговорить. Ты, должно быть, очень одинок? Давай знакомиться. Не обещаю быть тебе другом, но имя твоё запомню.
Верес молчал.
Тогда Лис ещё немного надавил рукой на правый бок и спросил:
- Имя?
- Кизи, - медленно произнес верес.
Никто не двигался, все просто следили за происходящим. Кизи, вероятно, ожидал, что старик Джо как-то сможет сгладить ситуацию, поэтому смотрел на него во все глаза. Однако Тэнке вышел из ступора первым и обратился к Лису:
- Развлекся? Хватит. Давай ты сейчас отпустишь его, и мы уйдем.
- Уверен? Мне почему-то кажется, что он не понял ни слова, а имя своё назвал по привычке, потому что это единственное, что он умеет говорить. Бедняга…
- Ну, правда, неужели ты хочешь быть, как он, - настаивал Тэнке.
- Нет, Тэнке, я просто хочу, чтобы он учился на своих ошибках. А подойти к тебе с такими наездами было его большой ошибкой, - отозвался Лис. Потом он снова почти в ухо зашипел на заложника. - Правда, Кизи? Ты же понимаешь это?
- Да, я … я всё понял… Вы можете спокойно продолжать обедать, я к вам больше не подойду.
- Знаешь, а я уже сыт, – сказал Лис, и затем добавил, обращаясь к Джо. – Еда отличная, ей богу, а пиво так вообще выше всяких похвал, но атмосфера мне что-то разонравилась. Ты уж извини, Джо. Я, конечно, за всё заплачу. Сколько там, кстати?
- Пятнадцать монет, - тихо ответил Джо.
Лис одной рукой достал из кармана кошелек, и отдал его Тэнке, сказав: – Отсчитай сорок монет, будь любезен, руки заняты, не могу оторваться. – Правую руку при этом Лис по-прежнему держал приставленной к боку Кизи.
Затем, кода бармен получил из рук кузнеца оплату, снова обратился к Джо:
– Так сказать, за моральный ущерб. И да, друг, ты не мог бы нам на дорожку дать бутылочку чего покрепче, а то на улице погода отвратительная, а я так хочу чем-нибудь поднять Тэнке настроение. – Тут Лис повернулся к Кизи и продолжил. – Ты же говорил, что Тэнке родился с таким настроем. Как думаешь, я хоть немного его поднял?
Кизи молчал. А Джо полез на верхнюю полку за бутылкой.
- Ладно, можешь не отвечать. Тэнке, - крикнул Лис, по-прежнему смотря на свою жертву, - ты не мог бы взять у Джо бутылку, у меня руки заняты.
- Да, конечно, Лис, - ответил тот, и Джо сам уверенно вложил бутылку крепкого самогона, настоянного на орехах, в руку вересу. – Спасибо, Джо, - поблагодарил он хозяина, а затем снова обратился к парню. - Тебе не кажется, что нам пора.
- Да, засиделись мы что-то, ты прав, - подтвердил Лис и улыбнулся, - Сейчас я медленно уберу руку, и никто не станет делать резких движений. Между прочим, кидаю я очень метко, на случай, если кто-то резко осмелеет.
- Думаю, тебя все поняли. Пойдем уже, - заторопился кузнец.
Лис медленно убрал руку и, спрятав нож, забрал у Тэнке бутылку самогона. Помахав на прощание Джо и Кизи и, схватив кузнеца за рукав, парень быстро пошел к выходу. Им вслед не было сказано ни слова. Видать, вересы были просто в тихом шоке.
Тэнке тоже не мог понять, что это было. Он, конечно, привык к нападкам, но и защищаться привык сам, к тому же до драки дело уже давно не доходило. Кузнец знал, что теперешние козни – это только отголоски, только слова, и произносятся они исключительно по инерции. Тэнке вроде даже смог приспособиться к такому. Это, безусловно, не радовало, но и жить не мешало. А теперь что делать? Кто бы мог подумать, что Лис это всё так серьезно воспримет? Приятно было, что следопыт заступился за него, но этим он нарушил привычный распорядок. Теперь точно никто в селении не будет рад его пребыванию здесь. Джо, может, ничего и не расскажет, но Кизи после такого однозначно поделится занимательной историей о том, что на него напал человек, которого привел инвалид. А тот, что из лавки, припомнит, что не зря не хотел продавать странному субъекту нож. Сложив все факторы, вересы вынесут вердикт, что путник изначально пришел с намерением разграбить деревню. Или ещё придумают какую-нибудь чушь покруче.
Поэтому, отойдя на приличной расстояние от харчевни, Тэнке заговорил:
- Зря ты так, это был любимый клиент Джо.
- Новых заведет, пиво-то отменное, - как-то нервно улыбнувшись, ответил Лис.
- Послушай, - начал объяснять Тэнке, заставляя Лиса остановиться, - при том, что Кизи частенько нажирается, как свинья, за выпивку он платит исправно до последней монеты, иногда может и на чай оставить. К тому же он всю жизнь здесь прожил, его все знают. А от тебя что можно получить? Новые неприятности? Ты только появился, а уже ножом сверкаешь, тем более мной изготовленным. Думаешь, я бы не смог ему ответить? Сам же понял, что это уже не первый раз. Я просто не хотел при тебе в конфликт ввязываться. Теперь вот нам негде найти тебе комнату.
- Раз ты начал за меня беспокоиться, думаю, ты можешь пригласить меня к себе в благодарность за спасение, к тому же у меня есть вот это, - нашелся Лис, указав на бутылку, и улыбнулся Тэнке во все тридцать два.

URL
2015-11-01 в 18:43 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 4. Вечер откровений

Дом кузнеца был на самом отшибе, с другой стороны деревни. За неимением другого выхода именно туда верес и потащил человека.
Тэнке шел и думал, что его жилище сейчас - единственное безопасное место для человека. Да и Лис, безусловно, это понимал. Вот только откуда такая уверенность, что Тэнке его просто не прогонит из деревни? Подумаешь, устроил спектакль, заступился. В конце концов, жизни кузнеца это нисколько не угрожало. Но следопыт ведь не мог знать этого наверняка. Он первый раз оказался в этих местах, и сложил собственное представление о том, что здесь происходит. Для него это были обычные люди, которые почему-то живут особняком и не очень приветствуют посторонних. Да таких деревень по всему миру, наверняка, были сотни. Он и представить не мог, что это отдельная раса, и что нападать на них чревато для здоровья. Может, именно из-за блаженного неведения Лис и кинулся на защиту того единственного, кто не отвернулся от него, выслушал, помог, да ещё и накормил. Это похвально, но и опасно тоже. Зачем он полез на рожон, совершенно не разобравшись в ситуации? И вообще у Тэнке складывалось впечатление, что его попутчик в принципе сначала делает, а потом думает. Кто его тянул за язык ещё при первой встрече? Ведь если бы Лис тогда не заметил вереса на скале, мог бы пройти мимо деревни и дальше спокойно продолжить путь. Или же, будучи следопытом, парень все же добрался бы до селения, независимо от Тэнке. Нарвался бы он на драку в таком случае, не окажись рядом вереса? Может, да, а может, и нет. Если бы первым не полез, никто бы не накинулся.
Комнату бы ему точно не сдали в надежде, что он быстрее отсюда уйдет. Однако, если бы его привел кто-то из коренных жителей, тогда шансы на отдых повышались. Но, черт побери, Тэнке не был хорошей кандидатурой. Лис нашел самого исключительного вереса, не подозревая об этом. Одиночество кузнеца и слишком долгий путь следопыта способствовали тому, что защитные стены немного пошатнулись, и Лису хватило этого, чтобы сесть Тэнке на шею.
- Приятель, хватит грустить. Жизнь прекрасна. Про погоду ничего не скажу, но у нас есть выпивка, - сказал Лис, победно поднимая бутылку вверх.
- Точно, выпивка поможет нам отключиться, когда мои односельчане решат с тобой разобраться всем скопом. Говорят, пьяному море по колено. Стоит проверить, как думаешь? – почему-то огрызнулся Тэнке.
- Я вообще-то для тебя старался, - погрустнел Лис.
- Я, кажется, тебе всё объяснил уже. Я бы справился сам. Не впервой.
- Тем более, друг, если не впервой, значит, я тебе был просто необходим. Теперь уж точно этот, как его там…
- Кизи. Ты же обещал его имя запомнить, - съязвил кузнец.
- Да кому оно надо вообще? Это было так, для красного словца, – ответил Лис, взмахнув руками, отчего брызги от плаща полетели во все стороны. - Так вот этот Кизи подумает несколько раз перед тем, как подойти к тебе с подобными фразочками.
- Ты то почему не подумал, объясни мне? – парировал Тэнке
- Я привык быстро реагировать на такие вещи, - заметил Лис. – Не ход наступления войск же мне планировать. Что было под рукой, с тем и пошел. И, похоже, что очень вовремя.
- Давай так, - сказал Тэнке, повернувшись к Лису и чуть замедляя шаг, - чтобы ты не подумал, что я тебе не благодарен, я разрешу тебе остаться до завтра. Все равно сегодня благая весть о неизвестном разбойнике, пригретом проклятым калекой, только начнет расходиться по деревне...
- Почему калекой? – перебил Лис.
- О чем ты? – не понял Тэнке.
- Ты сказал: «проклятым калекой». Почему калекой? И почему проклятым?
- Ты же не думаешь, что если попал в закрытую деревню, в которой люди с чужаками и парой слов не хотят перемолвиться, и встретил меня, то я должен вывалить на тебя всю информацию о своей жизни?
- Да я не знаю, что думать. Тут вообще что-то странное творится, - сделал вывод Лис и зашагал быстрее. – Далеко ещё до твоего дома?
Тэнке подумал, что Лис впервые задал правильный вопрос. Пора бы перестать выяснять чужие секреты. Верес не думал, что должен рассказывать что-то настолько личное. С одной стороны, он понимал, что сам ляпнул лишнего, и Лис имеет полное право спросить. Вроде парень и вызывал доверие, но Тэнке не был уверен, что тот всё воспримет, как надо. Спасало то, что у них была бутылка самогона. Под градусом говорить будет проще, и можно будет незаметно уйти от темы.
- Нет, ещё метров двести.
- Деревня вроде стоит в глуши, но ты, похоже, вообще живешь на отшибе. Твоему дому места поближе к остальным не выделили?
- Я сам это место выбрал, не люблю лишнее внимание.
- Да, тут ты бы вообще никакого внимания не получил. Ты же почти в лесу живешь.
- Я люблю природу больше, чем…
- Чем своих односельчан? – перебил Лис. – Что же они тебе сделали? Или, может, ты им?
- Мы пришли, - предпочел проигнорировать вопрос Тэнке и указал на свой небольшой дом, стены которого, как и догадывался Лис, составляли стороны равного пятиугольника.

URL
2015-11-01 в 18:43 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Снаружи дом казался вполне обычным. Но, пройдя внутрь, Лис понял, что скрыть ремесло, которым Тэнке зарабатывает себе на хлеб, в этом месте было бы также невозможно, как и в самой кузнице. Если следопыт ожидал чего-то спартанского, немного изучив натуру своего нового соседа, то он должен был признать, что ошибся.
В доме было всего две комнаты – кухня и спальня, и они были заставлены не только необходимыми предметами, но и кучей безделушек из железа, меди и даже серебра. Видно было, что Тэнке и над ними трудился не один день. Взять хотя бы ножки у стола и стульев. Они были железные, с яркой медной окантовкой. Естественно сама столешница и сидушки на стульях были деревянные, добротные и похоже не проломились бы даже в том случае, если бы Лис привел небольшой отряд, чтобы попрыгать на них. Работа человека, крепкого и стойкого, которому, при этом, не чужда и элегантность что ли. Лис не знал, что обозначали все эти завитушки, но они безумно ему нравились.
Печка была стандартная, но при этом рабочая поверхность была сдобрена разными непонятными штуками, служившими, вероятно, для более удобного приготовления пищи. Справа от печки на стене висел шкаф для тарелок и кружек, который был также гибридом дерева и металла. Ручки шкафа были отлиты в форме маленьких птиц. Перья так четко проработаны, что, казалось, эти крылатые малыши сейчас оторвутся - каждая от своей дверцы - и взлетят. Птицы были слабостью Лиса, он знал названия практический всех известных представителей, и не только те виды, что обитали в его местности. Он также видел множество рисунков путешественников из мест, де следопыт еще не бывал. Но те, что были изображены на этом шкафчике, явно были плодом фантазии мастера.
Рядом стояла тумбочка для крупной кухонной утвари, которую составляли кастрюли, сковородки, казаны. На тумбе – большая металлическая кружка со вставленными в неё вилками и ложками, ручки которых были витиевато украшены изображениями луны и солнца.
К стенам было прибито множество полок с разными поделками из меди и серебра. Одни полки просто ровно висели на стене, другие – соприкасались под разными углами, поддерживая друг друга. С потолка свисали круглые рамки, в которых можно было увидеть разных миниатюрных рыб и животных, закрепленных толстой леской. Внимание к деталям в этих поделках поражало.
Кроме прочего на стенах висели многоуровневые подсвечники. Когда, наконец, Тэнке начал зажигать их, Лис понял, как сильно ему был необходим свет. Если сначала страннику казалось, что его знакомый любит полумрак, то теперь он понял, что ошибался. Свет разрывал темноту, придавали стенам и потолку объем. Если здесь было так много свечей, Тэнке просто не мог не любить солнце. Он мог быть каким угодно в кузнице, или в баре, или на той же скале, стоя под дождем, но, скорее всего, настоящий Тэнке проявлялся именно здесь и сейчас, во всех этих мелочах, которые его окружали. Это был его дом, его душа, вывернутая наизнанку. И она была красива, несмотря на угрюмый вид хозяина.
Тут Лис задумался, насколько сильно Тэнке берег своё одиночество. А был ли здесь вообще хоть кто-нибудь до него? Видел ли, сколько сил потратил мастер, создавая вокруг себя идеальное укрытие?
Следопыт подошел к одному из подсвечников и начал впускать в комнату больше света. Тэнке продолжал зажигать свечи на другой стороне комнаты. Когда процесс был завершен, он пригласил Лиса к столу и, попросив немного подождать, ушел в спальню.
У вереса во второй комнате в полу был погреб. Там он хранил разные съестные припасы, в основном, дары земли и воды – рыбу, сушеную траву и грибы, и сырые овощи. Через пару минут он вышел оттуда со связкой вяленой рыбы и большим куском сыра, который приятно пах травами.
Нарезая сыр, Тэнке рассказывал о своем доме, о погребе, о том, как он ловил эту рыбу и собирал дикую малину. Сам он не выращивал - времени не было – но закупался раз в месяц у местных. За все отдавал не больше шестидесяти монет.
Тут то и представилась возможность Лису выяснить, почему у домов по шесть углов. Как оказалось, это было священное число деревни. Все праздники выпадали на шестые числа, включая празднование Нового года. У каждого дома должно быть шесть углов, во дворе должно расти не менее шести разновидностей цветов. Даже работа начиналась в шесть утра и заканчивалась в шесть часов вечера. Год делится на две части по шесть месяцев, а не как у людей – на четыре части и по три. Но тут скорее дело в климате, ведь в долине Вессе нет зимы, а осень настолько плавно перетекает в весну, что оба эти сезона образуют одно полугодие, а лето – второе.
Слушать о том, как живет Тэнке, было действительно интересно. Удивляло, что в таком с виду простом и спокойном парне могут прятаться такие сильные эмоции. Пусть он и говорил тихо, и не разбрасывался жестами, в отличие от своего нового знакомого, его дом кричал. Не мог же равнодушный человек создавать такую красоту.
Лис сидел за столом и вертел в руках небольшую кружку с ручкой в форме трески, и не переставал восхищаться:
- Слушай, здесь так красиво, будет обидно, если твои соседи разгромят всё это.
- Да, но, если ты уйдешь, я думаю, что смогу всё уладить, - ответил Тэнке, садясь на соседний стул. Для себя он достал кружку, ручка которой изображала гусиное перо.
Было ещё рано для такого крепкого напитка, но всё же он открыл бутылку с самогонкой и разлил её по стаканам. Потом он подошел к тумбочке, достал оттуда большой кухонный нож, рукоятка которого была похожа на корни дерева, и начал резать хлеб.
Гость тем временем решил поменять тему разговора:
- Я ведь заметил, что у Кизи тоже было шесть пальцев на руках. Это у них семейное, да?
- Ох, - выдохнул Тэнке.
Ну, конечно, Лис продолжит спрашивать его об этом, куда там до блаженного неведения. Люди порой бывают так любопытны, что Тэнке иногда рад отличаться от своих собратьев. Меньше знаешь, как говорится…
А Лис хотел знать всё обо всём. Он будто ещё не вышел из того возраста, когда ещё разрешается казаться тупым и задавать вопросы, не боясь, при этом, прослыть нетактичным. Как ребенок, ей богу. Но раз сказал «А», говори «Б».
И Тэнке ответил, поворачиваясь к Лису:
- Для этого разговора надо ещё выпить.

URL
2015-11-01 в 18:44 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Первые полчаса Лис решил не возвращаться к своему вопросу, но потом подействовала самогонка.
- Так и чего, ты расскажешь мне про физические отклонения? – заговорил Лис, еле выговаривая слова из-за того, что в это время жевал бутерброд из сыра, спинки рыбы и хлеба.
- Может, ты прожуешь сначала? – отреагировал Тэнке. - Какие отклонения?
- Ну, шесть пальцев, например, я же заметил сразу. Только у этих двоих такая проблема?
- Нет, у всей деревни.
- Поэтому они живут так замкнуто? Боятся, что у них лишние пальцы отрежут? – решил пошутить Лис.
- Что за бред?
- А тебя не любят, потому что у тебя нормальные руки?
- По их понятиям, у меня руки не нормальные.
- Это какая-то другая раса, ведь так? Они такими рождаются? А ты? Ты здесь родился? – Лис вдруг стал похож на стрекоча, казалось, поток его вопросов не оборвать.
- Стой! - ответил кузнец и сделал большой глоток.
Неизвестно по какой причине, но Тэнке решил соврать. Если бы его спросили в тот момент, зачем он это сделал, верес просто пожал бы плечами. Возможно от того, что ему впервые за многие годы не захотелось терять собеседника. Пусть Лис был слишком болтлив и не знал чувства меры ни в еде, ни в выпивке, ни в личном пространстве, но он был прост, как бублик, и казался таким настоящим, что для Тэнке стало откровением. А после того, как парень назвал его соплеменников странными, то верес просто не мог не проникнуться к нему симпатией. Он уже давно смирился с мыслью, что на него смотрят либо с жалостью, либо с отвращением; что никто не стремится просто спросить, как дела, и обращается к нему исключительно по делу. А этот парень смотрел на него вполне добродушно, не помышляя о том, что Тэнке мог быть кем-то ещё, кроме простого кузнеца, повстречавшегося ему на долгом одиноком пути. Что мог ждать и хотеть от него Лис кроме как просто провести вечер в компании человека, с которым можно поговорить ни о чем и немного отдохнуть? Возможно, поэтому Тэнке соврал о том, что он просто человек.
- А как называют себя жители деревни?
- Вересы.
- Смешное слово, - заметил Лис. - То есть твои родители были люди? Где же они сейчас?
- Давно умерли. Мать вскоре после родов разбилась.
- С той самой скалы?
- Да. - Про то, что она почему-то после родов не смогла подняться, Тэнке решил умолчать. А также про то, что воздушная подушка должна была её остановить от падения; что она должна была приземлиться на ноги, как и её сын; и что когда-то она прошла посвящение одной из первых и была чуть ли не лучшей летчицей, но ей это не помогло. Пусть Лис думает, что вересы отличаются от людей только пальцами. – А отец… ну, он воспитывал меня один в течение семи лет.
- В этой враждебной деревне? – удивился Лис. – Как твои родители вообще попали сюда?
- Не знаю, они мне об этом никогда не рассказывали, - продолжал выдумывать Тэнке. Но то, что он сказал следом, было правдой. - Их здесь любили, и когда не стало мамы, люди всё равно с уважением относились к отцу.
- Он тоже был кузнецом?
- Нет, он был простым рыбаком, но зато самым лучшим, - мечтательно протянул Тэнке.
- Так что произошло, когда тебе было семь?
- Произошло раньше, когда мне было пять. Отец подхватил какую-то болезнь, и она медленно вытягивала из него жизнь. Он всё храбрился, говорил, что у него всё хорошо, что ничего не болит. Также ходил рыбачить, только спал больше. Я думал, что он просто устает и тоскует по матери. Когда поняли, что он болен, уже ничего нельзя было сделать. Через полгода он умер, - закончил верес и утопил воспоминания в стакане.
Тэнке и сам подхватил эту болезнь, но он же не был простым человеком, поэтому для него эта злая лихорадка прошла как обычная простуда. Было обидно, что он не смог спасти отца. Казалось несправедливым то, что ему, дефектному, дали возможность жить, отобрав тех единственных, кто по-настоящему любил его.
- Сочувствую твоей утрате. Наверное, они тоже очень любили тебя. Похоже, что без них тебе пришлось несладко.
- Да уж, меня воспитала деревня. Как могла. Хорошо, что у меня был дом, и отец научил меня рыбачить и собирать правильные грибы и ягоды. В принципе, я в семь лет уже многое умел делать. Только кур и свиней не мог содержать, да это было и не к чему. Иногда мне приносили мясо соседи. Я солил его, сдабривал перцем и прятал в погреб. Месяц мог есть. Варил супы из грибов, рыбы, трав. Но деньги нужны были тоже. Тем более после того, как…
И тут верес снова запнулся. Откровения перешли все границы. Он не мог рассказать о том, что произошло с ним в 12 лет. О том, как он мечтал об этом, смотря на взрослых, как ждал своего дня рождения, чтобы, наконец, присоединиться к стае. О том, как он первый раз приземлился на камни, но это было ещё не так страшно, ведь с первого раза половина падает. О том, как в течение всего последующего года он прыгал с этой чертовой скалы и падал вниз. О первом разочаровании, первых шепотках, тычках и драках. Нет, Лису это ни к чему знать. Он же человек, и Тэнке тоже будет человеком, раз другого не дано.
- Что такое, Тэнке? – заволновался Лис, заметив, что кузнец отключился от реальности.
- Во сколько лет вас отправляют на работу? – вдруг спросил Тэнке.
- Даже не знаю, по-разному. Может, если бы мой отец чего умел, так и я пошел бы по его стопам или что-то типа того. Но я говорил, что мать моя сбежала от своей семьи, от этого бродяги, который её мной наградил. Но я не жалуюсь, у меня было хорошее детство. Мать меня любила, но ещё больше она любила мужиков. Много у неё их было, каждый год новый, я даже имена перестал запоминать. За неделю до того, как я ушел, она себе ещё одного завела. Меня они не воспитывали, да и не смогли бы, даже если захотели бы. Я в детстве совсем неугомонный был. Единственный пример для меня был - сын шамана. Его я слушался, он тоже был следопытом и из лука меня стрелять научил. А так, чтобы где-то работать, у нас такого в принципе не было. Овощи и фрукты мы выращивали сами, зерно на лепешки и на каши. Скотину разводили. На моей памяти, индайцы ничего не приносили из городов такого, что бы пошло на пропитание. Оружие тоже делали сами. Много ли надо для того, чтобы сделать лук? Я и сам умею их строгать. Короче, не знал я никогда, что такое работа.
- Знаешь, какая бы твоя мать не была, главное, что она жива и здорова. Мне кажется, если бы моя была здесь, я бы ей всё простил.
- Так и я свою ни в чем не виню. Мы скорее были братом и сестрой, чем матерью и сыном. Она меня в пятнадцать лет родила. Пыталась сначала как-то строжиться, но не выходило. Меня старшие жизни учили, а мать так, на коленки шептала, когда разбивал, целовала в макушку и выгоняла гулять на улицу. А когда я вырос, и это делать перестала.
- Вам совсем не нужны были деньги? – с подозрением спросил Тэнке
- Зачем? – удивленно ответил Лис, - я же сказал, что у нас всё и так было.
- Откуда у тебя тогда столько монет?
- Так это я свои луки по пути продал, - заключил тот, сделав глоток.
- Мог бы работать мастером по лукам, - предложи Тэнке, отпивая из своего стакана.
- У нас это никому не нужно было. Да и разве это работа? Это ведь удовольствие, как для тебя ковать железо, - нашелся Лис, хлопнув по плечу вереса, задумался на пару секунд и сказал. - Знаешь, я как-нибудь обязательно сделаю тебе лук.
- Не успеешь. Ты здесь до завтрашнего утра.
И они замолчали.

URL
2015-11-01 в 18:44 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Неловко как-то вышло. Тэнке понимал это, но нужно было расставить всё по местам. Бутылка уже кончалась, оба были навеселе, но завтра хмель выветрится, а недовольная толпа останется.
- А что тебя здесь держит, Тэнке? – вдруг спросил Лис. - Я так понимаю, ты с малых лет начал пахать, чтобы выжить, остальные мало помогали тебе, и как я погляжу - пусть ты и не хочешь этого говорить, но это ясно, как день – ещё и ненавидели тебя за то, что ты другой.
- Я начал работать с 14 лет. Старый кузнец из соседней деревни взял меня к себе подмастерьем. Я ему очень благодарен, он относился ко мне как к человеку.
- А остальные как к «проклятому калеке»?
- Я надеялся, что ты уже забыл об этом, - отозвался Тэнке, заглядывая в пустую кружку. - Но ты прав, и теперь мне здесь придется не сладко. Все уже давно притихли и не обращают на меня внимание. Хорошо быть незаметным. Я своё отвоевал, по крайней мере, больше никто не пытается померяться со мной силой. То, что было в баре – исключительный случай. Просто Кизи был слишком пьян. Поверь мне, в своё время я его хорошенько отметелил. Но теперь конфликт может разгореться не из-за моих особенностей. Они могут подумать, что я специально тебя привел, чтобы ты ненавистную мне деревню разорил. Смешно даже. Я бы так никогда не сделал, но вересы – народ подозрительный.
- Если тебя здесь ничего не держит, пойдем со мной, - предложил Лис
- Я даже не знаю, куда ты идешь, - хохотнул Тэнке.
- О, если вкратце, я иду в Астат.
- Он вроде бы на самом востоке у океана. Зачем тебе туда? Это же город науки.
- А я, по-твоему, в науке не силен что ли? Я хочу летать.
Тэнке будто холодный пот прошиб. При чем здесь наука вообще? Ты либо можешь летать, либо нет, третьего не дано. Он никогда не слышал о том, чтобы люди летали.
- В каком смысле?
- Вот у тебя так много изображений птиц, признайся, что ты тоже не раз об этом думал. Я слышал, там строят повозки, которые могут подниматься в небо. Я бы всё отдал за то, чтобы оказаться на таком, когда он будет завершен. Они набирают добровольцев для того, чтобы те помогали в строительстве.
- Из чего корпус? – сразу поинтересовался кузнец. Он уже видел летающих змеев, и знал, что небольшой груз можно поднять в небо если разогнаться, но управляют им потоки Ветра. Есть еще, конечно, птицы, доставляющие людям почту. Но из крыльев ничего не построить так, чтобы человек мог нацепить их и взлететь.
- Из металла.
- Не смеши меня. Как металл может подняться в небо.
- Я покажу, - охотно ответил Лис и в предвкушении полез в свою дорожную сумку. Из одного кармана он достал какую-то металлическую игрушку, из другого – бутылек с непонятной вязкой жидкостью. - Я же не на пустом месте всё это планирую. Я знаю, человек сможет взлететь, если не при помощи своих скромных способностей, то уж точно при помощи вот этого. Представь, что ты сможешь резать железными крыльями облака! А как быстро можно будет преодолевать расстояние между городами, и наконец-то перелететь эти Туманные горы, не тратя на дорогу месяцы нудного пути!
Лис всё больше распалялся, а Тэнке никак не мог понять, что делает эта штука в руках человека. Но тут путник достал гвоздь из своей игрушки и в образовавшееся отверстие залил жидкости из бутылки. Затем он вставил гвоздик обратно, что-то крутанул и поставил свою штуковину на стол. Через пару секунд это со странным пыхтением начало подниматься в воздух. Изделие плавно долетело почти до потолка и также плавно опустилось обратно. Тэнке подождал, пока аппарат приземлится и перестанет пыхтеть, и осторожно взял его в руки.
- От чего эта штука работает?
- От этого масла, насколько я понял.
- Нужно всего каплю?
- Ну, она же маленькая. Для большой могут понадобиться литры.
- У тебя есть ещё?
- Нет, только этот маленький бутылек. Мне проезжий ученый заплатил этим за лук, и за кружкой доброго пива рассказал, что таких в Астате полно. Они как раз занимаются разработками.
- Я никогда не видел ничего подобного, - сказал Тэнке, разглядывая непонятный предмет.
- Так и я тоже, но, когда увидел, решил, что должен во что бы то ни стало добраться туда. Ты, как кузнец с таким отличным чувством металла, можешь там очень пригодиться. Я то просто могу быть тягловой силой, ничем не лучше осла, а у тебя талант. Представь, какими красивыми были бы летательные аппараты, выходящие из-под твоих рук. Ты смог бы сам научиться их делать, приспособить под это свою кузницу. Подумай хорошенько. Что могут дать тебе эти вересы, кроме подозрений и ненависти, тем более после сегодняшнего инцидента? И что может дать тебе Астат. Металл – это твоя стихия.
- Может, ты и прав. Даже если бы я собрал такую штуку, без масла она бы не взлетела. Интересно было бы узнать состав, - начал размышлять Тэнке. - Только ты представляешь насколько это опасный путь? В западной части нет той жестокости и разбоя, которая процветает на средних лесах и долинах.
- Мне всё равно, я для себя всё решил, - гордо отчеканил Лис.
- Я так не могу, - ответил Тэнке, отдавая аппарат.
- Да ладно, врос ты что ли в эту землю? Она же не принимает тебя, разве ты не видишь. Пора искать новый дом. Вместе мы со всем справимся, я лично считаю, что мне даже повезло встретить тебя. Я мало понимаю в кузнечном деле, но ведь в Астате без него никак, а тебе без следопыта никуда не добраться. Мы нужны друг другу. Могли бы завтра и начать наше путешествие, раз срок моего пребывания здесь так ограничен.
Тэнке встал из-за стола. Умом он понимал, что Лис прав, но ведь его голова сейчас была затуманена алкоголем.
Верес начал нарезать круги по комнате, пытаясь собрать мысли воедино. Сколько бы он не взвешивал все за и против, одна настойчивая мысль постоянно билась в его голове – если Лис уйдет завтра, Тэнке может никогда не взлететь. И эта мысль победила все предрассудки. Верес остановился рядом со столом, выдохнул и сказал:
- Завтра в 4 часа утра.
- Ты согласен? – обрадовался Лис и буквально подскочил со стула.
- Нужно лечь сейчас, тогда ты успеешь выспаться, а я встану пораньше, чтобы собраться. Время подходящее, вересы к нам точно в такую рань не ворвутся…
Он уже начал прикидывать, какие инструменты нужно взять с собой, сколько еды им может понадобиться в дороге, какое оружие выбрать для охоты и защиты.
- Скажи, что согласен, - перебил его довольный Лис, - пока я этого не услышу, не отстану.
- Да согласен я, согласен.
- Вот и славно. Тогда показывай, где я буду спать.

URL
2015-11-02 в 01:15 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 5. Сэм

Выдвигаться ночью было опасно, но дождь закончился пару часов назад, так что видимость была не такая уж и плохая. Вересы довольно хорошо ориентировались по частям света – если одного из них раскрутить и остановить, он мог безошибочно указать на север – и видели в темноте, не как кошки, конечно, но всё же лучше людей. К тому же Тэнке много раз ходил по этой тропе из дома до городка, где он учился работать с металлом, ведь если они двигались на восток, то этот городок как раз был первым, до которого они должны добраться. Там можно было перекусить, отдохнуть немного и двинуться дальше. К этому времени уже должно быть светло. Сегодня погода не будет дождливой, небо отторгло всё, что могло, тучи уже наполовину разбросало ветром, и вряд ли они соберутся снова. Беда в том, что Тэнке не знал, что находится за пределами этой людской деревни, дальше он просто не выходил. Потом он вспомнил, что Лис вообще пришел из-за Туманных гор, а значит, он видит это всё впервые, но ведь не боится идти. Такая уверенность придавала сил.
До деревни можно было не останавливаться. Пятнадцать миль – это не так уж и много, привалы не понадобятся. К тому же земля была влажная от дождя, ноги застревали, настроение из-за этого было не слишком добродушное, поэтому рассиживаться в грязи не было ни малейшего желания. Да и болтать не особо хотелось. Все силы уходили на то, чтобы не сбавлять скорость в вязнущей жиже.
Положительный аспект для Лиса был в том, что чем дальше они отходили от деревни вересов, тем тише становился ветер. Он будто охранял эту и без того обособленную общину. Одежда от вчерашнего ливня не успела просохнуть достаточно хорошо. Благо, что сапоги с носками были сухие – простояли у печки всю ночь – иначе через пару дней Лис обязательно подхватил какую-нибудь болячку, и пришлось бы распаковывать индайские травы. Они, конечно, быстро ставили на ноги, но воняли при этом жутко.
К 10 утра они, наконец, добрались до места. Вот это точно было нормальное человеческое селение, по крайней мере, если судить по домам. Все они были стандартной формы – одноэтажные, в четыре стены, располагались на участке в несколько соток, обнесенном низеньким частоколом. Дома окружали грядки с разными овощами и травами. На некоторых участках можно было заметить будки. Из каких-то доносился лай, какие-то были пусты, но большие лохматые собаки ходили рядом с оградой и с довольным видом облаивали всех, кто проходил мимо.
Тэнке был знаком каждый дом в деревне. Здесь его принимали за простого соседского мальчишку, никто не искал подвоха в том, откуда и зачем он появился. Пальцем не тыкали, особого внимания не обращали, но и не выгоняли. Когда он появился здесь, он просто сказал, что потерял родителей и теперь ему нужна работа. Больше у него ничего не спрашивали. Какая-то добродушная тетка отвела его в харчевню, купила тарелку с супом и булку с сахаром, посадила за ближайший стол и была такова. Рядом за столом сидел старик лет пятидесяти, жевал какой-то зеленый сыр и с интересом наблюдал за происходящим. Вероятно, пожалев голодного парнишку, который буквально накинулся на уху, старик решил подсесть рядом и разделить свою трапезу с вновь прибывшим. Тэнке тогда здорово испугался – мужик был хоть и в возрасте, но крепкий и высокий, со здоровенными ручищами, - но всё же не убежал. И правильно сделал, как потом оказалось. Зеленый сыр вереса совсем не привлек, но возможность поработать с мастером кузнечного дела оказалась очень заманчивой. В тот день он нашел для себя занятие, друга и выплавил свою первую птицу, которая и на птицу-то не очень была похожа, но до сих скрашивала его одинокие дни.
Остальные жители городка знали только, что он из соседнего села, а из какого именно никого не интересовало. К тому же он всё-таки чаще оставался здесь, чем у себя дома, так что давно уже был за своего. Правда, за последние пару лет он умудрился раздобреть вширь и ввысь, так что вряд ли походил на долговязого юношу.
Ближе к центру городка улицы становились больше, участки меньше, было понятно, что они приближаются к ремесленному району. Лис разглядывал всё с большим интересом. Вероятно, опять впитывал что-то новое. Казалось, он радовался всему, что видел впервые, если только это не приносило никому вреда. Наверное, обычные люди быстро находили с ним общий язык, ведь он казался открытым и жизнерадостным. Складывалось впечатление, что ему всё дается легко и просто, но что-то подсказывало Тэнке, что это лишь верхний слой.
Они как раз подходили к старой кузнице. Здание было больше остальных ремесленных домишек, из трубы шел дым, значит, кузница до сих пор работала. Это не могло не радовать. Тэнке сразу заполнили приятные воспоминания. Но их поток прервал Лис, будто прочитав мысли вереса:
- Мы можем зайти к твоему учителю.
- Думаю, мы так и сделаем. Главное, чтобы он оставался на прежнем месте, я его уже пару лет не видел, - ответил верес и открыл дверь кузницы.
- Здесь всё не так, как у тебя, - заметил Лис, входя в помещение. - Скорее, похоже на обычные портовые кузницы.
- А моя на сказку похожа что ли? – хохотнул Тэнке. – Что-то я хозяина не вижу. Здесь есть кто? Сэм?
- Сэм уже здесь не работает, - раздался голос из глубины комнаты. – А кто его спрашивает?
- Это Тэнке.
- О, Тэнке, - ответил человек, выглядывая из-за стеллажа, - давненько тебя не было видно. Как жизнь? Работаешь в своей деревне?
На вид человеку было около тридцати. Светлые волосы, голубые глаза, копия Сэма. Годился старику в сыновья. Вот только не было у старого кузнеца детей.
- А ты собственно кто? – поинтересовался верес. - Меня-то ты знаешь, как я погляжу.
- Да я его брат по матери. Как она умерла, так я и приехал Сэму помогать, до этого не мог от неё отойти.
- Ты тоже кузнец?
- У нас все кузнецы в роду, - рассмеялся парень.
- Звать-то тебя как, весельчак? – вклинился Лис.
- И то правда, я же не представился. Я – Джим, - ответил парень, протягивая руку
- А я Лис, - ответил посетитель и протянул свою в ответ.
- Лис в смысле - «лис»? Животное?
- У тебя так каждый раз, что ли? – спросил Тэнке.
- Да, Лис, значит - «лис», шаман так назвал, - ответил тот кузнецу, потом повернулся к Тэнке и добавил. – Представь себе, каждый раз. Зато запоминается хорошо.
- Это ты тоже уже говорил.
- Сэм про тебя рассказывал. Говорил, что ты ему как сын был, что он тебя всему научил, и что ты хорошо металл чувствуешь.
- Приятно, спасибо. Ты с ним теперь работаешь?
- Нет, Сэм уже не работает. Он сдает мне кузницу за пару монет, проверяет, помогает, но сам молот в руках уже держать не может, а я ему по хозяйству помогаю, ну и чем смогу.
- Где бы нам его найти, не подскажешь? – спросил Лис.
- Отчего же нет? Подскажу. Он, наверное, обедает сейчас в харчевне в паре домов отсюда.
- Да, я знаю, где это. Спасибо ещё раз. Удачи, Джим, - сказал Тэнке.
- Ага, - ответил парень, схватив руку вереса и встряхнув её пару раз в дружеском рукопожатии. Тэнкэ насупился – не привык, чтобы так бесцеремонно с ним обращались – но отпустил себя, видя, что человек перед ним простой, и что не силу его проверяет, а по-приятельски относится, как к своему. Высвободил руку первым и направился к выходу.
- Было приятно познакомиться, Джим, - добавил Лис, махнув рукой, и закрыл за собой дверь.
- Удачи, - ответил кузнец, возвращаясь к работе.

URL
2015-11-02 в 01:16 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Харчевня была посимпатичнее той, в которой Лис и Тэнке обедали вчера. У дальней стены, как всегда, располагался бар. Стойка, похоже, была отделана светлым дубом, а полки на стене за ней – из темного дерева. За баром, как водится, находилась кухня, но туда посетителей не пускали. По комнате в беспорядке стояли восемь круглых столов с расписными скатертями. Наверное, к вечеру их убирали, когда народ приходил за чем-нибудь покрепче похлебки, а то на такие скатерти жалко было разливать самогон. Пьяные любят руками помахать, даже если не хотят этого делать.
Окна были с трех сторон, а значит, света было более чем достаточно. После полумрака заведения «У Джо», эта харчевня – странно, что она была без названия – напоминала чью-то светлую просторную гостиную. На столах стояли масляные лампы, на стенах были прикреплены подсвечники со свечами, создавалось впечатление, что здесь никогда не бывает темно.
Справа у самого окна сидел сгорбившийся старик и пил что-то из большого стеклянного стакана.
Путники направились к нему. Он сидел спиной к входу, и даже не заметил, что к нему кто-то приближается, поэтому, когда Тэнке положил ему руку на плечо, старик неслабо испугавшись, чуть не подпрыгнул на месте. Но, повернувшись, расслабился, и губы его растянулись в улыбке.
- А ты подрос, - заговорил Сэм.
- А ты постарел, - ответил Тэнке и улыбнулся в ответ.
- А я Лис, - подытожил второй парень.
- Лис значит…,- начал, было, старик.
- Да, как животное, - ответили хором парни и рассмеялись.
Тэнке отодвинул соседний стул и сел рядом с Сэмом, через пару секунд то же самое проделал и следопыт.
- Что пьем? Неужто пиво с утра? По цвету крепкое. Давно запил-то, старик? – заволновался Тэнке.
- Смеешься что ли? – ответил смутившийся Сэм. - Это ж квас.
- Здесь квас делают? – оживился Лис. – Я так давно его не пил. Тоже пойду закажу. А окрошку готовят?
- Что это такое? – поинтересовался верес.
- Да вы издеваетесь что ли? Что такое квас знаете, а что такое окрошка – нет? Сейчас покажу, - возбужденно ответил Лис и убежал к бару.
- Ну, рассказывай, что тебя сюда привело? Работа не заладилась? Я тебе говорил, что ты можешь остаться, - начал Сэм, когда они остались вдвоем.
- Нет, дело не в этом. Мы идем в Астат. Твой городок – первый перевалочный пункт, вот решил навестить тебя.
- Мы - это ты и этот забавный парнишка. На мой взгляд, так он совсем несерьезный, ты и то старше кажешься. Какой-то он весь слишком активный, юркий, и, правда, лис какой-то, а не человек. Зачем вам в Астат?
- Хочу строить летательные корабли.
- Ты всё ещё не можешь отделаться от этой странной идеи? Люди не летают, малыш.
- Вот сейчас Лис вернется, и я тебе кое-что покажу.
- Дома покажешь. Перекусите, и пойдем ко мне. Тут у стен есть уши.
- Ладно. Как скажешь. Ты-то почему не работаешь?
- Ты правильно сказал, я постарел, не могу уже работать, руки совсем не слушаются, да и вижу уже плохо. Точности никакой, кривое всё в последнее время выходить стало. По формам заливать – это просто, а вот клинки, ножи и прочее стало невозможно ковать. То молотом не попаду, то силы не хватает.
- Разве такое может быть, чтобы тебе силы не хватало? – спросил Тэнке и с притворным удивлением посмотрел на старика.
- Хорошо же я тебя вырастил, раз ты надо мной смеешься, - ответил старик и потрепал Тэнке по голове.
В это время к их столу подбежал довольный Лис. В руке он держал поднос, на нем было три тарелки.
- Удивительно, что у вас не знают про окрошку, - выпалил он.
- Как я погляжу, ты всё же исправил этот недостаток, - ответил Тэнке, пытаясь разглядеть принесенное варево.
- Да, - с гордостью ответил Лис, - более того, меня пустили на кухню, так что я лично это приготовил. Пробуйте.
С этими словами он поставил тарелки перед сотрапезниками и раздал всем ложки. Тэнке и Сэм переглянулись.
- Ах, да, забыл сметану, - вспомнил Лис и снова умчался к бару.
- Как думаешь, - начал Сэм, - это съедобно?
- Сейчас Лис придет, пусть первый пробует, я без него не начну, - боязливо ответил Тэнке.
Лис вернулся быстро, неся в правой руке банку сметаны, а в левой – пару лепешек.
- Я то сам без хлеба люблю окрошку есть, но вдруг вам понадобится, - сказал он, кладя лепешки на стол. – Вы хоть попробовали?
- Нет, мы решили, что ты должен это сделать первый, - ответил Сэм. - Что там хоть плавает?
- Не скажу, пока не попробуете, - отчеканил Лис и положил в окрошку ложку густой сметаны с горкой, размешал и начал есть.
По тому, как жадно он уплетал это блюдо, остальные решили, что тоже могут приступить к трапезе. Вообще, это больше напоминало холодный суп, только не на мясном или рыбном бульоне, а на квасе. Составные ингредиенты супа могли, как потом выяснилось, варьироваться в зависимости от того, что можно было найти на кухне, но сейчас это были кусочки куриной колбасы, вареной картошки, яиц и редиса. И всё это было щедро приправлено петрушкой, укропом и зеленым луком. И это было действительно вкусно и сытно. Когда начали спрашивать Лиса, откуда ему известен рецепт, он рассказал, как во время своего путешествия забрел в деревеньку, где всё делали с квасом. Бывали совершенно невообразимые вещи – например, квас добавляли в толченую картошку или в чай. Большинство из этого к употреблению, конечно, было непригодно, но вот окрошка пришлась Лису по душе.
Тэнке решил, что окрошка даже поможет им сохранить продукты на более длительный срок. К тому же её не надо готовить – порезал остатки, залил квасом - и блюдо можно поглощать. Поэтому, когда они всё доели и уже собрались к Сэму, Тэнке подошел к бару и купил пару банок кваса, палку колбасы, немного редиса и картошки в дорогу. А траву и по пути насобирать можно.

URL
2015-11-02 в 01:16 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
У Сэма был уютный маленький домик. Всего одна комната. Теперь следопыту было понятно, почему Тэнке ночевал в кузнице - здесь просто негде было бы лечь, разве что на полу, рядом с печкой. А Лис, хоть и немного, но всё же уже мог себе представить, как бы поступил Тэнке, если старик предложил ему разделить кров. Он бы не остался здесь, потому что слишком уважал личное пространство своего мастера, его труд, и не хотел ни в коей мере его стеснять. Он бы не позволил себе быть помехой.
- Давайте я вас булочками угощу, - предложил Сэм. - Соседка вчера напекла, целую кастрюлю мне притащила, я столько не съем. А вам ещё расти надо.
- Да куда уже? – удивился Лис. - Вон какой Тэнке здоровенный. На булочках так не вырастешь.
- Это только так кажется, вы для меня совсем ещё дети, а дети любят сладкое, так что не отказывайтесь.
- Кто отказывается? – возразил Тэнке. – Я люблю булочки.
- Ну, тогда пока проходите, а я чай поставлю.
Парни разулись и прошли внутрь. У Тэнке на полу ничего не было, кроме досок, а у Сэма – лежала шкура медведя. Забавно было её здесь увидеть, в этих местах они не водятся, если только дальше на севере, милях в трехстах.
Шкура приятно грела уставшие с дороги ноги. Но путники понимали, что это всего лишь передышка и старались сильно не расслабляться, держать тело в тонусе.
Чай приятно пах, а воздушные булочки отдавали корицей.
Это было только начало пути. Они понимали, что потом всего этого не будет, когда им придется пробираться через леса, перевалы и болота, поэтому булочки Сэма казались самыми вкусными на свете.
- Так зачем вам в Астат? – поинтересовался Сэм, когда понял, что парни сыты.
- Лис, - сказал Тэнке, - достань свою штуку.
Следопыт полез в сумку. Он решил для себя, что, раз Тэнке так доверяет этому старику, то и он сможет. Эта летающая вещь была самым ценным приобретением Лиса за всю его жизнь. Он мог бы не давать её в руки первому встречному, но ведь Сэм учитель Тэнке и тоже отличный кузнец. Что он может сделать с этим аппаратом? Его интерес будет в рамках профессии.
Открутив гвоздик, Лис влил каплю масла в штуковину.
- Думаю, ты никогда ничего подобного не видел, - начал Тэнке, обращаясь к Сэму, - я уж точно вижу это только второй раз в жизни.
- Да ладно, подумаешь железяка, ты такую тоже сможешь отлить, - скептически посмотрев на предмет, возразил старик.
И тут штуковина с шумным пыхтением поднялась в воздух. Сэм открыл рот и забыл, как надо дышать. Он слышал когда-то о том, что в академии Астата хотят отправить человека в небо. Но люди всегда хотели летать, эти разговоры многие века были беспочвенными. Все попытки проваливались. А эта штука была похожа на правду. Если увеличить её размеры и посадить туда человека, то возможно мечты многих сбудутся.
- На чем она работает? – спросил Сэм, когда аппарат приземлился.
- Не знаю, на каком-то масле что ли, - ответил Лис.
- Да, консистенция точно, как у масла, но состав мне непонятен, - принялся делиться наблюдениями Тэнке. - Поэтому я и хочу добраться до Астата. Эта штука оттуда.
- Можно хотя бы в руках подержать?
- Да, конечно, - отозвался Лис.
- Это невероятно. Я думал, что ещё многие века будет невозможно создать что-то подобное. Но, похоже, им удалось.
Старик разглядывал предмет, медленно поворачивая его в ладонях, боясь сломать. Штука казалась сваренной довольно крепко, но с чем черт не шутит. Кто знает, что там внутри. Разобрать бы её точно никто не дал, да Сэм и не смел просить. Налюбовавшись, старый кузнец отдал игрушку Лису и отошел к окну.
- Жаль, что я не доживу до того, как люди смогут рассекать по воздуху.
- Зачем ты так, Сэм? – сказал Тэнке
- Да, ты как-то круто берешь, - согласился Лис. – Тэнке отличный кузнец, если его допустят до производства деталей, он быстро создаст такую вещь любого размера - ведь металл так хорошо его слушается – и прилетит в гости.
Сэм вздохнул.
А Тэнке решил сменить тему:
- Слушай, Сэм, может у тебя карта есть? Ну, на всякий случай.
- Никогда бы не подумал, что тебе она понадобится. Ты же безошибочно находишь север в любом месте и в любое время, даже пьяный.
- О, у тебя есть скрытые способности? – заинтересовался Лис.
Тэнке предпочел проигнорировать этот выпад, а Сэму ответил:
- Север-то я найду, но как я узнаю, с какой стороны лучше будет обойти гору или болото.
- Ты прав, сейчас достану, - согласился Сэм и полез в шкаф.
Покопавшись там немного, он достал какой-то пыльный свиток и, развернув его на столе перед парнями, отметил пером пару точек.
- Что это? – спросил Тэнке.
- Это места, где вы можете остановиться. Там живут мои знакомые. Ближайший - вот здесь, - сказал Сэм и ткнул в точку, которая находилась на юго-востоке от его деревни. – Там живет Бор, он охотник, совершенно нелюдимый человек. Как мы с ним сдружились - до сих пор для меня загадка. У него домик в лесу, вокруг никого нет, поэтому без карты и не нашли бы.
- Человека найти легко, - отозвался Лис, - нет таких, которые не оставляли бы следов.
- Так ты следопыт, значит? Откуда ты, парень?
- С южных лесов.
- Ничего не могу сказать о людях по ту сторону горы, я там не был, но Бор легко следопытов обводит вокруг пальца.
- Тэнке, - повернулся Лис к вересу, - спорим, я приведу тебя к дому этого охотника без карты?
- Давай, но я дам тебе не больше девяти часов, - согласился Тэнке и затем обратился к Сэму, - сколько здесь? Миль двадцать, двадцать пять?
- Где-то около того. Десяти часов опытному следопыту должно хватить с лихвой. Тем более, он знает, что идти надо на юго-восток. Как раз к закату доберетесь, переночуете и отправитесь в путь.
- Годится, - согласился Лис. – Но если он такой нелюдимый, как он узнает, что мы от тебя пришли? Не прирежет ли он нас, не разобравшись?
- Нет, я дам вам это, - сказал Сэм, снимая с пальца большой перстень и протягивая его Тэнке. - Только не отдавай никому и не потеряй, просто покажи и сразу убирай за рубашку. Вот тебе цепочка, повесь на неё кольцо. Потом вернешь.
- А если мы не вернемся?
- Тогда продашь, когда будешь нуждаться в деньгах! – крикнул старик.
Тэнке решил, что спорить бесполезно. Когда Сэм начинал говорить вот так, ничто не могло его переубедить. И тут верес вспомнил, что тоже пришел не с пустыми руками.
- А я ведь принес тебе кое-что. Чуть не забыл, - сказал он, вскакивая со стула и хватая сумку.
- Не надо мне ничего, - начал, было, отпираться Сэм.
- Да подожди. Я специально для тебя делал, когда ещё работал здесь, просто забыл отдать, и сейчас вот чуть не упустил свой шанс.
С этими словами он достал из бокового кармана сумки льняной мешочек и протянул его мастеру.
- Это …
- Да, западный воробей. Их вроде уже всех отловили лет десять назад. Я помню, ты хотел себе завести такого.
Старик даже прослезился. Работа была отличная, крылья выглядели совсем легкими, можно прощупать каждое перышко, а маленькие хитрые глазки воробья, казалось, смотрели прямо на Сэма. Обычно птица имела синее оперение, а это была серая – отлитая из серебра. Дорогой подарок, старик не мог его принять.
- Забери обратно, тебе нужнее.
- Нет, Сэм, это подарок, он уже давно ждет своего хозяина, и вот, наконец, я могу тебе его отдать. Ты мне очень помог, и это слишком маленькая плата за твою доброту. Даже сейчас ты продолжаешь заботиться обо мне, а я опять только и делаю, что прошу. Позволь что-то дать взамен и не ерничай, старый хрыч.
- Уговорил, щенок, - ответил Сэм и улыбнулся. – Я надеюсь, что с вами, ребята, всё будет хорошо. Это было бы отличным подарком для меня.
- Спасибо за всё, Сэм, - сказал Лис.
- Ладно, чего расселись-то? Если сейчас не выйдете, до темноты не доберетесь. Кстати, на что спорили-то? На интерес как-то скучно.
- А старик прав! – крикнул следопыт. - Ставлю десять золотых, что приведу тебя к дому охотника, Тэнке.
- Принимаю.
- А я свидетель, только попробуй сжульничать, - сказал Сэм, грозно посмотрев на Лиса. – В любом случае, время не ждет. Я тут вам ещё пару булочек собрал, можете Бору передать, он их очень любит, сразу подобреет, как только их увидит. Ну всё, валите, парни.
С этими словами он начал выталкивать Лиса и Тэнке за порог. Парни понимали, что старик расчувствовался, ему неловко, поэтому не тормозили процесс, хотя сами не очень хотели уходить. Но всё необходимое они уже сделали, всё, что хотели сказать, сказали, отдохнули, наелись досыта – причин задерживаться не было.
Да и Сэм понимал это. Он провожал Тэнке взглядом, пока тот совсем не скрылся из виду, вспоминая, как они прощались пару лет назад. Парень стал отличным кузнецом, оправдал все надежды. Жаль, что он не был его сыном. Хотя, кто знает, смог бы старик отпустить сына в Астат. Так что может это и к лучшему. Тэнке сам шел к своей судьбе, никто не был ему указом, но хорошо, что шел не один. На таком пути просто необходим человек, на которого можно положиться.
Кузнец помахал и рукой, прошептал на ветер слова удачи и вернулся в дом.

URL
2015-11-02 в 01:17 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 5. Охотник

Тэнке был поверхностно осведомлен о работе следопыта. Он старался, как мог, находить сломанные ветки, стоптанную траву или следы от сапог в грязи, но этот лес, казалось, вымер. За исключением птиц и мелких зверьков, которые и следов-то не оставляли, пробегая мимо. Складывалось впечатление, что крупнее белки здесь никого не было, а нога человека вообще никогда здесь не ступала. Но это не мешало Лису уверенно топать вперед. Что он видел, какие находил знаки для своих ориентиров – Тэнке не имел ни малейшего понятия. Однако, не сбавляя шага, Лис мог резко повернуть вправо, дотронуться невзначай до ствола дерева, и Тэнке тоже замечал небольшую отметину, а Лис поворачивался в такие моменты и победно скалился. Верес ожидал, что он обнаружит на земле хотя бы одну ветку, переломленную пополам, ведь охотник вряд ли перемещался по деревьям. Но, сколько бы он не смотрел под ноги, единственное, что он получил в итоге, это подзатыльник от Лиса за то, что начал отставать.
Они шли уже полтора часа, а значит прошли уже около пяти миль. Лис при этом практически не замедлял шага, безошибочно шагая на юго-восток. Тэнке иногда открывал карту, но это оказалось бесполезным занятием – вокруг был только лес, никаких обозначений в виде озера или холмика на карте не было, идти можно было только по следам, которые были заметны исключительно волшебному третьему глазу Лиса. По-другому Тэнке не мог объяснить такую удивительную внимательность к деталям. На открытом воздухе в лесу следопыт, похоже, чувствовал себя, как рыба в воде. Интересно, на пустынной или каменной местности смог бы он отыскать какие-нибудь следы?
Идти предстояло ещё долго, поэтому парни слопали на пути по булочке с сахаром, запив квасом. Привал делать не хотелось. К тому же спор был важнее отдыха. Дело было даже не в десяти монетах. Тут, скорее, принцип.
Когда до предполагаемой точки прибытия оставалось меньше мили, Лис остановился.
- Его нет дома, - сказал он, трогая ветку соседнего дерева.
- Почему ты так решил? – поинтересовался Тэнке.
- Следы возвращаются. Более старые - идут к дому, но здесь есть и свежие. Он не пошел по нашему пути в деревню, но он где-то в лесу. Я знаю, он был здесь, но свернул. Хочет запутать меня. Эти следы более заметны. Вот, смотри какая неаккуратность, - сказал Лис и показал Тэнке сломанную ветку, - на него это совсем не похоже.
- Может, он случайно.
- Ага, как же! Ни одной покалеченной тростинки на земле за весь путь, а здесь такая толстая ветка. Пойдем дальше. Мы уже близко. Чуть меньше мили осталось. Кстати, Тэнке, сколько времени прошло? Готов отдать 10 золотых?
- Отдам, если приведешь меня к дому охотника. Думаю, часов восемь точно прошло, посмотри на солнце.
- Думаю, ты прав, - согласился Лис и, усмехнувшись, добавил, - мы пока успеваем.
Тэнке захотелось передразнить его, или показать язык, или сделать ещё какую-нибудь глупость. Вот ведь выпендрёжник. Теперь верес понял, что Лис был прав в том, что они нужны друг другу. Несмотря на то, что следопыт впервые гулял по этим лесам, ориентирование в пространстве не вызывало у него никаких затруднений. От карты была польза действительно только в том, что она показывала горные и водные объекты, а в лесу царствовал Лис. Подумав об этом, Тэнке решил, что мысль вышла забавной. Если бы не такое имя, не было бы так двояко. Шаман, принимавший роды, похоже, видел людей насквозь. А Тэнке просто назвали так, потому что он отличался снаружи. Внутрь никто не заглядывал – внешность отвлекала.
Когда до предполагаемого дома охотника оставалось меньше четырехсот метров, парни замедлили шаг. Если он охотник, значит, активно пользуется оружием, которое поражает добычу на расстоянии. Идти нужно медленно и тихо, чтобы Бор не почувствовал угрозы, но и не заподозрил при этом никакой слежки за собой.
На самом деле Тэнке надеялся, что Лис окажется прав, и охотника не будет дома. Проще было бы подождать его там, чем бегать от него по лесу. Наверняка он с радостью использует луки, и кто знает, выстрелит он, чтобы обезвредить или будет бить на поражение.
Последние что метров Лис и Тэнке крались, как воры. Сравнение это совершенно не совпадало с их намерениями, и когда Лис подумал, что они похожи на преступников, он неосознанно поежился. Выбора не было. Не измазываться же в земле, тыкая во все карманы ветки, чтобы не пахнуть и стараться быть похожими на куст. Может, это была излишняя предосторожность, но, когда идешь к человеку, который зарабатывает убийством – ну и что, что животных, а не людей – и не любит компании настолько, что предпочитает жить в десятках миль от какой бы то ни было маломальской цивилизации, все средства хороши.
Как бы ни старался Тэнке уличить Лиса в несостоятельности, в итоге он понял, что они действительно пришли к небольшому дому, - и, кстати, девять часов точно ещё не прошли - и он, в отличие от путников, всё же был замаскирован.
Первое, что бросалось в глаза, так это то, что жилище располагалось на дереве. Забраться туда без лестницы было бы сложновато. Лис сразу понял, что опора должна быть где-то поблизости. Он решил прошерстить соседние кусты, но просчитался. В итоге именно Тэнке обнаружил лестницу, закрепленную стебельками травы на соседнем дереве среди раскидистых веток клена на высоте пары метров от земли. Лестница казалась собранной из веток, но на самом деле – как потом узнали парни – она была вполне себе деревянной, а ветки были привязаны к ней тонкими льняными веревками. Лис сначала расстроился из-за того, что не смог обнаружить такой важный объект, но Тэнке быстро вернул ему бодрость духа, вручив десять золотых монет.
Следопыт предложил слазить за лестницей, но кузнец остановил его, объяснив это тем, что охотник мог бы обвинить их в воровстве. Легче всего было бы претвориться, что они не смогли её обнаружить и посидеть здесь, в тени деревьев в ожидании хозяина. В таком случае дом и честь гостей остались бы неприкосновенными.
Парни решили отдохнуть и достать ещё пару булочек, которые им положил с собой Сэм. Как только те были съедены и запиты любимым квасом Лиса, из-за деревьев раздался хруст. При том, что до этого от охотника не было слышно ни звука, парни сразу поняли, что он специально оповещает их о своем присутствии. Вполне возможно, что он уже давно здесь за ними наблюдает.
- Я за вами уже милю иду. Чего крались-то, как крысы? - раздался голос откуда-то справа.
- Ты животных не обижай, Бор, - сразу ответил Лис. – Чем тебе крысы не угодили?
- А что в них хорошего? Шныряют, где попало, тащат, что плохо лежит, и гадят.
- А мы тебе булочки принесли с приветом от Сэма, - вступил в разговор Тэнке. - Может, из нас выйдут хорошие крысы?
- Не знаю никакого Сэма. Разве не видно, что я не очень-то общество жалую?
- Видно, да вот только с нашим Сэмом ты знаком. Он кузнец из соседней деревни. Просил показать тебе кое-что. Давай ты выйдешь, и сам всё увидишь.
- Почем я знаю, что ты там не нож прячешь?
- Знаешь, ты же за нами минут сорок следил, успел уже изучить, - ответил Лис. - Я понял, что тебя нет дома - последние следы ведут в лес - не рассчитал ты немного, чтобы меня надуть. И будто ты ничего припрятать не можешь…
Наглостью Лис брать умел, поэтому, помолчав немного, Бор решил выйти к дому. На нем была смешная меховая шапка. Казалось бы, для такой погоды в ней должно быть жарковато, но похоже было, что охотника этот факт не интересовал вовсе. Высокие сапоги под коленями были перевязаны кожаными ремешками, на которые крепились короткие ножи для метания. Темные штаны тоже опоясывал широкий ремень, торчащий из-под короткой кожаной куртки. К ремню были пришиты ножны для более длинных ножей и привязана фляга с водой. И вообще весь вид Бора говорил о том, что он много времени проводит в пеших прогулках или пробежках по пересеченной местности – одежда более-менее прилегала к телу, а всё необходимое было распихано по карманам или привязано, чтобы руки могли в любой момент воспользоваться оружием.
Парни сразу поднялись с земли, отряхнулись, но подходить не решились. Тэнке, осмотрев хозяина, подумал, как это Лис умудряется ходить по лесу так аккуратно в своем длинном плаще, ведь по идее он должен все ветки им собрать. Верес передал мешок с булочками Лису, а сам полез за цепочкой, на которой болтался перстень старика.
Бор внимательно следил за его движениями, боялся, как бы тот нож из-за пазухи не достал. Мнительный старик сильно напоминал Тэнке жителей его деревни. Как бы верес не доверял Сэму, охотник совсем не вызывал у него похожего чувства, а покосившись на Лиса, он понял, что следопыт полностью с ним солидарен. Но в любом случае, контакт установить надо было, потому что уже были сумерки, скоро весь лес погрузиться во тьму, а этот странный дом на дереве с его подозрительным хозяином были единственным приютом для уставших путников.
- Может, ты подойдешь поближе? Вряд ли твои глаза настолько хороши в твоем-то возрасте, - осторожно произнес Тэнке.
- Зря недооцениваешь меня, щенок. Стоите там, именами разбрасываетесь, корчите из себя мужиков, а у самих ещё молоко на губах не обсохло.
- Может, хватит уже, - рявкнул Лис. - Нам сказали, что мы можем тебе доверять, мы пришли с миром, булочками и приветом от Сэма. Не пора ли ослабить оборону.
- Пусть этот крепкий даст мне то, что принес, - сказал Бор.
- Сэм просил ничего не давать тебе в руки, - отозвался верес. – И вообще-то меня зовут Тэнке, а его – Лис?
- Как животное?

URL
2015-11-02 в 01:18 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Парни вздохнули и переглянулись. Теперь Тэнке понимал, каких трудов стоило Лису рассказать историю своего имени в начале их знакомства. Наверняка, он ненавидел всех, кто об этом спрашивал. Лис, наверное, очень хотел поддержать разговор, поэтому завел песню, которую много лет уже слушать не мог, а грубый верес не оценил широкий жест. Зато теперь он принял самопожертвование следопыта с благодарностью. «Да уж, надо бы извиниться перед ним», - подумал Тэнке.
- Нет, как бутылка отличного самогона, - решил пошутить Лис.
- Странное имя, - сказал старик и, почему-то смягчившись, добавил, - животных я люблю больше, чем людей.
После этих слов он решительно подошел к Тэнке и попросил того продемонстрировать вещицу, что болталась у него на шее.
После минутного изучения перстня – в руки верес подарок старого кузнеца так и не позволил взять – Бор вынужден был признать, что эта вещь ему знакома. Затем он бесцеремонно схватил мешок с булочками, крикнув при этом, что они всё равно для него предназначались, и попросил Лиса слазить за лестницей, постоянно посмеиваясь и приговаривая, что настоящие лисы по деревьям шастать не должны.
***
Может быть, на памяти Лиса и были дети, которые мечтали жить на дереве, но к нему это не относилось. Нет, высоты он совсем не боялся, ведь он хотел летать. Просто стратегически это положение оказалось бы не самым удобным, ведь если бы пришлось прыгать из окна, ноги бы точно не уцелели. Хотя, обстреливать врага из лука, занимая выгодную позицию сверху, было бы проще простого. Палка о двух концах, однако.
Тэнке тоже задумался о положении дома. Вересы никогда бы не пошли на такое. Они итак большинство времени проводили в воздухе, а дом должен был ассоциироваться с чем-то крепким, нерушимым, прочно стоящим на земле. Если бы Тэнке нравилось излишнее внимание, он бы как раз придумал что-нибудь подобное. А лучше всего устроил бы кузницу на дереве. Хотя, наверное, нет такого дерева, которое выдержало бы вес печи и всего этого металла и инструментов, которые нужны были вересу для работы.
Бор тем временем решил поставить чай и вроде даже как-то подобрел.
- Кровать у меня одна, и она - моя, - предупредил охотник. - Я вам постелю у окна.
- Подальше от выхода? Боишься, что мы сбежим? – усмехнулся Лис.
- Да куда вам бежать ночью-то? Переночуете и пойдете. У меня достаточно шкур, чтобы вы не замерзли и на полу.
Что правда, то правда. Весь дом Бора был завален охотничьими трофеями. Рога оленей, головы волков и медведей были прибиты к стенам, кое-где свисали лисьи и заячьи шкурки и барсучьи хвосты. А на кровати хозяина гордо покоился львиный мех.
- Ты где льва нашел? – изумился Лис.
- Думаешь, я всю жизнь прожил в этом домике на дереве? Мы были экспедицией в срединных лесах. Двадцать лет назад там ещё водились львы. Конечно, их оставались уже единицы, и они не выходили к людям, но я смог выследить одного и убить. Правда, он тоже чуть не убил меня. А твой Сэм, - сказал Бор и ткнул пальцем Тэнке в грудь туда, где болталось кольцо, - между прочим, спас тогда мне жизнь.
- Захватывающая история, наверное, - отозвался Лис.
- Так и есть, вот только у меня сейчас нет настроения её рассказывать. Лучше вы мне расскажите, куда идете.
Не сговариваясь, парни решили не раскрывать истиной цели своего похода. Сказали только, что идут на восток, хотят мир посмотреть.
- И правильно. Молодые ещё, нечего в своих селах торчать.
Либо охотник действительно так легко поверил парням, либо понял, что большего он от них не добьется.
Когда все чайные церемонии подошли к логическому завершению, Бор молча задул свечи и лег в кровать. Ни спокойной ночи, ни приятных снов он естественно никому не пожелал.
Ну что ж. Не очень-то и хотелось. И это было последнее, о чем подумал Тэнке перед сном, потому что как только его голова коснулась подушки, он тут же вырубился.

URL
2015-11-02 в 01:18 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Верес проснулся через полчаса от того, что Лис, повернувшись во сне, пнул ему по ноге. Тэнке развернулся и посмотрел на следопыта. Тот спал рядом, и, похоже, был абсолютно расслаблен. Оглядевшись, Тэнке понял, что в доме они остались одни. Куда нелегкая могла понести старика ночью? И тут он обнаружил, что при них нет сумок. Как он мог не заметить, что они пропали? Как Бор умудрился стащить их так, чтобы парни даже не почувствовали этого.
На Тэнке накатила волна паники. Действовать нужно было аккуратно, но быстро. Он подполз к Лису и попытался его разбудить. Тот не реагировал. Трясти парня оказалось бесполезным, кричать было нельзя, поэтому он стукнул следопыта в бок, но опять-таки никакой реакции не последовало.
- Ну что же ты, бестолочь. Давай, поднимайся, - шептал Тэнке Лису в ухо, не забывая при этом легонько бить того по щекам. - У меня дома от любого шороха вскакивал. Теперь-то в чем дело?
И тут до Тэнке дошло. Ведь ладно Лис, он был простым человеком, хоть и следопытом, но чутье было лучше развито у вереса. Странным оказалось не то, что Лис не может проснуться, а то, что Тэнке проспал так долго, ничего не замечая.
Кузнец тихо прокрался к столу, на котором стояли кружки. Лис свою чуть ли не вылизал, а на дне своей кружки Тэнке обнаружил синеватый осадок. Такой всегда остается от сонной травы. Сразу его не увидишь, но где-то через полчаса он как раз начинает проявляться. Ещё через десять минут осадок загустеет и станет тёмно-синим, как чернила. Это сильная трава, но, если смешать с жасмином её запах невозможно будет различить. И как он только мог быть таким доверчивым?
Хорошо, что Бор не знает, что он не человек. Наверняка он думает, что парни проспят до утра мертвым сном, так как доза была небольшой. Вероятно, он планировал ограбить их и скрыться в лесу. Неужели он так самонадеян, что решил, будто Лис не сможет его выследить? Старый дурак.
Тэнке решил оставить следопыта в доме, а сам тем временем отправился на поиски охотника. Но, это было не так просто – спуститься было не на чем, так как лестница отсутствовала. Для других вересов это не стало бы преградой. А Тэнке мог рассчитывать только на свои ноги. Недолго думая, он крепко связал пару простыней, стянутых с кровати Бора, закрепил их на стволе дерева и начал спускаться.
Ещё из окна Тэнке увидел огонек. Судя по свету, он был недалеко. Логично было предположить, что охотник был там, в такую темень ему был просто необходим свет, чтобы разглядеть добычу и решить, что тащить с собой, а что можно выбросить.
Спрыгнув на землю, верес достал нож и медленно направился в сторону костра. До него было не более двухсот метров, но, как бы Тэнке не хотел побежать, он должен был идти медленно, чтобы не спугнуть свою жертву. Вполне возможно, что у старика есть оружие дальнего действия, а у Тэнке был только нож, и метать его не очень-то хотелось. Промахнешься – останешься совсем без защиты.
Приблизившись на расстояние в двадцать метров, Тэнке уже мог хорошо разглядеть в свете костра всё, что делал старик. Пока он не заметил вереса и беспечно перебирал пожитки Лиса. Удивительно было то, что он до сих пор не добрался до летающей штуковины. Вероятно, охотник решил перестраховаться и слишком поздно принялся за награбленное. Может, он не был уверен в том, что парни быстро уснут, поэтому мешкал, к тому же много времени отнял процесс укрытия лестницы и разведения костра.
Тэнке должен был успеть до того, как Бор найдет что-нибудь ценное, поэтому, набрав в грудь побольше воздуха, он вышел из-за деревьев и быстро пошел на свет.
Бор услышал шаги и подскочил, бросив сумки. Сначала он подумал, что это какой-то дикий зверь, и пожалел, что не взял с собой лук. Но на нем был пояс с ножом, поэтому, ни секунды больше не размышляя, он начал расстегивать ножны. Со зверем будет легко справиться, всех хищников в этой местности он уже давно отловил, это, скорее всего, просто какая-нибудь лань. Но, присмотревшись внимательнее, старик понял, что он сильно ошибался – на него надвигался Тэнке. От неожиданности он чуть не выронил нож. Как мог этот пацан так быстро прийти в себя после такой дозы?
- Вижу, что не ожидал, - начал Тэнке, останавливаясь напротив Бора и принимая защитную стойку.
- Как ты проснулся? – медленно спросил Бор, поворачивая в руке нож.
- Захотел отлить, - ответил Тэнке, подходя ближе.
- А где второй? Он ещё спит? Что ты за зверь такой, никогда прежде не было осечек.
- Всегда бывает первый раз, - съязвил кузнец. – Сам отдашь, или придется забирать?
- С чего ты решил, что здесь есть что-то твое? – огрызнулся охотник, вскидывая нож.
Тэнке вздохнул и кинулся на Бора. По началу он думал, что старика будет просто уложить, но не тут-то было. Бор не был простым стариком, он был охотником, а значит, постоянно оттачивал мастерство владения ножом. Руки его были сильны не по годам, дыхание держалось достаточно ровно для такого возраста, но Тэнке был моложе и сильнее, поэтому вскоре старик начал сдавать. Последнее, что успел сделать охотник, это выбить ногой нож из рук вереса, но тот резко присел, уходя от следующего удара, схватил выпавшую из сумки металлическую миску и огрел ею старика. Ноги Бора подкосились, он медленно присел на землю и потерял сознание.

URL
2015-11-02 в 01:19 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Тэнке не поленился затащить охотника в дом, после того, как нашел лестницу. На этот раз Бор не стал прятать её на дерево, ведь он, наверняка, планировал вернуться за своими вещами, пока парни спали, поэтому лестница обнаружилась в кустах в противоположном от костра направлении всего в десяти метрах от дома.
Старик выглядел не таким тяжелым, каким был на самом деле. Тэнке, конечно, обыскал его, пока тот был в отключке, но, похоже, что нож, которым он защищался у костра, был единственным оружием Бора. Какая детская непредусмотрительность, подумать только.
Закончив восхождение с грузом, Тэнке аккуратно положил охотника на пол, чтобы тот не очнулся раньше времени, и зажег пару свечей.
Сначала верес не знал, как поступить со стариком. Убивать его он естественно не хотел, но он должен быть уверен, что охотник не станет их преследовать, поэтому верес привязал Бора к стулу.
После чего он снова решил проверить Лиса. Тот был погружен в глубокий сон. Немного привезти его в чувства могла только самогонка. Конечно, для марафона он не будет готов, но соображать начнет сразу, хоть и медленно. Окончательно эта сонная трава выйдет из его организма, скорее всего, только к утру, но для этого уже сейчас надо было что-то делать.
Тэнке пошарил в шкафах Бора в поисках припасенной бутылки, но так ничего и не обнаружил. В какой-то момент он даже отчаялся, но потом случайно посмотрел под кровать. Из-за вороха шкур торчало блестящее горлышко. Тэнке кинулся к бутылке и, к своему сожалению, обнаружил, что самогона в ней всего на пару глотков. Что ж, на безрыбье и рак рыба.
Пока верес искал стакан для того, чтобы перелить туда самогон, ему в голову пришла гениальная идея - он решил дать отведать старику его же лекарства. Печка ещё была горячей, поэтому он быстро смог заварить сонную траву. Для пущего эффекта Тэнке решил не добавлять жасмин, пусть неблагодарная скотина пьет эту гадость в чистом виде. Кузнец рассчитал так, чтобы Бора вырубило на двое суток, но при этом организму не был причинен вред.
Закончив со всеми приготовлениями, Тэнке набрал в стакан ледяной воды и плеснул её прямо в лицо охотнику. Тот встрепенулся, часто задышал и злобно посмотрел на вереса.
- Доброе утро! – начал Тэнке. – Я тут тебе чай заварил, правда, не для того, чтобы взбодриться. – Кузнец поставил стул напротив Бора, повернув его спинкой, и сел. - Думаю, что ты не очень хочешь заводить долгие беседы. Есть два варианта. Первый мне не очень нравится. Я привязываю тебя к стулу, и мы уходим. А так как ты живешь в глуши, активно путая свои следы, вряд ли кто-нибудь найдет тебя до того, как ты сдохнешь от голода. Но я не убийца, поэтому предлагаю второй вариант, - с этими словами Тэнке взял со стола кружку с остывшим травяным чаем. - Или ты пьешь сам, или я залью тебе это в глотку, хочешь ты того или нет. Я, однако, думаю, что выбор между голодной смертью и сладким сном на пару суток очевиден, не так ли?
- Может быть, Сэм когда-то и помог мне, но вам я вручать свою жизнь не намерен, - заговорил охотник, косясь на кружку. – Откуда я знаю, что я проснусь?
- Да с чего ты взял, что твоей жизни вообще хоть что-то угрожает, сумасшедший старик? Ты же наблюдал за нами. Неужели мы похожи на воров или убийц? Это даже как-то оскорбительно. Я предлагаю тебе отличный вариант. Можешь не волноваться, я знаю, как готовить эту траву, и сколько её нужно, чтобы ты смог проснуться. У тебя будет двое суток на отдых.
- Двое суток? Я никогда так надолго никого не усыплял.
- Ну, если ты чего-то не делал, - заговорил верес, вставая со стула, - это не значит, что я так не могу. Давай, скажи «Ааа…»
- Я не стану это пить! – крикнул старик и завертел головой.
Уговаривать его было бы пустым занятием, поэтому Тэнке молча подошел к нему и сильно надавил на скулы, дал пару раз по ребрам для усмирения, и влил содержимое стакана.
- Глотай, сукин сын! – кричал Тэнке упирающемуся Бору. - Если не проглотишь, сделаю ещё, и знай, чем больше ты выплюнешь, тем больше я заставлю тебя выпить, и тогда я уже не буду так уверен в пропорциях!
Эта фраза испугала охотника, поэтому подействовала успокаивающе – он расслабился и выпил то, что предлагал Тэнке. Как бы он ни был стар, за жизнь он всё-таки продолжал отчаянно цепляться.
Верес проследил, чтобы Бор всё проглотил, и пошел тормошить Лиса. Сначала он попытался всё-таки разбудить его словами, но понял, что это бесполезно. Пара пощечин тоже ничего не изменила, зато, когда он начал трясти следопыта, тот даже попытался послать кузнеца куда подальше. Как бы то ни было, это был прогресс.
- Он ещё долго не проснется, можешь не стараться, - злорадствовал охотник.
- Я знаю заклинание для такого случая, - усмехнулся Тэнке.
- Так и знал, что ты какой-нибудь колдун, - выплюнул старик
- Ага, - охотно согласился верес, не желая выходить из образа. – Скажи «абракабра», - и открыл бутылку самогонки.
Тэнке налил сначала всего полстакана и направился к Лису, но по пути передумал. Алкоголя осталось совсем чуть-чуть, и если парень начнет махать руками, то может всё разлить и профукать свой единственный шанс на пробуждение.
Верес подошел к следопыту и завернул его руки в одеяло.
- Видать, связывать – это твоя слабость, - продолжал ерничать старик.
На этот подкол Тэнке решил не отвечать, но заметил, что Бор уже медленнее выговаривал слова, и прилагал видимые усилия, чтобы не закрывать глаза, а значит, трава работала. Вот бы и противоядие помогло.
Тэнке сходил за стаканом, поставил его на пол рядом с собой и задержал дыхание. Надо было действовать. Он одной рукой разжал челюсти Лису, второй - быстро влил настойку и захлопнул следопыту рот, зажав его рукой. Важно было, чтобы тот ничего выплюнул. У вереса, во время всего этого процесса, сложилось впечатление, что он нанялся в сиделки, чтобы поить и кормить немощных.
Пару секунд ничего не происходило, но потом Лис дернулся, проснулся, и от неожиданности проглотил полстакана самогона, не проронив ни капли. Это был сильный удар. Следопыт начал метаться, пытаясь понять, где он, и почему руки его не слушаются. Потом он увидел, что завернут в одеяло, а напротив сидит Тэнке и зажимает ему рот.
Верес смотрел Лису в глаза, держа его голову, пытаясь понять, проснулся ли тот окончательно, но, похоже, что сознание всё равно от него уплывало. Тогда кузнец убрал ладонь и решил дать пощечину следопыту. На этот раз она сработала.
- Какого хрена! – закричал внезапно опомнившийся Лис. – Что ты делаешь, бешеный? За что? Я во сне тебя огрел что ли?
- Нет, - ответил Тэнке и начал выпутывать следопыта из одеяла, - доброе утро, принцесса! Давай приходи в себя, мы уходим.
- Куда, зачем, почему? – начал, было, Лис, но тут он заметил засыпающего привязанного к стулу Бора. – А с ним что не так?
- Долгая история. Давай, я тебе по пути расскажу. Ты просто поверь мне, ладно? Так надо.
- Лады, - согласился Лис. – Вот только что-то башка трещит, никак не могу собраться.
- Точно! – спохватился Тэнке. – Чуть не забыл! – вылил оставшийся самогон в стакан и протянул его ничего не понимающему Лису. – Пей.
- Посреди ночи?
- Пей, так надо! Ты обещал мне верить, так, может, не будешь пока задавать вопросы?
- Но это же…
- Пей! – перебил его Тэнке.
И Лис сдался. Выдохнув, он влил в себя крепкую настойку, занюхал шкурой и начал подниматься на ноги. Через пару минут он понял, что начал приходить в себя. Это было странно, ведь обычно от стакана самогонки всё начинает расплываться, а не фокусироваться. Решив для себя, что Тэнке ему позже всё объяснит, Лис оставил все свои мысли на потом, и тоже начал собирать вещи.
Пред тем, как уйти, верес решил проверить Бора. Он пару раз залепил ему по морде, но тот даже не шевельнулся.
- Если бы ты его не вырубил, думаю, он точно как-нибудь отреагировал бы. Не слишком ли грубо ты со стариком-то? – заметил Лис.
- А он с нами как? – спросил Тэнке, отвязывая охотника от стула. – Я его не вырубал. Ну, может, и вырубал, да только не теперь. Как ты думаешь, почему ты не проснулся, ведь я ему рот не затыкал. Думаешь, он молчал всё время? Наверняка ты бы услышал наши разговоры или звуки драки, например.
- Должен был.
- Как ты думаешь, почему мне пришлось будить тебя таким странным образом?
И тут до Лиса дошло, и он кинулся на охотника:
- Старый хрен опоил нас! Дай я ему добавлю!..
- Не стоит, - удержал его Тэнке, - нам лучше поскорее сваливать. Я уже дал ему чудо-траву. Ты сейчас не сможешь так быстро передвигаться, как нужно, а значит выяснять отношения некогда, скоро я тебе всё расскажу, а сейчас пойдем.
Следопыт вынужден был признать, что Тэнке прав. Позже он обязательно узнает все подробности, в частности, почему он не смог проснуться, а Тэнке сумел.

URL
2015-11-02 в 01:21 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Спускаясь по лестнице с дерева, Лис ловил себя на мысли, что его движения действительно слишком заторможены, руки и ноги вроде слушаются, но с каким-то запозданием. Хоть он не хотел признавать этого, но всё же был благодарен Тэнке за то, что тот спустился первым и теперь помогал ему. К тому же он взял на себя тяжелые сумки. Чувствовать себя немощным Лису было неприятно, но его состояние не оставляло ему выбора.
Тэнке его не подначивал, но и не успокаивал. Может, он понимал, что Лис не выдержал бы в равной степени ни спешки, ни сочувствия. Верес видел, что следопыт хотел идти самостоятельно, но скорость его передвижения была слишком мала, поэтому Тэнке ничего не оставалось кроме, как тащить того на себе. Временами кузнец даже думал, что Лис снова засыпает, тогда он легонько встряхивал его, и они продолжали путь.
В лесу было темно, хоть глаз выколи, и Лис не понимал, куда они идут, и как Тэнке ориентируется в пространстве. Когда он спросил об этом, кузнец ответил, что они идут на север.
- Зачем на север? - возмутился Лис. – Нам же надо на восток, мы отклоняемся от курса.
- Какой к черту курс, мы с тобой ползем, как черепахи, нам надо выйти к дороге, а ближайшая, судя по карте, находится в четырех милях севернее дома охотника.
- Зачем нам к дороге?
- Ты не понимаешь, что ли? Мы слишком медленно идем. Бор проспит только двое суток, пешком за двое суток с учетом того, что мы почти не спали, мы не сможем уйти далеко. Что, если он решит последовать за нами? Пока ты так волочишь ноги по земле и ничего не соображаешь, мы оставляем хорошие следы, только ленивый их не заметит. А если мы пойдем вдоль дороги, то есть небольшая вероятность, что наши следы будут не так заметны.
- Но дорога идет дальше не север.
- А никто и не говорит, что мы по ней прямиком в Астат придем. Сначала на север пройдем миль восемь-десять, а потом дорога на восток повернет. Двадцать миль по ней прогуляемся и снова в лес вернемся. К тому моменту мы уже будем на верном пути.
- Но это же целый день впустую. Если пойдем прямо, то пройдем больше.
- Да как ты в таком состоянии пройдешь? Если я уберу твою руку с плеча, и не буду тащить тебя вперед, ты заснешь через пару минут. Кто из нас следопыт вообще? Разве не ты должен учить меня заметать следы? Я лучше потрачу день на то, чтобы наверняка отделаться от охотника, чем получу стрелу в грудь. Безопасность превыше всего.
- Ты прав, - согласился Лис. - Пойдем к дороге.
***
Уже начало светать, а на то, чтобы пройти несчастные четыре мили, у парней ушло около трех часов. Они вышли к дороге, но шли по-прежнему слишком медленно, и Тэнке не мог придумать ничего, что могло бы ускорить процесс вывода сонного отвара из организма Лиса. Хорошо, что тот вообще мог идти, и с каждым часом силы его крепли - он всё меньше опирался на вереса, и забрал даже свою сумку с припасами. Им нужно было отдохнуть, тело ныло от бессонной ночи, хотя по дороге идти было в разы проще, чем по лесу. Но останавливаться было нельзя. По подсчетам Тэнке, чтобы быть уверенным в том, что погони не будет, им нужно было двигаться на север ещё около шести-семи миль.
Лис уже смирился с тем, что им придется ковылять самостоятельно, как вдруг услышал топот копыт. Тэнке предложил спрятаться, но следопыт начал отговаривать его, аргументируя тем, что он больше не может идти.
- А вдруг это разбойники? – заволновался верес.
- Не слышишь? – одернул его Лис. - Это не пустая лошадь. Она идет тяжело, видать с повозкой. Думаю, это торговец или крестьянин.
- А если это бандит, который перевозит на повозке кучу своих друзей с тяжелыми мечами, саблями или ещё каким оружием?
- Да ладно тебе, давай попытаем счастье. Сам знаешь, что разбойники так не ездят. Если бы это была банда какая-нибудь, одна повозка у них вполне могла быть – для припасов, например, или оружия, или награбленного добра, но лошадей было бы много, им же нужно быстро передвигаться, - вывалил Лис, затем, немного помолчав, добавил. - Послушай, Тэнке, если ты так боишься, то давай я один встречу повозку, а ты, в случае чего, беги в лес.
- Конечно, буду я инвалида на смерть толкать.
- Тогда давай вместе подождем.
Тэнке согласился на такой расклад, и, так как они оба устали, то просто сели за деревьями около дороги и стали ждать.
Не прошло и пяти минут, как из-за поворота показалась лошадь. Тэнке терпеть не мог лошадей. Причем он понятия не имел, откуда у него выработалась к ним такая неприязнь - вроде никогда с лошадей не падал, потому что ни разу на них и не садился, копытом в лицо не получал, даже в конские кучи не наступал ни разу. И не то, чтобы он боялся их, как волков или медведей, скорее они его просто раздражали, как проползающие мимо змеи или огромные пауки.
И сейчас, видя приближающуюся кобылу, Тэнке начал нервничать. Лис это заметил, но решил, что тот больше переживает по поводу кучера, чем по поводу лошади. Хотя нервничать по этому поводу было рано, ведь парни пока скрывались за деревьями, сразу бы их никто не заметил с такого расстояния.
Чем меньше оставалось метров между путниками и повозкой, тем больше они убеждались в том, что кучер – обычный торговец. Он ехал один, и вроде бы что-то напевал, а рядом с ним сидела большая собака, которая пыталась подвывать в такт музыке. Лиса эта картина так позабавила, что он хлопнул Тэнке по спине и пошел на середину дороги.
Вряд ли разбойники стали бы так себя вести. Да и собаку такую бы они с собой не взяли, она выглядела слишком старой и медлительной. Она даже не сразу заметила, что на дорогу вышел человек. Зато лошадь заметила следопыта, но среагировала вполне спокойно, всего лишь замедлив бег. Людей она, должно быть, видела часто и при этом они ей ни разу не угрожали.
А вот торговец был по-настоящему озадачен. В этой части леса люди не жили. А если и появлялись иногда на дороге, то уж точно не пешими. Но торговец был простодушен, поэтому он, скорее, обрадовался, а не огорчился. Ему даже в голову не пришло, что это могла быть какая-нибудь засада с целью грабежа или убийства. Поэтому он остановил лошадь, улыбнулся замученному Лису и сразу протянул ему руку.
- Привет, парень! Совсем, смотрю, замучился. Подвезти, может, куда надо?
- А для двоих место найдется? – спросил Тэнке, выходя на дорогу.
- Конечно! О чем речь? Забирайтесь в повозку. Только осторожно, у меня там глиняные горшки, они легко бьются.
Напряжение спало, даже не начавшись. Тэнке сначала бросил сумки, потом залез сам, а после помог забраться и Лису. Хоть он был уже не такой нерасторопный, как пару часов назад, но всё ещё оставался слаб.
- Что в горшках? – спросил Лис и тут же пожалел об этом.
По сравнению с подозрительным и вечно огрызающимся охотником торговец был просто душкой. Он готов был болтать без умолку, чем и решил заняться сразу же после первого вопроса, и продолжал всю дорогу, несмотря на то, что новые вопросы появлялись не так часто, как ему того хотелось. Он принялся пересказывать им всю свою жизнь. Так они узнали, что сейчас он едет в Северный порт на ярмарку, она там проходит каждый год. Что везет он туда одежду, украшения и разные поделки. Что эти горшки, кстати, делала младшая дочка, и они пустые. Что его жена и две дочери трудились над станками пару месяцев, чтобы успеть выставить на продажу новые ткани и платья. Что у всей семьи имена начинаются на одну букву – его самого зовут Джек, жену – Донна, девочек – Джесси и Дженни, а младшего – ему всего шесть лет – назвали Джонни. Сам Джек почти ничего не спрашивал. Он только узнал, что зовут путешественников Лис - прям как зверь – и Тэнке – не менее странное имя, - и что они идут в Мирт. Город стоял на северо-востоке, поэтому Джек оказал им большую услугу тем, что немного смог ускорить их передвижение. Торговец сразу понял, что у парней был тяжелый путь, поэтому не удивился тому, что они были не так разговорчивы, как он. Пока они ехали, Джек угощал парней лепешками и молоком, сетовал на их худобу, сам-то весил больше сотни. После такой паршивой ночки эта встреча казалась парням спасением, но они были слишком слабы и через шесть миль вырубились, усыпив свои инстинкты самосохранения.
Торговец не сразу понял, что парни уснули, а как только заметил это, перестал разговаривать и начал напевать колыбельную, которую ему когда-то пела мама. Парни, хоть и считали себя взрослыми, казались Джеку такими молодыми и беззащитными, что он боялся их разбудить несколько часов. И только когда солнце уже было в зените, он легонько окликнул Лиса, сказав, что они проехали уже двадцать миль. Следопыт растолкал вереса, и вскоре путники попросили высадить их на повороте. Дальше дорога круто шла на север, а парни итак отклонились от курса, но Джеку они решили этого не говорить, аргументируя свою высадку тем, что Мирт находился восточнее Северного порта, а значит, дальше можно идти пешком. Торговец сердечно распрощался с парнями и даже дал им в дорогу пару лепешек и литр странного зеленого самогона. Тэнке в долгу не остался и подарил Джеку маленькую медную собачку.
Когда повозка скрылась из виду, парни двинулись на восток.

URL
2015-11-02 в 01:23 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 6. Юк

Солнце сегодня было даже слишком ярким, идти по открытой местности было бы тяжелее. Парни, ещё сойдя с повозки, это поняли и с удовольствием углубились в тень деревьев. Снова вернуться в лес было не так уж и плохо. Теперь, перекусив и отдохнув немного, следопыт даже рад был оказаться снова в своей стихии. Тэнке тоже вроде повеселел, но вторая бессонная ночь сказывалась даже на вересе. Лис видел, как его спутник старается изо всех сил преодолеть усталость, и понимал, что ему просто необходимо поспать. У Джека в повозке они проспали чуть больше трех часов. Сам-то следопыт выспался достаточно, поэтому решил дать возможность Тэнке отдохнуть, когда они вышли на поляну.
- Я вижу, что ты засыпаешь на ходу, - начал Лис. – Мы идем уже пару часов. Предлагаю разбить лагерь, слопать по лепешке и…
- Ты уж прости, но я больше не могу есть эти лепешки, - перебил Тэнке, подняв на Лиса уставшие глаза.
Вдруг на поляну выбежал заяц. Лис, уже полностью окрепший, среагировал мгновенно. Тэнке даже не сразу понял, что произошло, возможно, из-за того, что слишком устал, и внимание его было слегка рассеянным, а, может, и потому что скорость следопыта на самом деле поражала воображение. Вот заяц прыгал, а спустя мгновение он уже лежит на поляне со стрелой в голове. Удивительная точность, если учитывать, что Лису ещё и пришлось тратить время на то, чтобы достать лук из-за спины и стрелу, натянуть тетиву, прицелиться и выстрелить. Получается, что на всё это у него ушло всего пара секунд. Тэнке думал, что такая реакция людям не свойственна. Вероятно, он ошибался, или Лис не простой человек.
- Смотри-ка, тебе повезло! – радостно закричал Лис, подбегая к тушке. – Как будто услышал про лепешки и специально для тебя выбежал! Мы его зажарим и съедим, а потом я покараулю, а ты поспишь.
- Поесть я, конечно, не откажусь, но насчет сна… я в порядке, могу подождать до вечера.
- Ага, я вижу, что ты в порядке, всё равно никакой деревни рядом не намечается, нам ещё долго идти по такой местности, кровать ты точно в ближайшую неделю не увидишь, так что придется спать в лесу. Я просто предлагаю тебе начать привыкать к такому образу жизни, - отчеканил следопыт, забрасывая тушку на плечо. - Мне-то не впервой ночевать среди деревьев, сам понимаешь.
- То есть ты предлагаешь мне просто проверить, как это – спать на траве, чтобы гордость мою не покалечить? – удивился Тэнке и сел на траву. - Я не устал.
- Устал. Я вижу. Давай, мы сначала разведем костер. Ты, как раз можешь этим заняться, а я выпотрошу зайца.
Разделение труда было отличным – Тэнке как раз понятия не имел, как правильно снимать шкуру, но зато без труда мог развести костер. Даже если у него не было спичек, он знал кучу способов, как это сделать. При этом он ничуть не сомневался, что Лис тоже легко бы справился с этой задачей – при такой-то частой жизни в лесу. Но следопыт, конечно, понимал, что грязная работа должна достаться именно ему – заяц итак был маленьким, а неумелое разделывание тушки могло лишить парней и этого небольшого количества мяса.
Тэнке отправился за дровами. Здесь, в отличие от Вессы, погода не была такой ветреной, а дождь, что провожал их из долины, в этой части леса даже не начинался. Земля была сухой, ветки, которые валялись тут и там среди деревьев, вполне годились для костра, а сухая трава позволит огню быстро разрастись и перекинуться на более сытные дрова.
С учетом того, что Тэнке взял слишком маленькую кастрюлю, чтобы сделать нормальный суп из зайца, верес решил, что они его просто зажарят на костре, и не будут ничего больше выдумывать, как и предлагал Лис. Лепешки из грубой муки, конечно, заполняли желудок, но чувство удовлетворения парни от них не получали, а заяц – это совершенно другое дело. Для него Тэнке решил поискать пару длинных рогаток, чтобы выгодно расположить тушку над костром. По дороге к поляне верес обнаружил дикий чеснок и укроп и подумал, что было бы хорошо натереть этим зайца перед готовкой. Пользоваться травами его научил отец. Он точно знал, какая поможет при ушибе, из какой можно заварить чай, а из какой выйдет неплохой бульон. К рыбе, мясу или птице шли разные травы. Отец их собирал перед рыбалкой и высушивал на солнце, пока сам занимался любимым делом. Таким образом, он возвращался домой с двойным уловом.
Вдохнув аромат укропа, Тэнке пошел обратно на поляну.
Лис повесил уже разделанную тушку на дерево. Его руки были в крови, лицо блестело от пота, но он улыбался, вспоминая, вероятно, свои первые охотничьи вылазки. Тэнке решил, что уйти было правильной идеей - не хотелось ему наблюдать за процессом, если потом от этого такие последствия. К тому же от зайца осталось не то, чтобы мало, но меньше, чем верес ожидал. Смог бы он так аккуратно с этим справиться или нет? Следопыт был мастером в своем деле, а кузнец - в своем. И это было правильно.
Тэнке помог Лису умыться и начал разводить костер. Следопыт, тем временем, покопался в принесенных ветках и решил выстругать себе новую стрелу, взамен утраченной.
- Не люблю, когда на стреле кровь остается, - пояснил Лис, хотя Тэнке ничего и не спрашивал. – Понимаю, что это звучит, как будто я оправдываюсь, просто, когда я видел, как индайцы возвращались с охоты со стрелами, измазанными в крови, они казались мне жестокими убийцами. С детства эта привычка – менять стрелы. Наконечник-то я, конечно, отмою, а древко пусть будет чистым.
- У каждого свои причуды, - понимающе ответил Тэнке и подкинул ещё дров в костер.
- Конечно, если бы я участвовал в битве, - разошелся Лис, - и мне необходимы были бы стрелы, то я использовал бы любые, пусть они даже были бы облиты чем угодно, но пока есть шанс…
- Да понял я тебя, - попытался успокоить его верес, доставая пучок трав, и меняя тему разговора. – Ты бы лучше зайца мне подал, я тут кое-что нашел в лесу.
- Что? – заинтересовался Лис.
- Вот смотри, - сказал Тэнке и протянул траву следопыту, - это дикий чеснок и укроп. Хорошо бы, если бы и перец нашли, но это уже из ряда небылиц. Хоть соль взяли.
- Ты хочешь травы в костер покидать для запаха?
- Нет, но это тоже неплохая идея. Я, пожалуй, так и сделаю с оставшейся частью, а основную массу я хочу перетереть, смешать с солью и смазать зайца. Будет вкусно.
- Ну, по крайней мере, звучит аппетитно, - согласился Лис.
Он уже закончил строгать древко для новой стрелы, теперь нужно было только снять наконечник со старой и промыть его. А Тэнке в это время достал миску, мелко покрошил туда траву и начал растирать её с солью. От травы сразу пошел приятный запах, и как по сговору, желудки у парней дружно заурчали.
- Не могу больше! – закричал Лис, убирая чистый наконечник. – Потом закончу со стрелой. Скажи, что твоя трава уже готова, и можно начать жарить, а то я съем зайца сырым.
- Готова, - ответил Тэнке.
Лис снял зайца с дерева, подбежал к вересу и положил тушку рядом с ним на камень. Когда Тэнке взял её в руки, следопыт сразу понял, что готовка для кузнеца – не просто необходимость, но и любимое занятие. Казалось, он не пропускал ни сантиметра, нежно смазывая приправами мясо и немного обивая его о камень для мягкости.
- Жаль нет сметаны и грибов, был бы просто отличный шашлык, - замечтался Тэнке.
- Это точно, - согласился Лис, - я тоже грибы люблю. Можно было бы потом поискать их, когда ты отдохнешь.
- Я не устал, - отрезал верес, сверкнув глазами.
- Я знаю, - обороняясь, произнес Лис, - не отвлекайся, повар, - и хлопнул Тэнке по плечу.

URL
2015-11-02 в 01:23 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Когда тушка была обработана, Лис насадил её на прутик, вставил рогатки в землю над костром и водрузил на них зайца. Тэнке иногда поворачивал тушку, брызгая на нее квасом, чтобы заяц равномерно прожарился со всех сторон. Если уж на то пошло, верес ни разу не обрабатывал мясо этим напитком, но тут выбора не было, и чутье подсказывало, что хуже от этого не будет. И через двадцать минут у путников появилась возможность удостовериться в этом.
Тэнке разломал себе лепешку, нарезал редиску и сделал бутерброд, которым закусывал мясо. Лис же с какой-то невероятной жадностью поглощал свою половину зайца. Казалось, ещё немного и от такой скорости он просто подавится.
- Может, ты немного притормозишь, возьмешь лепешку, запьешь всё квасом…, - предложил верес.
- Нет, - ответил Лис и отсел подальше, пряча от глаз Тэнке свою добычу, - сначала я должен насладиться самым вкусным зайцем в мире, а потом забивать желудок всякой ерундой. Слушай, если ты так готовишь на костре, - начал рассуждать Лис, тыкая костью в Тэнке, - без всяких приспособлений, которые я видел рядом с твоей печкой, и с минимальным количеством приправ, то что же ты делаешь с едой, когда у тебя всё под рукой? Ты уверен, что правильно выбрал профессию? Нет, ты не подумай, что я не ценю тебя, как кузнеца, ты отличный мастер, но если тебе надоест, то ты можешь открыть какую-нибудь харчевню и, поверь мне, недостатка в клиентах у тебя не будет.
- Спасибо, я польщен. Может, на этом и сойдемся? Я как-то не очень умею охотиться. Вот рыбу ловить или, допустим, грибы, ягоды собирать – это я могу, а из лука стрелять по живности – это не моё.
- Я согласен! – с готовностью ответил Лис. – Да я теперь готов кого угодно пристрелить, чтобы отправить к тебе на костер.
- Ты хоть понял, как это прозвучало? – спросил Тэнке и повалился на землю от смеха.
Лис тоже начал ржать, и чуть не поперхнулся куском зайца. Насмеявшись вдоволь, парни вернулись к трапезе, но ели уже медленнее, так как поняли, что начали насыщаться. Тэнке даже оставил ножку, решив, что его живот непременно лопнет, если там окажется хотя бы ещё один кусок. Лис этому несказанно обрадовался и присвоил ножку себе, однако сразу есть не стал.
- Я её доем, пока ты будешь спать, - бесцеремонно ляпнул следопыт.
- Я хотел, конечно, ещё поспорить с тобой, - начал было Тэнке, - но ты, похоже, всё рассчитал.
- Да, так и есть, я знал, что после еды тебя потянет в сон, и ты перестанешь корчить из себя бессмертного.
- Ты невыносим, знаешь.
- Знаю, но ведь ты дал мне возможность отдохнуть и тащил меня на себе всю ночь. Я тоже хочу сделать доброе дело. Тащить тебя я не собираюсь, погоня нам теперь не грозит, так что мы можем немного расслабиться. Я посторожу, а ты поспишь, - распределил обязанности Лис и вскочил на ноги. - Ты ведь почти две ночи без нормального сна, скоро начнутся видения. У нас так шаман делал – целыми днями ничего не жрал, только трубку свою курил и не спал неделю, после этого духи открывали ему будущее.
- И ты веришь этому? – скептически произнес Тэнке.
- Ещё бы! – подтвердил Лис, всплеснув руками. - Всё, что он сказал мне, сбылось. И погоду он предсказывал отлично, кстати, и говорил, когда лучше на охоту выходить. Знал, когда возвращаются птицы, когда будут пробегать олени мимо нашей деревни. Короче, много всего.
- Мудрый и опытный человек, видать.
- Ага, был таким. Сейчас его разум сильно помутился. Старость, наверное. Когда я уходил, он и имени моего не помнил.
- И это никак нельзя было вылечить?
- Нет, единственный, кто мог бы бороться с этим недугом, так это сам шаман. Сын помогал ему, но толку было немного. Иногда он приходил в себя, хватал сына за руку и вываливал на него без предупреждения разные свои видения. Тот с охотой их запоминал. Скоро ему принимать пост.
- У вас это по наследству? – спросил Тэнке, поднимаясь с земли.
- Да нет, шаман может кому угодно дар отдать, - ответил Лис, задумавшись. - Но, думаю, он передаст его именно сыну. Говорят, чужие раньше тоже получали дар, но это если родных детей не было. Опасно передавать такое неподготовленному.
- Почему?
- Дар забирает себе что-нибудь, если передается не по крови. Обычно это зрение, слух или обоняние. Реже бывает, когда новый шаман немеет. Тогда вообще ему приходится всё на жестах объяснять или записывать. Неудобно, понимаешь.
- Ну да.
- Я тут подумал, чтобы лучше спалось, может, по стаканчику чего покрепче? – спросил Лис и потянулся к сумке.
- Нет, - уверенно ответил Тэнке, забирая поклажу из рук Лиса, - пусть будет ясная голова, я итак хорошо засну.
- Как знаешь, - сдался следопыт, - я тогда тоже не буду. Это всё твой заяц виноват.
- Ага, конечно…
Тэнке решил набрать себе побольше травы, чтобы сделать из неё кровать. На голой земле спать опасно, не хотелось бы подхватить чего-нибудь. Он-то быстро справится с простудой, но, если заразится Лис, они выпадут из графика ещё на пару дней, а может, и больше.
Ворох сухих листьев и высокую сухую траву Тэнке нашел рядом с поляной. Хорошо, что далеко идти не пришлось – после еды усталость начала накатывать беспощадными волнами по всему телу. Собирая траву, верес даже пару раз подумал, что может уснуть прямо так, согнувшись в три погибели над землей. Чтобы не вырубиться, Тэнке старался отвлечься на Лиса. Тот сидел у костра и напевал какую-то песню. Верес слышал много песен от своих односельчан, все они были посвящены ветру, небу и свободе. Лис же пел без слов, просто издавая мягкие мычащие звуки. Что интересно, по мере приближения Тэнке, звуки становились не громче, а тише. Наверное, Лис стеснялся петь на людях. Зря –у него хорошо получалось.
- Чего затих-то? – поинтересовался Тэнке, выйдя на поляну. - У тебя, судя по всему, приятный голос.
- Поверь мне, только ты так думаешь, - ответил Лис, покусывая травинку. - У нас считается, что мужики не поют, только шаман и женщины.
- Странно, у нас все пели.
Тэнке бросил траву и листья на землю и начал их укладывать.
- Какие-нибудь замогильные песни? – спросил вдруг Лис.
- Почему это?
- Ну, народ в вашей деревне какой-то подозрительный, обособленный, вот я и предположил, что они пели что-нибудь мрачно-уединенное, - хохотнув, сказал Лис.
- Их песни в основном положительные – о радости жизни, о ветре… - тут Тэнке замолчал. Про крылья он рассказывать ничего не хотел.
- Неожиданно, – усомнился Лис. - А ты поешь? – спросил он, тыкая травинкой в сторону вереса.
- Нет, - ответил тот, - я с ними никогда не пел, и вряд ли у меня это получится.
- И, правда, куда тебе ещё и петь, у тебя итак много талантов.
- Ты как будто безрукий. Из тебя вышел бы отличный охотник в дополнение к твоей профессии следопыта.
- Я не очень-то убивать люблю, выслеживать мне всегда нравилось больше, - высказался Лис, вертя в руке уже потрепанное растение. – Смотрю, ты кучу травы приволок. Дома чуть ли не на камнях спал, а здесь что же? Перину захотел?
- Дома у меня теплая печка и сухой пол, а здесь земля может влаги набрать, - отозвался Тэнке, укладывая траву и листья под деревом. – Я тут лягу, чтобы солнце не светило.
- Да не вопрос, ложись, где угодно. Я пока, пожалуй, ещё настрогаю парочку стрел, - сказал Лис и начал перебирать сучки, принесенные для костра.

URL
2015-11-02 в 01:24 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Тэнке долго ворочался с боку набок, но в итоге всё-таки уснул.
Лису сразу стало скучно. Он вспомнил о том, каким занудой был кузнец при первой встрече, и решил, что благотворно на него влияет. Они охотно общаются, обмениваются мыслями и помогают друг другу. Именно этого следопыту не хватало в пути. Было тяжело идти практически два месяца по незнакомой местности одному, пытаясь найти человека, которому можно было бы просто пожать руку. Лис каким-то непонятным чутьем сразу понял, что они с Тэнке должны подружиться, поэтому и не хотел отпускать его. Сначала он даже и не думал о том, что навыки кузнеца как-то могут пригодиться ему в пути, он просто радовался тому, что наконец-то не один. А теперь он понял, что они действительно способны во многом помочь друг другу, поделиться опытом. Нужно будет научить Тэнке стрелять из лука, может, тогда он научит Лиса разбираться в травах. Подумав о травах и случайно поймав их запах, Лис вспомнил, что у него осталась недоеденная заячья нога, которая была так благородно отдана ему сытым уставшим другом. Следопыт решил немного подогреть её на костре, и закончить с оружием. Монотонная работа – строгать древки для стрел – всё больше погружала Лиса в дебри своих мыслей. Запах от еды усиливался, солнце пригревало, и вроде бы жизнь казалась вполне беззаботной и счастливой, потому что всё было впервые за несколько недель на своем месте.
Уже заканчивая обтачивать шестую ветку, Лис внезапно услышал шум в кустах. Не думая ни секунды, следопыт быстро схватил лук, натянул тетиву и прицелился. Стрелу он схватил первую попавшуюся, то есть просто ветку, немного заостренную на конце. Если это крупный зверь, стрела может скользнуть по шерсти, но большого вреда животному не нанести. Зверь от этого только рассвирепеет и кинется на человека с полной силой. Обдумав это, Лис решил, что для первого раза можно выпустить и такую, ведь он успеет схватить нужную стрелу, когда зверь выбежит. «Да, - подбодрил себя мысленно следопыт, - стоит именно так и поступить – промахнуться заранее, спугнуть зверя». Тогда он либо убежит обратно в лес и больше не будет их тревожить, либо выпрыгнет из кустов и нарвется на новую стрелу, а второй раз Лис промахнуться не сможет.
Кусты снова зашевелились, и Лис выстрелил, целясь в верхние листья, и тут же подбежал к сумке и выхватил стрелу с металлическим наконечником. Какое-то время из-за кустов никто не появлялся, но и звука убегающего животного следопыт не уловил, поэтому продолжал стоять, целясь в листву.
Через минуту куст снова зашуршал, и к Лису вышла собака. То, что намерения у неё были вполне дружелюбные, следопыт понял сразу по глазам. Собака не скалилась, не брызгала слюной или пеной, как бешеная, а просто с любопытством смотрела на человека. Она медленно начала двигаться по направлению к костру, не прерывая зрительного контакта. Лис опустил лук, но из рук его выпускать пока не решался, и с интересом наблюдал, что же будет дальше. Собака старалась обойти его, подбираясь к огню. Сначала Лис думал, что она просто идет на свет, но потом понял, что она идет на запах – на палочке, воткнутой в землю около обгорающий бревнышек, грелась заячья нога.
Лис усмехнулся и сам медленно попятился к костру. Собака пошла за ним. Следопыт сел рядом с импровизированной печкой, вынул палку из земли и поманил ей собаку.
- Ну, иди сюда, давай, я поделюсь, так и быть, - шептал Лис, чтобы не спугнуть животное и не разбудить Тэнке.
Собака, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся кобелем, остановилась и склонила голову на бок.
- Смотри, я безоружен, - сказал Лис и отбросил подальше лук и стрелы. Конечно, его кхури всегда был при нем, но ведь псу об этом знать не обязательно.
Животное сделало ещё пару шагов и остановилось, заискивающе глядя на кусок мяса на палочке.
- Я не отдам его тебе, - продолжал Лис, дергая палкой с едой из стороны в сторону, - пока ты не подойдешь. Либо ты умрешь голодной смертью труса, либо ты наешься вдоволь, если научишься рисковать и доверять мне.
Пес будто осознал сказанное, кивнул головой, негромко гавкнул и бодро зашагал к Лису.
Следопыт даже растерялся от такой наглости. Как-то неожиданно быстро живность приняла решение. Может, и правда, понял, что ему сказали? Как бы то ни было, пес подошел к Лису, остановился на расстоянии в один шаг и склонил голову на бок. Следопыт решил сначала узнать, доверяет ли ему собака, и протянул к ней руку, но это не сработало. Собака упорно избегала прикосновений, пока Лис пытался до неё дотянуться, вертела головой в разные стороны и смотрела на мясо.
- Умный какой. Деньги вперед, говоришь? – спросил, сдаваясь, Лис. – Ну, хорошо, ты победил, держи, - с этими словами он протянул палку с зайцем собаке.
Пес не стал сбивать еду на землю, а принялся кусать её прямо на палке, как человек, который ест шашлык.
Это позабавило Лиса, он негромко засмеялся, и подвинулся ближе к кобелю. Тот, видимо, был сильно сосредоточен на процессе – уклоняться на этот раз не стал и позволил следопыту положить руку себе на спину. Так они и сидели какое-то время, пока заяц не кончился. Потом довольный пес пододвинулся к Лису вплотную, зевнув, заглянул в глаза следопыту и уснул.

URL
2015-11-02 в 01:24 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Тэнке проснулся от собачьего лая. Когда он открыл глаза, то сначала решил, что сон продолжается – довольный Лис бегал по полянке с палкой в руках, а за ним носился здоровый пес. Уши у него торчали вверх, шерсть была гладкой, ноги стройные. Подобные собаки использовались у людей для охоты. Она была похожа на гончую, но это была совершенно другая порода. Окрас собаки был подобен осенним листьям – пестрая, местами рыжая, а местами коричневая спина, носочки и брюхо черные, будто вымазанные землей, морда пятнистая, бежевая в рыжих пятнах. Такой удивительной собаки Тэнке не видел даже на картинках, и вот она бегает у него перед глазами.
Где Лис нашел её? И как долго она здесь? Тэнке спал всего часа два-три. Как могло так много измениться за это время, ведь они находились на пустынном участке в лесу, кроме травы и деревьев здесь никого не было. Собака вряд ли лесная. Ни на волка, ни на лису не похожа.
- Эй, Лис! – крикнул Тэнке и тут же пожалел об этом.
Пес кинулся к нему со всех ног, прыгнул сверху и начал облизывать лицо.
- Он ждал, когда ты, наконец, проснешься, чтобы познакомиться с тобой, - проговорил запыхавшийся Лис, прибежав следом за собакой, и плюхнулся рядом с Тэнке на траву. - Я отгонял его, как мог, всё это время, даже хотел измотать его в беге, но, конечно, сам устал быстрее. Он неугомонный.
- Ага, специально для тебя питомец, - проговорил с трудом Тэнке, убирая от лица пса.
- Можно его оставить? – вдруг огорошил Лис, хватая питомца за уши.
- Ты, как маленький, ей богу. Его же кормить надо! – возмутился верес.
- Буду охотиться, я же добыл нам с тобой еду сегодня, смогу это повторить, - начал защищаться следопыт, отпуская собаку.
Пес отошел от Лиса, сел напротив вереса и грустно посмотрел в глаза. Тэнке вздохнул, потрепал пса по голове и сказал:
- Ладно, на самом деле собака нам не помешает. Она сможет охранять нас ночью, и её нюх может пригодиться.
- Отлично! – заорал Лис и кинулся на пса. Они упали на траву и начали перекатываться. Пес постоянно норовил облизать Лиса, а тот уворачивался. Они оба сейчас напоминали Тэнке маленьких щенят.
- Где ты его взял вообще? – спросил верес.
Лис скинул с себя пса, схватил какую-то ветку с земли и кинул её на другую сторону поляны. Пес весело с громким лаем ринулся за добычей.
Следопыт растянулся на траве, довольно вздохнул и начал рассказывать про стрелы, куст и зайца; про то, как ему показалось, что собака с первого раза поняла его, и сразу смогла довериться; про то, как боялась подходить к спящему Тэнке, пока Лис не сказал ей, что это безопасно и прочее, и прочее. Всё это время он радостно улыбался, а пес возвращался с палкой в зубах, Лис забирал её и снова отправлял зверя в путешествие.
Тэнке поймал себя на мысли о том, как, должно быть, весело живется детям, как хорошо быть вот таким непосредственным, и как жаль, что его детство было таким коротким. Не удержавшись, он вздохнул, и Лис сразу заметил перемену настроения.
- Не волнуйся, он много не съест, и вряд ли нападет на нас ночью, - продолжил уговаривать следопыт.
- Да я и не о том вовсе, - усмехнулся Тэнке.
- А о чем? – поднимаясь, поинтересовался Лис.
- Неважно. Ты лучше скажи, как ты его назвал.
- Да не знаю, может, ты чего предложишь?
- Назови его «Юк», - немного подумав, предложил Тэнке, - в нашей деревне это значит «быстрый».
- Круто, - обрадовался Лис, - так и сделаем, - сказал он, отряхиваясь от травы и листьев. – А твоё имя тоже что-то значит?
- «Тэнке» – значит другой, - сказал верес, в упор глядя на следопыта. Затем поднялся и начал собирать свои вещи.

URL
2015-11-02 в 01:25 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 7. Волки

С Юком было веселее пробираться через лес. Он постоянно носился рядом, подбадривая парней заливистым лаем, гонял белок и зайцев. Но особенно ему нравилось, когда Лис останавливал его рукой, садился рядом и говорил шепотом прямо в ухо: «Разведка». Тогда Юк срывался с места и убегал вперед. Через несколько минут он возвращался и лаял один раз. Как поняли парни позже, это означало - что впереди никого не было.
Однажды Юк вернулся с разведки, пролаял несколько раз и потащил Лиса за штанину вперед. Следопыт медленно пошел за своим псом, держа в одной руке лук. Тэнке тоже насторожился, достал небольшой нож и присоединился к попутчикам. Выйдя на то место, куда их отчаянно тащил пес, парни расслабились, потому что просто обнаружили там стадо оленей. По крайней мере, теперь было понятно, как будет реагировать пес, если найдет в лесу что-то поинтереснее белок.
Ближе к вечеру Лис подстрелил двух куропаток. Этим и решили поужинать. Когда Тэнке начал возмущаться, что Юку нужна личная птица, добрый Лис согласился поделиться своей, после чего Тэнке стало стыдно, и он тоже пообещал псу ножку. В итоге следопыту опять досталась работа по разделке тушек, а Тэнке пошел за дровами.
За этот день они прошли почти двенадцать миль. До городов было ещё далеко, поэтому парни понимали, что придется ночевать в лесу. А для этого надо будет снова найти поляну, чтобы с одной стороны их спины прикрывал лес, а с другой стороны был полный обзор, если на них захотят напасть дикие звери или не менее дикие люди.
Неизвестно, сколько им ещё пришлось бы идти, если бы в поисках дров Тэнке не вышел бы на аккуратную полянку, окруженную со всех сторон высокими елями, и решил, что компания должна остановиться здесь. К тому же через пару часов солнце должно сесть, а значит, найти новое место они не успеют, с учетом того, что нужно ещё распотрошить птицу, найти дрова, развести огонь, приготовить ночлег. Впереди было ещё много дел, а времени – мало.
Те дрова, что кузнец успел собрать, он бросил на поляне, а перед тем, как пойти за новыми, решил привезти на это место своих попутчиков. Лису поляна понравилась, а Юк так вообще был от неё в восторге – он бегал по кругу, у самого края леса, чуть не касаясь боками сосен. Конечно же, он всё проверил и доложил, что всё чисто, пролаяв один раз. Лис тем временем выбрал брусок пошире и использовал его как разделочную доску. Одну птицу он успел ободрать, пока Тэнке ходил за дровами, и сейчас принялся за вторую.
Осмотревшись, верес понял, что топлива для костра на всю ночь не хватит, и решил сходить ещё. Тэнке старался не уходить слишком далеко. Конечно, он бы нашел дорогу назад без труда, ведь вересы отлично ориентируются. Тэнке, скорее, переживал за то, что в темноте в лесу одному не безопасно. Каждый раз он прислушивался к лаю пса и смеху следопыта, чтобы обходить поляну, не углубляясь в лес. Один раз ему показалось, что кто-то выл, но, возможно, это был Юк. Хотя он и не делал так ни разу, он же всё-таки собака и подобные звуки должны быть ему свойственны.
Солнце уже скрылось за деревьями, когда Тэнке вернулся на поляну. До заката оставалось меньше получаса. Лис уже выпотрошил тушки и, что самое удивительное, нашел где-то дикий чеснок. Может, он как-то смог объяснить это Юку, и тот раздобыл его для хозяина? Сам Тэнке попытался найти что-то подобное, но обнаружил только небольшой куст петрушки. Что ж, она сгодится для птицы, да и чеснок не будет лишним.
Заметив Тэнке, Лис вручил ему миску, соль и чеснок, и тут же покосился на траву в руках вереса:
- А это что?
- Петрушка, - ответил Тэнке.
- Что-то она какая-то не такая, - с недоверием заметил Лис.
- Конечно, - быстро согласился кузнец, - она же тоже дикая.
- А ты уверен, что это именно петрушка? – продолжая сомневаться, напирал Лис. Головой он понимал, что ничего не смыслит в травах, но что-то внутри так и подмывало поддеть довольного кузнеца. - Она на неё не похожа, может, это что-то ядовитое.
- Давай на Юке проверим, - схитрил верес, улыбнулся и кинулся к собаке.
- А если ты его отравишь? – заволновался Лис.
- Я не заставлю его есть это, - пошел на компромисс Тэнке. - Пусть просто понюхает, собаки сразу такие вещи понимают.
- Ну ладно.
И Лис сам подошел к псу, подвел его к траве и сказал: «Ну, давай, докажи, что эта штука съедобная». Юк понюхал траву, и гавкнул один раз, смотря на Лиса.
- Думаю, трава прошла испытание, - решил следопыт. - Можешь добавлять.
- Ты так сильно доверяешь этой собаке, хотя нашел её только утром, - усмехнулся Тэнке, размахивая пучком. - Может, она вынашивает коварный план отравить нас.
- Но я же и тебе доверяю.
- Ну, мы с тобой подольше знакомы, однако проверить-то всё равно захотел.
- Да я так, перестраховаться чтобы.
- Ну-ну, - недоверчиво отозвался Тэнке, схватил приправы и соль и удалился с миской и тушками на соседнее бревно.
Лис тем временем начал точить рогатки для установки птицы над костром. А Юк разрывался между своим хозяином и кузнецом, потому что одного он просто бескорыстно любил, а у второго в руках были две отличные, одуряющее пахнущие куропатки. Парни заметили это смятение души у зверя и начали нарочно каждый звать его к себе, посмеиваясь и громко крича. Таким образом, подготовка к ужину прошла весело и быстро. И, несмотря на то, что солнце уже село, темнота пока совсем не волновала парней.
Когда птица была готова, первой на неё набросился не Юк, а Лис. Тэнке напомнил ему, что он обещал поделиться со своим псом, когда заметил, что зверь буквально пожирает глазами куропатку. Следопыт оторвал часть спины птицы и немного грудки и бросил псу. Юк оттащил еду подальше от костра и принялся самозабвенно грызть. В эту же сторону Лис потом скидывал все кости, которые у него оставались от ужина, и Юк с радостью их обгладывал. Когда пес в итоге подошел к Тэнке, у вереса как раз осталась пара крылышек, и он вместе с остальными костями положил их перед Юком.
- Птица и заяц – это, конечно, хорошо, - начал Тэнке, - но сейчас я бы даже запил это всё чем-нибудь покрепче кваса.
- Согласен, у нас там остался литр, что дал нам Джек. Можно выпить сегодня по полстакана, а остальное оставить на черный день.
- На какой это черный день?
- На день, когда кроме самогона у нас никакой жидкости не останется, - улыбнувшись, заметил Лис.
- Ага, будем голодные, обезвоженные, но пьяные и веселые, - добавил Тэнке. - Набор путешественника.
Следопыт встал, порылся в сумке и достал оттуда бутылку и лепешку – закусывать чем-то надо было, иначе завтра будет голова гудеть весь день, хоть Джек и пообещал, что самогон этот, что надо, и должен идти легко, несмотря на цвет. Тэнке предложил бросить в угли пару небольших картофелин, и Лис естественно согласился. Парни решили подождать, пока приготовится картошка, и только потом разлили напиток.
- За что пить будем? – спросил Лис.
- Обязательно за что-то? – вопросом ответил Тэнке.
- А почему нет?
- Ну, тогда за удачное путешествие.
- И за рыбу.
- Причем здесь рыба-то?
- Да вот знаешь, - начал Лис, ставя обратно стакан на землю, - заяц и птица – это, конечно, хорошо, но я рыбу люблю больше.
Тэнке встал и притащил карту.
- Смотри, в шестидесяти милях на юго-востоке есть озеро, - начал верес, показывая на круглое голубое пятно. - Тут даже названия не написано. Там, наверняка, полно рыбы. Можем пойти туда завтра. От него течет река, Нарга, вроде. Она как раз течет на восток.
- Шестьдесят миль – это два дня пути. Но это ведь южнее, чем нам надо, - заметил Лис, прослеживая пальцем на карте голубую полоску.
- Но вдоль реки и идти будет проще, и еды будет для нас троих навалом, - принялся перечислять кузнец.
- И можно будет, наконец, помыться, - воодушевившись, добавил следопыт.
- Да, и может, там будет неподалеку пресная вода, наши запасы потихоньку тают.
- Это верно, вода не помешала бы, а то рано ещё весь самогон выпивать, - с серьезным видом ляпнул Лис.
- Да иди ты, алкашня, - возмутился Тэнке и толкнул Лиса в плечо.
Тот засмеялся и принялся тыкать картошку.
- Вроде готова. Давай тогда за путешествие сейчас, а потом за рыбу, а между первой и второй будет печеная картошка.
С этими словами Лис выкатил клубни из огня – один поближе к Тэнке, второй к себе, и занес стакан над головой.
- Ох, как бы нам сегодня не заснуть на пару, - заметил Тэнке.
- Ну и что, если заснем, - ответил Лис, – у нас есть Юк, он нас предупредит.
- Я бы не стал так полагаться на собаку.
- Ну, тогда я буду дежурить первым, - решил следопыт.
- Нет, - возразил верес, - я уже спал сегодня, так что я подежурю, а ты отдыхай.
- Я, в отличие от некоторых, долго сопротивляться не намерен, - затянул Лис. Тэнке сверкнул на него глазами, но следопыт понял, что эта злость наигранная, поэтому просто схватил стакан и продолжил. - Давай вот, ещё по глотку и, так уж и быть, я пойду спать.
- Ну, давай за рыбу, - провозгласил Тэнке, поднимая стакан над головой. - Обещаю, что завтра я её для тебя поймаю.
- Ловлю на слове.
Когда всё было съедено и выпито, парни легли на кучу собранных Тэнке листьев и ещё полчаса не могли заснуть, обсуждая звезды, но потом верес услышал, как следопыт тихонько захрапел, и понял, что пора замолкать. Он встал, прошелся вокруг поляны рядом с деревьями, сходил по нужде, проверил дрова, погладил собаку и сел поближе к костру. С одной стороны, его согревала короткая шерстка Юка, с другой - ласковые языки пламени. Было так тепло и уютно, и через пару минут Тэнке понял, что тоже отключается, и почему-то не смог этому противиться.

URL
2015-11-02 в 01:26 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лис проснулся от холода. Костер почти догорел, а Тэнке лежал на земле рядом с тлеющими головешками. Вероятно, он уснул случайно. Но где же Юк?
Следопыт забеспокоился за зверя и тихонько позвал его. Пес не откликался. Тогда Лис позвал его громче, и от этого проснулся Тэнке.
- Я заснул, да? – вскочил верес. - Чертова самогонка, – и подошел к Лису.
- Погоди, - остановил его следопыт, - я не могу найти Юка.
Тэнке напрягся и начал изучать поляну. Усиленное зрение хоть и давало преимущество, но всё же не было идеальной заменой кошачьих глаз, поэтому Тэнке пришлось попотеть, чтобы заметить пса.
- Я его вижу, - медленно сказал Тэнке и указал пальцем на другой край поляны.
- Где? – оживился Лис и бросился туда, но Тэнке его удержал.
В лесу стояла практически полная темень и странная тишина. Костер почти догорел. Лис итак ничего не видел дальше своего носа, его зрение, хоть и было острым, но всё же принадлежало человеку, поэтому Тэнке решил спасти костер. Он подкинул пару дров и ворох сухой травы и дунул со всей силы. Огонь вспыхнул быстро, уничтожил траву и медленно осел на дрова. На фоне разгоревшегося костра, Лис, наконец-то, тоже заметил Юка. Тот стоял на другом краю поляны и смотрел в чащу. Только спустя минуту парни осознали, что он не просто так пялится на сосны.
- Он там не один, - начал Лис, отходя к костру.
- Да, - подтвердил Тэнке, - я тоже заметил.
- Хорошо было бы, если это просто олень.
- На оленя, он бы так не рычал, - сделал вывод Тэнке и схватил горящую дубинку.
Лис не последовал его примеру. Лук в его понимании был гораздо надежнее какой-то обгоревшей деревяшки. То, что животные могут испугаться огня, Лис не подумал. Он думал только о том, как бы вытащить из этой передряги Юка и Тэнке, поэтому он снова позвал пса. Тот начал откликаться и пятиться назад к костру, продолжая смотреть в лес.
Тэнке заметил, что Юк шел не один. Он отступал перед кем-то, кто был больше его, и когда пес вышел на центр поляны, парни увидели большого волка, выходящего следом за ним.
Лис сразу схватил стрелу с металлическим наконечником и натянул тетиву, Тэнке поднял свой факел, чтобы была возможность лучше разглядеть всю картину. Справившись с минутным замешательством, Лис продолжил звать Юка. Пес подходил всё ближе к костру и при этом всё громче рычал. В какой-то момент он остановился, вероятно, не хотел подвергать опасности своих кормильцев. Расстояние было ещё приличным, если волк отважился бы на прыжок, то не достал бы до цели. Но для Лиса этого было достаточно. Юк, будто почувствовал, что хозяин собирается стрелять, и резко отпрыгнул в сторону. Тэнке показалось, что прошла всего секунда, и вот волк уже лежит на земле. Стрела попала в шею.
Это однозначно была победа, и она показалось до ужаса легкой. Но обманываться путники не стали – и Лис и Тэнке знали, что волки не часто охотятся по одиночке. Стая должна быть где-то рядом.
Юк подбежал к следопыту и громко залаял. Лис повернулся туда, куда указывал пес, и увидел, как из чащи выходит ещё один волк, на этот раз из-за спины Тэнке. Парни развернулись в сторону опасности. Второй волк был умнее и решил сразу на свет не выходить. Он просто громко рычал, скалился и прятался, перебегая от дерева к дереву.
- Когда выглянет в следующий раз – стреляй, - сказал Тэнке, тронув Лиса за плечо.
- Боюсь промахнуться, - ответил Лис, вглядываясь в чащу.
Тэнке решил немного приблизиться к опасной зоне, чтобы свет от факела помог Лису прицелиться. Только он не рассчитал, что волк тоже решил подойти ближе. Как ни крути, у животного реакция всегда быстрее, инстинкты берут своё, поэтому волк, заметив приближающуюся добычу, уверенно прыгнул на вереса. В полете он полностью попал под освящение костра и под стрелу Лиса, выпущенную точно в легкие. Зверь упал, захлебываясь кровью.
Но Юк не переставал лаять, он вертел головой в разные стороны, как бы показывая, что врагов теперь много.
- Что будет, если стрелы закончатся раньше, чем количество волков? – спросил Лис.
- Я помогу тебе, - ответил Тэнке, перекладывая факел в другую руку. Деревяшка была обгоревшей, и вообще-то жгла кожу, но на это вересу было плевать, ожоги зарастут быстрее разорванных тканей, а таких травм не избежать, если волки доберутся до них.
Минут десять никаких нападений не происходило, парни слышали только несмолкающий лай Юки и усиливающееся рычание волков вокруг поляны. Похоже, собиралась приличная свора. Их окружали.
Тэнке встал спиной к спине Лиса:
- Волки соображают быстро, скорее всего, теперь они нападут с разных сторон одновременно.
- Ну, нас трое, будем надеяться, что этого хватит, - ответил Лис, посмотрев на Тэнке и Юка. Пес мог сослужить хорошую службу. Его храбрость и преданность были заметны за милю. Уже одно это придавало сил.
Парни двигались по кругу, чтобы ничего не упустить. Юк держался рядом и рычал на деревья. Ему-то всё было видно, да и на чужой запах он реагировал довольно бурно.
Вдруг на поляну выскочили одновременно два волка. Оба направлялись в сторону Тэнке, видать поняли, что с Лисом шутки плохи. Следопыт среагировал быстро, поменялся с Тэнке местами и выпустил стрелы, в тот же момент с другой стороны на вереса бросились из чащи ещё двое волков. Они сыграли на отвлекающем маневре, поэтому Лис поздно заметил угрозу, и один из волков всё-таки добрался до вереса. Защищаясь, Тэнке отбросил его назад факелом. Когда волк оказался на безопасном расстоянии от кузнеца, Лис сразу же достал стрелу и добил зверя.
- Ты в порядке.
- Да, всё нормально.
- В лесу оставаться нельзя, - решил следопыт.
- Но и с поляны уходить до восхода нет смысла, - отозвался кузнец, - дальше только дебри, и даже твой быстрый лук не спасет нас, если они нападут сзади.
- Но здесь же засада. Юк до сих пор лает, значит, будут ещё волки.
- Значит, дадим ещё бой, и, если нужно, не один, - решительно высказался Тэнке, тряхнув факелом. Его уверенность передалась Лису, и он снова натянул тетиву.
Волки будто почувствовали, что парни готовы к новой атаке и вышли из-за деревьев. Их было четверо. Лис решил подождать, пока они начнут первыми, и держал стрелу наготове. Как бы то ни было, первым начал Юк. Он бросился на ближайшего к нему волка, тот прыгнул на него и вцепился ему в шею. Они упали вместе и начали кусаться, рычать и кататься по земле. Лис хотел помочь питомцу, но боялся попасть в него стрелой. Остальные волки направили все силы на парней. Лис расстреливал их из лука, а Тэнке по-прежнему отбивался факелом.
Когда враги были повержены, Лис не сразу заметил, что Юка нет на поляне. Перепугавшись за пса, следопыт начал звать его по имени, но тот не откликался.

URL
2015-11-02 в 01:26 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
- Всё в порядке, он сейчас вернется, не волнуйся, - старался успокоить Лиса Тэнке.
Но тот по-прежнему блуждал глазами по деревьям. Так как поблизости не было волков, лук следопыт опустил и продолжал звать своего друга. Через пару минут он услышал пронзительный вой и бросился в сторону звука. Тэнке пытался остановить его, он говорил, что им нельзя углубляться в лес, нельзя отходить от костра, ведь звери страшатся огня. Но Лис не обращал на него внимания, твердил, что не может бросить Юка в беде, и продолжал двигаться вперед. Тогда верес перестал спорить, схватил сумки и побежал за Лисом.
Вскоре вой раздался снова, но у Тэнке было такое чувство, что они ни на метр не приблизились к источнику звука.
Вдруг Лис споткнулся о какой-то плотный предмет и чуть не упал. Тэнке помог ему подняться и попытался разглядеть, что оказалось перед ними на земле. Это была тушка олененка. Парни дружно выдохнули. Ведь это могло быть тело Юка, тогда всё, ради чего они бросили костер, было напрасно.
Именно в этот момент, когда Лис и Тэнке позволили себе на секунду расслабиться, волки бросились на них со всех сторон разом. Лис успел ранить одного из лука, второй же бросился на него и повалил на землю. На Тэнке кинулись сразу три волка, и одному из них удалось выбить факел рук вереса, разорвав ему одежду на левом предплечье вместе с кожей. Тэнке выхватил нож из ремня на поясе правой рукой и прикончил зверя так быстро, что даже сам того не ожидал, а после поспешил прикрыть рану. Отчасти это было сделано для того, чтобы кровь остановилась быстрее, но главное, было закрыть рану от глаз Лиса. Верес знал, что она заживет раньше положенного срока, поэтому лис не должен был видеть, насколько она глубокая, иначе начались бы вопросы. Времени на раздумье не было, нужно было защищаться. Когда ещё один волк бросился на вереса, тот резко перекинул нож в раненную руку и дал кулаком в нос зверю, чем мгновенно отключил его. Последний нападать не спешил. Они танцевали какое-то время напротив друг друга, перемещались по кругу. В какой-то момент Тэнке оказался рядом с факелом, присел и взял его в правую руку. Перед этим он снова вернул нож в левую, потому что он был однозначно легче обгоревшей дубины, а больная рука хоть и была дееспособной, но не могла поднять большой вес. Пугать волка огнем верес пока не решался - боялся, что сделает неверный выпад ножом из-за накатывающей волны боли. Но тут подоспел Юк и бросился на хищника. Тэнке обрадовался, но решил не терять времени даром, и стал глазами искать Лиса. Он по-прежнему барахтался на земле в обнимку с волком. Подождав немного, Тэнке бросился на волка, когда тот оказался над Лисом, схватил за голову и запрокинул её наверх. Следопыт быстро достал свой кхури и полоснул зверя по шее. Какое-то время Тэнке продолжал держать волка, пока его мышцы полностью не обмякли. Только тогда, скинув тяжелую тушу с Лиса, верес позволил себе выдохнуть. Примерно в это же время Юк издал победный клич. Когда парни повернулись к нему, они увидели, что их пес стоит верхом на волке и держит в пасти кусок шкуры.
- Думаю, на сегодня приключений достаточно, - начал Тэнке, садясь на землю и выравнивая дыхание.
- Юк, - сказал Лис, подходя к своей собаке, - скажи, вот нахрена ты поперся в лес, а?
Пес выплюнул шкуру, гавкнул один раз и пошел к хозяину.
- Как думаешь, в округе ещё есть волки?
- Спроси у своего питомца.
- Отличная идея, - отдышавшись, согласился Лис и, повернувшись к псу, спросил. - Юк, мы всех победили?
Юк снова пролаял один раз. Парни поняли, что на его языке это значило, что в округе всё спокойно.
- Думаю, он сообщил бы нам, если бы рядом был кто-нибудь поопаснее белки.
- Да, это хорошее качество, но вряд ли оно стоило того, чтобы пуститься за твоим зверем в такие дебри, - начал возмущаться Тэнке, вставая и опираясь о ближайшее дерево.
- Да ты что! – заорал Лис, тоже поднимаясь, но держа при этом руку на спине Юка. - Он же теперь член семьи.
- Мы семья, по-твоему, что ли?
- Мы друзья. Вроде прошли и огонь, и воду, и злобных волков, - стал перечислять Лис, вырывая при этом из тушек поверженных врагов стрелы. - Думаю, я заслужил право называть себя твоим другом.
- Заслужил, - смягчился Тэнке. – Но я всё-таки думаю, что в лесу нам не место. Будет куда безопаснее вернуться на нашу поляну и переждать там ночь.
- Согласен, если ты найдешь дорогу обратно.
- А я и не собираюсь искать, пусть наш герой этим занимается, - решил Тэнке, указывая факелом на Юка. - Ты уж попроси его хорошенько.
Лис присел на корточки перед собакой и сказал:
- Юк, веди нас к костру.
Юк гавкнул один раз, лизнул Лиса в щеку и зашагал в сторону костра. Если бы не большие деревья, Тэнке бы сам нашел по дыму дорогу обратно, ну или по своему внутреннему компасу. А если бы Лис так не устал, он бы без труда по следам их шагов дошел до костра, это ведь его работа. Но после схватки, парням было лень напрягаться, и они полностью положились на пса.
Через пару минут они даже начали различать легкий отблеск пламени, который по мере приближения становился всё ярче. Даже на душе от этого становилось теплее, хотя ночь была прохладной. Набегавшиеся и навоевавшиеся, друзья не чувствовали ни холода, ни голода – ничего кроме усталости, но при этом понимали, что никто из них сегодня ночью не сможет заснуть.
Пока бил адреналин, Тэнке не понимал, насколько сильно был ранен. Волк разорвал ему руку, хотя, казалось, что он едва задел вереса. Подойдя к костру, Тэнке заметил на руках Лиса тоже следы когтей. Но они были не такие глубокие. Его рана вызовет подозрения, если заживет одновременно с этими царапинами.
Кровь уже начинала сворачиваться, поэтому прикрыть рану не вызывало труда, но Тэнке понимал, что и ему и Лису сейчас нужны лечебные травы, чтобы не занести заразу и притупить боль.
Когда парни подошли к костру, кузнец сообщил, что недалеко под деревом он видел пару ростков подорожника, он пригодится им для быстрого выздоровления. Лис сначала не хотел отпускать его одного, сетуя, что они только что пережили нападение, но Тэнке уговорил его, сообщив, что берет с собой Юка. Тогда Лис смягчился, дал Тэнке ровно десять минут на собирательство и вольготно устроился у костра. Тот почти догорел, и Тэнке позволил себе задержаться немного, чтобы подкинуть пару бревен и выбрать себе новый факел для прогулки.
Конечно, следопыт беспокоился за друга, поэтому, как только Тэнке удалился, вскочил на ноги и начал метаться по поляне, выдергивая стрелы из поверженных зверей. Но он понимал, что вряд ли поблизости могла оказаться ещё одна стая волков, иначе они бы просто перегрызли друг другу глотки в битве за территорию. Решив, что с Тэнке должно быть всё в порядке, не считая ранений, конечно, Лис принялся за своё любимое дело – строгать древки для стрел.
Тэнке тем временем, действительно пошел искать подорожник. Он точно помнил, что тот рос где-то недалеко, но почему-то сейчас его мысли путались, и ему трудно было сориентироваться. Хорошо, что рядом был Юк – вроде и верный помощник в беде и не болтун – два в одном. При нем можно было проверить рану и не бояться при этом глупых вопросов. Как бы странно это не выглядело, именно Юк помог в итоге Тэнке найти нужное дерево. Хотя это вышло случайно, потому что пес скорее собирался справить там нужду, чем играть во врачевателя. Тэнке отогнал его к соседнему кусту, нарвал необходимое количество травы и поднял рукав рубашки. Хорошо, что это левая рука, ведь верес привык основную работу делать правой. Царапины были глубокие, но до кости, хвала небесам, не доходили, и уже начали затягиваться. Тэнке сначала посыпал руку пеплом от обгоревшей древесины, потом обложил раны листами лечебной травы и всё перевязал. Теперь можно было не переживать, что Лис может неосторожно заметить рану. Конечно, он видел, что на его друга напали, но он не мог вычислить, какой именно был причинен урон. Тэнке может сказать, что у него тоже царапины. Лису надо такую же, кстати, повязку соорудить, чтобы были отступные.
Юк всё это время следил за вересом, и грустными глазами косился на раны.
- Ты ведь не расскажешь хозяину? - сказал ему Тэнке и потрепал здоровой рукой по холке. – Давай не будем его волновать, - добавил верес, поднимаясь с земли.
Юк, как всегда, пролаял один раз и потащил Тэнке за штанину обратно к костру.
Лис опять что-то напевал себе под нос, строгая стрелы. Отмытые металлические наконечники были аккуратно разложены рядом с ним на бревне. Конечно, он же любит, чтобы оружие было чистым.
- Эй, друг! – крикнул Лис, заметив вереса, выходящего из леса. – Смотрю, живой.
Юк, как только увидел следопыта, сразу бросился к нему, и чуть не сшиб того с бревна.
Тэнке улыбнулся и быстрее зашагал к костру. Было приятно осознавать, что у него наконец-то появился кто-то, кого можно было назвать другом. Вот так просто, по-честному, без лицемерия и страха. Ещё никто, кроме отца, конечно, не делал для ущербного вереса ничего подобного, и это было удивительно. Несмотря на то, что за добро по идее люди должны отвечать добром, далеко не все знали это правило. Каким бы странным не был Лис, Тэнке понял, что он всегда позволит ему опереться на своё плечо, а может быть, однажды он даже расскажет ему свою тайну. Но пока ещё не время. Сейчас время помочь другу залечить его раны. Если Юк приводит в порядок душевное состояние Лиса, но Тэнке вполне может позаботиться о физическом.

URL
2015-11-02 в 01:26 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 8. Озеро

Несмотря на то, что парни переживали по поводу возможности нового нападения хищников, эта ночь пролетела для них почти что незаметно. Лис травил байки про походы индайцев-охотников, про духов животных, которых те почитали, в надежде, что сравняются с ними по скорости и силе. Некоторые из его соплеменников верили, что, съев сердце медведя, можно вырасти до его размеров. Но это ни разу не прокатывало. Раз в году индайцы устраивали себе праздник животных – разрисовывали грязью лицо, и надевали шкуры. Кто какую надел, тот так и должен вести себя целый день. Буквально. Если на тебе шкура льва, это вовсе не значит, что ты должен важничать и командовать, нет, ты должен медленно ходить, рычать на всех и сражаться за территорию. Сам Лис в этих дикостях участвовал только до шести лет, потом ему всё это надоело.
Больше всего маленькому следопыту нравился костюм сына вождя. Они вместе собирали для него реквизит. Когда охотники приносили дичь, Лис просил отдавать ему перья, чтобы пришить их к рубашке своего друга. Сын вождя всегда изображал орла. Так он и просил называть себя. Его настоящее имя следопыт так и не узнал.
Орел был старше Лиса, поэтому с радостью придумывал для него всякие забавы. Но воображение у этих двоих было развито одинаково сильно, независимо от возраста. Самый классный подарок в своей жизни Лис получил именно на этот праздник животных от Орла – соломенную шляпу с перьями. Они тогда весь день дурачились, всё пытались взлететь, носились среди вигвамов, размахивали руками. Только в этот день можно было корчить из себя кого угодно.
Тэнке этот рассказ понравился больше других. Он вспомнил себя в детстве и удивился тому, что сам он никогда не изображал птиц, хотя сильно хотел летать. Человек ведь не изображает из себя человека. Вот и Тэнке просто воспринимал свою бытность, как должное, он был убежден, что сможет подняться в небо, как и многие до него. Может, он был наказан за свою излишнюю уверенность?
- Иногда я думаю, - вдруг заговорил Лис, садясь ближе к костру, - что жизнь, она вот здесь, прячется в траве, расползается по воздуху, кружит вокруг этих волков. Может, мы зря торопимся жить? Может, нужно больше наслаждаться даже такими моментами. – Он поднял прутик и бросил его Юку. - Сможем ли мы ещё раз пройти этот путь? Спасемся ли в следующий раз от хищников? Я здесь и сейчас, и я кажусь себе наполненным до краев, мне кажется, что у меня есть всё, что я только могу пожелать, - медленно договорил Лис, ложась на спину.
- Кроме крыльев, - грустно заметил Тэнке.
- Да зачем они нужны? – отмахнулся следопыт. - Когда я был ребенком, я мог летать и без них. Моего воображения хватало на то, чтобы представлять себе не только пористые облака, но и новые миры, в которых ни крылья, ни ноги не нужны, в которых само по себе творится волшебство. Я и пошел-то в Астат только за тем, чтобы продлить это чувство. Там знают, как сделать магию видимой, осязаемой. Возможно, мы сможем даже оседлать её с твоими-то навыками в кузнечном деле.
- Я тоже на это надеюсь, - согласился верес и улыбнулся, увидев медленно поднимающееся в небо солнце.

URL
2015-11-02 в 01:27 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Карта не обманула. Собираясь продолжить путь, парни знали, что до озера шестьдесят миль, но они не думали, что будут идти до него так долго. По пути Тэнке пару раз заставил Лиса поменять повязку. Для этого он постоянно отклонялся от курса в поисках подорожника, а значит, замедлял весь процесс. Отчасти это происходило ещё и потому, что Тэнке было необходимо проверять свои раны, хотя Лис считал, что они могут делать это вместе. Чего было стесняться, если, по словам кузнеца, раны их были одинаковыми? Но почему-то Тэнке было так удобнее, и никакая логика Лиса эту броню упорства пробить не могла.
Мало того, из-за ночных бдений пришлось искать привал, чтобы хотя бы на пару часов погрузиться в сон. К следующей ночи им тоже могли понадобиться силы, ведь до цивилизации ещё далеко, неизвестно, какая напасть их поджидала за деревьями. А днем все опасности казались не такими печальными, солнце оберегало путников, как талисман.
Им удалось найти привал и немного поспать - по часу каждый. Больше всего отдыхал Юк, он спал и во время вахты Тэнке рядом со своим хозяином, и после неё, когда Лис встал на часы.
Помимо прочего желудки путников сводило от голода. Лис пару раз пошутил, что настал черный день, и пора выпивать весь самогон, каждый раз останавливаясь и начиная рыться в сумке в поисках бутылки. На Тэнке эта фраза имела противоположное воздействие – он смотрел угрюмо, потом принимался собирать дрова и искать съедобные травы, а следопыту приказывал выслеживать дичь.
На второй день на обед Лисом была подстрелена чудом залетевшая в чащу утка. Тэнке предположил, что она прилетела с озера, но что могло погнать её так далеко от воды, вересу было неведомо.
Утка отлично пошла с дикой приправой, но Лис не унимался и требовал ухи к вечеру. Тэнке помнил своё обещание, и сдаваться не собирался, ведь он тоже любил рыбу. Поэтому по пути к озеру он постоянно присматривал себе подходящий прут для удочки.
Таким образом, отвлекаясь по поводу и без, к озеру парни подошли только к вечеру второго дня. Солнце ещё не село, но до заката было чуть меньше часа. Пейзаж вышел живописный, и Тэнке представил себе, как красиво будет выглядеть ярко-красный диск, тонущий в этой водной глади на закате. С одной стороны - стеной стоял лес, с другой – озеро. Место было не только приятным для глаза, но и защищенным.
В паре метров от воды стояла ива. Её ветви низко наклонялись к земле, образуя арку. Лис тоже заметил это и побежал к дереву. Радостный, он сообщил, что это даже похоже на их вигвамы, так что они, по его мнению, были почти дома. Для большей наглядности следопыт притащил пару веток с широкими листьями и сделал шалаш. Когда Тэнке захотел прикрыть верхушку, Лис схватил его за руку и принялся объяснять, что верхушка должна быть открытой. Во-первых, в их племени считалось, что так проще с духами общаться, во-вторых, – и это объяснение понравилось кузнецу больше – если они будут разводить костер, то куда будет уходить дым? «Дождя не намечается, - заметил Лис, указав на небо, - так что сооружать себе пещеру нет смысла».
Погода и правда была чудная, поэтому, как только Лис закончил построение жилища и перетащил туда все пожитки, он разделся и бросился в воду. Сначала он попытался уговорить Тэнке искупаться вместе, но понял, что это бесполезно, когда тот заладил, что у него есть миссия – наловить рыбы на уху. Против этого у следопыта аргументов не нашлось, да он и не особо-то хотел их искать, поэтому со спокойной душой отпустил Тэнке на рыбалку. Чтобы своими плесканиями Лис не отпугнул всю рыбу вокруг, Тэнке отошел метров на двести. Сам он решил, что искупается ночью, когда стемнеет.
Удочку в лесу он так и не смог найти, поэтому выкрал у Лиса одну из принесенных им веток для шалаша. Пару раз проверив её на прочность и сделав несколько движений вперед-назад, будто закидывая удочку в воду, Тэнке решил, что ветка вполне пригодная. Закрепив леску, верес вместо обычного крючка прицепил маленькую рыбку с острым закругленным хвостиком, которую он отливал сам. Она была легкая, но прочная. У кузнеца был целый арсенал таких рыбок дома, но с собой он взял всего парочку. Выбрал самые любимые, потому что не знал наверняка, сможет ли он однажды вернуться домой. Да и захочет ли? После всех приключений, которые они уже успели пережить, верес чувствовал удивительное умиротворение.
Вода действовала на него всегда успокаивающе. Вокруг кузнеца роились мошки, но, к счастью, не трогали его, ветер легонько шумел верхушками деревьев, недалеко плескался довольный Лис, а Юк наворачивал вокруг него круги. Присмотревшись, Тэнке заметил, что следопыт нашел себе интересное занятие – кидать палку в воду, чтобы его верный зверь приносил её обратно. Как будто они мало занимались этим на суше. Тэнке улыбнулся, глядя на друга. Как это всё-таки приятно – довериться кому-то и не ждать подвоха. Нужно было потратить кучу времени и сил на то, чтобы перестать ненавидеть людей и вересов. А для того, чтобы начать доверять какому-то парню из южных лесов, потребовалась всего неделя. Конечно, если бы не самопожертвование и открытость Лиса, Тэнке просто продолжал бы воспринимать его, как попутчика. Но ведь они уже связаны тем, что не раз спасали друг другу шкуры, не прося ничего взамен, кроме дружеского участия.
Вспомнив о том, что лисы не очень-то любят воду, кузнец ухмыльнулся, подумав, что следопыт полная противоположность этому животному. Он плескался уже более двадцати минут. Может, он любит рыбу потому, что тоже предпочитает полжизни провести в воде? Разве он похож на лесное животное? Хотя лес следопыт любил также страстно. Наверное, имя это подходило ему лишь потому, что он без труда мог выследить добычу, и прищур глаз хитрющий. А ещё добрый.
В это время леска начала натягиваться. Тэнке аккуратно стал закручивать её обратно, чтобы не спугнуть добычу. Тянуть по воде было просто, вес не так ощущался, но упорство рыбы бросалось в глаза. Когда, наконец, через несколько минут Тэнке достал свою жертву из воды, он удивился её размерам – рыба весила килограммов шесть, может, даже все семь. Для того, чтобы прокормить двух взрослых мужчин, этого вполне было достаточно, но кузнец решил, что нужно поймать ещё одну для Юка. И она вполне могла бы быть поменьше.
Последующие пятнадцать минут Тэнке провел в ожидании новой добычи. За это время озеро уже поглотило половину солнечного диска, и закат казался волшебным разноцветным кустом, раскидавшим свои огромные ветви по водоему. Кузнец заметил, что Лис уже закончил со своими водными процедурами и начал заниматься костром. Когда Тэнке вспомнил, что следопыт хотел именно суп, то решил, что такой огромной рыбы вполне должно хватить и для пса. К тому же он устал сидеть в одиночестве, скрючившись над веткой. Поэтому он решил не терять зря времени на ловлю, а поискать новые травы для ухи. Он помнил, что в сумке осталась пара картофелин, но хотелось добавить в бульон чего-нибудь ещё, чтобы он не казался пустым.

URL
2015-11-02 в 01:36 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Кузнец решил пройтись немного вдоль озера так, чтобы не терять огонь из виду. И самому безопаснее, и, если с друзьями что-нибудь случится, чтобы побыстрее прийти им на помощь. Он не ожидал найти чего-нибудь сытного, скорее просто надеялся на петрушку и укроп, но по дороге ему встретилась даже морковь. Она была совсем маленькая, видать семена случайно сюда попали, им не хватало света, никто их не обрабатывал, но в суп они сгодились бы вполне. Чуть дальше Тэнке напоролся на дикий редис. Он никогда не добавлял его в рыбные супы, но поварская интуиция подсказывала ему, что попробовать можно. Набрав парочку редисок, морковок и дикой петрушки, удовлетворенный результатом верес отправился обратно к озеру. Там он подобрал рыбу и побрел на стоянку.
Лис уже не только развел костер, но и прокипятил воду для ухи. То, что он бесцеремонно залез в чужую сумку, почему-то не побеспокоило Тэнке. Может, потому что он знал, что, если бы он позволил себе такое хамство, Лис и не подумал бы осудить его. Наверное, наглость – это тоже признак дружбы.
Юк первым почуял удачный улов и, налетев на вереса, чуть не сбил его с ног, пытаясь ухватить рыбину за хвост. Лис не сразу разглядел размеры добычи, подумав, что Тэнке тащит с собой какой-то мешок. Улов, по мнению следопыта, должен был быть в нем. Когда же он понял, что этот мешок и есть рыба, то он даже замер над кастрюлей с открытым ртом.
- Отомри, - сказал Тэнке, подойдя к костру и бросив рыбу на деревянный брусок. Верес слегка улыбнулся, поняв, что произвел впечатление, и тут же живо представил, как бы повел себя Лис, умудрись он совершить такой подвиг. Наверняка, прыгал бы, как обезьяна, вокруг своей добычи, и бил в грудь, гордясь собой. Он бы неделю говорил об этом, а может, и того дольше. Прожужжал бы кузнецу все уши, это точно.
Тэнке достал нож и начал чистить добычу. Лис отмер и медленно подошел к кузнецу. Сначала он молча разглядывал неведомую рыбину, а потом заорал, хватая кузнеца за плечи, так что Тэнке чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности:
- Да ты везунчик! Как ты это сделал?
- Место отличное, - ответил Тэнке, придя в себя и продолжив соскребать чешую, - могу поспорить, что если я отправлю тебя посидеть полчаса с удочкой, то ты поймаешь больше.
- Почему-то мне кажется, что я не смогу, - решил Лис и потянулся к рыбе.
- Руки прочь, пока я готовлю, - замахнулся с ножом Тэнке. – Неужели ты не можешь немного подождать.
- Да ладно, разделанная она уже не будет такая интересная. Хочется потрогать большую рыбину. Не ломайся.
- На вот, - Тэнке отрезал хвост рыбины и отдал его Лису, - угости Юка, не знаю, будет ли пес уху хлебать. А хвост погрызть, я думаю, он будет рад. Мне как-то даже стыдно за тебя. Посмотри на своего питомца, он и то не так рвется к улову, как ты.
- Ты его уже спугнул. К тому же он просто не понимает, какая это удача. Для него это просто еда, ему всё равно, какого она размера, главное, чтобы влезла. Вряд ли он думает о том, что такая рыба – большая редкость. Как леска её вообще выдержала?
- Возможно для этого озера рыбы таких размеров в порядке вещей. Может, это вообще ещё малёк, - предположил верес. – Я специально взял с собой леску покрепче, а то мало ли для чего она могла бы нам пригодиться.
- Ага, шею, например, кому-нибудь перерезать, - бросил Лис, отходя обратно к костру.
- Нет, я не настолько кровожаден. Я бы предложил скорее пустить её тебе на тетиву.
- Находчивый, - следопыт добавил соли в котел. - У меня всегда с собой своя есть, но за предложение спасибо. Когда ты уже управишься?
- Ты бы картошку почистил пока, и ещё я нашел морковь и редис. Думаю, их можно просто промыть хорошенько.
- Ну да, - скептически отозвался Лис, перебирая на земле найденные овощи, - их размеры меня точно не впечатлили.
- Где-то находишь, где-то теряешь.
- Если бы у меня был выбор, я бы всё же предпочел огромную рыбу, а не морковку во весь мой рост. Меня бы это, конечно, удивило, но уж точно не так обрадовало бы. И мне кажется, что Юк со мной согласен.
Пес оторвался от поедания рыбьего хвоста и гавкнул на Лиса.
Дальше процесс уже пошел в тишине. Парни поняли, что были слишком голодны – от рыбы, овощей и трав шел такой аромат, что казалось, они смогут открыть рты только для того, чтобы влить туда уху, и уж никак не для разговоров.
Когда всё было разлито по мискам, Тэнке достал последние лепешки и подумал, что ему будет их не хватать, несмотря на то, что они ему уже изрядно надоели.
Уха получилась наваристой и густой, с таким количеством рыбы, что казалась рыбной кашей, а не супом. Впрочем, обоих парней это вполне устраивало, так как по рыбе они успели соскучиться. Лис догадался прокипятить озерную воду, а Тэнке добавил парочку листов мелисы, которые он нашел недалеко от их ивы, и получился неплохой напиток. На следующий день они планировали поискать где-нибудь источник, чтобы уже наверняка наполнить свои опустошенные запасы чистой воды. Снова тратить время на кипячение не хотелось.

URL
2015-11-02 в 01:37 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
С приходом ночи температура воздуха немного опустилась. Но вода в озере была ещё теплой, и Тэнке серьезно настроился искупаться, поэтому с охотой отложил пустую тарелку в сторону и встал, разминая колени.
- Куда ты? – спросил Лис, доедая уху.
- Пришла моя очередь мыться, - ответил верес, снимая верхнюю кофту, и оставаясь в рубашке и штанах.
- И не страшно тебе в темноте в воду заходить? – спросил Лис. Он тоже доел уху и теперь складывал пустые тарелки и стаканы, чтобы всё вместе вымыть. В кастрюле оставалось немного ухи, но она уже не могла поместиться в его желудке, поэтому он оставил её «на потом». - Вдруг родичи этой зверюи, которую мы съели, тебя запомнили? А может, там змеи или ещё какая живность? Мы ведь здесь впервые.
- Как будто меня бы спасло, если бы я пошел мыться днем, - небрежно бросил Тэнке, снимая сапоги. - Водяные змеи плавают намного быстрее людей.
- Ну, ты бы их хотя бы увидел.
- Точно! И успел бы обделаться от страха перед нападением. Вот уж действительно большая разница. Оно того стоит, я уверен, - с сарказмом заметил Тэнке.
- Представь, какого размера могут быть эти плавучие гады, если ты поймал такую огромную рыбу, - не остался в долгу Лис. – Если что, кричи. Я пошлю Юка.
Тэнке согласился, как только удостоверился в том, что Лис не собирается наблюдать за ним с близкого расстояния. Наготы он не стеснялся, в этом плане у людей и Вересов различий нет никаких. Но нельзя было допустить, чтобы Лис заметил рану – не будет же верес мыться с повязкой. На всякий случай Тэнке отошел от ивы подальше, только потом разделся и быстро зашел в воду.
И тут кузнец понял, как соскучился по ванне. Вода приятно холодила кожу, щекотала икры. Несмотря на то, что температура воды была вполне приятной, волосы на руках Тэнке встали дыбом. Он решил, что проще сразу нырнуть, чтобы быстрее привыкнуть. Кузнец вспомнил про рану не потому, что она отдалась болью, а по ощущению прохлады. Листья подорожника прилипли к телу, но убирать их было не больно. Рваные полосы, и правда, начали превращаться в безобидные царапины. Когда повязка была снята, на Тэнке уже ничего не оставалось. Приятно было ощущать воду всем телом. Казалось, от духоты, которая стояла последние два дня пути, тело дышало жаром. Лис, по крайней мере, мог себе позволить снять рубашку и помыться в ручье хотя бы пояс. Тэнке же никогда при посторонних рубашку не снимал. Всё дело в том, что помимо наличия лишних пальцев, у вересов была ещё одна характерная черта – длинные темные полосы на руках от лопаток, до кончиков шестого мизинца. Это были родимые пятна. Полосы со временем разрывались, и из них вырастали крылья, которые потом сворачивались обратно под кожу, если в них уже не было необходимости. Кожа затягивалась всякий раз, оставляя рубцы. Что странно, у Тэнке тоже были эти полосы, только заканчивались они не на мизинце, а на запястье. Таким образом, можно было просто надеть рубашку с длинным рукавом, и ничего не смогло бы его выдать. Прикинуться человеком было легко, прикинуться вересом – не представлялось возможным. Даже у себя в долине Тэнке всегда носил рубашки с длинным рукавом. Он не хотел, чтобы соплеменники жалели его, глядя на яркие полоски, из которых за 19 лет ещё ни разу не вылезло ни одно крыло.
Было время, когда Тэнке в отчаянии пытался вскрыть себе плечи и вытащить то, что по определению должно было работать как часы, но, проковыряв свои руки почти до кости, и провалявшись после этого две недели в лечебнице, он понял, что все попытки насильно призвать свою судьбу бесполезны. Они должны вылезти сами, иначе никак. Ему было 14. В это время его одногодки уже умели делать пике и не врезаться при этом в скалы, а он был бесполезным калекой, над которым подшучивала добрая половина селения, а вторая половина давила своим сочувствием.
Но сейчас волна ненависти на себя прошла, и Тэнке принял себя таким, какой он есть. Правда, желание летать никуда не делось.
Верес лег на волны спиной и посмотрел в небо. Очень давно он дал себя слово, что он будет там. Неважно, как, но он это сделает. Летающие штуки, которые притащил Лис, оказались для него откровением. Мягким огоньком зажглась надежда. Главное, не упустить этот шанс. Надо только дойти до Астата.
Его рассуждения прервал неожиданный звук. Тэнке встал на ноги и прислушался. Звук повторился. Это был еле слышный плеск. Кто-то ещё находился в воде. Кузнец выполз из озера, схватил штаны и рубашку и посмотрел в сторону огня. С такого расстояния было видно, что Лис сидел у костра, значит, там был кто-то другой. Тэнке пригнулся на всякий случай и оделся. Следопыта он решил пока не звать, вдруг это просто большая рыба или какой-нибудь животное случайно упало в воду и пытается выбраться. Глупо получится, если он из-за этого поднимет переполох.
Плеск прозвучал ближе. Будто кто-то выходил из озера к тому месту, где сидел верес.
- Ну не может же нам так везти каждую ночь, чтобы нарываться постоянно на неприятности, - вздохнув, пробормотал Тэнке и встал, чтобы оглядеться.
В темноте разглядеть что-то в озере было невозможно. Но возвращаться обратно к костру, чтобы взять головешку, было опасно – либо он приведет постороннего в свой дом, и подвергнет опасности друзей, либо неугомонный Лис и Юк увяжутся вслед за Тэнке и спугнут чужака. А если его не поймать, то ночь перестает казаться безопасной.
Плеск раздался снова в зарослях камыша. Кузнец не хотел снова заходить в воду, тем более в одежде, но страх за друзей и за себя, конечно же, толкал его вперед – стремление защитить свою жизнь было важнее мокрых штанов.
Тэнке не взял с собой никакого оружия, когда шел мыться. Сейчас это казалось огромным упущением. Поэтому перед тем, как зайти в озеро, он поднял с земли большой острый камень и взял его в правую руку. «Почувствуй себя дикарем» - вертелось в его голове.
Тэнке прикинул, что в таком месте не могли быть большие хищные рыбы, иначе он не смог бы достать такой улов – в борьбе за конкуренцию рыба не доросла бы до таких размеров. Но ведь в зарослях мог прятаться кто угодно. Сознание подсунуло разговор о змеях, и Тэнке мысленно проклял Лиса, подходя всё ближе к камышам.
Никаких звуков больше он не слышал. Однако ощущение того, что он здесь не один, никуда не делось, а наоборот усилилось, когда верес увидел очертания чего-то большого и плотного среди травы. Подойдя ближе и положив руку на странный предмет, он наупал что-то деревянное. Лодка! Это была лодка. Значит, где-то поблизости человек. И необязательно, что он дружелюбно настроен.
Как только Тэнке подумал об этом, из воды кто-то выпрыгнул, и правое плечо кузнеца разорвалось от неожиданного всплеска боли. Верес разжал руку, и потерял своё единственное оружие - камень опустился на дно. Всё произошло так быстро, что Тэнке растерялся. Нужно было извлечь из тела инородный предмет. Им оказался яркий кусок коралла, заточенный на конце. Тэнке вырвал его из плеча и уже хотел использовать, как оружие, но из-за того, что по руке бежала кровь, коралл выскользнул и пошел на дно вслед за камнем. Тогда верес решил сосредоточиться на нападавшем. Он попытался найти его, но вокруг никого не было, по воде шла рябь, но понять, в каком направлении скрылся человек, было невозможно. В следующую секунду на него снова кто-то набросился, но на этот раз Тэнке успел среагировать и отбросил незнакомца в воду. Он оказался легким. Наверное, это был ребенок или женщина. Нападавший не собирался сдаваться - он накинулся на Тэнке, умудрившись как-то забраться ему на плечи, и начал наносить удары, целясь острыми ногтями в лицо. Верес одной рукой защищал глаза, а второй начал лихорадочно обшаривать карманы в поисках чего-нибудь, что могло помочь в обороне. Тут его рука нащупала леску. Он достал её, развернул и поймал в капкан руку нападавшего. Незнакомец замер.

URL
2015-11-02 в 01:37 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
- Если ты дернешь рукой, - медленно произнес верес, - она останется по другую сторону лески.
Он не был уверен, что объяснит всё правильно, к тому же они могли просто говорить на разных языках, поэтому Тэнке легонько натянул леску и отпустил.
- У меня есть вторая рука, - проговорил исказившийся от боли тоненький голос из темноты.
Но руки незнакомца были безоружны.
Тэнке заметил, что враг собирается вновь нанести удар уже другой свободной рукой и поуже затянул леску. Незнакомец взвыл и уронил руку, не причиняя вредя кузнецу.
- Думаю, мы выяснили, что я сильнее, - с нажимом проговорил верес. - Тебе придется слезть с меня и рассказать, что ты тут делаешь на нашем озере.
- На вашем? Это моё озеро, - обиженно ответил незнакомец, освобождая плечи вереса, - я здесь несколько лет жила.
- Жила, – повторил верес. Значит, на него напала девушка. Что ж надо отдать должное её смелости и ловкости, несмотря на такие маленькие размеры.
Тэнке развернул нападавшую к себе. Девушка была очень красива, и очень напугана. Кузнец не поверил в её напускное безразличие и безграничную решимость. Она выглядела уставшей, и верес расслабился. – Ты, должно быть, замерзла. Сколько ты провела в воде?
- Я могу находиться в воде долгое время.
- С чего бы это?
- Тренировалась, - огрызнулась девушка и уставилась на вереса.
Она смотрела ему в глаза какое-то время, и лицо её постепенно расслабилось – из него ушло упрямство и злоба, мелкие морщинки между бровей разгладились.
- Читаешь меня?
Тэнке подождал, пока она изучит его, затем улыбнулся и выпустил руку девушки из ловушки.
- Ты не боишься, что я нападу на тебя? – спросила она тут же, скрестив руки на груди.
- Нет, ты же уже знаешь, что я смогу тебя одолеть, - простодушно ответил Тэнке. - Лучше я проведу тебя к нашему костру и накормлю. От этого будет больше пользы.
Девушка неуверенно отошла от вереса и дернулась в сторону. Тэнке не пошевелился, он просто стоял и смотрел на неё в упор, уверенный в том, что она достаточно умна, чтобы не пытаться сбежать. И не ошибся. Она, вероятно прикинув свои шансы, поняла, что побег не имеет смысла, и снова подошла к кузнецу:
- А кто там? – спросила она, указывая на огонь.
Конечно, она знала, о чем спрашивает. И Тэнке прекрасно понимал это. Всё говорило о том, что она уже давно находится здесь, а значит, изучила местность до каждой травинки. Но молчать было бы невежливо, и верес принял правила игры, ответив:
- Мои друзья. Они не причинят тебе вреда, если, конечно, ты сама на них не кинешься.
- Я могу есть только рыбу, - вдруг сменила тему девушка, поведя носом по ветру. Запах ухи до сих пор стоял в воздухе, и Тэнке заметил голод в её глазах. Претворяться не было никакого желания, ведь она итак знала, что у них на ужин.
- Пойдем, – и Тэнке подошел к девушке ближе и взял её за руку. Сначала она подумала её одернуть, вспомнив ощущение лески на коже, но потом решительно вложила свою маленькую ладонь в большую руку кузнеца.
Она, как и все в её племени, хорошо видела людей, и знала, кому можно доверять. Для этого стоило просто посмотреть в глаза. А глаза у парня были добрые и заботливые. Она подумала, что зря так погорячилась и вспомнила, что, должно быть, сильно ранила его в плечо. Почему-то от этого стало неловко, и она предложила перевязать рану.
- Ах, черт, да, ты права, - встрепенулся Тэнке, хватаясь за руку. - Подожди, мне нужно найти где-нибудь подорожник.
- Зачем? – удивилась девушка. Они привыкли брать всё необходимое из воды. Про методы лечения травами она слышала, но никогда не применяла их на себе. А сейчас она хотела помочь так, как умела. - Глина со дна быстро поднимет тебя на ноги. Я схожу.
- Постой. А если ты убежишь?
- А смысл? Я устала и действительно хочу есть.
- Ты читаешь с глаз, а я так не могу.
- Если я поверила тебе, значит, и ты мне можешь верить.
- Так, значит, я подожду тебя на берегу?
- Именно.
Тэнке сел на траву и приготовился ждать. Девушка быстро зашла в воду и бесшумно скрылась. Сначала кузнец подумал, что она не вернется, потому что прошло уже минут десять, а она всё не выныривала. Ей же нужно было дышать, подниматься на поверхность? Она же не рыба. Но девушка ни разу не всплывала, и Тэнке сделал вывод, что она давно под водой уплыла в безопасное место. Устав ждать, он решил дойти до лодки. Она ещё стояла на месте. Можно было вытащить её на сушу, ведь девушке всё равно больше не на чем передвигаться по воде. Она должна будет вернуться, если не сейчас, то среди ночи, в надежде, что её мучитель уснул. План был готов, но как только Тэнке начал тянуть лодку на себя, перед его взором предстала девушка, медленно выходящая из воды.
Тэнке тоже вернулся на берег.
На фоне луны незнакомка казалась морской принцессой из сказок. Она что-то несла в руках. Должно быть, это была та самая лечебная глина. Сколько мягкости было в её внешности и плавности в движениях, столько же силы она вложила в то, чтобы резко плюхнуть кусок глины на раненное плечо Тэнке.
- Эй, - взвыл верес, - а полегче нельзя?
- Нет, надо именно так, чтобы глина проникла поглубже, - ответила девушка, втирая лечебную кашицу в рану. - Правда, мне казалось, что я тебя сильнее ранила.
- Ты слишком самонадеянна.
- Нет, это ты слишком быстро выздоравливаешь, - медленно произнесла незнакомка, разглядывая рану.
Тэнке попытался одернуть плечо, но было поздно. Она вцепилась в него своей маленькой ладошкой и просверлила глазами.
- Я вижу, как оно затягивается.
- Тебе кажется, никто этого не может видеть, - ответил Тэнке и оттолкнул девушку.
- Кто ты? – спросила девушка, снова пытаясь заглянуть кузнецу в глаза.
- А ты кто? – начал защищаться Тэнке, отворачиваясь. - За десять минут ни разу из воды не поднялась!
- Я же говорю, тренировалась.
- Конечно! Невозможно так натренироваться, - заметил Тэнке и схватил девушку за подбородок, повернув её лицо к свету луны. Если бы не глаза вереса, он бы и не понял в темноте разницы, но его зрение позволяло заметить отклонения.
- У тебя нет зрачков… Ты… ты – нерта.
Девушка попыталась вывернуться, но Тэнке крепко держал её.
- Да, ты точно нерта. Белые волосы, синие глаза без зрачков.
- Как ты вообще увидел это в темноте?
- Тренировался, - усмехнулся Тэнке.
- Откуда ты знаешь про мой народ?
- Отец рассказывал, - ответил верес, убирая руки от лица девушки. - Он какое-то время жил с нертами. Говорил, что они прекрасны и мягки, как волны. Вот только поселение нерт на востоке. Что ты делаешь так далеко от дома?
- Ты не обычный человек, так ведь? Это долгая история. И я не уверена, что хочу сейчас поделиться ей с тобой.
- Да, ты права, - решил Тэнке, проигнорировав первую половину вопроса, - сначала еда. Пойдем к костру.
Кузнец успел сделать пару шагов по направлению к иве, но понял, что девушка не идет за ним, а стоит с поднятой головой и вроде бы принюхивается.
- У вас зверь.
- Да ладно, ты как будто собак не видела ни разу.
- Видела, но не таких. Это необычная собака, - сказала незнакомка, посмотрев на Тэнке.
- Обычная, поверь, - ответил верес, проверяя, не сползла ли глина, - гоняет за палкой, облизывает лицо, сражается с волками – всё, как у обычных собак.
- И понимает с полуслова.
- Да, нам с Лисом тоже так кажется.
- Это на самом деле так. С лисом? У вас только один зверь.
- Ох, эта тема, похоже, никогда не умрет. Зовут его так – Лис. Он обычный следопыт, на зверя совсем не похож.
- Странное имя.
- У тебя-то какое?
- Лора, - чуть смутившись, произнесла нерта.
- А я Тэнке, - улыбнувшись, ответил верес.

URL
2015-11-02 в 01:38 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 9. Нерты

- Ты в курсе, что мы прошли уже около ста пятидесяти миль. Считай почти четверть пути, - начал издалека орать Лис. Он стоял спиной к Тэнке, копошась в своем вигваме, поэтому не обратил внимания на то, что кузнец вернулся не один. – И если нам повезет, то мы сможем проходить по двадцать - тридцать миль в день, а если найдем лошадей, которых ты, конечно же, не одобряешь, то… - тут Лис развернулся и осекся.
Конечно же, следопыт думал, что Тэнке вернулся один. Девушка двигалась так тихо и легко, перекатывалась, как вода меж камней, что Лис просто не заметил её шагов. Но самое странное, что Юк на неё тоже никак не отреагировал. Следопыт выпрямился и закрыл рот, стараясь сделать вид поприличнее. Но серьезная физиономия никак не получалась. Рот растягивался в улыбке – чем ближе была девушка, чем лучше её можно было разглядеть, - тем красивее она становилась. Может быть, если бы это был кто-нибудь другой, Лис без вопросов набросился бы на него с ножом. Но сейчас рука просто не поднималась.
Джентльмена из себя следопыт никогда не строил, поэтому мог задать любые вопросы, не стесняясь слов.
- Тебе надо чаще раздеваться, если это привлекает девушек, - сказал он, переведя взгляд на Тэнке. - Где ты взял её?
- Ты, значит, Лис? – скорее подтвердила, чем спросила, Лора и подошла к следопыту. Она какое-то время пристально смотрела ему в глаза, потом кивнула каким-то своим мыслям и отошла к костру.
Лис опешил, но быстро пришел в себя, кинув взгляд на Тэнке и догадавшись, кто разболтал секретную информацию.
- Так и есть. Меня так шаман назвал…
- Я знаю твою историю.
- Что, прям всю? – изумился Лис, всё также не отрывая глаз от кузнеца. - Польщен, что ты меня слушаешь хотя бы с третьего раза.
- Не обращай внимания на выходки этого грубияна, - сказала Лора, взяв Тэнке за руку, - у него это от матери.
- Ты же знаешь, что он меня этим не обидит, - ответил Тэнке, покосившись на следопыта.
- Быстро же вы спелись, - шикнул Лис на Тэнке и в изумлении уставился на девушку. - Так ты и мать мою знаешь?
- Нет, но у тебя на лице все написано, - ответила девушка, выпуская кузнеца. Она подошла к иве и продолжила, изучая вещи парней. – Сын бродяги, воспитанный орлами. Вы любите словами побросаться. В будущем тебе за это сильно попадет. Но и повезет не меньше. Твою напористость, может, и не все любят, но всегда отдают ей предпочтение.
- Круто, гадалка, что ли? - воскликнул Лис. Он был скорее удивлен и обрадован невероятными способностями неизвестной красавицы, чем опечален фактом, что она знает что-то лишнее. Следопыту всегда хотелось посмотреть на себя со стороны. Девушка вполне могла этому поспособствовать. Душа парня всегда была нараспашку, поэтому он не боялся, когда её выворачивали наружу, а скорее отдавал дань уважения людям, способным понимать других. - А знаешь, возможно, ты права, - тут Лис вспомнил своего друга, подбежал к нему и схватил за плечи, подталкивая к костру. - А что можешь про нашего тихоню сказать?
Тэнке затаил дыхание. Что если сейчас она всё расскажет Лису? Она ведь знала только о том, что он выздоравливает быстрее обычного. Как он сможет объяснить это? Как следопыт отнесется к нему? А если ей известно большее? Поймет ли она, что он скрывает свою сущность даже от единственного друга? Вон сколько в глазах следопыта прочитала.
- Пока ничего, - ответила Лора, будто прочитав мысли кузнеца. - Но это хорошо, что он может с тобой нормально общаться, вы нужны друг другу.
Тэнке выдохнул. Что правда, то правда. Ещё неделю назад сказал бы кто кузнецу, что у него будет друг, который без объяснений закроет ему спину, Тэнке просто рассмеялся бы тому в лицо. Верес решил сменить тему.
- Ты быстро поймала его манеру разговора, - сказал Тэнке, махнув рукой на Лиса. – Узнала всё по глазам?
- Наблюдательность, - небрежно ответила девушка.
- И проницательность нерты, - добавил Тэнке прежде, чем сообразил, стоило ли это делать. Свои секреты он берег, почему же не смог сберечь чужие?
- Какие такие нерты? – встрепенулся Лис, подходя к девушке. – Это твоё имя?
- Ну спасибо тебе, Тэнке. Лора моё имя.
Тут из-за ивы выпрыгнул пес. Он не залаял на незнакомку, не стремился её прогнать, а просто сел рядом с ней и посмотрел своими большими глазами. Лора тоже присела перед ним на корточки и положила свою руку ему на голову.
- Я знаю, что ты меня понимаешь. Я только хотела спросить, почему ты не рассказал своим хозяевам про меня, ведь ты меня давно учуял.
Пес гавкнул один раз. Парни уже привыкли к тому, что он так общается, и это могло означать только то, что Лора была права. Вот ведь предатель.
- Ты хороший мальчик. Не надо ни в чем себя винить. Ты ведь знал, что я не смогла бы навредить им нарочно.
- Может, ты с нами поговоришь? – спросил Лис. - Это же собака.
- Твоя же собака сам-то наговорился вдоволь. А я таких ни разу не видела, чтобы так людей хорошо понимали.
От напускной осторожности Лоры не осталось и следа, после того, как она увидела Юка. Парни тоже как-то заметно расслабились – они уже привыкли полагаться на своего четвероногого друга в вопросах опасностей окружающего мира. Существовал, конечно, вариант, что она его опоила. Или, может, она смогла его загипнотизировать своими синими глазами. Лис пока не заметил, что у неё не было зрачков, поэтому сильно не удивлялся, но слово – нерта – прочно засело у него в памяти. Знания о новых народах, животных, странах были для него наркотиком. Он старался поглотить весь мир, впитать все его чудеса.
Но Тэнке обратился к Лоре первым:
- Я обещал тебя накормить. У нас осталась уха, можно разогреть её немного, чтобы было вкуснее.
- Спасибо, Тэнке, - сказала Лора, поднимаясь и отпуская Юка, - но я больше люблю холодную рыбу, так что итак сойдет.
Верес выложил последнюю порцию густого супа в тарелку и позвал девушку к столу. За ужином следопыт заметил грязь на руке у Тэнке.
- Слушай, ты вроде мыться ходил, а рука вон вся грязная.
Тэнке взглянул на девушку, и та сразу же опустила глаза.
- Это она тебя так? – спросил Лис, кивая в сторону девушки. - Может, ты поведаешь мне, как вы познакомились хотя бы, пока наша дама занята едой?
Лора вспомнила о тарелке, оставленной на земле, и тут же продолжила трапезу, не поднимая глаз.
Когда, узнав детали, Лис начал спрашивать, почему же Тэнке «дурак такой поперся совсем один», кузнец ответил, что так было безопасней. Но перепалки на эту тему оказалось не избежать. Следопыт топал ногами и кричал, чтобы тот больше так не делал, что он заслужил его доверие, и что ему, в конце концов, обидно узнать, насколько мало кузнец ценит их дружбу. На что верес ответил, что именно потому, что у него, наконец, появился друг, он не хочет подвергать его лишней опасности.
Лора слушала их и потихоньку поднимала глаза. Такие заботливые. Она смотрела на них и улыбалась, не понимая, почему верес не может довериться полностью этому бешеному человеку. Ведь он всегда будет готов помочь ему. Она это знала наверняка, но доказать не могла. Однажды они сами всё поймут.
В итоге, Лис сдался, посмеялся над неуклюжестью друга, сумевшего схватить себе порез - по словам Тэнке он был небольшим – от слабой девушки, и предложил набрать с собой лечебной глины в целях профилактики. Вылазку в озеро они решили отложить на утро.

URL
2015-11-02 в 01:38 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Пока Лис бегал мыть тарелки, Лора подвинулась ближе к кузнецу.
- Я, конечно, не выдам тебя, верес, - начала девушка, когда они с Тэнке остались одни, - но почему ты это скрываешь? Чего ты боишься?
- Я не знаю, Лора. Может, того, как мне доставалось за свои дефекты от своих же собратьев?
- Но ведь он не твоей крови.
- Тем более. Он человек. Он вообще может не понять таких вещей.
- Люди воспринимают всё намного ближе к сердцу, чем ты думаешь, - сказала Лора, сжав руку вереса. – Не такие уж они черствые и холодные, какими ты их себе успел нарисовать.
Тэнке очень хотел ей поверить. Не ради себя, ради Лиса. Он знал, что парень не заслужил такой скрытности, но разве время уже пришло? И, если это ничего не изменит, зачем вообще рассказывать?
Лис вернулся какой-то задумчивый.
- Вода неспокойная, вроде рябит…
Лора бросилась к берегу и опустила руки в воду. Тэнке пошел за ней, сел рядом на корточки. Нерта шептала что-то, потом задышала чаще, слова её запутались, а румянец, который был только на щеках, теперь дошел до рук и ног. Кузнец осторожно положил руку ей на плечо и удивился тому, какая оно горячее.
- С тобой всё в порядке?
- Нет, со мной что-то не так, - ответила Лора и попыталась встать. Но ноги её не держали.
Лис метнулся к ним и вовремя успел поймать девушку до того, как она завалилась на бок. Лоре оттолкнула его руки и прохрипела что-то про озеро.
Тэнке догадался первым, поднял нерту, как пушинку, и понес к воде. Лис носился около вереса, боясь спросить или предложить что-нибудь. Он понятия не имел, что происходит.
- Ты знаешь, как ей помочь? – спросил он, наконец, у Тэнке, когда тот положил девушку в воду. К тому моменту она уже потеряла сознание. Кузнец пытался привести её в чувства, легонько похлопав по щекам, но это не помогло.
- Я – нет, но она же нерта. Вода должна помочь ей.
- Что за нерты такие? – спросил Лис, поддерживая вместе с другом девушку на воде, чтобы она не захлебнулась. - Нельзя было заранее рассказать мне, что она другой расы? Я думал, это что-то типа фамилии.
- Да как ты мог не заметить? У неё же нет зрачков?
- Как это? Она же не должна ничего видеть. Да и как я мог заметить это в темноте. Я хотел спросить, но она всё уходила от ответа и я…
- Ты не виноват. Я тоже должен был подумать. Давай посмотрим, что будет дальше. Главное, чтобы температура тела упала. Нерты почти хладнокровные.
Лис решил больше ничего не спрашивать. Да и какая разница – кто она, какой расы, какого племени – она живая, добрая, светлая. Кем бы она не была, она не заслуживает ничего подобного. Лис хотел, чтобы это побыстрее закончилось, чтобы Лора снова улыбалась и подстегивала его. Ему было тяжело видеть, как она сейчас слаба, поэтому следопыт решил перевести свой взгляд на Тэнке. Тот казался невозмутимым. Кузнец крепко держал Лору за спину одной рукой, не давая ей погрузиться в воду, а вторую руку держал на её шее, проверяя пульс и температуру. На его лице не была и следа той паники, которой так легко поддался Лис.
- Она приходит в себя, - сказал Тэнке через пару минут, повернувшись к Лису.
- Это хорошо, - ответил тот, - но подожди… Как ты это понял?
- Она дышит ровней, пульс замедлился, температура тела падает…
- Может, она только в воде падает.
- Вода – это не просто остужающий фактор, - сказал Тэнке поучительным тоном. - Мы сейчас восстанавливаем её силы. Она родилась в воде. Эта стихия питает её, она, в прямом смысле этой фразы, дает ей жизнь.
Лис только рот открыл. Конечно, он хотел понять Тэнке, но осознал, что ему ничего не известно об этом народе, поэтому все попытки были бесполезны. Он мог только быть здесь и принимать участие в спасении Лоры, но уж никак не раздавать команды и советы.
Лис почувствовал, что кузнец пытается достать девушку из воды.
- Что ты делаешь? – спросил следопыт, хватая друга за руку.
- Она спит. Я положу её в наш шалаш. Ей нужен отдых. А ты пока набери побольше воды из озера, только не кипяти её.

URL
2015-11-02 в 01:41 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лора тяжело вздохнула и перевернулась на бок.
Может, для девушки кровать из листьев могла показаться жестковатой, но больше парни ничего не могли предложить. Лис всё-таки сбегал и набрал немного мягкой травы и постелил на неё свой плащ перед тем, как Тэнке уложил девушку. Но она уже спала и казалась такой уставшей, что, должно быть, ей было не до перин. Взглянув на Лору и удостоверившись, что теперь цвет её лица приобрел характерный бледный оттенок, а дыхание стало спокойным, Тэнке схватил Лиса за руку и вывел из шалаша.
- Я так понимаю, - начал Тэнке, закрывая вход в вигвам большой раскидистой веткой, - если я не расскажу тебе того, что я знаю, ты съешь меня живьем.
- Ты правильно понимаешь, - ответил Лис, устраиваясь на траве. Он похлопал рядом с собой, приглашая кузнеца сесть, но вместо него прибежал Юк и начал наворачивать круги вокруг хозяина.
- Что такое? – заволновался Лис, останавливая пса и кладя ему руку на голову. - Юк?
Пес гавкнул на иву и посмотрел на Лиса грустными глазами. Тэнке понял, в чем суть, и подошел к питомцу:
- Она спит. Но ты можешь её посторожить, если хочешь. Ты ведь не причинишь ей вред?
Пес гавкнул и потихоньку пробрался в шалаш, не сбив ни одной ветки.
- Ну, теперь, она точно поправится, Юк дело знает, - решил, улыбнувшись, Лис и с предвкушением посмотрел на Тэнке. – Ну?
- Хорошо, - начал кузнец, садясь с ним рядом. - Представь себе озеро или пруд со стоячей водой. Его тишину и спокойствие, медленный прохладный блеск, красоту и прозрачность воды. Всё это – нерты. Они прекрасны, рассудительны и спокойны. Они дети воды. Но представь себе горную реку – бурную, стремительную, холодную, обжигающую своими брызгами. Это тоже нерты. В любой момент, если ситуация того требует, они становятся бурной рекой. Не буквально, конечно, хотя кто знает. Вода камень точит.
- Я заметил, как она тебя подточила, - сказал Лис, указывая на плечо, измазанное глиной.
- Да нет, - отмахнулся Тэнке, - я же не об этом вовсе, хотя в воде они сражаются лучше всех, ведь они могут долго находиться на глубине и быстро плавать. Представь их так, как если бы они были самой водой.
- Я бы сказал, что она больше похожа на человека, чем на морское создание, - сказал Лис, смотря на иву. Оттуда не раздавалось ни звука. Видать, Юк не потревожил девушку, или она, и правда, слишком сильно устала, чтобы обращать внимание на что-либо вокруг себя.
- Ты говоришь, что много путешествовал по портам запада, видел разные расы, узнав, что Лора - не человек, т не особо-то удивился. Что не так?
- Просто ты так описываешь поэтично, на тебя не похоже.
- Мне так отец рассказывал, я же сам никогда не встречался до этого с нертами.
- Быстро же ты понял, кто она.
- Ты же любишь птиц. Когда шаман рассказывал тебе, какое оперение у сойки, ты, наверняка, узнавал её в лесу в первого взгляда.
- Да, ты прав. Я обожал рассказы про птиц.
- А мне нравилось слушать своего отца.
Они немного помолчали. Лис понимал, что тема отца болезненна для Тэнке, хоть он и говорил, что это давно прошло. Они были близки с ним. В отличие от остальных придурков с его деревни, отец принимал его таким, какой он есть. Ведь ясно, что с другом что-то было не так. Лис считал Тэнке и его отца заблудившимися людьми. Спрашивать, что-либо ещё о прошлой жизни кузнеца, желание отпало. Тэнке тоже не стремился продолжить разговор. Вместо этого он предложил Лису вскипятить воду на чай, а сам решил проверить Лору. Недалеко от ивы он обнаружил мелису и пару ромашек. «Их тоже можно добавить в отвар, - решил Тэнке, - они успокоят нервы».
Когда Тэнке вернулся, вода уже начинала закипать. Лис молча взял у кузнеца ветки мелисы и начал обдирать листочки. Он уже видел, как это делал Тэнке, и решил помочь.
Верес с благодарностью посмотрел на Лиса и, заметив следы усталости на его лице, предложил ему выпить чаю и пойти отдохнуть. На что тот замотал головой и ответил, что будет караулить первым.
- Успокойся - начал Тэнке, - зря ты так переволновался, тебе надо отдохнуть не меньше, чем ей.
- Я останусь сторожить. Юк будет со мной, а ты иди спи. Ты не только устал, ты ещё и ранен, не спорь. А мы с этим лохматым весь вечер прохлаждались, так что тебе нужен отдых.
- Ну ладно, но потом я тебя сменю.

URL
2015-11-02 в 01:42 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Зайти в шалаш Тэнке не отважился – некультурно как-то мешать спать даме. Поэтому он просто лег рядом со входом в импровизированный дом поближе к костру, чтобы не замерзнуть. Лис снова принялся строгать себе древки для стрел. Похоже, что это занятие его успокаивало. Юк так и не выбрался из шалаша, чтобы поддержать своего хозяина, и продолжал охранять Лору. Вроде все находились на своих местах, и можно было спокойно отключиться. Как только мысли перестали метаться в голове кузнеца, словно ветер Вессы, он уснул.
Первое, что почувствовал Тэнке, открыв глаза, это запах мелисы. Похоже, Лис снова сбегал за водой и заварил чай. Что ж, он был как раз кстати.
Верес встал, отряхнулся от травы и потянулся. Он даже выспался, несмотря на то, что устал прилично, а поспал так мало. Но настроение у него однозначно улучшилось после отдыха. Кузнец подошел к вигваму, в надежде на положительные изменения. Заглядывать внутрь он, конечно, не решился, но услышал, что Лора дышит ровно и спокойно, а это само по себе не могло не радовать.
Лис оторвался от кастрюли и позвал друга выпить с ним чаю.
- Неужели ты уже выспался? Или решил меня пожалеть? Если так, то не стоило, я могу ещё подежурить.
- Оу, Лис, - ответил Тэнке, поднимая руки в знак того, что сдается, - не стоит так нападать, все нормально, я действительно хорошо поспал. Чего и тебе советую. Выпьешь чай и иди отдыхай.
- Поэт, блин. Но ты прав, я уже с ног валюсь, так что сильно спорить не буду.
С этими словами Лис отложил свой маленький нож и потянулся за стаканами. Тэнке их забрал и сам налил им чаю, потому что следопыт уже начинал засыпать сидя.
Лис опрокинул напиток горячим, пожаловавшись на отсутствие сахара. Тэнке же наоборот сразу пить не стал, а подождал, пока чай немного остынет.
Минут через десять, после того, как Лис погрузился в сон, верес услышал шум из шалаша. Он подумал сначала, что это Юк, но ошибся. Лора аккуратно выбралась наружу и, пошатываясь, дошла до костра.
- Не могу больше валяться без дела, - сказала она, плюхнувшись рядом с Тэнке. – Нервная слишком. Холодные нерты должны быть невозмутимы, - сказала Лора и скорчила грозную гримасу.
Тэнке это позабавило:
- Значит, не сильно-то ты на нерту похожа.
- Как и ты на человека, - Лора просто улыбнулась ему и тронула за раненное плечо. - Сильно болит?
- Уже почти не болит, - Тэнке накрыл её руку своей и мягко снял с больного плеча. - Просто обидно, что обе руки пострадали. Боюсь, что не смогу пару дней поднять тебя, если ты снова отрубишься.
И верес изобразил отъявленного качающегося пьяницу. Лора отвесила ему подзатыльник:
- Очень смешно. Кстати, мне нужно мое лекарство.
- Траву от похмелья не держим, но у меня есть успокаивающий нервы чай. Как раз только что с огня.
- Помни, кто я, Тэнке. Горячий чай – это не то, что мне поможет. Но я не откажусь подождать, пока он остынет, а пока мне и самой нужно охладиться.
И Лора пошла к озеру, а Тэнке вытянулся на земле.
Иногда ему казалось, что даже в жилах у этих существ течет вода, но он понимал, что это не так. Просто их кровь светлее и холоднее. Будто вересов ничего не отличает от людей? Кости легче, но не менее прочные; давление не скачет на перепадах высот. Всё это было и у него, но пока казалось бесполезным приобретением, как хвост или третий глаз. Может, Тэнке и хотел быть особенным, но уж точно не в этом смысле. Как это? Родиться с мечтой о небе и быть брошенным на землю?
Из раздумий кузнеца вывел тихий плеск.
- Я подумала, что подкрадываться не хорошо. Заметила, что ты занят чем-то своим, и решила тебя не пугать, поэтому вышло так шумно.
- Ты меня уже хорошо изучила, - заметил Тэнке, внимательно посмотрев на девушку.
- Хочется в это верить, - сказала Лора и села рядом. Её легкое платье было мокрым, но кожа и волосы были совершенно сухими. Верес хотел спросить об этом, но быстро сообразил, что для нерт это должно быть нормой. Ведь они сами – вода.
- До нашей встречи я думала, что достаточно быстра и сильна, но ты меня разубедил…
- Я вовсе не хотел причинять тебе… - начал было Тэнке, но Лора его перебила.
- Нет, погоди, послушай. Я ни в чем тебя не виню. Это меня погнала нелегкая на восток.
- Ты идешь на восток? Как далеко?
- Ну, не совсем на восток. Скорее на юг. Я буду двигаться вдоль Нарги, а она течет на восток, потом заворачивает к океану. Я возвращаюсь домой, Тэнке.
- Если твой дом так далеко, то что ты делаешь здесь? Ты бежала?
- Нет, вовсе нет. Я бы хотела жить со своим народом, в отличие от тебя. Ведь твоя родина – Весса?
Тэнке по привычке настороженно притих.
- Можешь не притворяться удивленным, верес. Эти полосы на руках, это быстрое заживление. Я только не могу понять, почему у тебя пять пальцев. Я поначалу считала, что ошиблась. Но теперь знаю, что была права. Три расы собрались здесь, кто бы мог подумать, - земли, воды и ветра.
- Ну, я, скорее, к земле отношусь. Верес, который прочно стоит на ногах.
- Это как живой труп. Разве такое возможно?
- У каждого из нас своя цель путешествия. Но я иду не один только по той причине, что у нас с Лисом одна несбыточная мечта на двоих - летать. А я, Лора, увы, не летаю.
- В каком смысле? Совсем? Ты что-то повредил? Несчастный случай?
- Нет, я никогда не летал, я просто не могу. Я пробовал уже столько раз, но всё было бесполезно, пока я не встретил Лиса. У него есть идея. Я покажу тебе.

URL
2015-11-02 в 01:43 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
С этими словами Тэнке подошел к шалашу и достал сумку следопыта. Маленький летательный аппарат уже мог бы узнавать вереса по запаху, так часто он изучал его. Кузнец не боялся показать его Лоре, вряд ли морской девушке может понадобиться такая штука.
- Смотри, - начал Тэнке, присаживаясь рядом с нертой и протягивая ей металлический предмет, - только аккуратно.
- Что это? Какая-то игрушка?
- Может быть. А может, то, что позволит мне оторваться от земли.
Тэнке осторожно взял штуковину и капнул в небольшой отсек масло. Аппарат зафыркал и начал медленно подниматься вверх. Лора тоже медленно поднималась вслед за диковинкой. Если бы эта вещь была живой, нерта, наверняка, поняла бы, что она из себя представляет, потому что смогла бы увидеть её душу. Но у металла нет души, только красивый каркас. И этот пустой каркас мог летать. А живой Тэнке, с душой птицы, не мог. Лора сразу поняла, в чем тут дело и повернулась к вересу.
- Ты идешь в Астат за этим?
- Да, - ответил Тэнке и поймал аппарат. Он подождал немного, пока тот перестанет пыхтеть, и положил его в сумку. Посмотрев на пузырек с маслом, верес решил показать его Лоре - может, она узнала бы состав, и тогда он смог бы повторить его или хотя бы попытаться найти ингредиенты. Тэнке протянул девушке пузырек и спросил:
- Ты когда-нибудь видела что-нибудь подобное?
- Баночку или содержимое? – попробовала пошутить Лора.
- Да брось, ты же поняла, о чем я.
- Конечно, поняла. Я могу открыть? Может, я узнаю запах.
- Давай, только не пролей, Лис мне голову открутит за эту штуку.
Нерта открыла баночку. Конечно, Тэнке и сам пытался уловить запах, но, несмотря на то, что у вересов обоняние было достаточно чутким, он не смог понять, что там было намешано. Лора же почти сразу сказала, что один из компонентов кажется ей знакомым. Однозначно он принадлежал живому существу, может, жир животного или моча, или возможно кровь. Но какое это существо, она не могла сказать. Запах был совсем слабым, остальные составляющие почти заглушили его. Лора смогла его почувствовать лишь потому, что у него могла остаться крохотная часть души.
- Это интересно. Если бы знать, какое животное для этого годиться, можно было бы попробовать найти его.
- Извини, Тэнке, я больше ничего не могу сказать.
- Я понимаю, ты итак много уже сказала. Мы ведь совсем ничего не знали, да и, если честно, мне кажется, что Лис просто пер вперед, не интересуясь такими незначительными деталями. Его дело – следы.
- Да, он должен хорошо знать землю. Так же, как мы воду. Не представляю, что бы я делала, если бы не могла плавать, - заметила Лора, грустно посмотрев на Тэнке. Но затем решила сменить тему. - Знаешь, верес, ведь это вода сообщила, что мне пора домой. Я жила на этом озере, чтобы иметь возможность общаться со своей семьей.
- Ты жила здесь одна?
- Нет, с мужем. Он тоже нерта.
- С ним что-то случилось?
- Послушай, Тэнке. Что бы тебе не говорили, я знаю правду. За океаном идет война.
- Какая война? Неужели никто из наших не знал бы об этом?
- Так уж вышло, что почти никто не знает. Да и разве в вашей деревне обсуждают внешнюю политику? Ты сам-то интересовался тем, что происходит в других странах?
Тэнке задумался и понял, что это для него никогда не имело значения. Он жил, думая лишь о том, как бы не нарваться на неприятности. Его радостью была кузница да скала с воздушной подушкой. Наверное, это эгоистично - не задумываться о том, что происходит вокруг? Но с другой стороны, может, если бы он не был калекой, то больше думал бы о других? Неужели он так привык жалеть себя?
А Лора продолжила:
- Вижу, что я права. Это не просто склока между деревнями или племенами. Это война уже собрала много народов и рас, столько крови уже пролито. Хорошо лишь то, что пока в армию идут только добровольцы. Но это и хуже всего. Мой брат… - она отвернулась от вереса и всхлипнула, - мой брат ушел туда. Сказал, что хочет быть мужчиной, хочет защитить наш народ, если война перекинется через океан. Но он был совсем ещё ребенком, младше, чем ты сейчас. Я так переживала, от него полгода не было вестей. Мой муж не выдержал и пошел вслед за братом, пообещав найти его и привести домой.
Нерта вздохнула, и Тэнке начал нервничать. Как могло произойти, что где-то проливается кровь невинных людей, а никто не знает об этом? Насколько люди и вересы могут быть равнодушны к судьбам мира? Сколько горя пришлось хлебнуть слабой девушке? «Пусть она скажет, что все закончилось хорошо», - думал верес и не хотел слышать продолжения.
Но Лора повернулась к нему и продолжила:
- Прошел год. Я осталась здесь, потому что муж не хотел, чтобы я подвергала себя опасности, находясь поблизости от военных действий. В любой момент мой народ мог связаться со мной и раньше этого было достаточно. Но со временем, сигналы поступали всё реже и те, что я могла принять, были искаженными. Вскоре я смогла уловить лишь некоторые фразы. И недавно я узнала от отца, что кто-то вернулся, но я не поняла кто. Может, муж, а может, брат. Одно я знаю точно – кто бы это ни был, он сильно пострадал. И он пришел один, понимаешь, только один смог вернуться. Это было последнее, что я услышала. И с тех пор я больше не могла сидеть, сложа руки. Я сама сделала эту лодку, она прочная и легкая. По горной Нарге она меня быстро доставит до дома.
Тэнке переварил услышанное и долгое время не знал, что сказать, но отпускать девушку в опасное путешествие одну, ему точно не улыбалось. Поэтому он спросил:
- Ты сможешь править одна?
- Думаю, да, - ответила Лора и, немного подумав, добавила, - правда, я плавала на ней только в тихой воде. Река идет на восток сплошным бурным потоком, только после того, как она повернет на юг, она станет тише. Мне бы добраться до этого места, а дальше уже не сложно.
- Лора, у меня идея. Мы ведь тоже идем на восток. Что если мы поплывем вместе? Твоя лодка выдержит четверых?
- Вас же двое.
- А Юк как же?
- Да он почти ничего не весит.
- Но он такой же член команды.
- Согласна. Лодка должна выдержать. Поверь мне, нерты знают в этом толк. В принципе, я не против того, что мы поплывем вместе. К тому же, для лодки будет хорошо, если она будет больше нагружена – меньше будет болтать на поворотах.
- Тогда решено. Когда ты хочешь отбывать?
В это время проснулся Лис и решил сходить по нужде. Первое, что он услышал, была фраза про какую-то команду. Он пропустил её мимо ушей, надеясь, что, когда мозги встанут на место, ему всё объяснят. Но последующая фраза прочно вцепилась в мозг, заставляя побыстрее очнуться. Ждать объяснений на эту тему следопыт отказался и решил вклиниться в разговор. Он был уверен, что спросонья ходил, как бык, а не как тихая кошка, так что никак не ожидал, что парочка напугается его появления.
- Куда отбывать?
Тэнке и Лора резко обернулись.
- Утро доброе, Лис. Давно ты здесь?
В полусонном состоянии не отвлечься было сложно, но следопыт смог.
- Куда отбывать? Мы меняем маршрут?
- Нет. Мы берем попутчика, - ответил Тэнке.
- И теперь вы путешествуете вплавь, - добавила Лора и направилась к озеру.

URL
2015-11-02 в 01:43 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 10. Видение

- Иногда мне кажется, что мы вообще не движемся, - сказал следопыт, убирая руку со лба.
Было ранее утро, но путники уже проплыли около шести миль по озеру, продолжая своё путешествие. Солнце светило в лицо, отражаясь от воды, и мешало разглядеть хоть что-нибудь. Впрочем, мешало оно только парням, Лора все видела прекрасно, потому что смотрела в основном на воду.
- Да ладно тебе, Лис, не будь букой, - отозвалась девушка, не сводя глаз с водной глади. - Мы просто пока плывем по озеру, как только попадем в русло реки, всё круто изменится, поверь мне.
- Я так медленно ещё не передвигался. А хуже всего то, что в воде я не могу так хорошо ориентироваться, как на земле.
- Как раз на этот случай у нас есть Лора, - ответил Тэнке, посмотрев на девушку.
А Лора вот уже несколько часов не поднимала глаза. Примерно в это время она обычно получала сообщения от своих родных. Но на этот раз, сколько бы она не вглядывалась и не прислушивалась, все было напрасно. Она несколько раз опускала руку в воду, потом поднимала её к уху, в надежде, что так будет эффект получше. В детстве она могла слушать только так, это потом её восприимчивость обострилась. Но и такая изворотливость не помогала. Парни видели, что девушка в отчаянии, но не знали, что могут сделать в такой ситуации, ведь вода – это не их стихия.
Верес пытался прислушаться к ветру, но тот и прежде не говорил с ним, с чего бы начал сейчас? А Лис только и делал, что строил кислую мину. Правда иногда его настроение поднималось, когда мимо проплывала какая-нибудь забавная рыбеха. Тогда он принимался ловить её руками. Тэнке подумал было, что это как-то по-детски, ведь следопыт наверняка должен осознавать, что стоя в воде, а не проплывая мимо, у него было бы больше шансов что-нибудь добыть, но друга не хотелось расстраивать резким словом. Пусть занимается, чем хочет, главное, чтобы не перевернул кораблик. Лис и сам понимал, что только дурачится. Тяжело быть активным, когда ты зажат в маленькой лодке с собакой и двумя попутчиками.
- Надо было взять хотя бы пару веток, чтобы древки выточить, - наконец сказал Лис, вытирая руки о свой плащ.
Погода была отличная, так что в верхней одежде нужды не было, поэтому плащ бесцельно валялся в лодке. Под него парни сложили фляги с водой, чтобы она не нагревалась от солнца. Но самое забавное было в том, что все использовали его в качестве полотенца, и, если бы Лис не был бы так радушен и дружелюбен, вряд ли он позволил бы так обходиться со своей вещью. Возможно, немного обидно ему было лишь за то, что Тэнке даже не спросил, может ли он тоже вытереть руки о плащ, а просто сделал это. Но после первого раза волна понеслась, и за весь день половина плаща несколько раз успела высохнуть и намокнуть заново. Только у Лоры руки никогда не были мокрыми.
Озеро казалось бесконечным. Когда стало вечереть, играть в города надоело, потому что верес практически нигде не был, а значит, и не считал нужным запоминать слова, которые ему по жизни не пригодятся. А Лис не мог выиграть у Лоры потому, что знал города запада, а она – юга, так что никто из них ни разу не крикнул что-нибудь типа: я хотела назвать этот город. Дополнительным положительным аспектом для каждого было то, что никто из них не мог доказать реальность этих названий, ведь они никак не соприкасались. Города, выросшие вдоль рек, казались следопыту однотипными, а названия их - одинаковыми, потому что все были так или иначе связаны с водой. Но теперь он понял, что ошибался. Городов было много, и все начинались и заканчивались на разные буквы. Но и лесных городков было достаточно. К тому же, путешествуя по горам, следопыт набрался названий горных поселений.
В итоге голод взял своё, и ближе к закату друзья прекратили дебаты и решили добыть немного еды. Но, подумав о том, что только Лора может съесть сырую рыбу, парни растерялись. Пока у них была возможность пристать к берегу, и они решили устроить себе последний ночлег на земле перед долгим плаванием по Нарге.
- Судя по тому, как ссужается озеро… - начала было Лора.
- Да о чем ты? Оно бескрайнее, ничего оно не ссужается, - перебил её Лис.
- И все же оно ссужается. Так вот, это значит, что через пару миль оно превратится в реку. Горы впереди ты тоже должен видеть. Тебе, как следопыту, наверняка, понятно, что мы сейчас на склоне…
- Конечно, понятно, - осторожно подтвердил Лис. - Тут и трава не так растет…
Верес подтянул лодку и подошел к попутчикам.
- Ладно, хватит, выпендриваться, - остановил он их, - ты мастер на земле, - и положил руку на плечо Лису, - а ты – на воде, - и положил вторую на плечо Лоре, - с этим никто не поспорит. Но сейчас мы успокоимся и бросим все силы на то, чтобы мастер кухни, то есть я, смог приготовить что-нибудь пожрать. И вообще я удивлен тем, что Лис не заговорил об этом первым, ты же всегда у нас самый голодный.
- Ты прав, дружище, - отозвался следопыт и похлопал вереса по руке. Затем медленно снял ее с плеча и посмотрел на Лору. - Простите, мадам, но я должен откланяться, дабы подстрелить какую-нибудь дичь на ужин.
- В таком случае, господин, - не осталась та в долгу, - я схожу и наловлю нам рыбы.
- А я тогда пошел за дровами и травами, - хлопнул в ладоши верес. - За лодкой, я так понимаю, остается смотреть Лора.
- Юка я беру с собой, он нам быстро пару кроликов отыщет, правда брат? – сказал Лис и, присев рядом с псом, потрепал того по голове.
Пес радостно отозвался заливистым лаем, прыгнул на хозяина и начал облизывать ему лицо. Долго это не продлилось, потому что на это всё грозно посмотрел верес, и Лис понял, что игры могут подождать, а голодные животы – нет.
В итоге все разбежались в разные стороны.
Лора ловила рыбу руками. И хорошо, что Лис не видел этого, иначе их соперничество снова обострилось бы. Ведь следопыт тоже мог рыбачить подобным образом, но в разы медленнее. Однако и нерте было нечего противопоставить его стрелам. С чего они решили меряться дубинами, Тэнке понять не мог, но и не пытался особо вникнуть. Когда до него дошло, что их надо разделить и занять чем-то, мысль о еде пришла сама собой, и, конечно, все её поддержали. Сейчас, гуляя по лесу в поисках дров, верес с улыбкой думал о своих друзьях. Лора странная, быть может, но надежная. По крайней мере, кузнец хотел верить в это. Должно быть, следопыт разбаловал его, приучив доверять людям. Лис, которого так много и в гневе, и в радости, заменял сразу несколько людей, а уж спокойных вересов и холодных нерт в него бы поместилось пара десятков.
Мысленно листая поваренную книгу, Тэнке думал о том, что к рыбе отлично подошел бы укроп, а к мясу петрушка, но так повезти не могло. Найдя дикий чеснок, верес сразу решил, что сегодня победит мясо. Рыба без укропа будет не такой душистой, но это ничего, ведь и Лис и Лора, несмотря на их разногласия, слишком сильно её любят, а значит, им хватит и соли в качестве приправы.
Когда кузнец вернулся, нерта ещё рыбачила, а Лис ещё был в лесу. До заката оставалось чуть больше часа. За это время он должен был развести костер и вскипятить воду на чай. Собранные до этого листья мяты были как нельзя кстати, ведь Тэнке не смог найти ничего подобного в этой части леса. На самом деле он уже давно мечтал о том, чтобы им попалась дикая вишня или малина. Слишком давно он не пил отвар из ягод.

URL
2015-11-02 в 01:44 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
О появлении следопыта сообщил Юк. Он первым выбежал из кустов. Верес ждал, что тот разразится радостным визгом, но в зубах у зверя была какая-то маленькая зверушка, которую тот совершенно не хотел выпускать изо рта.
- Чувствую мяту, - заорал Лис, - не рановато для чая?
- Ты же знаешь, что Лора не пьет горячее.
- Точно, - ответил Лис, подходя к кузнецу и снимая с плеча добычу. – Что угодно, лишь бы снова не пришлось топить её в ледяной воде.
- Да ладно тебе, признайся, что ты до сих пор волнуешься за неё.
- Давай я лучше признаюсь, что принес на ужин, - уклонился Лис и поднял тушки над головой. - Сегодня в меню птицы и звери. Вот, например, две дикие утки и три зайца, думаю, всем хватит.
- С моей-то рыбой точно, - никто не заметил, как к костру подошла Лора. В руке она держала восемь больших рыб, размером с предплечье. Как вообще её тоненькие ручки могли не сломаться под такой ношей?
Лис сразу поник головой. Тэнке решил спасти ситуацию и сказал, что нерта ловила все в одной стихии, а следопыт умудрился достать еду из воздуха и земли. Это помогло. Настроение Лиса улучшилось, и он, молча, улыбнувшись, сел помогать Тэнке разделывать тушки. Лора пропустила эту тираду мимо ушей, бросила рыбу и пошла искать палочки, на которые можно было насадить улов и хорошенько поджарить.
Когда еда уже готовилась на костре, Юк пробежал мимо кастрюли с чаем и чуть не свалил её, за что был выгнан изо стола, пусть и импровизированного.
- Сколько мы проплыли, - поинтересовался Лис, - ну хотя бы примерно?
- Думаю, миль двадцать пять, - отозвался Тэнке, - может двадцать шесть.
- Почти двадцать восемь миль, но, если хотите, я могу сказать точнее, - начала Лора, но тут же остановилась, поймав на себе пристальный взгляд Лиса. – Хотя, это, безусловно, ни к чему, - добавила она, поперхнувшись. - Сейчас мы движемся медленно, но дальше без лодки никак, а тащить её за собой по земле было бы ещё медленнее. Нарга нас хорошо погонит. Мы можем за день преодолеть больше шестидесяти миль, если будем осторожны.
- Собственно, торопишься из нас только ты, - сказал следопыт.
- При этом только она знает, как проплыть по горной реке без проблем, - отозвался Тэнке, переворачивая утку. - Не думаю, что Лора позволит нам утонуть, не до какой же степени она спешит, - и верес поднял глаза на девушку.
- Я обязана добраться до дома живой, - ответила та, улыбнувшись. - Может, им понадобится моя помощь и сила.
- Кстати, по твоей глубоководной почте ничего не приходило?
- Нет. Я могу только надеяться, что меня дождутся.
- Хорошо, когда тебя кто-то ждет. Вот нас с Лисом ничего не держало дома, я даже не знаю, вернусь ли туда когда-нибудь, но и не грущу по этому поводу. Несмотря на то, что мы каждый день проходим много миль, я отдыхаю. Дома, я не мог надышаться.
- Это ты мятой с чесноком надышался, друг, - серьезно заметил Лис, - скажи «спасибо», что никто воздух не испортил, - и начал хохотать. За ним начал смеяться Тэнке, а потом и Лора. Солнце уже село, и на фоне огня лица спутников казались мягкими и теплыми, как раз такими, с которыми можно посмеяться от души. Верес не любил разглагольствовать на такие темы, но с недавних пор он хотел говорить обо всем. Наверное, этот лесной болтун заразил его. А холодная нерта, казалось, итак все понимала, без слов, поэтому скрывать что-то от неё было бесполезно.
Когда с ужином было покончено, четыре рыбы осталась недоеденными. Нерта решила оставить их на утро, накрыв большим листом лопуха и положив на большой камень у озера.

URL
2015-11-02 в 01:44 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Утром парни не досчитались Лоры. Первым проснулся Лис и, когда понял, что на эту ночь они никого не оставили караулить их бренные тела, не на шутку испугался и решил удостовериться, что все живы. Он приподнялся и огляделся.
Тэнке спал, завернувшись в свой светлый короткий плащ, именуемый курткой, которая за время путешествия уже вся покрылась зелеными пятнами от травы. Его лицо было полностью расслаблено, но следопыт знал, что, если он попытается коснуться друга, тот сразу же проснется.
Справа от костра под деревом должна была лежать нерта, но её там не было. Вещи девушки при этом лежали на месте.
Лис резко встал.
Юк поднял голову, почувствовав, что его хозяин чем-то встревожен. Но следопыт не хотел преждевременно будить Тэнке, поэтому прислонил палец к губам и шикнул на пса, чтобы он помалкивал. Юк тихо проскулил и опустил голову на землю.
Лис решил, что девушка вполне могла пойти в туалет, а значит, надо просто немного подождать, и она вернется. Но, когда через полчаса Лора так и не появилась, парень начал бить тревогу.
Осмотревшись вокруг, следопыт предположил, что девушка могла пойти на озеро. Уж что-что, а в воде она, наверняка, может бесконечно плескаться. Но, не найдя нерту и там, Лис решил вернуться и разбудить Тэнке.
Возвращаясь обратно к костру, следопыт заметил, что кузнец уже встал и пытается отряхнуть куртку от травы.
- Утро доброе, - буркнул Тэнке, ещё не проснувшись как следует.
- Не знаю, такое ли оно доброе, - отозвался Лис, почесав затылок.
- Что-то случилось? – спросил Тэнке, медленно поворачиваясь к другу.
- Мы потеряли Лору, - выдал следопыт, разведя руки в стороны.
- В каком смысле?
- Во всяком.
Тэнке принялся оглядываться по сторонам, но нигде не видел нерты.
- На озере искал?
- Да, но в воду не заходил.
- Ладно, я найду её.
- Как?
- Глазами! – огрызнулся Тэнке и пошел к озеру.
Верес был уверен, что нерта там. Он не мог этого объяснить, но будто какое-то неведомое чувство тянуло его в сторону камышей. Поэтому он пошел направо, а Лиса отправил налево, на всякий случай. Тэнке пришлось снять куртку и по пояс зайти в воду, чтобы добраться до растительности. Хоть волчьи раны уже почти затянулись, рубашку кузнец снять не мог – под ней он прятал повязку с глиной на правом плече.
Тэнке прошерстил все заросли, но девушки нигде не было. Тогда он отплыл на пару десятков метров от камышей, чтобы ноги не касались земли, и окунул голову в воду, в надежде, что зрение вереса поможет ему найти ответ.
На другой стороне Лис принялся стаскивать с себя одежду. Он не хотел плыть всю дорогу мокрым, и ему ничего не мешало снять рубашку и штаны. На самом деле он надеялся, что Тэнке найдет Лору первой, хоть и сам переживал за нее не меньше. Вот же понесла нелегкая её куда-то в такую рань. «Хоть бы предупредила, - думал Лис, одновременно ругая и жалея девушку, - мы же, вроде как, команда». Вода была прохладной, а Лис ненавидел холод. Хорошо, что озеро было пресным и не резало глаза. Чертыхаясь и отплевываясь, следопыт все дальше отплывал от берега. За ним, семеня под водой лапами, следовал верный пес.
Тэнке, и правда, нашел Лору первой в восьмидесяти метрах от камышей, она лежала на дне с закрытыми глазами. Первое, о чем подумал верес: она может ещё быть живой. Вторая мысль резанула сильнее ножа – а вдруг нерты умирают вот так, в воде, превращаясь в глину? И Тэнке погрузился в воду.
Как только он прикоснулся к Лоре, она резко открыла глаза, чем не на шутку напугала вереса, и он от неожиданности открыл рот и набрал воды в легкие. Так что в итоге девушке пришлось спасать своего героя. Она легко подхватила вереса в воде за рубашку и потащила к берегу.
Когда она проплывала мимо камышей, она заметила, что Лис тоже плескается в озере. Вероятно, они оба потеряли её утром и бросились искать. Да уж, тяжело найти нерту, валяющуюся на дне. В конце концов, расстояние между ними было не таким уж и большим – метров триста, поэтому Лора, не подумав, крикнула Лису, чтобы он плыл к берегу. Нерта бы точно все услышала, находясь в воде, а обычный человек мог и не уловить. Но на помощь следопыту пришел Юк. Он услышал Лору и залаял на хозяина. Тот повернулся и увидел, что Юк возвращается на берег. При этом он заметил, что кто-то плывет в воде по направлению к берегу со стороны камышей, и сразу понял, что Тэнке справился. Увидев, что фигура в воде что-то тащит, Лис решил поплыть не к берегу, а по направлению к другу.
Тэнке плыл слишком медленно, и Лис подумал, что, должно быть, с Лорой что-то случилось, поэтому решил побыстрее добраться до них и помочь кузнецу. Каково же было его удивление, когда, подплывая ближе, он увидел, что это Лора тащит недвижимое тело Тэнке.
До берега им оставалось около 50 метров, они уже миновали камыши. А Лис в это время старался все силы бросить на то, чтобы как можно быстрее добраться до друзей и выяснить, в чем дело.
Достигнув, наконец, своей цели, следопыт перехватил Тэнке у девушки и, вытащив его на берег, посадил на землю и с оттяжкой хлопнул по спине.
И ничего не произошло.
Только Лис собрался повторить и замахнулся ладонью во второй раз, как Лора схватила его за руку.
- Ты с ума сошла?! – заорал следопыт. - Нам нужно освободить его легкие от воды. Отпусти меня.
- Подожди, он не задохнется, - властно произнесла Лора. - Лис, пока он не слышит, я должна сказать тебе что-то очень важное.
- Говори быстрее, неужели это важнее, чем спасти ему жизнь?
- Как раз об этом я и говорю. Тэнке грозит опасность. И она реальна, но она не от воды. Ты должен лучше за ним присматривать. У меня было видение…
- Что бы это ни значило, сейчас важнее, чтобы он снова начал дышать.
Лора опустила руку Лиса на землю и дотронулась до груди Тэнке. Верес тут же дернулся и начал откашливать воду.
- С ним все будет в порядке. Но, когда меня не будет рядом, обещай мне, что будешь более внимателен. Я не смогу помочь.
Лис какое-то время просто смотрел на Тэнке во все глаза. Он понимал, что Лора каким-то непостижимым образом сейчас спасла его друга, просто прикоснувшись к нему рукой. Это было удивительно, но до следопыта медленно начал доходить смысл предупреждения нерты.
- Что значит, когда тебя не будет рядом? Какая опасность?
- Я больше не могу ничего сказать, - тихо произнесла Лора и пошла к костру. – Его надо согреть.
Тэнке продолжал кашлять, но обрывки фраз все же доходили до него.
- О чем это…вы…тут…говорили?
- О том, что не надо одному заплывать за буйки! Это слишком опасно, - не удержался Лис и отвесил другу подзатыльник.
- Эй, я ещё даже не всю воду вылил из себя…, - заорал Тэнке и снова закашлялся.
- Так сходи в кусты и вылей оставшуюся, - решил разрядить обстановку Лис.
- Я поставила греться чай, - сказала Лора, возвращаясь к парням. Она протянула Лису его плащ, но тот не стал одеваться сам, а закутал в него своего друга, надев сверху ещё и куртку, которую тот бросил перед тем, как зайти в озеро.
- У нас осталась рыба, - продолжала нерта. - Предлагаю разогреть её над костром, позавтракать и отправиться в путь. Скоро Нарга понесет нас быстрее любых лошадей.
- Ненавижу лошадей, - улыбнувшись, сказал Тэнке и, опираясь на надежную руку Лиса, побрел к костру.

URL
2015-11-02 в 01:45 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 11. Нарга

До реки, по подсчетам Лоры, оставалось шесть миль. За последние полчаса даже парни ощутили, что лодка начала набирать скорость. Перед тем, как отправиться в дальнее плавание, нерта всем раздала по крепким длинным палкам, чтобы была возможность отталкиваться от камней и поворачивать лодку на случай, если нерта сама не успеет среагировать.
- На участках пути, где течение будет особенно бурным, - говорила Лора, - одними веслами не управиться.
На восток Нарга простиралась на 180 миль, потом круто поворачивала на юг. Самые опасные пороги должны были находиться на восточном отрезке. Лора уже давно не была здесь и подозревала, что течение может немного измениться, русло может где-то расшириться, а где-то наоборот стать слишком узким за счет камнепада, но она легко читала реку и надеялась, что им удастся избежать серьезных катастроф.
Веслами орудовал Тэнке, а Лора, конечно же, была рулевым.
Спасало пока и то, что не было дождя. Уровень реки мог бы непредсказуемо подняться, и Лоре пришлось бы перестраиваться. Но погода была тихая, солнце пока тоже пекло не слишком сильно, и единственное, что иногда раздражало путников, так это Юк, который постоянно охотился на проплывающих мимо рыб и так и норовил перевернуть суденышко.
Лису пока занятия не нашлось, поэтому он дождался, пока пес угомонится, и притянул его к себе, обнимая за бока. Так они и сидели какое-то время, пока Юк не уснул.
В первые десять миль в русле реки скорость, конечно, возросла, но оставалась на одном уровне. Лис даже расслабился:
- Ты говорила, что мы со скоростью ветра преодолеем Наргу, но сейчас я ничего подобного не ощущаю. Когда начнется веселье?
- Если хочешь, я могу добавить тебе адреналина, вручив эти весла, - ответил Тэнке. – Думаю, как раз подошла твоя очередь. А то, как я погляжу, тебе заняться нечем. Я вот тоже могу сесть и гладить Юка, он, наверняка, теплый и мягкий.
Верес поднял весла и протянул их Лису, чуть не огрев его при этом по голове. Но следопыт вовремя увернулся, перехватил переданные снасти и дернул немного на себя, из-за чего Тэнке чуть не повалился на припасы.
Лора закатила глаза:
- Скоро русло будет сужаться, мне нужно, чтобы вы были посерьезнее, иначе мы можем не успеть среагировать на поворотах. Вчера был новый камнепад, пока я вижу, где нужно ускориться, а где затормозить, но если сегодня камни полетят снова…
- Да понял я, хватит уже нотации читать. Мне уже кажется, что у тебя какая-то навязчивая идея…
- Поднимай весла. Река ускоряется! – закричала Лора, перебив Лиса. - Держитесь за лодку. Это водопад. Но не паникуйте, он небольшой. И до него еще двадцать метров.
Лис греб спиной по течению, поэтому не видел то, что могли наблюдать остальные. Но слово «водопад» заставило его повернуться. В воображении он уже успел нарисовать себе бурные потоки воды, низвергающиеся вниз под прямым углом, но на деле водопад был не такой уж и большой – всего пара метров и угол был не таким диким. Ни путникам, ни самой лодке пока ничего не угрожало.
Лора переживала больше не за водопады, поток воды в них измениться не может, а за теснины и каньоны, образующиеся на реке из-за большого количества камней. Лодку вполне могло занести от удара, из-за этого даже на маленьком спуске она могла бы перевернуться.
Тэнке хотел встать, чтобы был лучше обзор, но Лора быстро его усадила:
- Сядь, раскачаешь лодку. Вряд ли ты сможешь быстро переместить центр тяжести в зависимости от наклона нашей посудины, так что давай обратно.
- Но ты же стоишь, - возмутился Тэнке.
- Так я же нерта! – парировала девушка.
И верес сел. Лора, и правда, быстро реагировала на повороты, отклоняясь всегда в нужную сторону. Конечно, ей было проще, ведь она получала сигналы от реки. Поэтому этот водопад парни преодолели относительно спокойно и просто. Но они поняли, что это было только начало. Горная река начала разгоняться, и это чувствовалось.
- Из-за того, что дно горной долины, особенно в верховьях, то поднимается, то опускается, скорость реки может достигать до десяти миль в час. На водопадах естественно скорость еще выше.
- Я могу примерно просчитать скорость свободного падения… - начал Тэнке.
- Тебе принципиально знать с какой скоростью мы будем лететь вниз? – удивился Лис.
- Да нет, просто я подумал, вдруг вам будет интересно…
- Ты давай не отвлекайся, - одернула его Лора.
Река теперь практически каждые десять-двенадцать метров подстерегала их новыми препятствиями. Небольшие водопады и пороги постоянно норовили развернуть лодку. Пару раз путешественники даже стукнулись правым бортом о выступающие валуны. Лора не всегда успевала откорректировать курс, но в основном справлялась отлично. Парни прекрасно понимали, что без нее они бы уже собирали лодку по щепкам.
Прошло всего минут сорок, а одежда путников уже промокла. Хорошо, что не насквозь. Лис хотел отдать свой плащ Лоре, когда понял, что его поливает брызгами с ног до головы, но, увидев, что нерта очень быстро высыхает, решил, что ему эта вещь важнее.
В какой-то момент, когда пороги стали опаснее, а большие валуны начали попадаться чаще, парням пришлось встать, чтобы нормально орудовать палками во избежание столкновения лодки. Иногда их суденышко начинало так раскачиваться, что им приходилось цепляться друг за друга.
Тэнке предложил привязать себя к лодке, но Лора сказала, что впереди ещё будет пара водопадов, на которых очень опасно быть привязанным, так как лодка может перевернуться и накрыть их с головой, а вот провизию вполне можно было привязать.
В течение четырех часов путешественники боролись со стихией, не расслабляясь ни на минуту. Никто из них не смел присесть или встать без разрешения Лоры. Один раз девушке даже пришлось спрыгнуть с лодки на камень, чтобы немного изменить водный поток и вытолкнуть лодку из теснины. За это время они преодолели расстояние в двадцать пять миль. И эта скорость пока всех устраивала, но позже, по словам Лоры, река должна была успокоиться.
- Но все равно это будет выше скорости двух пеших мужчин. Если бы не река, мы бы шли по горам, это бы замедлило нас, – начал рассуждать Тэнке, отталкиваясь от очередного камня. - По лесу идти проще и быстрее. Но вот в чем минус для нашего голодного друга, – и верес указал на Лиса, - на такой скорости мы ничего не сможем поймать. Удочку смысла нет закидывать в горную речку, когда ты сам движешься.
- Я смогу, - ответила Лора и опустила руку в воду. – Метров через триста будет проходить косяк лосося. Там есть небольшая ямка, они в неё забились. Я их слышу.
- Даже если ты поймаешь что-нибудь, мы же не будем разводить костер в лодке, - начал язвить Лис. Пустой желудок и однообразная работа плохо на него влияли.
- Ну, знаешь, лосося можно просто засолить, оставить на пару часов, и он будет готов к употреблению. Никогда не ел засоленную рыбу?
- Нет, только жареную или вареную.
- Смирись, все когда-то бывает в первый раз.
Когда они подплыли к месту, где должна была, по словам Лоры, просто кишеть рыба, парни ничего не заметили. Однако девушка попросила их закрепить судно между двух больших валунов и спрыгнула в воду перед лодкой, чтобы не отнесло течением. Под камнем, который находился справа от лодки, было небольшое углубление, в которое набилось больше десятка лососевых, занесенных туда бурными потоками. Лора достала почти всю рыбу. На один раз этого было бы многовато, но нерта переживала из-за того, что может начаться внезапный камнепад, и тогда она не сможет слушать в воде. Эта рыбалка вполне могла быть единственной за три дня, что они должны были потратить на сплав по реке. А значит, провизией лучше запастись.

URL
2015-11-02 в 01:46 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
К вечеру рыба была готова. Путников плавно тянула река, лодку не бросало, камни находились ближе к берегу, и глубина была приличная, так что все спокойно сидели в лодке и ели рыбу. Из-за соли им приходилось запивать её большим количеством воды, а значит, вскоре им потребуется пополнить запасы пресного питья.
- К ночи ничего не будет видно, - сказала Лора, доедая рыбу, - и я не смогу везти вас через пороги, если течение будет слишком сильным. Я могу почувствовать камни, однако плыть придется почти вслепую.
Она запивала лосося прямо водой из реки. Парни сначала удивлялись, но потом привыкли. Вода казалась чистой, но всегда существовала вероятность, что там мог кто-нибудь отбросить пару копыт.
- Тэнке поможет тебе, - отозвался Лис, - он неплохо должен видеть в темноте. Мы тогда лихо справились с волками. Он всегда замечал их первым, только Юку уступал.
Пес услышал своё имя и радостно залаял. Следопыт потрепал его по голове и усадил рядом с собой. Тэнке удивился наблюдательности Лиса и тому, как он легко об этом говорил. Похоже, для него в этом не было ничего странного, верес для него был просто человеком, обладающим зорким глазом. А Лора глянула на кузнеца, прищурилась и улыбнулась. Должно быть, снова думала о том, что Тэнке мог бы доверять следопыту значительно больше, чем сейчас.
На небольшой скорости было комфортно плыть после таких опасных порогов. Лис вспомнил о том, как жаловался на слишком мирное озеро и усмехнулся своим мыслям.
Когда солнце село, Лора опустила руку в воду и сообщила парням, что впереди будет пара небольших водопадов.
Через несколько минут скорость течения начала расти. Парни повскакивали с мест, но Лора их тут же усадила.
- Камней поблизости нет, мы просто быстрее плывем, лучше пока лодку не раскачивать. Встанете тогда, когда проход будет поуже.
Это было первое предупреждение.
А потом всю ночь их бросало.
Никто не ожидал, что им придется бороться со стихией. Присесть удалось за всю ночь минут на сорок, но спать не хотелось вовсе, больше хотелось не свалиться в холодную реку. Берега нигде не было, только острые камни, к которым никак невозможно было привязать судно.
Лора всю ночь раздавала команды и даже немного охрипла к утру.
Погода менялась стремительно. Если вчера резало солнце, то утром набежали тучи, причем они пророчили нешуточный дождь.
Тэнке сразу представил, как будет вычерпывать кружками воду из лодки.
Но Лору волновало не это. Из-за дождя в любой момент мог начаться камнепад, а путники настолько вымотались за ночь, что могли не успеть среагировать на поворотах и схватить летящий булыжник, который мог бы пробить дно или, что ещё хуже, голову. Им нужен был отдых.
Лис заметил два больших камня в паре десятков метров от них и предложил закрепить там лодку, чтобы немного перевести дух. Остальные идею поддержали. Решили часок поспать и двинуться дальше. Лора вызвалась караулить.
- Зачем? - удивился Тэнке. - Кто может напасть на нас в реке? Тут же только горы.
- Дело не в том, что кто-то может напасть, - парировала Лора устало. - Дождь идет, уровень воды может подняться и лодку отнесет.
- Прям за один час поднимется? – с сарказмом заметил Лис.
- Лучше перестраховаться. А потом вы меня покараулите. Мы итак быстро движемся, можно немного постоять на месте. Мы уже преодолели семьдесят миль.
Парни решили сдаться на милость слабого пола. Спать под дождем было не так удобно, но все же, завернувшись в плащи и куртки, парни заставили себя отключиться на часок. Лора все это время проверяла течение и спрашивала у потока, где располагаются камни, запоминая с какой стороны их лучше обойти. Когда парни проснулись, она так ушла в себя, что не обращала на них внимание, пока Тэнке не положил ей на плечи свою куртку и не заставил лечь спать.

URL
2015-11-02 в 01:46 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
- Поворачивай налево! – кричала нерта на Лиса.
Течение было слишком быстрым, они то бороздили по камням, то вырывались на спасительную глубину в три-четыре метра. Но сейчас требовались быстрые маневры, а следопыт, откровенно говоря, тормозил.
- Да я пытаюсь, - огрызался Лис, - у меня просто палка между камней застряла.
- Подожди, сейчас помогу, - сказал Тэнке и ловко спрыгнул с лодки на каменный валун. Валун зашатался и покатился вниз вместе с вересом. Палка освободилась, но теперь Лиса это уже не волновало. Тэнке относило бурное течение, и лодка за ним не поспевала. Если бы Лора попала в такую ситуацию, то чувство воды, её ориентация в пространстве позволила бы ей избежать столкновения с камнями. А Тэнке того и гляди мог врезаться в один из этих булыжников.
Лора пыталась кричать ему, чтобы он был осторожен, подсказать, в какую сторону нужно уворачиваться, но верес её не слышал. Вода заливала ему уши, мешала дышать, заворачивалась вокруг него. То и дело, всплывая на поверхность, он чувствовал, как его опять начинает бросать из стороны в сторону. Каждый новый нахлест волны старался припечатать ко дну. Слава Ветру, что они прошли эту жуткую гравийку, и до дна здесь было более трех метров, а значит, Тэнке мог немного притормозить и разглядеть, куда конкретно его несет. Положительный аспект ещё заключался и в том, что он успевал перевернуться в воде ногами вниз, чтобы не разбить о каменное дно себе голову. Нужно было реагировать быстро, но бессонная ночь сказывалась, и недостаток воздуха затормаживал мысли. Даже если его народ быстрее приходит в себя после ранений и отравлений, это не значит, что его легкие сами смогли бы освободиться от воды.
Не кстати, Тэнке вспомнил, как чуть не утонул из-за Лоры, отвлекся и поймал поврежденной рукой острый край торчащего из воды камня и взвыл от боли. Валун распорол вересу правое незажившее плечо до локтя.
Река моментально окрасилась в алый, и кузнец начал захлебываться водой.
Из-за своей раны Тэнке сразу как-то потерялся и насобирал на свою голову пару мелких ушибов. Каждый раз успевая прикрывать лицо относительно здоровой левой рукой – волчьи ран превратились в безобидные царапины, которые только саднили, - он никак не мог нормально выплыть на поверхность. Верес слышал, что Лора и Лис что-то кричат ему, но не мог разобрать слов. Потом он заметил, как над головой что-то пролетело. Сначала кузнец подумал, что это какая-то птица или рыба. Потом он начал опасаться, что это камнепад. Слишком много думал зря, а ведь нужно было срочно подниматься на поверхность, пока река не вытянула из вереса все соки. Тэнке взмахнул рукой и вдруг почувствовал, как ухватился за что-то.

URL
2015-11-02 в 01:46 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лис первое время хотел прыгнуть вместе за Тэнке, но Лора его удержала:
- Не хватало мне, чтобы вы оба там очутились. Учти, вода холодная, потому что река горная, прогреваться она не успевает в течение дня. Ему, возможно, скоро ноги сведет, - девушка ткнула пальцем в направлении утопающего. - Ты нужен мне здесь, чтобы вытащить его. Думай! Я тоже спрыгнуть не могу, иначе мы потеряем лодку. Думай, Лис! – крикнула Лора и вцепилась в следопыта.
- Я думаю! – ответил тот и убрал её руки от своего плаща. - Не ори! Палку протягивать ему бесполезно, тут нужно что-то другое.
Лис начал лихорадочно перебирать свои пожитки, но ничего из того, что он видел у себя в сумке, не подходило. И тут он наткнулся на веревку.
- Я выпущу в него стрелу.
- С ума сошел? Мы так дергаемся, что ты не сможешь прицелиться. Ещё, чего доброго, убьешь его! Не надо! – кричала Лора, умудряясь поворачивать лодку между валунами. - Должен быть другой выход.
- Ты недооцениваешь меня. Я отправлю стрелу подальше, привяжу к ней веревку. Ему просто нужно будет схватиться за неё, и мы сможем втащить его в лодку.
- А если ты промахнешься!
Но Лис уже не слушал её, он вязал узел на древке и проверял его на прочность. Как только он приготовился и прицелился, Лора вцепилась в него мертвой хваткой.
- Подожди, Лис, ты угробишь его, - уговаривала она, выворачивая следопыту плечо. Лис помедлил, было, но тут увидел разводы крови в воде, и отбросил девушку. Лора вытаращилась на следопыта во все глаза.
- Смотри! – покосился он в ужасе на воду. - Мы должны как можно скорее помочь ему! Вряд ли я смогу сделать ему хуже, чем сейчас.
Лора посмотрела на реку и вскрикнула. А Лис снова стал прицеливаться, но голова Тэнке то появлялась над водой, то исчезала. В итоге он сам начал сомневаться, что отправит стрелу, куда надо, но тут до него дошло, что Лора может помочь ему.
- Ты ведь можешь почувствовать сквозь воду раньше, чем я увижу своими глазами, так?
- Да.
- И ты можешь рассчитать течение и узнать наверняка, когда он выплывет?
- Только если он дергаться не будет, тогда вода его сама понесет, и я точно скажу.
- Но он дергается, - заметил Лис.
Затем следопыт опустил лук и крикнул Тэнке, чтобы он расслабился, но, похоже, друг ничего не слышал. Лора все-таки опустила руку в воду и начала слушать. Самое тяжелое было – получать сигналы о том, как Тэнке больно, как он отчаянно барахтается в реке. Он никак не хотел замедляться, но вскоре нерта заметила, что он перестал так отчаянно пытаться выплыть, а начал просто обороняться от надвигающихся на него камней.
- Он замедляется. Еще немного. Вот, сейчас! Стреляй! – крикнула девушка, и Лис выпустил стрелу точно над головой Тэнке.
- Подними руку, дурак, просто дотянись до веревки! – кричал следопыт, но верес его не слышал.
- Лис, - начала Лора, - он потерялся, он не выплывет сам. Я слышу…
- Тогда я за ним!
- Стой!
И тут они услышали Тэнке. Он сумел схватиться за стрелу и пытался что-то прокричать. Но на таком расстоянии ничего не было слышно. Главное, что он смог сделать это, и теперь появилась надежда на то, что он выберется оттуда. Лис видел, что вода до сих пор окрашивается в недобрый цвет, а значит, у Тэнке остается слишком мало сил.
- Он сможет, - шептал Лис, скрещивая пальцы.
- Не уверена. Подожди, что ты делаешь? – спросила Лора, увидел, как следопыт начал привязывать веревку к лодке. Когда он закончил проверять, надежно ли закреплен трос, он медленно спустился в реку и схватился за борт.
- Как он там?
- Тонет, - обреченно ответила Лора и потянулась к другу. - Лис, не надо.
- Я за ним, я буду держаться за веревку. Ты должна подтащить нас как можно ближе к лодке, а там уже я его закину. Хорошо?
- Нет, не хорошо! Ты не думаешь, что сам врежешься в камень и потеряешь сознание?
- Я сейчас могу думать только о том, чтобы спасти друга, - отчеканил Лис и поплыл в сторону вереса.
Течение болтало его в разные стороны, а холодная вода немедленно начала сводить руки и ноги. Но страх за друга разгонял кровь по жилам. Лис никак не мог сдаться. Только не сейчас. Они пережили нападение волков и людей, как он может отдаться стихии? Как может все закончиться вот так? Это не справедливо! Да и Лора одна не доберется до дома. Кто будет успокаивать её отца и мужа. Или брата. Кто там из них вернулся?
Лис все больше раззадоривал себя, уворачиваясь от камней. Пару раз веревка цеплялась за валуны и уводила Тэнке в сторону или под воду. Лис терял его из вида, но знал, что движется в правильном направлении. Ведь главное то, что он продолжал чувствовать тяжесть друга на том конце путеводного клубка, а значит, даже если он захлебнулся, Лис сможет вытащить его на поверхность, хотя сам уже устал плеваться водой.
Но вот осталась всего пара метров до кузнеца, и тут произошло неизбежное – Тэнке расслабил руку. Лис кинулся к нему из последних сил и, успев ухватить его за рукав куртки, подтянул к себе. «Нет, так не пойдет, - думал Лис, - ты у меня не можешь просто так утонуть, должен же был прыгать со скалы. Ты же мне обязан, скотина. Давай, оживай, шевелись». Но Тэнке мертвым грузом висел на друге.
Впереди виднелись большие камни, они торчали с разных сторон, страшно выпячивая наружу свои острые углы. Лис понял, что если он не поторопится, то не сможет удержать друга и сам рискует попасть в западню. На помощь пришла Лора, она начала медленно тащить веревку по направлению к лодке. Лису оставалось только отталкиваться от валунов и покрепче стиснуть друга.
Когда, наконец, парни оказались около борта, Лис первым делом закинул Тэнке. Лора, помогая следопыту, с каким-то звериным рыком тащила расслабленное тело на себя. Лис залез следом, как только понял, что кузнец теперь в относительной безопасности.
- Давай! Сделай так, чтобы вода из него вышла, - сказал он Лоре, отдышавшись, - а я перевяжу рану.
Лора, как в прошлый раз, положила руку на грудь вересу, но ничего не произошло.
- Должно быть, вода глубоко, но я попробую еще. Не волнуйся.
Лис не мог не волноваться. Но все же отвернулся к своей сумке, чтобы найти там какую-нибудь тряпку перевязать рану. Может, из-за большой потери крови, способности Лоры не работают? Когда он повернулся, Тэнке по-прежнему не двигался.
- Может, по старинке?
- Как это?
- Искусственное дыхание и непрямой массаж сердца.
- Что, прости?
Лис выдохнул и бросил тряпку на дно лодки.
- С тебя - искусственное дыхание, с меня – массаж. Просто дай его легким наполниться воздухом. Рот в рот.
- Это помогает?
- Почти всегда, главное не затягивать, давай быстрее.
Лора согнулась над Тэнке и стала вдыхать в него жизнь. Лис объяснил ей, что они должны делать все по очереди, поэтому, как только Лора оторвалась от губ кузнеца, следопыт сразу напал на вереса, вдавливая его грудь в лодку. Им пришлось сделать так около пяти раз, и только после всего этого верес все же пришел в себя и закашлялся.
Лис вытер лицо от воды и проступившего от натуги пота, перевернул вереса, хлопнул его по спине, положил обратно и принялся перевязывать другу рану. Лора же на всякий случай приложила руку к груди Тэнке, чтобы вода выходила быстрее.
- Ты так напугал нас, - сказала девушка, заглядывая кузнецу в глаза.
- Простите, - зашептал Тэнке, откашливаясь. - Я только хотел помочь.
- Больше ты один ни на какие камни не полезешь! – прикрикнул Лис.
А Лора, усмехнувшись, отошла от Тэнке и принялась направлять лодку. Они итак надолго бросили управление судном, так что оно пару раз повернулось вокруг своей оси и даже неслабо оцарапало бок о торчащие камни.
- Я даже представить не могу, что бы я делал, если бы с тобой что-нибудь случилось, - выдохнув сказал Лис, отпустив руку Тэнке.
- Что-то ты слишком волнуешься за меня, - отозвался верес начинающим крепнуть голосом.
- Просто без тебя мои шансы попасть к разработчикам этих летательных штуковин заметно сокращаются, - улыбнулся следопыт и поднял глаза.
- Будто ты изначально знал, что на своем пути встретишь кузнеца.
- Может, и знал.
- Конечно.
- Просто пообещай, что мне не придется тебя хоронить.
- Никто никого хоронить не будет.

URL
2015-11-02 в 01:47 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Ночью Лис и Тэнке плотно закрепили лодку среди валунов и даже уговорили нерту отдохнуть.
- Дождя нет. Вода не поднимется, лодка отлично привязана, течение смирное, - начал перечислять Лис, - я сам проверял, так что тебе нечего бояться.
- Честно говоря, я слишком устала, чтобы сопротивляться, - слабо ответила Лора и начала готовиться ко сну.
Лис решил ещё раз проверить рану Тэнке. Он хотел снять повязку и наложить новую на промытую рану, но верес отказался снимать рубашку. Просто выхватил чистую повязку из рук следопыта и поблагодарил за заботу.
- Такая недотрога, - возмутился Лис. - Главное, как свесить свою тушку на меня - это мы можем, а как рану дать перевязать – это табу. Я же помочь хочу. Или ты думаешь, что я от вида крови лишаюсь чувств.
- Я просто не люблю, когда кто-то прикасается к открытой ране.
- Думаешь, заразу занесу что ли?
- Да кто тебя знает. Не шлепнешься от вида рваной плоти? Но если ты помираешь от желания помочь, то давай я сначала повяжу тонкую повязку, а ты сверху добавишь чего-нибудь поплотнее.
На том и порешили, хотя следопыта немного дергало от странного недоверия вереса. Пусть у кузнеца свои причуды, но они в любой ситуации могут положиться друг на друга. Разве не так? Ведь Тэнке, наверняка, прыгнул бы за ним в холодную воду, не мешкая.
Когда потерпевший подполз к спасителю с куском мешковины и указал на правое плечо, Лис решил отомстить, завязав узел потуже, но в последний момент сжалился. Тэнке, будто мысли его читал, посмотрел недоверчиво, хохотнул, поблагодарил и отполз нести вахту. Следопыт устроился на носу лодки и уснул.
Однако через пару часов ему пришлось проснуться от того, что Лора настойчиво толкала его в бок.
- Камнепад.
- Здесь? – поинтересовался Лис, не совсем понимая, что от него хотят.
- Пока нет, но движется сюда. Нам надо отплывать на безопасное расстояние.
Направление воды уже начало меняться, и нерта боялась не успеть отследить поток. А если она с этим не справится, то они могут легко налететь на валун.
- Жаль, что беда настигла нас опять посреди ночи, - отозвался Тэнке, развязывая веревки.
- У нас нет выбора, мы не можем ждать до утра, - сказала Лора и начала отталкивать лодку палками.
Парни помогали ей, внимательно слушая указания.
Проплыв чуть больше ста метров, все заметили, как течение ускоряется. Но хуже всего было слышать отголоски неизбежного – эхо ударов камня о камень.
- Скоро они будут здесь. Реакции идет по цепочке. Я не смогу… - начала паниковать Лора.
Тэнке взял её за руку:
- Дыши, ты справишься. Это ведь последний крутой участок пути. Сколько нам ещё осталось?
- Я просто не могу сосредоточиться, когда камни падают. Я бы могла предсказать, куда потечет река, если бы точно знала, куда упадет камень. Это не моя стихия.
- Успокойся, - решил подбодрить Лис, - сосредоточься, расслабься…
- Как я могу расслабиться, если я ничего не вижу?
- Я вот никогда не имел таких способностей, но не паникую же, - заметил следопыт.
- Это то же самое, что потерять зрение! – не переставала верещать девушка.
- Ну, тогда положись на нас и не ори, - рявкнул Тэнке.
Лора уставилась на него и замолчала. Она ни разу не видела, чтобы верес на кого-то повысил голос, но шел третий день в воде, все устали и даже кузнец не смог сдержаться.
Умом то Лора понимала, что на самом деле осталось совсем чуть-чуть. К вечеру этого дня они уже смогут ступить на берег и переночевать на суше и в спокойствии перед тем, как разойтись, возможно, навсегда. Но эта дезориентация выводила её из себя. Нерты изначально были морским народом и привыкли во всем полагаться на воду, так как больше времени проводили именно в водоемах. Но с тех пор прошли века, и другие народы, крепко стоящие на земле, завоевали право гордиться своей расой, несмотря на то, что они были слабее морских созданий. Так почему же сейчас нельзя положиться на тех, кто не так хорошо плавает, но так хочет добраться до суши?
А Тэнке тем временем думал, что, если бы он хоть немного мог слышать то, что говорит Ветер, он бы обязательно нашел выход из ситуации. Возможно, он смог бы идти по воде с закрытыми глазами, если бы его стихия смогла его направить. Но он был глух с рождения, а Ветер не испытывал к нему никакой жалости.
И вот, пока Лора и Тэнке думали о слабости своих стихий, Лис просто стремился выжить. Он даже забыл о цели, о своей миссии, думая лишь о том, как бы правильно повернуть лодку так, чтобы торчащие из воды или летящие с неба камни её не достали.
В какой-то момент и нерта и верес обратили внимание на слабого человека, его сосредоточенное лицо, и перестали жалеть себя. Лора снова начала раздавать указания и следить за валунами, а Тэнке – за тем, чтобы камнепад не застиг их врасплох.
Через час эхо падающих камней затихло, так и не добравшись до путников, а значит, можно было немного расслабиться. До рассвета все решили не останавливаться, но плыть медленнее, чтобы не повредить лодку, ведь теперь убегать было не от чего. Эти последние бурные сорок миль друзья преодолели даже навеселе, потому что, наконец, смогли сплотиться, опираясь друг на друга, а не на особенности рода.
Когда река стала расширяться, Лора объявила, что до поворота на юг осталось чуть больше тридцати миль, а значит, ужинать они будут уже на суше, чему парни были несказанно рады. Лис начал тут же пространно размышлять вслух о том, чего бы ему больше хотелось съесть – зайца или птицу, и как их можно приготовить.
Тэнке старался не думать о прощании с Лорой, о том, что она может не справиться без их поддержки. Но у них была своя миссия, а у нее – своя.
Она даже сошла с ними на берег перед тем, как уплыть навсегда. Парни пытались уговорить ее остаться, и отправиться завтра утром.
- С вами хорошо, мальчики, но душа не на месте. И так кажется слишком долгой дорога.
Они немного посидели на берегу, и Лора поделилась с ними еще одним секретом из жизни нерт. Оказалось, что раньше они больше походили на рыб, даже чешуя была, но солнце и постоянные перемещения с места на место в поисках боле удобного поселения, иссушили кожу, однако не придали ей здоровый теплый цвет, как у людей.
- Перепонки на руках и ногах стали пропадать за ненадобностью, - говорила Лора, улыбаясь и рассматривая свои руки, - но нерты всё равно отличные пловцы. Мы можем около часа пробыть под водой, на нас так сильно не давит глубина, как на людей. И кстати мы ловим рыбу только руками, ни гарпуны, ни удочки нам не нужны.
- Это, конечно, здорово, - подытожил Лис, - но, кажется, я устал от рыбы. Никогда не думал, что скажу это.
- Ну, тогда не скучайте по мне. Я ведь тоже что-то вроде рыбы, хоть и бывшей.
Конечно, Лора понимала, что к ней относятся, как к члену команды, она просто не хотела, чтобы путники грустили. Поэтому, когда Лис улыбнулся, она подошла к нему и обняла на прощание.
- Проследи за ним, хорошо? Ведь он не так безрассуден, как ты.
- Обещаю.
Затем она подошла к Тэнке и прошептала:
- Я сохраню твой секрет.
Он обнял ее и пообещал ей удачи.
Уплывая она крикнула:
- Доверяйте друг другу и ничего не бойтесь. Пока вы будете защищать спину друга, на вашу тоже никто не позарится.
Верес и человек долго махали вслед нерте, но никто больше не говорил ни слова. Так бы, наверное, и стояли на берегу, пока Юк не залаял, и не потащил Лиса к деревьям.
- О, дружок, ты, похоже голоден, - решил следопыт, кладя руку на голову пса.
- Спасибо, что заметил, - сказал Тэнке, - я, и правда, съел бы что-нибудь.
Хотелось уже устроиться на твердой поверхности без качки, брызг и водопадов. Голод давил путников также, как и желание поскорее найти приют. Единогласно решив, что рыбачить никто не будет, парни разошлись в поисках пищи. Тэнке, как всегда, искал грибы и травы, а Лис умудрился выследить и подстрелить двух уток. Довольный Юк пер свою добычу до самого места встречи.
Как бы не старались парни шутить и веселиться, легкая грусть все равно прочно поселилась в их душе. Они уже успели привыкнуть к тому, что их трое. Обычно, когда Лис заступал на дежурство, он еще полчаса задавал дурацкие вопросы Тэнке, пока тот не начинал нервничать. Но сегодня следопыт молчал и вытачивал свои стрелы. А верес, засыпая, поймал вдруг себя на мысли том, как сильно он хочет увидеть отца.

URL
2015-11-02 в 01:48 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 12. Степь

С утра никто не догадался посмотреть карту. Вместо этого парни просто двинулись в нужном направлении, ожидая, что деревья еще долго будет их союзниками.
Когда через пару часов лес поредел, и они поняли, что перед ними простирается бескрайнее поле, это даже немного озадачило путников. Солнце слепило вереса и нещадно било в глаза. Лис тоже щурился, но смотрел на открывшиеся просторы с большим воодушевлением. Наверное, Тэнке просто привык скрываться от людей, поэтому место, на котором не было ни одного деревца, его пугало. Он сразу начал прикидывать, как долго они смогут пройти незамеченными по открытому пространству, представлять все опасности, предостерегающие их на пути, не видя при этом пути отступления. А Лиса волновало другое.
- Если мы не найдем здесь дрова, мы не сможем развести костер, а это значит лишь одно.
- Что? – поинтересовался Тэнке, думая, что друг говорит о защите или теплом ночлеге.
- Голод, дубина ты такая! Подстрелить птицу я смогу, но сырую есть ее не хочу.
Тэнке хохотнул и понял, что перестраховался. Лис как-то странно посмотрел на него и спросил:
- Что не так-то? У вас в деревне, может, не брезгуют сырым мясом?
- Да нет, - улыбаясь, отреагировал верес, - я просто думал о том, что без огня мы можем просто напросто замерзнуть и не заметить подкрадывающихся к нам врагов, но твои страхи безусловно важнее моих.
- Куда уж нам до вас, - обиделся следопыт и постарался быстренько сменить тему. – Как думаешь, насколько простирается поле?
- Ну, судя по карте, миль восемьдесят.
- Два дня пути быстрым шагом, - подытожил Лис, - я точно помру с голоду. Давай наберем с собой немного дров, а?
- А ты не думаешь, что и выследить нас по костру будет куда проще?
- Да кому мы тут нужны? На карте не отмечены никакие поселения, все они будут позже, ближе к портовым городам.
- Осторожности в тебе ноль.
- Я предлагаю так: сейчас мы соберем немного хвороста, потом поедим, отдохнем, пока деверья защищают нас от чужих глаз, которых ты так страшишься, и двинемся в путь.
Юк вертелся вокруг Лиса, но было видно, что он рвался вперед. Наконец-то пес нашел место, где можно вдоволь набегаться, ведь сидеть в лодке ему, наверняка, надоело. Лис погладил питомца, схватил его морду в ладони и шепнул:
- Не так быстро, дружок, сначала перекусить.
Это прозвучало обнадеживающе, и пес сел рядом с хозяином и открыл пасть.
- Смотри, какой бойкий, - заговорил Тэнке, - по-моему, он перенял безмерное чувство голода у тебя. Но, - верес наклонился и поднял сухую ветку под ногами, - для того, чтобы тебе что-то перепало, тебе тоже придется потрудиться.
Тэнке улыбнулся и потрепал пса по голове. Затем он провернул тоже самое с Лисом и начал углубляться в лес в поисках дров. Следопыт предложил Юку поучаствовать в их совместном деле, указывая на палку, и пес бросился в чащу. Через пару минут верес понял, что Юк помогает им собирать дрова. «Что ж, втроем мы должны управиться быстрее», - решил Тэнке.
Когда дрова были собраны, путники поделили их на две кучки – ту, что побольше, решили взять с собой, а из остального сделали костер и приготовили на нем свежеподстреленных зайцев.
- Кстати, - заговорил Лис, когда расправился с последней ножкой, - в поле и зайцев должно быть полно, но я надеюсь на парочку куропаток.
- Ну кто-то точно будет пролетать, так что вряд ли ты останешься без ужина, - ответил Тэнке, бросая собаке кость. – А сейчас, думаю, нам пора собираться. Хорошо бы не было дождя, а то прикрыться нечем.
- Погода, вроде, ясная, я больше переживаю по поводу ветра, - отозвался Лис. – Не боишься, что тебя унесет?
Это была шутка, несомненно, и ничего обидного она не могла в себе нести, но верес отчего-то принял ее слишком близко к сердцу. Он резко встал и, пробубнив что-то типа «меня точно не унесет», достал веревку из сумки и начал перевязывать хворост.
Лис списал эту фразу на волнение перед открытым пространством и решил не приставать к Тэнке с глупыми вопросами. Следопыт помнил о том, что кузнец слишком долго варился в своей скорлупе, ему просто необходимо было ощущать стены за спиной, а тут – целое поле. Лис был уверен, что прогулка по степи выветрит из головы друга все сомнения.
Возможно, Тэнке смог бы порадоваться ветру, бьющему в спину. Он подталкивал вперед настойчиво, но ненавязчиво. Другим бы он напомнил о доме, о маленькой деревне на полянке среди леса, где против всех законов природы, вечно бушевала стихия, подхватывая своих детей в небо. Ностальгия заполнила бы сердце любого вереса. И Тэнке помнил родные ветра, но это не приносило облегчения. Он намного увереннее чувствовал себя в лесу, окруженный естественной преградой, не пропускающей ни ветров, ни ливней. Он ведь и в деревне прятался в своем домике или кузнице. Единственный поток воздуха, который был ему необходим, так это тот, что раздувал меха. Ветер перестал его радовать с тех пор, как он понял, что слишком тяжел для него.
Чего нельзя было сказать о Лисе. Он бегал по полю, как сумасшедший. Груженый хворостом больше своего попутчика, он умудрялся носиться вместе с Юком наперегонки, возвращаться обратно к Тэнке, хватать его за куртку, раздавать подзатыльники и снова трусить вперед с громким криком. Его, вероятно, совсем не пугало то, что их мог услышать кто угодно. И этот кто-то не обязательно должен был оказаться другом.
Самое обидное заключалось в том, что до самого вечера они так и не нашли ни одного дерева, которое смогло б послужить им пристанищем. Куст, который все-таки смог обнаружить Юк, вряд ли смог бы надежно их спрятать, потому что едва доходил до пояса, но он был раскидистым, и с дыркой на верхушке. Чем не шалаш индайцев? Небо всю дорогу оставалось ясным, и путники не опасались того, что их может смыть с этого куста внезапным дождем.
К большому удовольствию Лиса, над головами друзей пару раз пролетали стаи птиц, и следопыт смог настрелять их с запасом. Еще одним положительным моментом было отсутствие комаров и мошки, поэтому путешествие давалось относительно легко. И если бы не воспоминания, которые так и лезли в голову вересу с каждым сильным толчком в спину, он бы тоже смог разделить всеобщее веселье.
Перед сном решили еще раз проверить карту, уверенные в том, что они уже прошагали половину несносной степи. Но оказалось, что прошли всего треть. Бесконечность открытой местности удручала, поэтому обозначенное на карте озеро, в которое должно перерасти это нелепое поле, хоть и поднимало настроение путникам, но также и напоминало о непростом водном путешествии.
- Мне не хочется снова барахтаться в воде, - заявил Лис, подбрасывая ветки в костер, - да и переплыть нам его не на чем.
- Успокойся, - прервал его Тэнке, - тут отмечен переход, возможно, плыть и не придется. Т просто скучаешь по ней, признайся.
Лис проигнорировал выпад, выхватил свиток и посмотрел на него с недоверием.
- Да сколько лет этой карте? Там уже все могло измениться.
- Будем надеяться, что изменилось нам на руку, - огрызнулся верес, возвращая свою вещь.
- В каком смысле?
- Обмельчало, например.
- Этот вариант пойдет, - решил следопыт, а потом, немного погодя добавил. – Снова рыба, да? Похоже, она, действительно встала мне поперек горла.
- И, кстати, у нас кончается вода.
- В поле ее искать бесполезно, а вот у озера должны быть какие-нибудь пресные ручейки, там и наберем.
- Это два дня пути, - подсчитал Тэнке. - На такое время воду не растянуть.
Если бы Тэнке был нормальным вересом, он бы добрался до места намного быстрее. Хотя… если бы он был нормальным, ему не пришлось бы никуда идти. С этими беспокойными мыслями он и заснул под тихие напевы Лиса.
Ночь была холодной, и, если бы парни не развели огонь, продрогли бы до костей. Но с рассветом начало теплеть. День так вообще выдался слишком жарким. Резкая смена температур, характерная только для таких открытых пространств, сводила вереса с ума.

URL
2015-11-02 в 01:49 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
- Я… больше … не… могу… - начал стонать Тэнке.
У него уже давно сбилось дыхание, и, несмотря на отличную физическую форму, сухой воздух степи не давал ему нормально вдохнуть, пыль, казалось, забивалась в нос, глаза, попадала на язык, сушила внутренности. Мягкий климат Вессы с её вечными ветрами, немного влажным воздухом казался кузнецу сейчас просто идеальным, ведь раньше он никогда не покидал пределов своей долины, и не знал, как сильно его тело привыкло к определенным погодным условиям.
Лис же переносил поход более-менее сносно. Его жара так не пугала, он больше боялся ночного холода, ведь у них осталось слишком мало хвороста. Нужно было придумать что-то, чтобы быстрее перейти поле.
- Как бы я хотел перекидываться в собаку, - заговорил вдруг Лис.
- Зачем тебе? – поинтересовался Тэнке.
- Посмотри на него, - следопыт ткнул пальцем в Юка. – Ему ни холод, ни жара не страшны.
- Вчера тебе, помнится, тоже ничего не было страшно, - подстегнул верес.
- Однообразие раздражает, друг мой, - улыбнувшись сказал Лис. – Вчера это было новое приключение. Сегодня – это бесконечная степь, отбирающая у нас воду. К тому же вчерашний ветер неслабо подгонял вперед, а сегодня – погляди – на небе ни облачка, воздух стоит на месте, солнце жарит, а больше всего бесит то, что этот пес носится вокруг. Из-за него я считаю себя калекой.
- Если тебя это успокоит, то сегодня он носится уже не так резво, как вчера.
С этими словами Тэнке присел на корточки посреди поля.
- Я устал. Предлагаю немного отдохнуть.
- Всегда пожалуйста, - ответил Лис и бесцеремонно расстелился на земле.
Тэнке побоялся разваливаться вот так, потому что знал, что потом ему, наверняка, и вовсе не захочется вставать. Но только он закрыл глаза, чтобы немного расслабиться, как следопыт вскочил.
- Что случилось?
- Кто-то бежит сюда! Я слышу.
Тэнке медленно поднялся на ноги и потянулся к ножу.
- По нашу душу? Как ты вообще слышишь на таком расстоянии?
- Земля говорит мне, я слышу топот копыт, - Лис был возбужден до предела, от усталости не осталось и следа. - Думаю, это кони!
- О, нет.
Тэнке не любил лошадей. И Лис помнил это, но ничего не мог с собой поделать. Ведь это был хороший знак. Если это кони, их можно обуздать и добраться меньше, чем за один день до озера. Да и переправиться через озеро с ними будет в разы проще. Лис снова припал к земле, затем встал и начал вертеть головой.
- Что ты делаешь?
- Пытаюсь определить, откуда они появятся.
- Сколько их там?
- Думаю, около дюжины. Они, скорее всего, дикие.
- И почему это тебя так радует?
- Всегда мечтал объездить дикого мустанга. Это же круто!
Но Тэнке не разделял его радости. Хотя головой он и понимал, что лошади вполне могут помочь им, он все равно считал затею безумной. Он только раз видел дикую кобылу в деревне своего учителя. Она забежала туда случайно, неизвестно откуда, добралась до центральной площади и начала бесноваться. Конечно, ее пытались успокоить, накидывая веревки на ноги и шею, но было видно невооруженным глазом, что это задача не из легких. А когда один из смельчаков забрался на спину бешенному животному, кобыла встала на дыбы и скинула его на землю, чуть не затоптав копытами. Парень тогда сломал ногу в двух местах, да так, что она потом так и не зажила, как следует. Когда Тэнке видел его в последний раз, смельчак уже много лет хромал. Но то был незнакомец, а Лису он просто не мог позволить покалечить себя ради забавы.
- Ты не сможешь поймать дикую лошадь.
- Смогу, я видел много раз, как это делали мои соплеменники, - отмахнулся следопыт и уставился на запад.
Тэнке тоже перевел взгляд на ту сторону поля и насторожился. Он должен был отговорить друга от очередного безумства, но совершенно не представлял, каким образом. Ведь ясно было, как день – если Лис что-то вобьет себе в голову, потом ничем не выбьешь.
Сначала он решил воззвать к голосу разума:
- Как ты планируешь поймать её?
- На веревку. И даже если ты мне не отдашь свою, моя тоже достаточной длины, пусть и немного короче. Впрочем, так веселее будет.
- Допустим, у тебя получится, но ведь это бесполезное занятие. Как ты собираешься скакать на ней без седла?
- Постелю плащ, - тут же парировал Лис, всматриваясь вдаль.
Топот уже был слышен, и Юк тоже начал нервничать. Он прыгал из стороны в сторону и поглядывал на хозяина, как бы спрашивая разрешения ринуться на разведку. Но Лис, казалось, не замечал ничего вокруг. Он был так увлечен своей игрой, что не представлял, насколько она может оказаться опасной.
Через минуту на горизонте показалось пятно, и ветер принес запах навоза. Лис сбросил с себя сумку, присел на корточки и начал доставать веревку.
- Послушай, это неправильно как-то, - не успокаивался Тэнке, - они же дикие, ты не знаешь, чего от них можно ожидать.
- Уверен, что они нас не съедят, в отличие от тех волков.
- Но затоптать могут.
- Но и довезти тоже.
Следопыт вскочил с большой петлей в руках и начал проверять узлы. Сын шамана, обучавший Лиса, был в этом очень искусен, из его пут никто не мог выбраться, кроме его отца. Но на то он и шаман, чтобы делать невозможное.
Лошади поднимали слои пыли, уже было слышно ржание, и Тэнке понял, что надо срочно что-то менять, так как Лис был настроен серьезно. Верес подошел к парню и схватил его за ворот плаща.
- Послушай, если ты не передумаешь, я тебя ударю.
Лис жалобно глянул на кузнеца и сказал, смеясь:
- Да ладно, папочка, все будет хорошо, дай поиграть. Если что, прикроешь меня, ты же отличный метатель ножей.
- Сдурел! – завопил Тэнке. – Я не собираюсь убивать лошадь.
- А что такое? Ты же их ненавидишь. Меня ударить ты можешь, а лошадей – нет?
Лис перевел взгляд на поле.
- Они уже близко, решай давай, кому ты хочешь навалять.
- Ладно, - сдался Тэнке и отпустил Лиса, - но, если что-нибудь случится, я сам тебя добью.
- Согласен, - рассмеялся Лис и начал раскручивать лассо.
Тэнке отошел на пару метров и достал свой короткий нож. Он подумал о том, что можно было бы метнуть его в ноги лошади, постараться подрезать сухожилия. Это будет не смертельно, животное будет хромать, но, в конце концов, остаются еще три копыта. Этого достаточно. Однако, лошади бегут на приличной скорости, высок риск промаха, так что легче будет попасть в голову. От этого скотина вряд ли оправится, но Лис будет цел.
Табун неумолимо приближался и почему-то даже не думал сворачивать с пути. Ловить лошадей вот так было просто безумием. Лис подумал, как хорошо было бы, окажись он верхом – был бы на одном уровне с жертвой, веревку набрасывать было бы проще, да и догнать была бы возможность. Следопыт приметил подходящую кобылу в хвосте табуна. Она немного отставала от остальных, бежала медленнее, но не хромала. Излишне быстрая кобыла и не нужна была, главное, чтобы крепкая была, и чтобы кузнец от нее не шарахался.
Тэнке и не надеялся, что Лис струсит, но он молил небеса, чтобы тот не бросился в лобовую. И как только верес подумал об этом, Лис побежал. Он решил обойти табун справа, со стороны приглянувшейся лошади. Он начал разгоняться, постепенно ссужая радиус круга и приближаясь к добыче. Веревка, болтавшаяся до этого совершенно безжизненно в его руке, вдруг ожила, совершая затейливый танец над головой следопыта. Лис знал, что у него только одна попытка, поэтому старался максимально приблизиться к цели.
Тэнке смотрел на это представление, не отрываясь. Ему казалось, что Лис подходит слишком близко, что он слишком не осторожен. Хорошо было бы, если бы кони испугались, и никому не пришлось бы рисковать, но они неслись вперед, даже не замечая охотника. Вероятно, вышли на пробежку, в их движениях не чувствовалось страха, а значит, за ними никто не гнался. Никто, кроме Лиса, конечно же, который уже вовсю прицеливался.
Несмотря на то, что верес нервничал, в нем разыгрался азарт, и он уже сам, позабыв о возможных последствиях, хотел, чтобы Лис не промахнулся. Следопыт резко подкинул раскрученную петлю и закинул ее на шею кобыле. Но это ее не остановило. Минутная слабость, вызванная удачной охотой, чуть не стоила Лису руки. Лошадь дернулась и потащила обидчика по траве.
Тэнке бросился вперед. Он никак не мог понять, почему Лис не отпускает лассо. Вероятно, рука запуталась в веревке. Между ними было приличное расстояние, верес боялся промахнуться и корил себя за то, что не догадался подойти поближе и получше подстраховать друга. Он мог только беспомощно смотреть, как дергается лошадь, пытаясь избавиться от пут и затоптать незнакомца. Следопыт старался сгруппироваться, но у него это получалось плохо, к тому же, верес был уверен в том, что друг уже не сможет выпутаться без чьей-либо помощи. Вполне возможно, что бешеное создание уже сломало ему руку. Тэнке думал, что кинет нож сразу же, как только будет возможность. Бить по ногам не было смысла – можно попасть в Лиса. Оставалось бить в голову. Лошадь, быстро научившаяся бояться людей, заметила Тэнке и резко развернулась, дав копытами Лису по ребрам. Следопыт взвыл от боли. Кобыла испугалась, услышав истошный крик, и снова побежала на Тэнке.

URL
2015-11-02 в 01:50 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Откуда взялась такая смелость, верес не знал, но он отбросил нож и кинулся навстречу дикой кобыле. Та встала перед ним на дыбы, поднимая копыта. Тэнке раскинул руки и закричал:
- Не надо! Остановись! Успокойся!
Но лошадь раз за разом вскакивала на дыбы, таща за собой следопыта. С каждым криком Лиса, Тэнке распалялся все больше и больше – размахивал руками, орал на лошадь.
- Стой! Безмозглая кобыла! Говорю тебе, стой!
Поддаваясь какому-то неизвестному порыву, Тэнке раскинул руки, резко хлопнул и почувствовал, как ветер ударной волной вырвался вперед. Лошадь будто натолкнулась на невидимую преграду и отшатнулась. В какой-то момент ему удалось поймать кобылу за гриву, резко дернуть к себе и проорать в ухо:
- Во имя Ветра, остановись!
И это прозвучало, как заклинание. Лошадь тут же присмирела и медленно легла, подогнув колени, аккуратно, стараясь не раздавить Лиса. Тэнке боялся, что и давить-то уже нечего, после такого буйства. Кузнец какое-то время еще держал руку на голове кобылы, пока та не перестала фыркать. Когда, наконец, животное выровняло дыхание и окончательно успокоилось, верес бросился спасать друга.
Сначала он отвязал веревку. Рука безжизненно упала на землю, а Лис тихо простонал. Нужно было проверить на наличие переломов.
- Привяжи…, - прошептал Лис.
- Что? – дернулся Тэнке к лицу друга. - Перевязать руку? Где?
- Кобылу привяжи… дурень… уйдет же, - выговорил горе-следопыт, пытаясь подняться.
Тэнке решительно, но аккуратно уложил его обратно.
- О чем ты говоришь, сумасшедший? Я пытаюсь тебе жизнь спасти, а ты…
- Да нормально я… кобыла…, - прошипел от боли Лис и, закашлявшись попытался продолжить, но Тэнке остановил его.
- Да понял я, только куда привязать-то? Деревьев нет, забыл, что ли? Видишь, лежит она, никуда не денется. Юк ее охраняет. Давай лучше посмотрим, что с тобой.
Тэнке медленно привел Лиса в сидячее положение. Следопыт кряхтел, но поднимался. Сначала верес поднял лицо друга. Волосы смешались с травой, правая щека вся была расцарапана и покрыта слоем грязи. Надо было обязательно промыть, чтобы никакая зараза не пристала. Глаз был в порядке, но зрение стоило проверить.
- Ну-ка, посмотри налево, так, теперь направо.
Лис повиновался.
Затем Тэнке поднял перед ним свою ладонь и согнул три пальца.
- Сколько пальцев видишь?
- Два.
- Это хорошо, что не четыре, сотрясения нет, значит. Теперь давай руку.
Лис попытался поднять ее, но не смог.
- Да не напрягайся. Я сам посмотрю, - заявил верес и начал ощупывать кисть, постепенно поднимаясь все выше.
Лис терпел ровно до того момента, пока Тэнке не надавил на плечо. В этот момент он зашипел и попытался выдернуть руку, но стало только больнее.
- Не ори! Там вывих только. Надо вправить.
- Подожди… Дай я хоть плащ закушу.
- Плащ? Ты ненормальный что ли? Он весь в земле. Терпи, не маленький.
Тенке, не вставая с колен, подполз к Лису за спину со стороны правого плеча.
- Расслабься.
- Легко…тебе говорить…
Верес положил руку на спину другу и немного наклонил вперед, придерживая второй рукой грудь. Лис шикнул.
- Терпи!
Тэнке развернул за запястье травмированную руку ладонью вперед, затем потянул вниз от себя. Лис задержал дыхание, а Тэнке начал поднимать ее снизу вверх.
- Нельзя побыстрее как-то? – не выдержал Лис.
- Нет, надо медленно, а то сломаю. Помолчи пока.
Тэнке тянул осторожно. Он делал это только раз, и то под чутким руководством отца, и знал, что может потребоваться несколько минут, чтобы плечо встало на место. Он потянул еще немного и, услышав тихий хруст, посмотрел на Лиса. На лице друга отобразилось явное облегчение. Но Тэнке не спешил отпускать руку. Её нужно было чем-то зафиксировать, и за неимением лучшего, он аккуратно прислонил друга к спине лежащей рядом лошади.
- Теперь можешь выдохнуть.
- Спасибо, - прохрипел Лис и расслабился.
Тэнке еще какое-то время пристально изучал друга. «Неужели он до такой степени безрассуден», - думал верес, - «Вот ведь эгоист, только своими детскими желаниями голова забита. Так ведь и я ему не мамочка вроде».
Лошадь не двигалась, словно была в оцепенении. Но дышала ровно. Ее сковал не страх, а приказ, и она, почему-то была предана этому приказу, как собственному. Но никто из парней не обратил на это внимания. Тэнке был слишком занят, проверяя состояние друга. Он где-то раздобыл тряпку, скрутил ее, повесил на плечо следопыту и мягко вложил туда больную руку. И тут же начал ощупывать ноги следопыта.
- Ты что делаешь? – удивился пострадавший.
- Проверяю, - ответил Тэнке, не поднимая глаз. - Ноги целы? Встать сможешь?
- Да, только дай немного отдышаться, ладно.
Верес закончил свои знахарские опыты, поднялся на ноги и отряхнул штаны.
- Нам придется двигаться. Надо промыть твои глаза от грязи, боюсь, что могут быть последствия. Имеющейся у нас воды на это не хватит.
- Тогда стоит опробовать мою кобылку, - улыбнулся Лис и погладил лошадь здоровой рукой по боку. – Кстати, остальные как-то быстро разбежались.
Тэнке поглядел по сторонам. И действительно, кроме этой лошади, Юка и Лиса на поляне никого не было. В яростной попытке спасти друга, у него как-то вылетело из головы, что он сам мог попасть под копыта любой другой лошади.
- Все-таки ты добрый человек, не смог навредить лошадке, - пошутил Лис. Голос его становился крепче, и верес в какой уже раз удивился тому, как быстро этот человек способен идти на поправку. Наверное, это все его жажда жизни, сила воли и тому подобное. И молодость, которая не только лечит, но и калечит.
- Как ты вообще остановил ее?
- Я не знаю, руками махал, орал что-то.
- Ты, наверное, волшебное слово знаешь какое-нибудь. Ни разу не видел, чтобы лошадь останавливалась от криков людей, стоящих у нее на пути.
- Да, знаю парочку крепких слов, и могу их тебе повторить, если ты не перестанешь болтать. Только потом не ручаюсь за твоё душевное спокойствие.
- Что ты со мной, как с маленьким? Все плохие слова я и сам знаю, - завредничал Лис, а потом тихо добавил: - Просто я хотел сам ее поймать.
- У тебя уже есть питомец, хватит с тебя, - отшутился Тэнке. - Ты сможешь на нее забраться-то?
Лис обошел мирно лежащую лошадь. Погладил по крупу здоровой рукой, расчесал гриву. Юк в это время внимательно следил за хозяином. В итоге, не выдержав, он подбежал к следопыту и уткнулся носом ему в ногу.
- Ладно, не ревнуй, все равно это не моя лошадка, Тэнке нас повезет.
- Каким образом?
- Ну, или мы можем пойти пешком, а лошадь тащить за собой, завтра я смогу на нее забраться.
- Завтра твой глаз уже рискует ничего не увидеть. Просто скажи, как это сделать, я ничего не обещаю, но попробую.
Если бы Лис знал теорию, он бы наверняка пустился в пространные объяснения. Ну любит человек поболтать, что теперь. Но следопыт ездил на лошадях по наитию. Однажды ему просто показали, как это делается, и он повторил. Теперь же он не мог преподать такой урок другу, так как с одной рукой это оказалось невероятно трудно. Решили, залазить на лошадь, пока она лежит. Сначала Тэнке помог Лису забраться, потом залез сам.

URL
2015-11-02 в 01:50 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Ощущения были не из приятных. Сидеть верхом на животном, которое мало того, что и до этого никогда у тебя доверия не вызывало, так и буквально полчаса назад чуть не убило твоего друга. Хорошо хоть, что сейчас лошадь не пыталась встать на дыбы. Сказать проще, животное вообще вставать не собиралось.
- Как заставить ее подняться с колен? – спросил Тэнке, наконец, устроившись.
- Были бы поводья, можно было бы за них потянуть, - отозвался из-за спины Лис.
- Отличная идея, вот только кобыла дикая, дикие животные обычно без всяких приспособлений справляются. Может, за гриву потянуть.
- Ну да, вот тебя бы сейчас за волосы схватили, каково тебе было бы?
- Неприятно, думаю, но что-то надо делать.
- Может, ты просто поговоришь с ней? В твоем голосе есть великая сила, останавливающая бешеных лошадей. Так может, ты просто попросишь ее подняться.
- Я тебя стукну, и не посмотрю на то, что ты итак калека, - огрызнулся Тэнке.
Тем не менее, идея была не так уж и плоха. Поэтому, наклонившись к морде лошади как можно ближе, он сказал повелительным тоном:
- Вставай.
Кобыла тут же принялась выполнять приказ. И подошла к этому делу даже слишком поспешно так, что наездники чуть не попадали на землю. Кузнец схватил-таки животное за гриву, а следопыт от неожиданности с такой силой впился в Тэнке здоровой рукой, что еще бы немного, и верес лишился бы ребер с левой стороны. Юк начал лаять, а лошадь спокойно замерла на месте, фыркая. Поймав равновесие, Тэнке снова обратился к другу:
- И как теперь объяснить ей, куда нам надо?
- Скомандуй что-нибудь типа «вперед», - весело предложил Лис. – Может быть, она даже знает слова «направо» и «налево». У нас ведь есть время, чтобы проверить это. Попробуй сейчас.
Тэнке сомневался в таких удивительных умственных способностях лошади, но он просто не мог больше ничего придумать.
- Не хочу, чтобы она сорвалась с места…
- Все в твоих руках.
Тэнке наклонился к лошади и сказал:
- Давай договоримся, сейчас ты медленно пойдешь вперед и…
Лошадь двинулась очень аккуратно.
- Отлично, теперь направо.
Лошадь повернула.
- Налево.
Лошадь повернула налево, продолжая медленно поднимать копыта.
- Отлично! – завопил Лис. - Она прям как Юк. Она тебя понимает. Теперь можно во весь опор!
- Я вижу, как тебе хочется снова ощутить ветер в волосах, но давай наращивать темп постепенно. Я, как бы, первый раз в седле. Хотя… тут и седла-то нет. Будем слишком быстро ехать – задницу отобьем.
- Нет худа без добра, - заметил Лис как-то подозрительно тихо.
Тэнке хотел было ответить на это что-то язвительное, но вдруг почувствовал, как рука следопыта медленно съезжает с его талии. Верес успел развернуться вовремя: Лис как раз пытался упасть с лошади. Тэнке схватил его, чертыхнулся, и приказал лошади снижаться, но очень медленно. Та покорно выполнила все указания и замерла на траве. Тэнке пару раз похлопал Лиса по щекам. Парень однозначно был в обмороке. Наверное, слишком устал, к тому же столько впечатлений за один день. Это были легкие, добрые варианты. Хуже было предположение, что всё-таки несчастного ловца неслабо приложило головой во время лошадиной пробежки, и теперь из всех щелей полезли последствия этого необдуманного и опасного поступка. Брызнув остатки воды на лицо Лиса, размазав при этом грязь еще больше, но так и не добившись никакой реакции, Тэнке решил снова седлать лошадь и нестись к единственному возможному спасителю – озеру.
Сначала он закинул Лиса на спину лошади, потом сел сам, но на этот раз он сел сзади, чтобы была возможность придерживать друга, и скомандовал грозное «вперед». Лошадь сорвалась с места, унося путников к озеру. Что было странно: Юк ничуть не уступал ей в скорости.

URL
2015-11-02 в 01:50 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Командовать лошадью оказалось на удивление просто. Очень быстро Тэнке понял, что передвигаться верхом – не такая уж плохая идея. Если бы они изначально выбрали такую стратегию, они бы раза в четыре быстрее добрались бы до пункта назначения. Но ведь не могло же все складываться слишком удачно. Именно поэтому несчастный верес сейчас пытался не только сам удержаться на лошади, но и удержать своего друга. С тех пор Лис пару раз приходил в себя и начинал дергаться. Из-за этого приходилось спешиваться почти каждые пять-семь миль. Следопыт постоянно переживал по поводу Юка, не отстал ли он. Но верный пес каждый раз останавливался вместе с лошадью, подбегал к хозяину и беспокойно лаял до тех пор, пока ласковые руки не оказывались у зверя на голове. После этого Юк успокаивался и замолкал, а Лис снова проваливался в тяжелый сон. Тэнке ругался в полголоса, чтобы не разбудить, но все-таки поднимал тяжелую тушку и снова усаживал на лошадь, не забыв привязать веревками.
Верес переживал из-за того, что раны следопыта не казались устрашающими. Если ничего не видно снаружи – разрывов, крови и костей – это еще не значит, что внутри все цело. Хороший удар по голове мог выглядеть, как простая шишка, но при этом навсегда лишить человека разума. В какой уже раз Тэнке пожалел о том, что люди так медленно восстанавливаются? А ведь раньше ему было все равно. Просто этого человека он не хотел терять – вот и вся разница.
Нужно было подумать о том, как разобраться с царапинами, испещрившими лицо Лиса. Они были не глубоки, но риск заражения при этом никуда не пропадал. Из-за того, с какой скоростью бешенное животное тащило за собой своего неудачливого ловца, Тэнке мог сделать вывод, что простой промывкой ран здесь не отделаться – пыль и грязь наверняка забились глубоко. Больше всего беспокоил глаз. Это не какой-нибудь там палец, его необходимо спасти. Нужны травы. И не только останавливающие кровь, но и вытягивающие грязь. Можно было бы воспользоваться солью, развести немного в воде и приложить, правда, для глаза это будет только во вред. Тэнке понимал, что Лис знает в травах гораздо больше, чем он, но дом следопыта был так далеко. Что если здесь просто нет ничего кроме сорняков? Не на воду же колдовать?
Когда солнце начало клониться к закату, верес понял, что прошло не меньше пяти часов в бешеной скачке и частых коротких остановках. Лошадь уже начала выдыхаться. Юк периодически отставал, но на привалах нагонял хозяина, чтобы просунуть морду в его руки, даже если Лис в это время не приходил в себя. Тэнке понимал, что пора притормозить. По его подсчетам, до озера оставалось совсем немного. Тем более, последние пару миль пейзаж начал меняться – кое-где начали появляться небольшие кустики, трава становилась выше, ветер – мягче.
Еще через пару миль верес разглядел на горизонте полноценные деревья. Подъезжая ближе, он понял, что это небольшой смешанный лес. Можно было остановиться в нем, при условии, что там будет какой-нибудь ручей. Наконец, лечь на траву, размять затекшую спину и ноги, положить под дерево этого неудачника вместе с его преданным и почти падающим от усталости четвероногим другом и просто выдохнуть. Ах да, и не забыть напоить себя и лошадь.
До леса оставалось шагов триста, и Лиса необходимо было растолкать, ради его же блага. Может и не сейчас, но чуть позже точно. Пусть просыпается и ищет полезную траву. К тому же после стольких стараний Тэнке уже не был уверен, что сможет еще хоть раз поднять друга без явных осложнений на спину и руки. Большой мальчик должен уметь слазить с лошади самостоятельно.
Внезапно вереса пронзила дикая мысль, заставившая его остановиться раньше, чем он планировал. Что, если Лис проспит слишком долго и потеряет память от удара головой? Он уже видел такое у людей. Вересов ради этого стоило бы прилично поколотить, и то не факт, что сработало бы именно так. А вот люди… В деревне старого кузнеца была одна такая девушка, свалившаяся на камни. И даже через пару лет она смогла вспомнить только имя своей коровы, и больше ничего – ни семью, ни друзей, ни ремесло, и даже то, как она вообще заработала себе такую травму.
Если Лис ничего не помнит? Если все полезные знания и навыки стерлись? Если забыто все то, через что они прошли вместе? Все, что сделало их друзьями, рискующими ради друг друга?
Тэнке легонько потряс друга за плечо.
- Просыпайся! Это уже никуда не годится. Я слишком долго тебя жалел.
Лис промычал что-то, резко дернулся и схватился рукой за голову.
- Где Юк?
- Имя своего любимчика ты помнишь. Он справа. А меня как зовут?
- Ты больной? Кто из нас головой ударился?
- Ты ударился, поэтому и спрашиваю, чтобы проверить.
- Тэнке, я не так безнадежен.
Лис попробовал подняться, чтобы принять сидячее положение, но понял, что это бесполезно – веревки приковали его намертво к лошади. Верес заметил жалкие попытки друга и расслабил путы. Сначала он предложил остановиться, чтобы Лис сел поудобнее, но тот, видать, итак считал себя обязанным, так что с гордым видом, пытаясь не показывать боли и скулить потише, сам сел на лошадь, как положено.
- Голова болит? – забеспокоился Тэнке.
- Дурацкий вопрос, - тихо отозвался следопыт, прочистив горло. – Как долго я спал?
- Часов пять, не меньше. Мне нужно, чтобы ты помог мне помочь тебе.
- Что?
Лис медленно повернул голову в одну сторону, потом в другую. Он боялся, что глаза могут просто вылезти из орбит, если он будет излишне резок. Тэнке внимательно следил за его осторожными движениями. Теперь, когда веревки не держали его, он мог легко свалиться с лошади, если снова начнется череда обмороков. Хвала небесам, что они уже среди деревьев. Если упадет, то, может быть, листья смягчат неуклюжую посадку.
- Ты у нас лучше в травах разбираешься, чем я, - начал Тэнке.
- Допустим, - согласился Лис.
- Я тебя осмотрел и пришел к выводу, что, несмотря на то, что тебе определенно очень повезло, и ты ничего себе не переломал, нам необходимо спасти твой глаз. Просто промыть водой – не выход, нужен какой-нибудь настой.
- Я уже видел, какие травы могут пригодиться. Не потеряешься. Любой ребенок их знает, - хихикнул Лис.
- Не факт, - огрызнулся верес.
Какое-то время они ехали молча. Лес стал гуще, и Тэнке даже присмотрел парочку мест, где они могли бы устроить привал. Верес понимал, что, если они не найдут хотя бы какой-нибудь ручеек с чистой водой, они не смогут остановиться. До заката еще пара часов, и неизвестно, какова протяженность этого участка пути. Возможно, до озера еще далеко, а идти ночью по лесу опасно. Но главное – всем просто требовался отдых.
От усталости мысли текли медленно, не позволяя сосредоточиться должным образом. Поэтому путники не сразу заметили отсутствие Юка. Естественно первым пропажу обнаружил Лис и принялся звать пса. Но крики отдавались болью в голове, и инициативу перенял на себя Тэнке. Через полчаса зазываний питомец решил объявиться. И прибежал он с хорошей вестью.
- Смотри, Лис, у него на морде вода, - заметил Тэнке, улыбнувшись.
- И правда, - отозвался следопыт. – Кто тут у нас, такой умный, нашел воду? Юк! Веди нас к воде, дружок!
Пес весело залаял и побежал по направлению к источнику. Тэнке направил лошадь за ним.

URL
2015-11-02 в 01:51 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Источник оказался приличным. Больше восьми метров в ширину. Где он начинался и заканчивался, видно не было. Вполне вероятно, что он впадал в озеро - по течению можно было определить, куда направляется поток.
Один вид проточной воды воодушевлял и придавал сил. Тэнке спешился и помог сделать Лису то же самое, а после повел лошадь к ручью. Деревья плотно подступали к воде и, хотя верес и был почему-то уверен, что кобыла никуда не денется, он все же привязал ее веревкой так, чтобы у неё было место для ночлега и при этом возможность напиться в любое время.
Лис оперся о дерево и медленно съехал по стволу, держась здоровой рукой за голову. Тэнке сочувственно глянул на друга, схватил сумку и, достав оттуда кружку, попробовал воду из источника. Она казалась идеальной, даже кипятить не хотелось. Тэнке понимал, что он может выпить и такой воды, его организм это не отравит, да и Лиса не отравило бы, не будь он так слаб. Но все же промыть раны стоит прокипяченной водой.
Лис смотрел на кружку с жадностью.
- А мне воды не полагается? – сказал он, прочистив горло.
- Надо кипятить,- безапелляционно ответил Тэнке.
- Издеваешься? Ты же выпил и не умер. И я не умру.
- Если бы ты не попал под лошадь, я не был даже против того, чтобы ты пил из лужи. Но сейчас твой организм слаб, - верес поднялся и спрятал кружку в сумку. – Я схожу за хворостом, а ты обещай, что не поползешь к воде, иначе я тебя вырублю.
- Меня нельзя бить по голове, - обиженно отозвался Лис.
- Бить нельзя, - согласился кузнец, - но можно придушить слегка до потери сознания. Думаю, сильно сопротивляться ты не сможешь. Так что и пытаться не будем.
- Уговорил.
Тэнке скептически осмотрел Лиса. Следопыт из кожи вон лез, чтобы как всегда казаться веселым и беззаботным, но его застывшая поза говорила о том, что любое движение головы вызывает сильную боль. Юк тоже чувствовал, что с хозяином беда, поэтому не переставая терся о его вытянутые на траве ноги.
- Ты будешь всегда в поле моего зрения, - вырвалось у вереса. - Тут полно дров вокруг. К тому же твои травмы не позволят тебе двигаться настолько бесшумно, как обычно.
- Я же сказал, что согласен, - перебил следопыт. - Иди быстрее. Чем дольше ты болтаешь, тем больше я хочу пить.
У Тэнке ушло меньше десяти минут, чтобы собрать достаточное количество хвороста. И все это время Лис брюзжал и жаловался лежащему рядом Юку на жадность несносного кузнеца, который в свою очередь изо всех сил делал вид, что ничего не слышит.
- Мы можем совместить приятное с полезным, - сказал Тэнке, подходя к Лису и складывая кучкой дрова. – Пока греется вода, я могу поискать травы для тебя.
- Что из этого приятно? – удивился Лис. – Теплая вода не такая вкусная, как холодная.
- Просто заткнись и скажи, что мне нужно собирать, - оборвал друга верес. – Давай сначала разберемся с необходимым, а потом будем подкалывать друг друга.
Лис выпрямился вдоль ствола и ненадолго замолчал. Он думал о том, что по пути уже пытался найти необходимые растения. Сын шамана многому его научил, но здесь не было того разнообразия трав, что росли в месте, откуда он пришел. Придется обойтись тем, что мог предложить этот лесок. В степи не было ничего полезного, а здесь следопыт уже успел положить глаз на парочку травинок.
- Если выбирать из того, что я здесь уже видел, - начал Лис, - то всё очевидно.
- Для меня – нет, - отозвался верес. – Не забывай, что я больше разбираюсь во вкусовых качествах растений, чем в их лечебных свойствах.
Лис протянул руку вправо и коснулся зеленого листа округлой формы.
- Ты знаешь эту траву? У нас она называется порезник. Для открытых ран безопасна. Обладает заживляющим эффектом. Её надо побольше собрать.
- У нас это называется подорожник. И, к счастью, его здесь действительно полно, я тоже о нем подумал, но что делать с твоим глазом? Нельзя же подорожник на глаз прикладывать… Или можно?
Следопыт сорвал листок, понюхал, покрутил между пальцами.
- Не уверен. Для глаз хорошо помогает повязка из клевера. Знаешь, такой зонтик маленький, зеленый с тремя листочками…
Лис пустился в объяснения и описания, но поднял голову на Тэнке и тут же замолчал.
- Я знаю, что такое клевер, - изрек кузнец. - Правда, я думал всегда, что это просто сорняк. Полагаю, однако, что нельзя накладывать повязку на такую рожу. Тебе надо сначала вытянуть грязь.
- Для таких целей подошел бы настой ромашки. Для глаз он безвреден.
- Я что-то никак не припомню здесь ромашек.
- Тогда календула. Эти цветы вытягивают гной из ран и грязь. Заживляет хорошо лапчатка гусиная. Она еще и обезбаливает немного. Но для глаз она не подойдет.
- Так что мне искать?
- Ищи календулу. Кстати, она похожа на ромашку, только вся оранжевая. Я видел ее недалеко отсюда на полянке, которую мы проезжали по пути к ручью.
- А как выглядит твоя птичья трава?
- Что?
- Гусиная которая.
- Лапчатка гусиная. Как вьюн стелется. Яркие желтые цветы, пару сантиметров в диаметре. Листочки на стебле - как у тысячелистника, только не такие меленькие. Я это растение пока не наблюдаю, но оно растет у воды. Можно пройтись вдоль ручья.
- Вот и пройдусь. – согласился Тэнке. – А если я ее не найду?
- Ты знаешь, как выглядит мать-и-мачеха?
Тэнке кивнул.
- Тогда найди ее или тысячелистник. Последнего здесь должно быть навалом.
- Понял.
За время разговора верес успел разжечь костер. Он отошел к ручью и набрал полную кастрюлю воды.
- Не пей, пока не закипит. Как бы сильно тебе этого не хотелось.
- Да я ведь сдался уже. Иди.
Верес выдохнул, погладил пса и встал. Может, зря он вообще так волновался? Вода вполне пригодна. Но теперь это уже дело принципа.
Он вытряхнул все из сумки и отправился в сторону полянки.
- И крапиву собери, - крикнул ему Лис в догонку, - только аккуратно, мне нужно, чтобы она осталась жгучей.
- Как это поможет тебе с твоими ранами?
- Это тебе поможет с твоей спиной.

URL
2015-11-02 в 01:54 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Тэнке рылся в траве и думал о том, что это должно быть занятием следопыта, а не кузнеца. Но у него просто не было выбора. Спина ныла с непривычки от долгого путешествия на лошади. Странно, что его тело не хотело быстро восстанавливаться. Может быть, если бы ему не пришлось все время поездки поддерживать одной рукой Лиса, то он мог бы даже насладиться скоростью. Страх перед животным быстро пропал, переживания за друга оказались важнее собственной неприязни.
Тысячелистник и подорожник нашлись быстро. С крапивой пришлось повозиться. Красные следы на руках от жалящей травы проходили быстро благодаря самой природе вереса, но неприятные ощущения-то никуда не пропадали. Щипало противно, даже через ткань сумки, которой он догадался собирать колючую траву.
За клевером пришлось отойти подальше, а в календуле он был и вовсе не уверен. Он собрал несколько разных оранжевых цветов. По задумке, хоть какой-то должен был оказаться правильным. За лапчаткой он решил пока не ходить. В конце концов, единственное ее отличие от подорожника в том, что она обладает еще и обезболивающим свойством. Главное, чтобы зажило, пусть немного поболит. Лис уже взрослый мальчик, потерпит.
Тэнке бродил минут двадцать, а когда вернулся, обнаружил Лиса на том же месте, прислоненного к дереву и активно дующего на кружку.
- Там вода-то осталась? – крикнул Тэнке.
- В кастрюле или в ручье?
Тэнке фыркнул, улыбнулся, покачал головой и пошел к источнику. Что ж, шутить может, значит, поправится.
Когда новая кастрюля с водой нагрелась до пузырей, Лис начал с охотой раздавать приказы. Оказалось, что из всех выбранных вересом оранжевых цветов, парочка была даже ядовита, так что следопыт не уставал весь вечер обвинять кузнеца в попытке убийства друга. Но в числе прочих все-таки оказалась календула, и, так как срочной помощи требовал именно глаз, ее заварили первой, использовав половину кипятка. Во второй половине заварили подорожник. Настой календулы следовало использовать в горячем виде, поэтому с ним не было лишних хлопот. А вот отвар подорожника следовало остудить, и Тэнке пришлось укреплять кастрюлю в холодном ручье.
Больше всего вересу было интересно, куда девать крапиву. Он с таким трудом собирал ее, и ему не хотелось бы, чтобы его старания пропали даром. Следопыт велел размолоть часть крапивы, и приложил готовую кашицу к порезам.
- Что делать с оставшейся? – спросил Тэнке, брезгливо поднимая стебли. - Она на завтра?
- Нет, на завтра подорожник. Оставшаяся для тебя.
- Но у меня ничего не болит, - возразил верес.
- Ага, а то я не вижу, как ты придерживаешь спину. Крапива как раз для этого.
- Размолоть?
- Размечтался! Надо, чтобы жгло!
И лицо следопыта озарила какая-то странная улыбка, когда он потянулся к траве. Тэнке отодвинул жгучую зелень от Лиса.
- В каком смысле?
- В прямом! В чистом виде надо приложить к спине.
- Я не согласен.
- Потерпишь! Зато быстро пройдет.
- У меня итак все быстро пройдет.
- Тебе придется. Посмотри на меня. Разве справедливо, что ты не делишь со мной все тяготы лечения?
Тэнке окинул Лиса подозрительным взглядом и понял, что в чем-то Лис прав. Он выглядел потрепанным, но комичным. Половина лица замотана повязкой, сквозь которую проступали оранжевые пятна отвара календулы, в местах порезов руки и ноги были густо смазаны непонятной зеленой смесью. Он был похож на болотное чудище. И пах также.
Тэнке на удержался и засмеялся в полный голос.
- Этого я тебе точно не прощу! – завопил Лис. – Теперь ты должен принять удар на себя. Более того, пока ты не сделаешь этого, я не отпущу тебя на поиски еды.
- И что ты сделаешь?
- Буду орать на весь лес.
- Думаю, тут никого нет.
- Ну, тогда сделай это просто потому, что я волнуюсь за своего друга, а?
Лис перестал улыбаться и серьезно посмотрел на Тэнке.
- Кто знает, насколько плоха эта карта, и как долго нам еще идти. Я может и не поломан, но все же меня потрепало, и я бы хотел, чтобы смог помочь мне, если я не справлюсь. Обидно признаваться в своей несостоятельности, и ты должен понимать, как тяжело мне даются такие откровения. Я серьезно, Тэнке. Нельзя все молча терпеть. Позволь помочь хотя бы так, ладно?
Лиса редко можно было увидеть таким – собранным, серьезным, даже аккуратным в выражениях. Конечно, он всегда болтал без умолку, но вот так оголять душу – это было совершенно другое. Такой просьбе Тэнке не имел право отказать. Поэтому, выдохнув и пробубнив что-то типа «уговорил», он опустился на землю рядом с Лисом.
- Как я ее на спину-то себе положу.
- Ты – никак, ты криворукий.
- Ну, спасибо.
- Брось, я уже все продумал. Расстелешь мой плащ, снимешь рубашку и ляжешь на него, а я позлорадствую над тобой и подержу крапиву на твоей пояснице, пока не перестанет жечь.
- А другого варианта нет?
- Я в курсе, что ты не любишь раздеваться при посторонних, но так будет проще всего. И вообще, было бы кого стесняться.
- А моя рука? – Тэнке уцепился за единственную возможную соломинку. - Я недавно повязку сменил, не хотелось бы тревожить зря.
- Задирай рубашку и ложись.

URL
2015-11-02 в 01:55 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Орал Тэнке только первую минуту, и то больше для виду. Лис же смеялся гораздо дольше. К тому же он постоянно менял положение травы, чтобы «полностью отработать все лечебные колючки». Юк носился рядом и беспокойно глядел на вереса, но ничего не предпринимал. Тэнке подумал, что даже если Лис решит задушить его, верная псина, скорее, придет на помощь своему хозяину и по-дружески надавит кузнецу на грудь.
Когда пытки были окончены, Тэнке ушел на охоту. И, хотя Лис сильно просился с ним и отказывался отдавать свой лук, верес все же убедил его остаться, аргументируя тем, что иначе привяжет его к дереву. Тогда следопыт отправил вместо себя Юка, который, кстати, действительно оказался полезен – спугивал птиц с деревьев, чтобы стрелы Тэнке не застревали в листве. Лучник из него был не очень, но учился верес быстро.
Должно быть они отсутствовали не более получаса. Когда кузнец и пес вернулись к ручью, Лис спал. Должно быть, это ушиб головы так сморил его. Тэнке не хотел его тревожить, но стоило проверить повязку – по словам Лиса, календула должна была вытягивать гной, а такие вещи надо менять часто. Повязка должна быть горячей, а костер почти погас. Увлекшись охотой, Тэнке забыл захватить дрова, поэтому он снова ушел в лес, тем самым дав несчастному Лису еще полчаса отдыха.
Когда новый отвар был готов, верес аккуратно попытался снять повязку, но чуткий Лис все равно проснулся, и в итоге поменял все сам. Тэнке оставалось только приготовить дичь.
Ужинали молча. Лис постанывал, когда приходилось широко открывать рот, и в итоге Тэнке не выдержал и порезал ему мясо маленькими кусочками. Следопыт сначала попытался отмахнуться, типа и так все было нормально, но верес коротко глянул на него, ухмыльнулся, а затем и вовсе отвернулся, убив все желание язвить и перечить.
Когда костер уже почти догорел, следопыт и кузнец сидели рядом, привалившись к толстому стволу дерева. Тэнке поймал себя на мысли, что крапива помогла, и спина у него действительно перестала болеть. Из обязательного осталось только сходить за водой и сменить Лису повязки, с которыми можно было бы спокойно лечь спать, – холодный отвар подорожника - на раны и ушибы и повязка из клевера - на больной глаз. Следопыт все пытался проверить, сможет ли он нормально видеть, но Тэнке, хоть и понимал, как это важно для Лиса, не позволял ему открывать поврежденный глаз до завтрашнего утра.
- Может быть, ты прав, - почти прошептал Лис, когда все лечебные процедуры были закончены, и Тэнке развешивал повязки на тонкие ветки дерева. - Может, мне стоит все же быть осторожнее.
Тэнке сел к другу и обеспокоено посмотрел на него.
- С чего это такая непонятная перемена?
- Теперь у меня есть цель, и я не могу себе позволить жить одним днем. Это было бы расточительством. Неужели попасть под копыта я хотел больше, чем дотронуться до неба?
Тэнке вздрогнул. Следопыту всегда каким-то непостижимым образом удавалось схватить кузнеца за больное. Лис пробудил далекие, давно похороненные воспоминания вереса о времени его истинного отчаяния - когда все остальные могли быть теми, кем им положено было стать от рождения. Тэнке не понимал, в чем его вина. Ветер, должно быть, наказывал его за что-то. Может, за то, что не уберег мать? Ведь она была нормальной.
Было время, когда верес ненавидел себя так сильно, что прыгал со скалы не с надеждой взлететь, а с единственным разрывающим желанием уже никогда из этой бездны не подняться. Он представлял, как его найдут там чужие равнодушные люди, и предадут земле, как простого человека. Вересов так не хоронили. Это было бы позором. Зато ему больше не было бы больно, не нужно было бы всем доказывать, что он имеет право дышать, не нужно было бы доказывать этот очевидный факт себе. Но сколько бы он ни прыгал, он всегда плавно и осторожно приземлялся на камни. Невозможность умереть – тоже наказание. Ветер смеялся над ним, потому что не мог не поднять, не уронить.
Может быть, он остался жив для того, чтобы отправиться в путь? Встретить этого горе-следопыта, Юка и одичалую лошадь, помочь несчастной девушке встретиться с родными. Может, он выжил, чтобы дождаться момента, когда Лис сможет собраться с силами и пройти много миль, чтобы поймать его на краю обрыва?
Эта мысль приятно согрела, и верес расслабился, опираясь о ствол дерева рядом с больным следопытом.
- Мы устроим завтра выходной. Тебе нужно отлежаться, да и мне не помешало бы остановиться. Мы слишком долго идем без передышки.
- Но я могу ехать на лошади, - начал возражать Лис.
- Нет, лошади тоже надо отдохнуть. У нее двойной стресс – сначала ты поймал ее, потом она везла на себе двух мужиков.
Лис хохотнул.
- Соглашайся! Я на твою крапиву согласился.
- Ты, благодаря ей, можешь нормально стоять. Спасибо должен говорить! У меня-то спина не болит.
- Зато все остальное… Не корчи из себя непробиваемого. Завтра рука уже точно встанет на место, и глаз проверим. Один день – на лечение, второй – на выздоровление. Меня больше беспокоит твоя голова, не хочу, чтобы ты по пути проваливался в обмороки, надоело, знаешь ли, тебя к лошади привязывать.
- Ладно, но только один день.
- Отлично. Если завтра с утра почувствуешь явные улучшения, на охоту пойдешь ты.

URL
2015-11-02 в 01:55 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лис проснулся с первыми лучами солнца. Сначала он осторожно потянулся, но, осознав, что плечо почти не болит, дал себе волю. Прислушавшись к своему организму, он решил, что ему заметно полегчало. Пить хотелось неимоверно. Следопыт осторожно встал, мир оставался неподвижным. Голова гудела, но, по крайней мере, не кружилась. К вечеру он будет почти здоров. С такими бодрыми мыслями он отправился к ручью, напился вдоволь и набрал полную кастрюлю воды. Вернувшись к дереву, он увидел догорающие головешки. Оценив свои силы, Лис решил, что сможет сходить в лес на разведку и заодно запастись дровами для костра, пока Тэнке спит.
Верес проснулся, когда вода в кастрюле уже закипала, и начал отчитывать Лиса за неосторожность. Но это сейчас меньше всего волновало следопыта. Он не снимал повязку, пока Тэнке спал, чтобы тот мог объективно оценить шансы Лиса на выздоровление.
- Я уже подогрел воду, а ты обещал, что утром проверишь моё прекрасное лицо, - не унимался Лис, расталкивая друга.
- Хорошо, - ответил Тэнке и, усевшись рядом с Лисом, аккуратно стянул повязку. – Открывай глаз медленно. И не пугайся, если сначала ничего не будет видно.
Лис послушался. Сначала глаз щипало, и Тэнке промыл его теплой водой. В итоге оказалось все не так плохо. Гноя не было вовсе, остался только огромный синяк, из-за чего глаз невозможно было открыть полностью. Но видеть им Лис смог, а значит, когда пройдет отек, все будет в порядке.
На охоту отправились вместе. Так как было неизвестно, как долго им еще предстоит идти и по какой местности – карте они уже не могли слепо верить – едой решили запастись по возможности хотя бы на пару дней. Следопыт разил птиц и кроликов с той же удивительной меткостью, как будто ему ничего не мешало. А Тэнке решил собрать травы для готовки и лечения.
После обеда кузнец набрал лошади сена и даже нашел пару морковок, чему кляча была несказанно рада. Верес заставил Лиса поспать, потому что не был уверен, что его голова так быстро пришла в норму. Потом парни снова решили немного поохотиться, после чего следопыт предложил гениальный план:
- Мы могли бы дойти до другой части леса, посмотреть, где он заканчивается.
- Не мы, а я, - резко ответил верес. – Не хочу тащить тебя обратно, если ты выдохнешься.
- Имей совесть, ты же видишь, я в порядке.
- Давай так. Я возьму лошадь и доеду до края этого леса. Там по карте должно быть озеро. Если все будет нормально, то мы обоснуемся там, а с утра придумаем, как его переплыть.
Лис нехотя согласился. Тэнке дал ему задание готовить ужин, а сам отвязал лошадь и поехал в сторону предполагаемого озера.

URL
2015-11-02 в 01:56 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 13. Болото

Сначала верес не поверил своим глазам. Мох, небольшие облезлые деверья и карликовые кустики никак у него не ассоциировались с озером. Он надеялся, что ошибается, но в итоге все же перед ним предстало то единственное, что могло быть среди такой растительности – болото. Когда земля стала чавкать под ногами, он понял, что пора возвращаться к Лису и сообщать ему безрадостные вести.
По приезду он застал следопыта за любимым занятием – он снова строгал древки для стрел. По тому, как ловко он орудовал ножом, Тэнке понял, что рука у несчастного калеки, должно быть, почти пришла в рабочее состояние.
- Болото простирается насколько хватает глаз, - начал он без предисловия, как только привязал лошадь к дереву. - Мы его не объедем. Нам придется по нему пройти.
Лис отложил нож и с недоверием посмотрел на вереса.
- Откуда там вообще болото? Должно быть озеро.
- Видать, карта слишком стара. Что делать будем? Завтра надо двигаться.
Лис вскочил и начал ходить кругами. Через пару минут он остановился и с нескрываемым озарением на лице посмотрел на Тэнке.
- Нам это только на руку?
- В каком смысле?
- Ну, я, честно говоря, даже не думал, что нам так повезет.
- Оказаться на дне болота – вот ведь везение, - с сарказмом парировал верес.
- Нет, ты не понимаешь. Если бы там было озеро, у нас бы ушла целая куча времени на то, чтобы смастерить лодку или поискать обходные пути. Это могло бы затянуться на неделю, а через болото можно пройти.
- Каким образом? Оно кажется бесконечным!
И Тэнке раскинул руки, демонстрируя ту самую бесконечность. Но Лис был настроен решительно. Может быть, он знал что-то, чего не знал верес?
- Пока не увижу, ничего не могу сказать определенно, - отчеканил следопыт. И откуда только уверенность берется? - Сегодня уже нет смысла снова туда ехать – дело к закату, ничего не будет видно. Но, по крайней мере, мы можем еще немного поохотиться и запастись дровами. А завтра я оценю обстановку и…
- Ты же понимаешь, что мы можем просто заблудиться? – перебил верес.
Как только Тэнке увидел безрадостным пейзаж, он впал в ступор. Более того, он никогда в жизни не видел болот, только слышал о них рассказы от людей. И рассказы эти почти всегда заканчивались плохо. Как можно преодолеть это препятствие, он понятия не имел. Стоило попытаться и настоять на том, чтобы найти обходной путь.
- Я так не думаю. Ты прекрасно ориентируешься в частях света. Вроде как находишь север, как тебя не раскрути.
- А если мы не сможем идти по заданному направлению из-за постоянной необходимости менять направление?
- Предлагаю разобраться с этим завтра. Может, там на самом деле небольшая лужа, поросшая мхом, а ты панику поднял.
Лис прошел мимо Тэнке, усмехнулся и хлопнул друга по плечу.
- Не сдавайся раньше времени, деревня.
- Очень смешно, - пробубнил верес в ответ.

URL
2015-11-02 в 01:56 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лес расступился перед ними так быстро, что Лис даже потерялся на какое-то время, а Тэнке посмотрел на него с видом победителя и торжественно заявил: «Я же говорил». Перед ними была топкая жижа с редкими кустами и короткой травой. Мох вырастал клочками и казался кусками разбросанных грязных облаков. Юк, отстав немного, резво выбежал из леса и озадаченно остановился перед непонятной картиной. Лошадь фыркала и мотала головой, видимо, затея ей не нравилась.
- Это вряд ли можно назвать живописным лугом. Мхом никого не обманешь. И деревья, смотри, какие маленькие – от недостатка питания. Это болото. Безусловно. На несколько миль, - уверенно выдал Лис и снова повернулся к лесу, выискивая что-то.
- Не лужица, правда? - подначил Тэнке. – Может, все же постараемся его обойти?
- А ты уверен, что мы найдем такое место? - фыркнул следопыт, примеряясь к большому тополю. - Ему же конца и края нет.
- Тогда скажи мне, как мы пройдем здесь без проводника? – забеспокоился Тэнке.
- Что-нибудь придумаем, - хохотнул Лис и снова подошел к Тэнке, - я же следопыт.
- Ты здесь где-нибудь следы-то видел? – спросил верес, тронув друга за плечо. - Может, они и были бы, если бы здесь кто-то проходил, но мне почему-то кажется, что нет. Место гиблое.
- Но мы ведь не сдадимся? Это же приключение. В твоей деревеньке такого не найдешь.
- В твоей будто что-то подобное было, - парировал верес.
- В моей – нет, но я уже проходил болото. Не такое большое, конечно, но всё же…
Лис снял с себя плащ и лук и отдал их Тэнке. Тот по привычке взял их и только потом понял, что совершенно не имеет понятия, чем занят друг. Дело в том, что следопыт полез на дерево.
- Какого черта ты делаешь?
- Нам нужна палка. Прочная, длинная… - нога Лиса немного соскочила со ствола, но он быстро вернул её на место, - и надежная.
- Зачем?
- Глубину мерить.
- И эту волшебную палку надо искать обязательно наверху?
- А ты… - Лис перевел дыхание, больную голову немного повело, - видишь где-нибудь внизу нормальные прочные штыки?
Тэнке оглянулся и понял, что Лис прав. Если внизу и были большие ветки, то они все были немного подгнившими. Вероятно, от сырости, которой несло с болота. Прочными такие палки никак не назовешь.
- Мы будем мерить ими глубину! – крикнул следопыт. – Одна тебе, другая мне. Лови, - и начал срубать толстые ветки резкими ударами ножа.
Тэнке принял слова следопыта за чистую монету, накрыл руки плащом Лиса, чтобы не отбить и не поцарапать ладони. И, когда верес уже думал, что ветка вот-вот рухнет, Лис безжалостно начал ржать. Следопыт привязал ее веревкой и плавно остановил перед приземлением.
- Не волнуйся! Ну разве я бы стал в здравом уме кидаться такими ветками?
Тэнке попытался скинуть Лиса с дерева силой мысли, но это естественно не сработало. Поэтому он просто посмотрел на него исподлобья, швырнул с силой темный плащ на землю и встал на одном уровне с Лисом, вытянув руки вдоль ствола. Следопыт медленно спускал ветку, чтобы не поранить друга. Он даже предварительно её немного очистил от сучьев. Верес, может, и оценил бы широкий жест, да только он всё ещё сердился. Поэтому тоже смог отомстить Лису, когда он спускался. Поначалу он протянул ему руку, но в последний момент одернул так, что следопыт свалился на землю. Раненное плечо отдалось болью, из-за чего Лис скривился. Верес поднял его и с фразой «теперь мы квиты» вручил палку.
Какое-то время парни потратили на то, чтобы сбить оставшиеся сучья и сделать эти крепкие ветки наиболее удобными.
- Знаешь, Тэнке, - сказал Лис, снимая кору с ветки, - такие места бывают редко одинаковыми на всем протяжении, где-то будут глубже, где-то мельче, какие-то мы пройдем быстро, но болото отнимет у нас много времени. Я просто хочу, чтобы ты знал, что, если к ночи мы ещё не выйдем на сушу, нам придется искать островок где-нибудь на топи. Разжечь костер будет проблематично, так что старайся не намочить вещи.
- Какой длины было болото, которое ты проходил?
- Не знаю, сложно определить, когда постоянно сворачиваешь, да и лет-то мне было около семи, но шли мы по нему два дня и столько же обратно.
- А лошадь?
- Привязался к животному? – Лис хитро прищурился. – Ты же ненавидишь лошадей.
- Не в этом дело! Верхом мы движемся быстрее.
- Да, но не по болоту…
Следопыт посмотрел на бесконечную трясину, как бы прикидывая что-то, и выдал:
- Жаль, конечно, но лошадь не пройдет. Рисковать нельзя.
- Но мы могли бы попробовать.
- Могли бы, - согласился Лис, - но, если она застрянет, ты же не бросишь ее умирать на болоте. А я, знаешь ли, не уверен, что под тяжестью копыт кочки не пойдут под воду, окончательно оборвав для нас пути к отступлению.
Тэнке вздохнул. Конечно, Лис был прав. Все было разумно и логично. Да и странно, что он так прилип к этой кляче, ведь, и правда, не любил лошадей. Что от нее хорошего? Друга покалечила. Но ведь она же и доставила его куда надо намного быстрее. Сам бы верес не донес просто, даже его сил не хватило бы. А самое странное, что животное слушалось его. Кобыла постоянно терлась где-то рядом и смотрела так доверчиво своими невозможными большими глазами. Раньше Тэнке мало кого жалел. Но тут он отчетливо понял, что не хотел бы видеть, как лошадь медленно засасывает в смертельную жижу.
- Согласен. Пусть остается здесь.
Тэнке положил руку на морду лошади. Она перестала жевать и уставилась на него в упор.
- Идти надо прямо сейчас?
- Ну да, лучше начнем засветло.
- Хорошо. Я ведь могу попрощаться?
- Можешь, пока я вещи укладываю.
Верес погладил кобылу по крупу, пропустил гриву сквозь пальцы и снова заглянул в глаза. Все это время лошадь не двигалась, будто ждала чего-то.
- Ты ведь все понимаешь, да? – шепнул Тэнке в ухо кобыле. - Прям, как Юк. Особенная. Не ожидал, что когда-нибудь смогу доверять лошадям. Дитя степного Ветра. Спасибо тебе, возвращайся туда, откуда пришла.
С этими словами он развернул лошадь мордой к лесу и немного подтолкнул. Кобыла встала на дыбы, заржала и бросилась прочь.
- Быстро она от тебя сбежала, - заметил Лис, протягивая Тэнке длинную палку.
- Она сбежала не от кого-то, а к кому-то. Ей лучше среди своих, она ведь не дефектная.
Лис посмотрел на Тэнке. Редко из него сыпались такие откровения, и, раз уж на то пошло, следопыт считал, что кузнецу полегчало в его обществе. Но быстро такие раны не заживают. Лис знал, что сейчас надо просто промолчать. Он повернулся к Юку и стал закреплять на нем веревку, чтобы не бегал по болоту слишком резво, и чтобы его можно было вытащить из трясины, если все же беспокойный пес не будет слушаться.

URL
2015-11-02 в 01:57 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Первые шаги давались совсем просто, и Тэнке даже расслабился на какое-то время, не считая того, как быстро намокали ноги. Небольшие заболоченные участки, которые были на пути первые пару часов, особой опасности не представляли. Их было легко обойти, наступая на кочки и торчащие корни кустарников.
Но дальше начались «обманки». С первого взгляда казалось, что впереди твердая почва – зеленые участки с мягким мхом создавали видимость надежных островков. Но Лис, зная, насколько иллюзорным может быть болото, приказал Тэнке отныне идти след в след с интервалом не больше трех метров, потому что на таких местах можно было провалиться по пояс или даже по шею. Следопыт прощупывал палкой глубину и, наметив нужное место, осторожно наступал на клочок земли. Идти нужно было медленно, без рывков, и, если путники понимали ситуацию, то Юку это сложно было объяснить. Поэтому практически весь путь он ехал на руках то у одного, то у другого. Иногда, правда, его спускали, не без поводка, конечно, если клочок земли был достаточно большим. В конце концов, ему нужно было справлять нужду.
За один день они преодолели не больше десяти миль, зато изрядно выдохлись. Проголодались и намокли. Ночевали на сырой земле, Тэнке крепко прижимал к себе сумки, чтобы случайно не оттолкнуть их резкими движениями в трясину, а Лис держал Юка и грелся. Когда Тэнке просек это, они договорились спать с псом по очереди. Собака, пытавшаяся прогуляться в течение дня, ночью будто понимала, что нужно лежать неподвижно. Это был один из немногих плюсов их «мокрого» путешествия.
Вышло так, что половина дров, которые парни захватили с собой, ушла на то, чтобы связать «мосты». Так называл Лис перевязанные между собой бруски, напоминающие по форме неуклюжие квадраты. Следопыт кидал их там, где невозможно было пройти иначе.
- Не все так плохо, между прочим, - обронил Лис на второй день пути. - И из этого места можно вынести что-то полезное.
- Например? – спросил Тэнке, не поднимая глаз от мягкого мха под ногами.
- Растительность тут жалкая, конечно. В основном мох, осока да вереск, но здесь должна расти голубика и клюква. Клюквенный сок – вещь волшебная. Сам я его пробовал только раз. Шаман говорил, что ожоги, промытые соком клюквы, быстрее затягиваются, что эта ягода – огонь для очага организма, придает сил, снимает усталость. К тому же - и тебе, как повару, это будет интересно - мясо в ней хранится дольше. А ягоды голубики понижает температуру тела. Но судя по твоему недовольному лицу, тебе нужны листья, а не ягоды.
- Зачем?
- Они действуют как слабительное, - крикнул Лис и засмеялся.
- Если бы я не должен был постоянно держать равновесие, я бы тебе врезал.
- Зато я поднял тебе настроение. Не стоит это отрицать.
Тэнке готов был удавить любого. Не привыкший ввязываться в драки первым, сейчас он был так зол из-за постоянной тяжести в ногах, обилия насекомых и высокой влажности, что от мордобоя спасал только запрет на резкие движения.
К вечеру мох начал странно бугриться.
- По кочкам идти хуже всего, - начал Лис. – Они могут резко нырнуть под воду. Придется идти еще медленнее.
- Итак хуже улиток! – завыл верес.
- Успокойся. Это, скорее всего временное явление.
Слишком осторожные шаги довели Юка до срыва. Он умудрился выпрыгнуть из рук Лиса и начал скакать по кочкам. В итоге, естественно, он с головой ушел под воду.
В эту ночь никто не стремился прижимать пса к себе.
На третий день приходилось много петлять из-за камышей. Но Тэнке всегда знал, где север, а Лис с точностью мог определить, куда стоит ставить ногу, так что они продолжали двигаться в нужном направлении. Когда камыши и странные заросли каких-то диких маленьких кустарников сменились относительно пологим ландшафтом, Лис предложил доесть последние крохи заготовок. Тэнке сопротивлялся, не зная, как долго им еще придется шагать, но недосып и усталость взяли своё – организму была необходима энергия. Ноги затекли, и верес предполагал, что Лису намного труднее, чем ему, ведь он был обычный человек. Как бы быстро нормальный верес смог преодолеть это болото? За пару часов?

URL
2015-11-02 в 01:57 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Время близилось к вечеру, и верес весь день боялся, что снова придется искать пристанище на болоте. Издалека не было видно, что трясина потихоньку сохнет – везде была трава, которая вполне могла оказаться мягким обманчивым мхом над засасывающей ловушкой. После нескольких трудных дней и ночевок на сырой земле Тэнке уже не надеялся, что сможет просохнуть. Он промерз до костей, и Лис тоже стучал зубами, хотя и делал вид, что все в порядке. Рад был только Юк. Как только под ногами образовалась твердая почва, достаточно просторная для того, чтобы перестать беспокоиться за животное, следопыт отпустил пса и даже снял с него поводок. Изредка по-прежнему попадались заболоченные участки, но они не были так опасны и глубоки, как те, что путники уже преодолели. Палки, однако, еще не решались выбрасывать, хотя Лис и заявил уверенным тоном, что, судя по тому, как меняется растительность, им, наконец-то повезло перебраться через бывшее озеро, хотя земля ее предательски чавкала под ногами.
Пройдя чуть больше мили, путники расслабились окончательно. До заката оставалась пара часов, и нужно было решать, где расположиться на ночлег.
В тусклом свете уходящего дня верес первый приметил небольшие домики. Их оказалось не больше дюжины. Деревенька впереди казалась миражом. Лис тут же предложил поискать среди домов бесхозный, но Тэнке не был уверен, что в таком маленьком селении может что-то пустовать.
- Думаю, здесь даже бара нет, не то, что свободных кроватей, - скептически заметил он.
- Мы не узнаем, пока не спросим, - отозвался Лис. – В таких местах ведь все про всех знают, так что мы можем постучаться в домик на окраине и спросить о ночлеге. Если они не смогут его предоставить, то, по крайней мере, могут сказать, куда обратиться.
- А ты не боишься, то они попытаются нас прогнать, не выслушав, или, еще чего хуже, убить.
- Ты такой мнительный, - бросил следопыт через плечо, ускоряя шаг. - Совсем не доверяешь людям. Я же не с пустыми руками туда пойду. У меня есть нож работы крутого мастера-кузнеца.
Тэнке ухмыльнулся и попытался что-то сказать, но Лис продолжил:
- И надеюсь, мастер прикроет мне спину, потому что спрашивать буду я. Ты с людьми плохо сходишься. Шарахаешься всех, поэтому и они тебе не доверяют.
- Я просто не люблю лезть в драки.
- Однако, ты в этом не новичок. Я отдам тебе лук.
- Ножи я лучше кидаю, чем стреляю, ты же знаешь.
- Тогда я просто отдам тебе лук, чтобы выглядеть еще дружелюбнее, чем я есть сейчас.
Весь мокрый, уставший, пропитавшийся запахом тины и пота, Лис не создавал того впечатления, на которое надеялся, но Тэнке понимал, что он прав. Если уж и посылать кого к людям, так это следопыта. Язык у того подвешен, как надо, он быстро сообразит, что именно стоит сказать. А верес мог просто растеряться с непривычки. Он не любил трепаться, но понимал, что люди охотнее верят тому, кто больше говорит. Человеку свойственно самому себя обманывать, думая, что собеседник перед ним, как на ладони. От молчаливого в этом случае мало проку.
Тэнке готовил себя к худшему. Для него не было бы большой бедой, если бы им отказали в ночлеге. Устроились бы в поле, под деревом, разожгли бы костер, просушили вещи. Все же удачнее, чем на болоте, нужно просто найти сухую землю, и отойти подальше от незнакомого селения, чтобы ночью их не додумались навестить незваные гости.
Лис же был настроен найти кровать. Он был готов даже спать на матрасе, без каркаса, лишь бы была крыша над головой и печка под боком. Кости, казалась, звенели не столько от холода, сколько от вечной влаги с болота, и гулом отдавались по всему телу. Зажившая, было, голова требовала отдыха и тепла, плечо тянуло. Картинка начала двоиться перед глазами, и следопыту приходилось иногда встряхивать головой, чтобы все вставало на место. Если Тэнке и замечал это, Лис был благодарен ему за молчание.
Верес и там периодически потирал больное плечо, от сырости процесс заживления проходил медленнее, рука постоянно чесалась, а повязка, призванная беречь от грязи, была насквозь пропитана болотной тиной.
Всю дорогу до деревни следопыт раздумывал, что он скажет. Логичнее было бы сказать правду, что они идут в Астат через болото по старой карте, идут долго и мучительно, и очень, прям до колик устали, и не найдется ли доброго человека, ну хотя бы одного, кто мог бы им помочь. Мало ли людей идут в большие города на заработки? Должно быть сотни. Вряд ли, конечно, так много их приходит с болота, но в жизни всякое бывает. Вполне возможно, что жители деревеньки уже давно не видели чужаков в этих местах, но ведь это не значит, что их сердца очерствели. Лис думал, что раз эти люди живут у болота, то должны знать, насколько трудным бывает переход через это гиблое место. Хотя… Может они и не в курсе, что за болотом тоже есть жизнь?
Так как каждый из парней был увлечен своими размышлениями, они не сразу заметили огонек, который двигался в их направлении. Но, когда все же осознали это, Тэнке достал нож, а Лис приготовил лук.
Огонек приближался. Это был небольшой факел и несла его какая-то маленькая фигура. Может, ребенок.
- Мальчики!
Голос был точно не детский.
Мальчики изрядно напряглись.
- Не бойтесь! Уберите оружие, я не в том возрасте, чтобы дать отпор.
К ним приближалась маленькая старушка. Ростом чуть больше, чем полтора метра. Густые седые волосы были собраны в пучок, а темное длинное платье волочилось по земле так, что одной рукой ей приходилось поддерживать подол, а во второй руке она несла факел.
- Я давно вас жду, - сказала она, поравнявшись с ними. – Думала, что вы раньше придете, но, видать, за столько дней скорость ваша поубавилась.
- Откуда вы знали, что мы придем? – спросил Тэнке.
- Может, она - ведунья? - прошептал Лис, убирая лук.
- Я предлагаю пройти в дом, и там уже все обсудить. Вы ведь устали. Не отказывайтесь, у меня и еда уже готова. Да и голову твою надо осмотреть, - заметила старушка, взглянув на Лиса. Потом перевела взгляд на Тэнке, задумалась о чем-то, открыла рот, будто хотела что-то сказать, но тут же его захлопнула.
Тэнке не нравилось, когда его пристально разглядывали. В такие моменты он ощущал себя диковинным зверьком. Она ведь не могла знать, что он не человек? Или могла?
- Я так есть хочу, - жалобно сказал Лис, кладя Тэнке руку на плечо.
Но для вереса это было недостаточным аргументом.
- Да брось, - шепнул следопыт в ухо кузнецу, подходя вплотную, - что нам может сделать старушка?
- А ты не думаешь, что у старушки могут быть молодые и сильные друзья? – также шепотом ответил Тэнке, вцепившись в друга. – Может, они специально послали ее, чтобы усыпить нашу бдительность и обезоружить?
Лис отцепил руку вереса от своего ворота и медленно произнес:
- Мы не узнаем, пока не попробуем. Ты можешь остаться здесь, если так боишься, а я пойду с ней. Еще ни разу мне не угрожала бабуля. А тебе?
Тэнке упорно молчал.
- Юк чувствует опасность, - продолжил Лис, - и ты это знаешь. Посмотри на него!
Удивлению кузнеца не было предела, когда он, наконец, оторвал глаза от Лиса и посмотрел на пса. Тот весело носился вокруг старушки и вилял хвостом так активно, будто она была не живым человеком, а куском кролика. А когда она наклонилась к Юку, чтобы погладить по голове, он доверчиво расстелился по земле, дрыгая от удовольствия лапами и подставляя живот. Это было настолько странно, что верес даже рот открыл. Но соображал он всегда быстро, что-то не давало ему так просто сдаться.
- Может, она что-то с ним сделала, или у нее еда под юбкой.
- Что-то настолько простое, как запах еды, вряд ли сможет переманить Юка на сторону зла. Мне надоел этот спор, я пошел.
Тэнке ничего не оставалось кроме как согласиться и подтолкнуть своё сопротивляющееся тело к домику.

URL
2015-11-02 в 01:58 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
- Откуда вы узнали, что мы идем? – спросил Лис, разглядывая прихожую.
Комната была маленькая и, похоже, служила лишь для того, чтобы оставлять верхнюю одежду и обувь, и старушка настояла на том, чтобы парни стянули сапоги.
- От болота, конечно, - отозвалась старушка. - У вас под пятками, наверняка, уже тина чавкает. Хорошо, что пиявки вам не попались, ума не приложу, если честно, как вы сумели их обойти, - вздыхала бабулька, взмахивая руками от негодования.
Тэнке разулся и мокрыми носками протопал по комнате. Он не хотел показывать свои ступни незнакомке. Старушка, конечно, не образец красоты, и на уродства могла отреагировать спокойно. От ног оставались влажные следы, и пахло сыростью. Стоило переодеть носки, но сумка свалилась в топь – сухих вещей не осталось вовсе.
Следопыт, кроме сапог, оставил у двери еще и свой лук, в конце концов, у него же с собой был нож и неплохие кулаки. Тэнке же, напротив, даже промокшую сумку отказался положить на пол, и ни в какую не хотел отпускать от себя Юка. Может, он все-таки почувствует в доме опасность, а то Лис слишком расслабился.
Тем временем хозяйка открыла дверь в просторную большую комнату.
- Вы – знахарка! – воскликнул Лис почти с детским восторгом и принялся рассматривать пучки трав на стенах.
- Угадал, мальчик, - смеясь, ответила старуха. – Тоже понимаешь?
- Он здорово разбирается в травах, - ответил Тэнке вместо Лиса.
Комната выглядела как подсобка, в которой кузнец хранил несчетное количество своих ножей. Вот только вместо ножей везде были корешки, перевязанные замысловатыми узлами стебли, сушеные бутоны разных цветов… Ближе к печке стояли два больших ведра – одно с камышами, другое – доверху набито мхом.
Верес повел носом по воздуху. Запах был приятный, хоть и незнакомый. Несло болотом, но так, будто в тине посадили цветы, которых он прежде никогда не видел.
- Не бойся, я тебя не отравлю, - обратилась к нему старушка. - Знахари лечат, а не калечат. Хотя… с твоего позволения я сначала осмотрю твоего друга.
Старушка оторвала Лиса от разглядывания лилий, законсервированных в каком-то коричневом масле, и заставила его сесть на мешок из плотной ткани, завязанный сверху толстой веревкой.
- Это моё кресло. Оно набито сухими травами, листьями и мхом. Правда, мягкое? Спасает мою спину.
Лис не знал, что ответить, поэтому просто пожал плечами и улыбнулся. Поерзав немного на странном сидении, он все же пришел к выводу, что оно очень удобное.
- Пусть твоя спина тоже отдохнет, - распорядилась знахарка. – А теперь покажи мне лицо.
Старушка протянула маленькую руку к Лису, но Тэнке остановил ее, схватив за запястье.
- Вам не кажется, что стоит хотя бы имя своё назвать?
- Принципиальный какой. Я их встретила, приютила, а он чем-то недоволен. Но я понимаю твою осторожность, и принимаю ее, как неотъемлемую часть тебя. Однако, здесь тебе ничего не грозит.
Старушка улыбнулась легко и открыто, от чего вокруг глаз у нее собралась целая куча морщинок. От нее исходило тепло и запах летнего луга. Тэнке нравился этот запах, и он невольно начал дышать размереннее и через какое-то время и вовсе расслабился.
- Теперь можно и представиться. Меня зовут Кара.
- Я – Лис, а это – Тэнке, а это, - следопыт указал на пса, - мой Юк.
И верес стыдливо поставил собаку на пол. Пес начал носиться по комнате, радуюсь новым запахам и цветам. Старушка в спешке поднялась и подошла к шкафу.
- Эй, Юк, - позвала она.
Тэнке и Лис не обладали таким хорошим обонянием, но Юк сразу почуял кусок мяса, и так резво прибежал к знахарке, что даже не смог сразу затормозить и влетел в стену. Кара добродушно улыбнулась, погладила пса за ухом и кинула кусок мяса прямо на пол.
- Так, - заключила она, - одному угодила. Теперь Лис.
С этими словами она достала баночку зеленой жидкости и подошла к следопыту. Когда она нанесла это непонятное лекарство на больной глаз Лиса, он не почувствовал ничего. Через пару минут Кара смыла мазь вместе с синяком.
Тэнке был поражен. Он и не догадывался, что есть такие лечебные составы. Знахарка отдала мазь Лису и отправила его мыться.
- Сначала намажешь все больные места, наноси сверху вниз, к тому моменту, как ты дойдешь до своих уставших ступней, руки уже будут целы.
Когда дверь в маленькую баньку закрылась, Кара схватила Тэнке за руку и, заглянув в глаза, начала быстро говорить:
- Послушай, Тэнке. Болото предупредило меня, что придут трое – человек, животное и третий, который легче первых двоих. Ты перевертыш?
- Что это значит? – удивился Тэнке.
- Обращаешься в птицу?
Тэнке даже издал легкий смешок. Это было бы слишком просто.
- Нет, я этого не умею.
- Тогда я знаю, кто ты.
Верес вырвался из мягкого захвата слишком резко.
– Не знаю, что вам сообщило болото, да и может ли оно что-то сообщить, но разве не видно, что я обычный человек.
Кара с какой-то невероятной сноровкой схватила рукав рубашки кузнеца и дернула вверх, обнажая руку до локтя.
- Это ли не следы перьев?
- Чего?
- И почему ты так и ходишь в мокрых носках? На руках пять пальцев, как у людей, а на ногах?
Тэнке замер. Он не знал, что ответить.
- Ты должен доверять мне, маленький верес. Я никому не открою твоей тайны.
- Откуда мне знать?
- Зачем мне это? Я вышла в поле, чтобы встретить вас и защитить. Ты не представляешь, как много опасностей там, куда вы идете…
В этот момент дверь баньки распахнулась, и оттуда вышел посвежевший Лис, весь в облаке зеленоватого пара.
- Я боялся, что буду вонять травой, но вроде обошлось, - он подошел к Тэнке. - Там осталась вода, тебе тоже стоит помыться.
Он широко улыбнулся.
- Правильно, - согласилась старушка, направляясь к печке, - а мы пока ужин приготовим.
- Это все, что мне нужно для счастья, - простодушно заявил Лис.

URL
2015-11-02 в 01:58 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Суп из грибов, кролика и желтых цветов оказался отменным. Никто из парней прежде ничего подобного не пробовал. Суп не только насыщал, но и согревал изнутри. Сначала знахарка усадила путников у печи, но потом все перебрались на мягкие сидушки из травы. Юк, объевшись, посапывал, а парни, завернувшись в простыни, ждали, пока просохнет их одежда. Тэнке обмотал ноги от колен до пальцев плотной тканью. Знахарка сказала, что в их деревне никогда не носили носков, заматывали ноги тряпкой, чтобы не стерлись от ходьбы, и запихивали в сапоги. Когда одежда высохла, парни первым делом надели свои носки. Идея с тряпками не особо их воодушевила.
Знахарка стала расспрашивать Лиса о его родных краях. Тэнке помалкивал, но, когда следопыт начал рассказывать историю своего имени, закатил глаза и даже улыбнулся.
- Тэнке был единственным, кто не спросил меня, почему меня так назвали, да друг?
- Так и есть, - согласился Тэнке, и разговор потек сам собой.
Спустя полчаса старушка достала какой-то настойки, она была крепкая, как виски, но шла легко, как любимый квас Лиса.
- Я не всегда была такой, - начала Кара. – Когда-то и я была молода, как вы. Раньше здесь было красивое озеро, такое, как на вашей потрепанной карте. Когда-то оно было таким чистым, что из него можно было пить. Может, первые поселенцы именно так здесь и появились – уставшие от долгих дорог и жаркого солнца, изнывающие от голода и жажды, они набрели на это озеро и остались здесь. Озеро давало им все. Это были те времена, когда люди верили в богов больше, чем в железо. Поселенцы покланялись озеру и поддерживали его чистоту. Но теперь оно иссохло, и я вместе с ним превратилась вот в это, - старушка вздохнула. - Вы хоть представляете, сколько мне лет? Стыдно говорить, потому что стыдно ошибиться. Я помню это место крошечным, и помню время, когда здесь было втрое больше домов, чем теперь. Но поселенцам стало мало, простота этих лесов, чистота этой воды стала им в тягость. Это место не давало ничего кроме воздуха и пищи. И люди стали уходить. Так появился Астат. Он тоже был маленькой деревенькой когда-то. Люди стекались туда не потому, что он давал новые возможности и рабочие места, а потому что он стоял на океане. Он был логичным завершением этой земли, чтобы где-то стать началом другой, врезаться в воду, задать направление. Искатели приключений, вот кто шел туда: романтики, авантюристы, не сумевшие переплыть большие воды. По разным причинам они замедляли ход, оглядывались и оставались. А потом дома Астата стали обрастать участками и заборами, превращаясь в бесконечные лабиринты улиц, как ряды ярмарочного базара. Из нашего села все, кому было интересно, уже давно ушли. Не уходили только ленивые или инвалиды, или те, кто был слишком привязан к своим родителям. Ну и я, конечно же, не могла оставить озера. Теперь и леса опустели. Раньше нужно было пройти более двадцати миль густого леса, населенного всякой живностью, теперь там нет и сотой доли прежней пышной растительности. Раньше пни напоминали о былом величии леса, а теперь город наступает ему на пятки, выкорчевывая даже то, что осталось. Эта суета и алчность испортили моё озеро.
Рассказ оказался полным и длинным. Тэнке следил за тем, как умывается Юк, и думал, что раньше никогда не бывал в больших городах. Он начинал опасаться, что они просто не найдут того, чего так отчаянно хотят. Алчность? Суета? Как это может сравниться с легкостью полета? Для чего такие люди стремятся в небо?
- Мы тоже идем в Астат, - выпалил Лис и полез в сумку.
Когда он достал маленькую летающую штуковину и завел ее, Кара сразу глянула на вереса. Тэнке вообще не хотел показывать ей этот прибор, и он был зол на то, что Лис сделал это, не посоветовавшись с ним. Ведь это была их общая тайна.
- Что внутри? – спросила старушка.
- Какое-то масло, - с охотой произнес Лис, - может, вы определите, что это?
Он поднес открытую баночку к носу Кары. Она вдохнула запах и застыла.
- Я… я не знаю…
- Что-то случилось?
- Нет, - поспешно отозвалась знахарка, - мне просто запах не нравится. Не мог бы ты спрятать это подальше и… лучше больше никому не показывай.
- Почему?
- Ну, штука диковинная, - нашлась Кара, - вдруг кто отобрать захочет?
- Вы что-то поняли, - скорее подытожил, чем спросил Тэнке. – Что?
- Я просто никогда не видела ничего подобного. Здесь, знаешь ли, такая глушь, мы далеки от науки. Это просто удивительно.
Тэнке внимательно посмотрел на знахарку. Она часто дышала и старалась спрятать глаза.
Лис решил, что нужно вмешаться.
- Это действительно маленькое чудо. Представьте большие летательные аппараты. В них мог бы поместиться человек! Целиком!
- Это то, что вы ищите?
- Мы просто хотим чуть больше разузнать об этой вещице. Тэнке – отличный кузнец, он может сделать, что угодно. Проблема в содержимом. Если бы мы поняли состав масла, то смогли бы…
- Ох, мальчики, - перебила вдруг знахарка, - а стоит ли? Раньше мой нюх был лучше, чем у вашего Юка, но годы забрали и это. Забыла все запахи, кроме травы, да болота, я не смогу помочь вам. И… я слишком устала.
- И правда, уже довольно поздно, - заметил Тэнке и встал, - пора спать.
Лис спрятал вещицу обратно в сумку, лег на предложенный ему матрац и сразу вырубился. Верес заподозрил неладное и бросился на старушку.
- Что ты с ним сделала?
- Не шуми! Я просто помогла ему заснуть. Эта настойка так действует на всех людей. На нас с тобой она, конечно, сработает значительно позже. Я хотела поговорить с тобой наедине. Лис ничего не услышит. Только так я могла этого добиться, ведь он считает, что от него у тебя секретов нет.
Тэнке почему-то стало стыдно.
- Я знаю, ты не веришь в силу этого места, но озеро все еще говорит со мной. Я знаю, что такие, как ты никогда прежде не ступали на него. Такие ходили над ним. Дети Ветра. Зачем тебе эта штука, если ты сам можешь летать?
- В том-то и причина моего путешествия. Я… не могу…
- Да никто, кроме вересов не умеет летать. И при этом люди спокойно живут.
- И собирают летательные приборы? Каждый мечтает о небе. И мне это известно больше других. Сколько лет я с завистью смотрел на моих соплеменников. Ты представляешь?
- Не ходи туда! Там опасно!
- Я не могу теперь развернуться, в том месте, которое ты считаешь моим домом, мне никогда не были рады.
- Оставайся здесь, мы что-нибудь придумаем. Я не хочу отпускать вас.
- Почему? Город сожрет нас? Мы повидали опасность в пути, мы слишком много прошли, чтобы отказаться. И Лис, я уверен, ответил бы то же самое.
- Но Лис – обычный человек.
- И он также смертен, как и я.
Старушка поняла, что ей не удастся убедить Тэнке. Запах, который она почувствовала из бутылочки с маслом, так ошеломил ее, что она готова была на все, чтобы удержать парней. Но ей было знакомо понятие судьбы. Они проделали долгий путь. Это не могло быть просто так. Что-то вело их, оберегало в пути. Может, забытые духи? У всего этого должна быть какая-то еще цель, пока неизвестная ни ей, ни мальчикам. Не окажется ли так, что ради своей мечты им придется отдать слишком много. Кара чувствовала, что их нельзя отпускать, но и удерживать не могла. Болото не остановило их, не заставило повернуть обратно, так кто она такая, чтобы перечить своему Богу?
- Ну, хорошо, - слова давались ей с трудом, - тогда я должна помочь вам. Я не могу позволить вам идти без сопровождения.
Тэнке посмотрел на нее с недоверием.
- Думаешь, я хочу пойти с вами? Ну уж нет, мои кости этого не переживут. У меня есть надежный человек. Он проведет вас до Астата. И, Тэнке, ты не должен никому доверять, кроме него и Лиса. Кстати, пса придется оставить здесь. Даггар ненавидит собак.

URL
2015-11-02 в 01:59 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 14. Проводник

- Поверить не могу, что ты оставил Юка у нее! – вопил Лис.
- Тебе же понравилась эта милая старушка, - парировал Тэнке.
- Юк мне нравится больше, чем она!
На самом деле, это было меньшее, что сейчас волновало вереса. Понимая, что они приближаются к порту, Тэнке начинал нервничать. Он ощущал страх перед городами. Небольшие селения, которые хоть и редко, но все же попадались им по пути, вызывали недоверие, но не такой ужас. Большое количество людей всегда пугало вереса. Ведь он не был человеком, и, несмотря на то, что внешне не имел никаких видимых отличий, боялся, что его примут за чужака. Еще и Кара била по больному, говоря, что именно ему грозит неведомая опасность. К тому же, он с детства усвоил, как это - быть не таким как все. Каждый раз, когда толпа окружала его, на него смотрели, как на непонятного зверька или, еще того хуже, инвалида. Вот вроде один из нас, но что-то не то. Будто он родился с рогами или без ноги. Тэнке понимал, что бояться гонений среди людей, который о нем ничего не знают, беспричинно, но ничего не мог с собой поделать.
И Лис чувствовал этот страх. Он замечал его в осторожных движениях кузнеца, в том, как он воровато оглядывается по сторонам, как медленно и неуверенно он переставляет ноги.
Следопыт подошел к Тэнке вплотную и сказал:
- Я понимаю, что ты у нас человек суровый, но сделай лицо попроще, тебе пока не о чем волноваться.
- Я не привык к большому количеству народа.
- Ты и ко мне не сразу привык.
- Тут другое, - огрызнулся верес. – Как ты не понимаешь, я жил в маленьком селении столько лет. И стоило мне выйти, как все вдруг изменилось.
- Ну, я тоже никогда не заходил так далеко. Не считай меня великим путешественником.
Тэнке посмотрел на друга с прищуром.
- Да ты тут, как рыба в воде.
- Это не первый крупный город, который я посетил, и должен сказать, что города мне нравятся больше, чем маленькие поселки.
- Почему?
- Потому что, Тэнке. Ты ведь сам из тесной общины, все друг друга знают. На пришельца смотрят, как на дикого заразного зверя, потому что у них редко появляются новые люди, а значит, и относятся заведомо враждебно, с недоверием. А в городах так много разных людей, и не только. В портовых городах полно иноземцев. Кто-то приезжает торговать, кто-то – учиться ремеслу, кто-то – просто проездом на другую землю. Городские, как муравьи, их так много, и они так часто сменяют друг друга, что у них просто нет времени на то, чтобы смотреть по сторонам и выискивать новоприбывшего. В городе намного проще потеряться, чем в деревне. Поверь мне и расслабься, а то вместо того, чтобы стать незаметным, ты только привлекаешь к себе внимание.
Тэнке остановился, глубоко вдохнул и медленно выдохнул через рот. Это действие успокаивало его в юности, когда у него не получалось работать с металлом. Если поделка не выходила, он начинал заводиться, и тогда все шло насмарку. Сэм любил говорить, что, хоть металл и тверд, работать с ним надо мягко, а значит, голова должна быть спокойной. Он просто повторял «дыши», и Тэнке вдыхал полной грудью жар печи и приходил в себя.
Им стоило сосредоточиться на том, чтобы найти нужное место. Кара сказала, что они могут найти ее приятеля в баре с названием – «Медведь».

URL
2015-11-02 в 01:59 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Им пришлось пару часов поплутать по улицам городка, пока они не заметили суровую постройку, будто сколоченную наспех из разномастных досок. Дом был небольшой, но выглядел внушительно. Казалось, если налетит ураган, только это постройка и сможет дать ему отпор. На двери четко были видны следы когтей. Собственно, именно когтями и было нацарапано слово – «Медведь». Парни переглянулись, зашли внутрь и прямиком направились к бару в поисках хозяина. Даггар должен был быть за стойкой.
Сказать, что мужик был огромен, значит не сказать ничего. Больше двух метров ростом, и в ширину не уступал этому показателю. Как потом узнал Тэнке, он был перевертышем – наполовину медведем – и это, по его мнению, многое объясняло. Если бы верес чаще общался с другими расами, он бы сразу догадался по внешнему виду, что это не просто слишком сильный представитель человеческого рода со странной внешностью. Удивиться действительно было чему. У него была большая лохматая голова, вероятно, он никогда не волновался о том, чтобы причесаться, или просто привык прятать своё лицо, которое вопреки остальным частям тела казалось вполне дружелюбным. Челюсть немного выпирала вперед из-за слишком больших клыков, которые, впрочем, не были заметны, пока бармен не открывал рот, а открывал он его, надо сказать, редко. Создавалось впечатление, что это не он нарастил себе мышцы, а они атаковали его тело, захватили в плен огромную спину и руки. Ноги из-за барной стойки не было видно, но то, что они не могли оказаться слабыми, представлялось очевидным. Когда он подал Лису первый стакан с пивом, Тэнке сразу обратил внимание на его ногти. Это не были ногти обычного человека, а скорее когти животного – плотные, острые, продолговатые, темно-желтого цвета, они бугрились над фалангами, будто были приклеены. Впрочем, их он не прятал так сильно как лицо, хотя мог бы спиливать или надевать перчатки.
Следопыта же поразила повышенная волосатость бармена больше, чем его когти.
- Ему и на снежных вершинах было бы тепло, - шепнул Лис.
При всей своей необъятности Даггар не был неуклюжим. Его ловкие пальцы, больше похожие на охотничьи сосиски, быстро полировали стаканы и сменяли бутылки. В баре было немного народу, но он обслуживал каждого посетителя быстрее, чем тот успевал озвучить свой заказ до конца. Никакой кухни тут не было, так что закуски подавались быстро. Хотя руки бармена были постоянно заняты бутылками или кружками, миски с сухарями он доставал так стремительно, что, казалось, делал это ногами.
- Шустрый, - с недоверием замечал Тэнке, разглядывая перевертыша.
Они сели за столик в углу. Верес не любил сидеть у окна – на всеобщем обозрении. Намного надежней, если спину прикрывает стена, хотя бы с двух сторон. В таком месте всегда нужно быть готовым к неожиданной пьяной потасовке.
- В его работе это полезно, - отозвался Лис, отхлебывая пиво.
Оно оказалось густым и таким забродившим, что следопыт поморщился от первого глотка. Вкус был нов, но приятен.
- Думаю, он даже быстрее тебя, - решил верес. - Такой нас пришьет мигом. Может, стоит уйти и продолжить путь самостоятельно?
- Старушка сказала, что без него мы не попадем в Астат, так ведь?
- Но мы даже не пытались.
- Я думал, ты доверился знахарке. Так в чем же дело? Она сказала, что Даггар – надежный человек. Может, ты просто испугался? Расслабься, - Лис легонько хлопнул Тэнке по плечу и продолжил, - если он нападет на тебя спереди, я атакую его со спины. Один из нас точно выживет и доберется до места.
- Обнадежил, спасибо.
- В любом случае, подождем еще немного, пока народ рассосется, приглядимся. Такого все-таки лучше иметь среди друзей, чем среди врагов.
- Тут я точно спорить не намерен.
Пиво приятно расслабляло тело. Они были в дороге с самого восхода, и смогли пристроить свои пятые точки только через час после заката. Путешествие казалось бесконечным, ноги уже шли сами, голова ничего не соображала. Вряд ли хмель помог бы ей проясниться, но, как сказала старушка, чтобы завоевать доверие у бармена, нет смысла просто просиживать штаны в заведении, где только и умеют, что наливать.
Спустя почти час и три кружки пива на каждого, парни заметили, что кроме них в помещении остался только один хмурый старичок. Он уже клевал носом и, должно быть, этот стакан был для него последним. Проводив его, Даггар подошел к двери и плотно закрыл ее. Парни напряглись.
- Может, перестанете на меня пялиться и расскажете, зачем вы здесь? – громко пробасил он. – Весь вечер дыру во мне прожигаете.
- Мы с приветом от Кары, - начал Лис.
- От кого? – удивился Даггар.
Тэнке достал бутылку с мутной оранжевой жидкостью из сумки и поставил ее на стол. Лепестки маленьких голубых цветочков закружились и осели на дно.
- Она сказала, ты все поймешь, когда увидишь это.
- Лучше один раз попробовать, - проговорил бармен и неожиданно улыбнулся.
Он теперь стоял совсем близко и от этого казался еще огромнее.
- Я тебе верю, конечно, - кроме старушки такое никто не сварит - но ничего не могу с собой поделать. Придется кому-нибудь из вас попробовать это первым.
С этими словами он дошел до бара, взял три стопки и вернулся к парням. Затем откупорил бутылку, использовав свой коготь вместо штопора, и наполнил две стопки. Тэнке с Лисом переглянулись и залпом опрокинули напиток. Он чем-то напоминал кисель и был слишком сладким, как говорится, «на любителя». Удивительно, что такому большому мужику нравится не чистый алкоголь, а спирт, разведенный в сахаре.
Даггар подождал пару минут, потом вдруг схватил вереса за подбородок и поднял. Лис тут же вскочил со стула, но бармен легко заставил его сесть обратно.
- Не бойся, я только проверяю, - бросил он следопыту и отпустил вереса. – Похоже, все в порядке. Я просто так давно не видел этого варева…
И тут произошло нечто – Даггар схватил бутылку и наполовину осушил ее в пару глотков. Парни открыли рты. «Вот сейчас, - думал Лис, - он побежит за водой, иначе у него все внутри склеится от такого количества сахара». Но бармен вернул напиток парням, сел с ними за стол и расслабился.
- А где пес? – вдруг выдал Даггар.
- Это… меньшее, из того, что я ожидал услышать первым, - ответил Лис, растерявшись. – Тебе разве не интересно, как нас зовут?
- Сначала мне хотелось бы знать, где пес.
- Мы оставили его с Карой, она сказала, что ты не любишь собак.
- Так и есть. А вы когда-нибудь видели, как собаки гонят медведей?
- Нет, если честно, - ответил Лис, - я видел медведя только раз, в одном из лесов запада, а Тэнке, поди только на картинках. Он у нас домосед.
- Ясно, значит, ты, - он ткнул пальцем в сторону вереса, - Тэнке, а ты?
- Лис.
- Что-то не похож… Где это видано, чтобы лисицы с собаками уживались?
- Как ты вообще узнал, что у нас собака есть? – поинтересовался верес.
- Да от вас же разит псиной за версту.
- Толку от бани – ноль, - поддакнул Тэнке и ухмыльнулся.
- Ну ладно, - пробасил Даггар и хлопнул себя по колену, - бутылка – есть, собаки – нет. Думаю, мы подружимся.

URL
2015-11-02 в 02:03 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Когда Даггар узнал, что от него требуется, он попытался отказаться. С одной стороны, он понимал, что без него они не дойдут. И не потому, что парни не могли найти дорогу – идти-то по прямой пару десятков миль – а потому, что в портовых городах полно мошенников, воров и просто любителей драться под градусом. Парни не выглядели слабаками, но ведь городские банды могли быть гораздо многочисленней, чем деревенские. К тому же навряд ли путешествие в Астат сможет ограничиться одним днем. Ночлег будет необходим, и уж точно этим двум неизвестно, где можно отдохнуть безопасно, а где гарантировано лишиться не только кошелька, но и жизни. Даггар был им необходим. Он это понимал. И старушка понимала, иначе не попросила бы.
Но идти в Астат… Город прослыл не только красочным и развитым – центр науки все-таки - но еще и опасным. Вокруг города было столько слухов, что уже нельзя было отделить правдивые от сказочных. Люди, населявшие его, богохульные и своенравные, ни во что не верили, кроме своих идей. Это и смешило и пугало Даггара. Он не любил Астат, для него это был оплот смуты.
- Разве тебе не интересно, что там? – спрашивал Лис. – Они делают все, чтобы жить было проще и интересней. Говорят, они уже не ездят на лошадях…
- И что же в этом хорошего? – недоумевал Даггар.
- Лошади же устают! Не надо заботиться о том, чтобы животное отдохнуло или покормилось. Они работают над экипажами без живой силы. Это огромный шаг!
- Ты так восторженно об этом говоришь, будто сам ученый, а ведь ты только следопыт. Разве не у природы ты всему научился? Разве не должен благодарить своего шамана, который потратил на тебя столько же времени, как и на своего сына, чтобы сделать из тебя достойного человека?
Даггар имел неосторожность поинтересоваться у следопыта, как человеку досталось имя животного, и понеслось. С тех пор, как троица вышла за пределы города, Лис не затыкался. Перевертыш, хоть и был грубоват, но пообщаться тоже любил, особенно если его мнение и мнение собеседника были противоположными.
- Да, но ведь все, чем мы пользуемся сейчас, тоже было когда-то придумано людьми, которые были чуть умнее остальных, - не унимался Лис. - Разве это не часть науки?
- Почему ты решил, что все самое интересное придумали люди?
Тэнке навострил уши. Они редко обсуждали с Лисом другие расы, отчасти потому что им мало что было известно, отчасти – из-за того, что верес просто боялся себя раскрыть. А тут такой яркий представитель перевертышей, не боящийся высказываться прямо.
- Люди всегда завидовали другим расам, - небрежно бросил Даггар. – Вы любите все присваивать себе.
- Да брось ты, - отнекивался Лис.
- Так и есть. Всегда хотели то, чего у них нет. Умные создавали, тупые – присваивали себе чужое. Ты знаешь, что по тюремным подсчетам, больше всего воров среди людей. В основной своей массе вы ленивы и мнительны. Если люди не могут подружиться с расой, которая сильнее их, им проще истребить ее или подчинить, чтобы не было угрозы порабощения.
Разговор набирал обороты. Тэнке плохо знал историю, но такое слово, как работорговля, было ему знакомо. Одна раса подчиняет другую?
- У нас никогда не было рабов…
- Ты же не единственный представитель рода человеческого. Ваше племя индайцев слишком далеко от цивилизации, у вас все на уровне шаманов и ритуалов. В Астате живут те, кто верит только в науку. Побросав алтари, они собирают какие-то странные приспособления, им больше не нужны советы Богов, духов-хранителей. Они никого не уважают. Говорят, на Другой Земле уже вовсю ведутся воины за идеи, а не за новые территории. Вы ведь не отличаетесь ничем от них. Зачем вы идете в Астат? Разве не для того, чтобы изменить свою жизнь? Чем тебе была плоха твоя деревня, Тэнке? А тебе, Лис?
- Да что ты знаешь обо мне и о моей деревне? – не выдержал верес.
- Я знаю, что к людям лишний раз лучше не соваться. В таких городах, где слишком большое смешение рас, я в безопасности. А там, где кроме людей никого нет, я стану белой вороной. Почему Кара вас не отговорила, не понимаю…
После этого все трое замолчали. Будто просто разговор резко потух, оборвался на полуслове. До ближайшего города оставалась пара миль по пустырю. По дороге Лису удалось пристрелить пару куропаток и хромого кролика. Следопыт по старой привычке хотел развести костер, но Даггар сказал, что их можно будет приготовить на печке. Он знал хозяина одной забегаловки и был уверен, что тот сможет предоставить им ночлег, выпивку и безопасность, и не откажется от свежей птицы.
Новый городок, как и предыдущий, был полон народу. Но забегаловка находилась на отшибе, чтобы до нее добраться, нужно было пройти только пару домов. Ее привлекательность была не внешней, а внутренней, и особенно Тэнке понравилось то, что хозяин пускал только тех, с кем был знаком лично. Кузнец и следопыт шли в комплекте. Особо теплых чувств к ним хозяин не испытал, но подстреленная дичь смягчила черты его лица. Сам он готовить не умел и не любил, но Лис так расхваливал кулинарные способности Тэнке, что очаг был тут же предоставлен новому повару.
Верес нашел на кухне много интересных трав, но решился добавить в блюдо именно те, вкус которых знал наверняка. Ему нравилось готовить. И он любил заниматься этим в одиночку. Да и вообще в последнее время он так редко мог побыть один, что такое времяпрепровождение стало глотком свежего воздуха. Пока Даггар и Лис накидывались темным пивом, сваренным по секретной технологии хозяина забегаловки, Тэнке наслаждался тишиной и запахом мяса. Наконец-то над головой не было ни деревьев, ни звезд, и никаких завываний ветра и животных. Если Даггар был уверен, что здесь им ничего не угрожает, то Тэнке мог попробовать по-настоящему расслабиться.
После ужина хозяин запихнул всех троих на ночлег в одну комнату на втором этаже. Она была невелика, но места хватало для того, чтобы устроить огромное тело перевертыша, вытянувшегося на полу на плотном одеяле во весь рост, и двух рослых парней. Устроившись поудобней, парни сразу отключились до самого утра, а Даггар, проспав пару часов, спустился вниз и до рассвета сидел за баром, карауля дверь. Что-то не давало ему покоя, но он пока не мог понять, что именно.

URL
2015-11-02 в 02:04 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Следующий город был похож на предыдущий. Для Тэнке все сливалось в одну пеструю массу. Народу было, безусловно, больше, но все они были настолько разными, что становились от этого одинаковыми. Еще больше смуты прибавляло то, что в городах люди, как казалось, вечно куда-то торопились, ритм жизни отдавал резким стартом без торможения. Может быть, так всегда происходит, когда количество человек, скопившихся в одном месте, превышает определенную отметку?
Близость к Астату бросалась в глаза количеством железа то продаваемого, то валяющегося без дела. Как потом рассказывал Даггар, все это было объяснимо – этот город был свалкой научного сообщества Астата. Сюда отправляли все ненужное. В итоге это шло либо на металлолом, либо на продажу – некоторые умелые кузнецы надеялись доработать то, что не смогли в городе науки, но, как правило, все изобретения переплавлялись во что-то более близкое и знакомое, что может использовать каждый обыватель. А на окраине, ближе к восточному выходу, действительно была свалка металла, в которой ржавели разные приборы – от исполинской железной сферы с неизвестным назначением до дырявой сковородки с ручкой из дуба. Для детей это был настоящий игровой мир – они перебирали этот хлам на предмет полезности и собирали себе доспехи, оружие, волшебные амулеты, складывали из толстых пластин шалаши, тайные комнаты для собраний – короче, развлекались, как могли. А если родители не разрешали им играть на свалке, то дети старались оттащить дорогое имущество ближе к дому. И следы этого невинного разбоя были повсюду.
Даггар как раз рассказывал о том, как Кара нашла его еще маленьким медвежонком и спасла от собак.
- Она сразу поняла, что я не просто зверь, - продолжал он, - наверное, потому что всегда видела то, что не могут другие, или просто слишком много знала - шаманы и знахари вечно в курсе всех дел, хотят они этого или нет. Кара научила меня контролировать свою силу, принимать максимально человеческий облик, чтобы мне проще жилось в деревне. Она решила, что среди людей я буду в большей безопасности, чем в лесу. Если бы собаки не погнали меня к ее дому, может, я бы одичал в конец, или был разорван где-нибудь этими же гончими, или, что самое мерзкое – меня продали бы на шкуру и мясо для людей, с которыми так безопасно.
Слово «безопасно» Даггар презрительно выплюнул. Лис слушал внимательно, и его лицо делалось все мрачнее. Он умел сочувствовать, и особенно хорошо ему это удавалось по отношению к тем, кто отличался. Следопыт не пытался влезть с советами, не говорил, что нужно делать и не сокрушался вслух. Молчаливая понимающая поддержка была его сильной стороной. Вот и сейчас, жуя где-то найденную травинку, он угрюмо смотрел под ноги. Может быть, его открытая душа не хотела принимать ужаса всего описанного. В его маленьком мирке люди не представляли такой угрозы. Лис думал, что в большинстве своем человек – существо доброе, не забывая и про тех, кто оступился. Но, наверное, он всегда верил, что они могут измениться. Или старался с такими не связываться.
Тэнке никогда не любил лишнего внимания, а с Даггаром просто так не потеряться в толпе. Эта странная внешность, зычным голос и огромный рост никого не оставляли равнодушным. Верес глянул на Лиса. Типичный представитель своего вида. Вот он, пожалуйста, выглядит привычнее всех остальных – плащ до колен темного цвета, сапоги, волосы приемлемой длины, рост высокий, но не выделяющийся, даже лук выглядит, как предмет одежды…
- Осторожней! – крикнул на Тэнке следопыт.
Верес и не заметил, что слишком пристально пялился на друга, делая какие-то свои выводы, и не посмотрел вовремя под ноги. Раскиданные по городу куски металла торчали из земли и целились в людей. Жители уже привыкли по привычке обходить опасные участки, а пришедшие сюда впервые имели обыкновение мотать головой по сторонам, не глядя вниз. Тэнке просто засмотрелся на Лиса и напоролся на куст железа. По-другому это никак не возможно было назвать – из земли торчала пара крепких металлических прутьев разного размера с оборванными краями и отростками мелких колючих проволочек по сторонам. Если бы верес не угодил в этот капкан, он бы даже смог оценить его, как красивую, но бесполезную поделку. Но проходящий мимо мужик налетел на него, не забыв, впрочем, извиниться, и верес угодил в ловушку.
- Вот зараза! – разразился кузнец от гнева.
Разодранная штанина была поправима – ее можно было легко зашить, к тому же иголку с ниткой можно попросить в любом трактире. А вот оторванная подошва на сапоге – это настоящая катастрофа. Мало того, верес умудрился сделать еще пару шагов, после того, как зацепился. Носок тоже был порван, и Тэнке поспешно присел, чтобы как-то прикрыть кровоточащую оголенную ступню. Его не столько интересовала рана, сколько то, что прохожие могли увидеть. Хотя в этом скопище народу, скорее всего никто бы не обратил внимания на лишний палец на ноге Тэнке.
- Ты как умудрился-то? – спросил бармен, присаживаясь рядом.
- Да не знаю, вроде кто-то на меня налетел, - ответил верес, прикрывая отлетевшим кусом материи порванный сапог.
- Штанину-то мы поправим, а вот сапоги придется новые купить. Это, вероятно, после болот обувка ваша размокла, - сделал выводы Даггар, а затем добавил, обратившись к Лису. – И тебе надо бы новые приобрести, а то мало ли.
Тэнке перевязал тряпкой оторванную подошву, чтобы хоть как-то доковылять до ближайшей лавки с обувью. Переобуться сразу он отказался наотрез, объясняя тем, что у него вся нога в крови, и он просто не хочет испортить обновку. Лис тоже решил сначала помыться, а уж потом переобуваться.
Даггару же оставалось только поискать место, где можно было бы остановиться. В этом городе у него знакомых не было, но он знал неплохую таверну у восточных ворот, рядом со свалкой, и предложил парням отправиться туда.
Хозяин был не особо приветлив, но, скорее всего, это была его обычная манера поведения, а не реакция на путников. Домик был неплох, и его единственный минус заключался в том, что туалет и душ, состоящие из металлического мусора, были на улице в паре метров от задней двери. Чтобы помыться, приходилось притащить пару ведер из колодца, который был не близко. Лис притащил Тэнке воды и пару чистых тряпок для перевязки. Раз десять спросив, не нужно ли что еще, и, получив нагоняй, он, наконец-то, оставил вереса разбираться со всем в одиночку. Впрочем, верес не особо-то переживал – такие раны на нем заживут через две ночи. Главное, чтобы новые сапоги быстро разносились.
После скудного ужина и немаленькой порции пива Тэнке приспичило отойти по нужде. Сообщив парням, что он скоро вернется, верес заказал новую кружку пива, взамен пустой и вышел за дверь. Через полчаса он так и не вернулся обратно.

URL
2015-11-02 в 02:04 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 15. Наемники

Никто из путников не обратил внимание на шайку бандюганов, которые увязались за ними после того, как все трое вышли из медвежьего бара. Возможно, они поджидали здесь всю ночь, обсуждая дальнейшие действия, а может быть, они только с утра обратили внимание на то, что среди трех путников есть тот, кто им нужен. Когда у них созрело решение пуститься в погоню, так и не удалось узнать.
Тот, что был повыше, с коротким ежиком волос и шрамом на правой щеке, повернулся к остальным и жестами показал, что они должны следовать за этими тремя и особенно следить за парнем в светлой куртке. Должно быть, он был главарем этой шайки, так как все остальные не смели его ослушаться. Подходить близко к жертве было опасно, но наемников было пятеро, и они могли легко рассредоточиться на различное расстояние.
Шайка проследовала за путниками до последнего дома в городке. Они переглядывались всю дорогу и кивали друг другу в знак того, что все под контролем. Было опасно идти дальше, впереди было поле, чуть больше мили, спрятаться было негде, ни одного несчастного дерева не росло. Можно было отстать ненадолго, а потом нагнать, скорость передвижения рассчитать не составляло труда. Но, если они потеряют из виду добычу, то в следующем городе, который, надо сказать, был побольше предыдущего, им может не посчастливиться натолкнуться на этого парня.
Пятеро решили разделиться, чтобы была возможность преследовать на безопасном расстоянии. Шли цепочкой, держали друг друга в поле зрения. По одиночке было проще попасть в город и смешаться с толпой. Встретиться договорились в забегаловке на окраине после того, как установят место ночлега путников.
План был хорош, и срабатывал уже неоднократно. Но главарь переживал насчет перевертыша. Конечно, он знал о его существовании, но на него заказов не было, так что за даром не стоило и руки марать. И вот теперь по никому неизвестной причине медведь сопровождал этих двоих. Сильный малый, с ним могли возникнуть проблемы. Человек со шрамом надеялся, что перевертыш просто проводит парней до соседнего города и вернется к себе в бар. Тогда можно было бы и начинать.
Но медведь будто прилип к той парочке.
Чем ближе к океану, тем больше были поселения, и банда боялась потерять свою цель. Городок изобиловал барами и заведениями, в которых можно было устроиться на ночлег. Многие рвались в Астат, либо на другую землю, так что здесь неплохо зарабатывали, сдавая комнаты внаем. По длинноволосому и этому, в светлой куртке, можно было сделать вывод, что они здесь никогда не были, но перевертыш видно хорошо знал эти места. Может быть, поэтому он и повел их в тот бар, в который было сложнее всего пробраться. Можно было посидеть внизу, выпить пива - наверх владелец пускал только тех, кто был лично с ним знаком. А главаря он не считал своим другом. Что было не удивительно.
Но продолжать наблюдение стоило, поэтому трое из преследователей, включая человека со шрамом, весь вечер просидели в баре, пока это не начало казаться подозрительным. Главарь вслушивался в разговоры, доносившиеся из-за стола троицы, но ничего важного уловить не мог. Может быть, это пустой вызов. Ничего сверхъестественного в светловолосом нет? Но, когда у вереса закатался рукав, которй он бстро вернул на положенное место, главарь отчетливо увидел характерные полосы на предплечье. В прошлый раз он подумал, что ему померещилось. Главарь знал, что эти полосы идут от лопаток до шестого пальца. Почему у этого их пять? Должно быть шесть – это чуть ли не главный признак. Но сколько бы главарь не присматривался - он даже один раз прошел мимо их столика, чтобы знать наверняка - количество пальцев не увеличилось. «Надо проверить ноги»,- решил он. Может, на руках парень как-то смог избавиться от лишнего? С ногами он вряд ли стал бы что-то изобретать. Поэтому он, наверное, и пересек болото пешком - чтобы ничего не заподозрили.
Парни поднялись наверх достаточно скоро, и ни разу за ночь не покидали своих комнат – на всякий случай главарь выставил наблюдателей, правда, наблюдать им пришлось с улицы, потому что хозяин достаточно быстро закрылся и всех погнал наружу. Была бы неплохая возможность, если бы этот чужак решил прогуляться, но он, похоже, был мнителен и осторожен. Идя по городу, он озирался по сторонам и постоянно держал руку наготове. Должно быть, у него был с собой нож. Скорее всего, маленький, метательный, потому что длинный торчал бы из-под полы куртки, которая закрывала только поясницу. Второй, волосатый, никогда не отходил от него далеко, у него был длинный плащ, под которым, если постараться, можно было спрятать, что угодно. Рот у него, надо сказать, не затыкался. Должно быть, он говорил за двоих, а ел – судя по тому, что шайка успела заметить - за троих. Надолго в городе они не остались. Торопились, наверное.
Странная компания. Такие обычно не сближаются. А может, он сам попросил сопровождать себя, потому что прознал, что творится? Хотя с чего бы - ведь никто не возвращался, чтобы рассказать.
К вечеру следующего дня ситуация повторилась – путники вошли в новый город. В этом городе у главаря было больше друзей, чем у перевертыша. Парня нужно было схватить до того, как он зайдет в Астат. А для этого наемникам надо было узнать наверняка, не на ложный ли след их навели, и сделать это как можно незаметней.
Толкучка была что надо. Можно было безбоязненно близко ходить около объекта наблюдения, и не быть замеченным. Но ведь он не захочет просто взять и разуться посреди улицы. В это же время один из наемников выругался за спиной у главаря. Оказалось, что он ободрал предплечье о болтающуюся на заборе сетку для рыбы. Края ее были странно оттопырены, царапина получилась тоненькой, но глубокой, и наемник, чтобы проверить, попала ли грязь вместе с ржавчиной, закатал рукав рубашки.
И тут главаря осенило. Светловолосый как раз совершенно перестал смотреть на ноги - уставился на своего спутника, который жевал травинку и даже не обращал внимания на окружающих. Даггар что-то громко басил о собаках. Каждый был погружен в свои мысли, поэтому никто не заметил, как главарь, ловко обогнув троицу, устремился им навстречу и, резко развернувшись, сбил вереса аккуратно на торчащие прутья. Результат превзошел все ожидания – подошва со скрипом оторвалась, и парень шлепнул голой ногой по земле. Шесть светлых пальцев четко выделялись на грязной дороге.
После этого дело пошло за малым. Скорость перемещения троицы упала, и они так сплотились вокруг несчастного порванного сапога, что следить за ними было довольно легко. А позже они выбрали место для ночлега, хорошо известное главарю. И уже после заката удача окончательно повернулась к наемникам лицом, когда верес, слегка покачиваясь от алкоголя, в одиночку вышел по нужде.

URL
2015-11-02 в 02:05 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Тэнке резко открыл глаза от ощущения холода на ногах. Пошевелив пальцами, он понял, что остался без сапог, а когда попытался сделать еще хоть какое-нибудь движение, осознал, что привязан. Так как в темноте он видел лучше людей, то сразу догадался, где он. Спину подпирало что-то холодное и большое, со всех сторон торчал как будто разного размера неотесанный светлый частокол, раздавался легкий скрежет. В свете луны металлическая свалка казалась сокровищем, так сильно она сверкала серебром. Хотя настоящего серебра здесь, наверняка, не было.
Сзади послышался шум, и верес подавил желание повернуться, потому что знал, что привязан крепко.
- Ты ведь верес, да? – прошептал кто-то над самым ухом. – Я не расскажу остальным, совру, что продал тебя, как бандита. И заберу всё себе. За вас отлично платят, птичка.
- Не понимаю, о чем ты говоришь, - холодно ответил Тэнке в пустоту.
- Я видел твои руки, - продолжал голос.
Больше всего раздражало то, что противника не было видно. Тэнке не любил драться, но привык смотреть в лицо врагу, опасаясь прослыть трусом.
- И что не так с моими руками?
- Я видел полоски на предплечьях. Готов поклясться на крови, на твоей, конечно же, что они идут от лопаток, как раз там, где начинаются разрывы.
- О чем ты?
- Как будто ты не знаешь. Не пытайся меня одурачить, я таких уже видел. Вот только мне интересно, как ты избавился от лишнего пальца на руках, не повредив метки.
- Что значит, лишнего. У меня столько же пальцев, сколько у тебя.
- На руках. Но на ногах-то шесть, - как бы мимоходом заметил голос.
И вдруг послышался скрип, и голос явил своего обладателя. Мужик был старше Тэнке лет на двадцать, светлый ежик, шрам на пол лица – сразу видно - наемник.
- Чувствуешь Ветер, верес? Чувствуешь, как он трогает твои ступни? Я специально стащил с тебя сапоги, чтобы убедиться, что не просчитался, - мужик достал из-за пазухи ножик и стал поигрывать им в воздухе. – Считать я научился раньше, чем читать – всегда любил деньги. А вересы стоят раз в десять больше обычных преступников.
- Но я не преступник! – возмутился Тэнке.
- Я знаю. Даже если ты невинный младенец, это ничего не меняет. Нам платят, мы совершаем доставку груза.
- Что вам от меня нужно? Эти полосы – татуировки. Пальцы на ногах лишние от того, что мать любила алкоголь больше, чем отца и…
Тэнке согнулся бы пополам от такого удара в живот, если бы не был так хорошо привязан.
- Надоел, - спокойно выдал наемник и подправил вересу челюсть правым хуком.
Губа разбилась, но крови было немного, и она предсказуемо быстро запеклась.
- А ведь и правда, - оживился мужик и схватил Тэнке за подбородок, разглядывая рану. – Ведь можно и по-другому понять, что ты не человек. На тебе все заживает быстрее, чем на собаке. Ты нужен там живым, но ведь поразвлечься никто не запрещал. Мне вот интересно, сколько верес может потерять крови перед тем, как отрубиться?

URL
2015-11-02 в 02:05 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Лис, наверное, пять раз оббежал туалет внутри и снаружи, побарабанил по стенкам, чтобы точно убедиться, что Тэнке не провалился в зловонную кучу, и именно поэтому до сих пор не появился за баром.
- Что могло произойти? – спрашивал Лис, кидаясь к Даггару. – Он же не мог уйти сам, не предупредив. Он так никогда не делал.
- Значит, кто-то его утащил, - ответил бармен и повел носом по ветру. Лис повторил его движения, но кроме вони от туалета, ничего не уловил. Он решил сосредоточиться на том, что действительно умел делать, - находить следы. Сначала добежал до ночлежки и стал искать приметы. Было уже достаточно темно, но сапоги у кузнеца были новые, а значит, подошва была плотная и хорошо отпечатывалась, и характерная хромота выделяла его след из прочих. Лис проследил передвижения до туалета и еще метров пять от него на восток, потом вдруг след оказался затоптанным от четырех до семи пар ног, точнее определить в темноте следопыт не мог.
Вдруг Даггар подбежал к нему с какой-то тряпкой.
- Тэнке этим вроде ногу перематывал, и не выбросил. У него кровь как-то по-другому пахнет, не как у людей. Вот если бы его ударили так, чтобы кровь пошла, я бы быстрее его нашел.
- Твоя доброта не знает границ!
- Да я же говорю, что найду его, просто придется немного…
Договорить Даггар не успел, так как уже начал переворачиваться. Он не то, чтобы рычал, а скорее громко пыхтел, увеличиваясь в размерах. Лис наблюдал за этим, открыв рот. Он ожидал увидеть перед собой настоящего медведя, но, когда через минуту Даггар перестал меняться, он все еще был похож на человека.
- Не бойся, я только чуть-чуть, чтобы лучше запах улавливать.
Очевидно, Даггар мог в этой форме говорить. Он только стал чуть выше, морда немного вытянулась, а на руках, которые стали немного длиннее, прибавилось волос. Следопыт выдохнул и только тогда заметил, что невольно тянулся к луку.
- Больно?
- Привычно, - ляпнул Даггар севшим голосом, потом кивнул на восток. – Нам туда, - и побежал. Следопыт бросился за ним.
Даггар и без повышенного обоняния первым делом стал бы искать кузнеца на свалке. Тут одно из двух – либо он сам отправился на поиски остатков металлических диковинок из города науки, либо его принудили туда отправиться. Так как Лис выяснил, что следов Тэнке не оставил, Даггар решил, что его, вероятно, вырубили и утащили. Самое отличное место, где можно незаметно ограбить и выбросить человека – это свалка. Логика и запах. Два из двух.
Подбираясь ближе к цели, Даггар перешел на какой-то бесшумный бег на цыпочках, что при его комплекции очень удивляло Лиса. Следопыт привык быть самым тихим, среди всех своих знакомых, а тут медведь даже готов был с ним потягаться.
Впереди они увидели свет.
- Там огонь, - сказал Лис.
- Там костер из досок и бумаги, пахнет местными елками.
- А…
- Нет, твоим другом там не пахнет. Он дальше. Предлагаю обойти и поискать его.
- А если это они его похитили? Не проще ли у них узнать?
- Я могу потерять запах, а действовать нужно быстро и осторожно. Давай сначала поймем, что с твоим другом. А этих я уже запомнил, далеко не уйдут. Там еще и выпивкой несет. Дешевой какой-то. Захотят уйти – ноги не удержат.
Лис согласился, но с большой неохотой. В конце концов, среди залежей железа его навыки были бесполезны. А Даггар уверенно пер в гущу металлических решеток. Ну не мог же он так точно определить направление просто потому, что захотел?
Они стали продвигаться еще тише, что было достаточно сложно теперь, потому что под ногами вечно что-то скрипело, скрежетало и норовило упасть. Лис проявлял чудеса равновесия, но Даггар все же иногда ронял балку-другую, отчего следопыт втайне злорадствовал. Впереди была лишь темнота, и Лис признавал, что ему несказанно везет идти с перевертышем – ведь не только нюх, но и зрение у того было лучше человеческого. Лис так привык ползти за ним, что чуть не врезался, когда тот резко остановился.
- Что? – громким шипением отозвался Лис.
Даггар прикрыл его рот рукой и сделал знак, чтобы тот заткнулся. Когда Лис кивнул, бармен отпустил руку.
- Слушай! Там кто-то говорит. И там точно Тэнке. Запах сильный. Кровью пахнет.
Лис дернулся, но Даггар его крепко схватил за руку.
- Хочешь, чтобы его прикончили? Если нас услышат, его убьют. Говорит только один человек. Я это точно слышу. Нужен эффект неожиданности, и все получится.
Даггар указал Лису на торчащую широкую плиту и сказал, что, должно быть, именно она закрывает им обзор. Скорее всего, Тэнке прямо за ней, а может, прямо к ней и привязан. Её нужно было обойти. Чем ближе они подходили, тем отчетливей Лис слышал чей-то самодовольный монолог и тихие стоны и шипение, вторившие ему.
- Интересно, что будет если не кожу царапать, а вырезать, например, почку? Новая отрастет?
Лис понимал, что это голос врага. И овраг получал колоссальное удовольствие, пытая кузнеца. Он хотел, чтобы Тэнке хоть что-нибудь ответил, а не просто мычал.
- Почему ты не кричишь совсем? – холодно говорил что-то. – Тебе же больно! Боль-то вы чувствуете также, это я точно знаю.
Следопыт и Даггар уже были близко, до цели оставалось меньше пяти метров. Лис взял стрелу в одну руку, а во второй крепко зажал лук. Терпение подводило его. Даггар предложил ему зайти с двух сторон, и начал обходить слева. Лис пошел направо. Но тут перевертыш запнулся обо что-то, и вниз посыпались какие болты и гвозди.
- Кто здесь? – крикнул незнакомец.
Лис выпрыгнул перед ним и всадил ему стрелу в плечо, тут же достав следующую. Тот пошатнулся, но на ногах удержался, сломал стрелу, оставив наконечник внутри, и подошел вплотную к Тэнке, приставив к его горлу нож.
- За ним пришел, волосатый?
- Отпусти его! Зачем он тебе нужен?
- Думаешь, твой лук быстрее моего ножа? – говорил он, почти касаясь кожи вереса. – Подойдешь ближе, и ему конец.
В суматохе человек со шрамом забыл, что они следили за тремя людьми, а не двумя, и осознал он это только тогда, когда Даггар разорвал ему горло, прыгнув сзади.
Лис сразу бросил лук, не заботясь о том, куда он может отлететь, и кинулся к Тэнке.
- Открой глаза, дружище!
Он хотел, было, дать ему пощечину, но все лицо Тэнке казалось сплошным синяком с кровоподтеками, поэтому он просто легонько потряс его за плечи.
- Раз… развяжи…, - слабо прохрипел верес.
Лис послушно начал перебирать веревки. Даггар посмотрел на это и просто рубанул когтями. Тэнке, не устояв на ногах, упал прямо в руки следопыту.
- Там еще четверо, - рыкнул бармен.
- Они что, маньяки какие-то? Просто ограбить не судьба?
- Дело не в этом! – крикнул Тэнке и зря, потому что сразу зашелся кашлем. – Им зачем-то именно я нужен. Хотелось бы узнать причину.
- О, - отозвался Даггар, - предоставь это мне. Я мастер допросов, - и побежал в сторону наемников.
Когда Тэнке и Лис доковыляли до того места, откуда доносились крики, Лис заметил два бездыханных тела. Он посадил Тэнке аккуратно на какую-то балку, чтобы он мог опереться спиной, и пошел к Даггару.
- Вы совсем жить не хотите?! – орал перевертыш, хватая одного из оставшихся наемников за горло и поднимая над головой. – Сверху лучше видно, смотри на своих подельников. Двое уже точно не жильцы! Зачем вы схватили нашего друга? Отвечай!
- Он так не сможет ничего сказать! – крикнул на Даггара Лис. – Поставь его.
Перевертыш подчинился, но, как всегда, в своей манере – бросив человека на землю. Не сильно, хвала небесам, иначе тот бы точно уснул навеки.
Лис подошел к нему, поигрывая ножом.
- Не думай, что только Даггар умеет злиться. Вы, скоты, напали на моего друга. Что же, интересно, он вам такого сделал? Простого грабежа уже недостаточно.
- Он нужен… был живым… его нужно было передать… Мак так сказал…
- Мак – это тот, что со шрамом?
- Да.
- Зачем вам Тэнке?
- Он преступник… мы ловим таких… и Мак их отправляет…
- Куда?
- Я не знаю! – вырвалось у наемника. – Вся информация… вся информация к нам поступает от Мака, откуда он ее берет, мы никогда не интересовались.
- Врешь, - Лис приставил нож к горлу наемника и заглянул ему в глаза.
- Клянусь! Только Мак знает… знал того, кто нас нанимает… Задания поступали напрямую… Шишка какая-то из Астата…
- Да бесполезно это всё! Он ничего не знает, кончай его, - взревел Даггар.
- Но ведь они не смогут доложить. Они же никогда в глаза его не видели, знают только, что он из Астата, там поди народу дохрена.
- Если он такой важный, как они говорят, то он сам их найдет, и спросит, кто их так разукрасил, и куда дели добычу. Тогда они либо от страха все выложат, либо от звона монет.
В это время последний наемник очнулся и кинул нож в Лиса. Даггар прыгнул наперерез, отбросил оружие, почти долетевшее до цели, и снес огромной лапой с одного движения голову обидчика.
- Как же мне это надоело, - медленно произнес Даггар, хватая последнего, оставшегося в живых бандита. – Тупые, как пробки, - изрек он, глядя тому в лицо, и одной рукой переломал ему шею.
Тэнке поднялся и подошел к Лису и Даггару.
- Наверное, им по статусу не положено было знать. Понятия не имею, зачем я им понадобился, может, спутали с кем?
- В Астате должен быть хотя бы один человек, который сможет ответить на этот вопрос. Ты пришел издалека, с местными преступниками тебя никто бы не спутал, - неожиданно выдал Даггар.
- Что теперь будем делать? – поинтересовался Лис.
- Вы вернетесь в комнаты, Тэнке требуется отдых. А я разберусь вот с этим, - пояснил Даггар, указывая на переломанные трупы. – Не ходите за мной.
Дальше произошло то, чего никто не ожидал. Бармен полностью перевоплотился в медведя, схватил сразу четверых наемников и, закинув их на плечи, ушел в сторону свалки. Под ним скрипели и прогибались металлические обломки, но, похоже, что ему было все равно.

URL
2015-11-02 в 02:08 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Тэнке, наполовину повиснув на Лисе, добрался до забегаловки и сразу попросил пару ведер воды.
- Ты уверен, что сможешь сам промыть раны?
- Не нервничай, раны не глубокие, просто кровь везде размазалась, поэтому я выгляжу страшнее, чем есть на самом деле.
- Да ты же весь располосованный, и стоишь с трудом! – не сдавался Лис.
- Я просто устал быть в одном положении так долго, да и нога же еще не зажила. Я в норме, правда. Мне бы только помыться и отдохнуть. Не помешала бы, конечно, чудо-мазь бабули, но чего нет, того нет.
Голос его, и правда, окреп. И глаза уже не выглядели такими тусклыми. Спорить с кузнецом все равно было бесполезно, и чтобы лишний раз его не нервировать, Лис быстро сбегал за водой и полотенцами и отстал от Тэнке на какое-то время. Вот только не смог уйти в комнату спокойно, притаился и ждал, пока Тэнке не закончил мыться, чтобы схватить его на выходе из коробки, именуемой душем, и дотащить до кровати. Лис даже заставил вереса выпить отвар из ромашки и календулы, и это было последнее, но что верес согласился. Помимо прочего было предложено сходить за лечебной травой, наложить повязки и даже облегчить страдания алкоголем. Но верес решительно все отверг, а, чтобы Лис перестал налегать, даже продемонстрировал ему поврежденные участки кожи, на которых остались только синяки и неглубокие порезы.
- Странно, - произнес Лис, - откуда тогда столько крови.
- Думаю, из разбитого носа, - нашелся верес. – Я, пожалуй, не откажусь от какой-нибудь холодной волшебной повязки на лицо, хочу завтра иметь возможность открыть глаза.
- Это я могу, - радостно отозвался Лис и бросился вниз за водой. По пути он налетел на Даггара, который уже принял обычный человеческий вид, если, конечно, его можно было при всех нюансах, назвать обычным. Совершенно без одежды он шел повидаться с вересом.
- Когда их найдут, решат, что их разорвал медведь, - сообщил он Тэнке. - Впрочем, так оно и было… И вещи мои тоже медведь разорвал.
Тэнке попытался подняться, но перевертыш остановил его, вытянув вперед руку.
- Мы тебе очень благодарны, Даггар, особенно я.
- Пока здесь нет Лиса, хотел бы сказать, что тебя действительно не с кем было путать. Если они схватили тебя, значит, именно ты и нужен был, а не твой брат-близнец. Эти наемники хороши, я слышал о человеке со шрамом, думаю, без моей помощи ты бы так легко не отделался.
- Я понимаю, и спасибо тебе. Я никак не ожидал, что… Ты так много сделал и…
- Хочешь отплатить добром? Давай сойдемся на новой одежде, я всё-таки из-за вас ее выкинул. Вернулся медведем, чтобы сильно голым задом не сверкать, только возле дома перекинулся.
- Утром отправим Лиса, - начал Тэнке.
- Куда? – отозвался следопыт из-за двери. В руках у него была миска с пахнущей травой жидкостью и замоченной тряпкой.
- Посмотри на меня внимательно, - пробасил Даггар. - Тебе не кажется, что чего-то не хватает?
- Шерсти?
- Одежды, придурок, - ответил за него Тэнке и начал ржать. Через пару секунд Даггар и Лис подхватили этот истеричный всплеск. Они смеялись минут десять, избавляясь от всех событий сегодняшнего дня, топя в улыбках боль и переживания, страх и усталость. Тэнке хватался за больной живот, но никак не мог остановиться, пока Лис безуспешно, сворачиваясь от хохота, пытался положить ему на лицо лечебную тряпку. Даггар смотрел на всё это и понимал, почему Кара так верила в этих придурков.

URL
2015-11-02 в 02:08 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
На утро четвертого дня на лице Тэнке все еще оставались следы от побоев, но они создавали впечатление, что в драке он поучаствовал дней десять назад. Синяки цвели желтым, а царапины покрывались новой розовой кожей. Лис смотрел и удивлялся.
- Должно быть, мазь действительно волшебная!
- Может, ты ее как-то по-новому смешал?
- Да вроде как обычно!
Лис принес из лавки Даггару штаны и рубашку. На вопрос о куртке, следопыт достал десять золотых и отдал их перевертышу со словами «купишь две, чтобы про запас было, я выбрать не смог». Это было щедро, и Даггар вроде хотел отказаться, но понял, что Лис просто обидится, если бармен начнет идти на попятную. И, что было крайне редко, перевертыш чувствовал, будто помог своим, успел сродниться, и переживал по-настоящему. Десять золотых весь страх за этих чудиков не покрыли бы.
Пока Тэнке отлеживался, с ним всегда кто-то находился рядом и развлекал, хотя к вечеру следующего дня после нападения он уже спокойно мог перемещаться без посторонней помощи. Несколько раз верес порывался начать путь, но был грубо остановлен сначала рукой Лиса, а потом и властным взглядом медведя. «Собрал около себя зверинец, теперь приходится терпеть», - думал кузнец. Он вспоминал время, когда сам также сидел у кровати отца и сторожил его сон. Отец был очень плох в свои последние месяцы, и остальные уже поставили на нем крест, но Тэнке не сдавался. Может, только вера и забота сына позволили отцу пробыть среди живых чуть дольше отпущенного? Было неловко оказаться на месте больного, но в чем-то даже приятно. Однако, дорога звала за собой. И особенно зудело в ногах, когда Даггар обрисовывал маршрут.
Перевертыш хотел бы последовать за парнями, но не мог. Кара дала инструкцию – проводить, значит, с остальным они должны справиться сами. Осталось только провести их через рощу до моста, а это всего пара миль. А потом медведь снова останется один. К хорошему привыкаешь быстро, поэтому он старался оттянуть момент прощания как можно дальше, предлагая перебрать вещи, попить чай, позавтракать поплотнее.
Но в полдень парни уже тряслись от нетерпения, и пришлось выдвигаться. Лис всю дорогу шутил и называл себя великим лекарем. Даггар пытался заткнуть его и рассказать что-то о своих волшебных коктейлях. А Тэнке думал о том, что их может ожидать впереди, и иногда посмеивался за компанию.
Когда они дошли до маленькой речушки, Даггар указал им на мост и зачем-то сел на землю.
- Посидим на дорожку, а? Это переход, за ним уже территория Астата, дальше я не пойду.
- А садиться-то зачем? – спросил Лис, тем не менее присаживаясь рядом. Тэнке последовал его примеру.
- Примета у нас такая была. Вроде как путь спокойнее будет, так что считайте, что я желаю вам добраться до места без происшествий.
- Тут идти-то пару часов по прямой, - возмутился Лис.
- Да вы и за пару часов приключения найдете, - парировал перевертыш. – Один вон уже сходил в туалет неудачно.
- И все-таки спасибо тебе, - сказал Тэнке.
- Ага, - добавил Лис, клады руку бармену на плечо, - от нас обоих. Если бы не ты…
- Если бы у меня были такие друзья…
- Они у тебя есть. Ты можешь обращаться к нам за помощью в любое время.
- Да, ладно, мелюзга, просто берегите друг друга, - Даггар резко встал и, потянув за собой Лиса, крепко стиснул его в объятьях так, что у того затрещали кости. А, поставив следопыта на землю, подошел к Тэнке.
- Тебя я так мучить не буду, ты у нас итак побитый, но все равно, - и он сгреб вереса в охапку. – Если я не уйду сейчас, я перестану быть грозным медведем.
Парни пожали ему руку по очереди, еще раз десять поблагодарили за все, и Тэнке даже вручил ему один из своих маленьких ножей. Даггар сказал, что зубочистка ему обязательно пригодится, и быстрым шагом направился обратно. Ему необходимо было еще раз услышать их смех.
Тэнке и Лис остались одни. До этого момента им казалось, что бармен слишком здоровый и громкий, а теперь без него стало как-то пусто. Тэнке поймал себя на мысли, что еще никогда так быстро не привыкал к человеку. Хотя… он ведь и не человек вовсе.
- Нам больше нельзя задерживаться, если мы хотим прийти в город засветло, - сказал Лис, поворачиваясь к реке.
- Ты прав, - согласился Тэнке. – Нам действительно пора.
Впереди, над верхушками редких деревьев были видны шпили Астата. Теперь никто из друзей не был уверен в том, что все будет так просто, как представлялось вначале. Но отступать не было смысла. Пройдя такой трудный путь, было бы просто глупо повернуть назад. И, хотя они не знали, что их ждет впереди – исполнение мечты или полный провал и новые опасности – никто из них не сомневался в решении.
Парни набрали в грудь побольше воздуха и сделали шаг на мост.

URL
     

Something

главная