Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:33 

Ошибка Сатаны

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 1

А как бы вы себя почувствовали, если бы ваша девушка убежала от вас посреди ночи? Просто взяла и ушла, пока вы тихо-мирно спали? Ушла, не оставив при этом даже записки? Ну просто взяла и исчезла?
Ну-ну, вот и я волновался. Нет, волновался – это мягко сказано. Я был в бешенстве! Впрочем, как и всегда. Это ведь уже не первый такой её приступ паники. Не сказать, чтобы я привык, но это рецидив. И я никогда не смогу ничего с этим поделать.
Сначала она сбегала от меня, когда я был рядом. Даже не сбегала, а просто говорила, что ей нужно пойти, встретиться с друзьями. И уходила на неделю. Исчезала. Я не мог до неё дозвониться. Не мог найти её в университете. Не было её и дома. Но она возвращалась, говорила, что загуляла, или что у очередной «подружки» было какое-то глобальное торжество, которое длилось неделю, и они всё никак не могли нагуляться. Ну не может же она просто так уйти? Она ведь там так нужна. Или были случаи, когда она говорила, что её «подругу», не знаю, какую по счету, бросил парень, и ей срочно нужна поддержка. И она опять-таки не в состоянии бросить девочку помирать с горя.
Каждый раз я слышал новые имена подруг. Конечно, меня это удивляло. Правда, сначала, я не замечал подвоха. Ну, бывает такое у девочек, когда им срочно надо посплетничать, поутешать друг друга. В этом нет ничего странного. Но ведь такое не могло быть постоянно? Или на просто каждый месяц заводила себе новую подругу?
Вы поймите, она просто не такая. Я знаю, что у неё есть парочка на самом деле хороших подруг, с которыми она не расстается. И я знаю их имена. Не трудно запомнить, когда они постоянно на слуху. Она, конечно, веселая, открытая, умная. Но при этом она не особо любит новых людей. Она не открывается кому попало. Так у неё повелось, что все считают её человеком компанейским. И да, в окружении любых – знакомых или нет – людей она именно такая. Но это всё маска. Это всё просто прикрытие. По её мнению, про таких людей никто никогда не будет говорить плохо, сплетничать, выяснять их слабые места. Можно просто сделать так, чтобы тебя любили. И тогда к тебе уже никто не подойдет с расспросами. Всё хорошо, всё прекрасно. Моя жизнь – цветочная радуга. Улыбайтесь, люди. Вот только она редко по-настоящему улыбалась. Я научился сразу отличать реального человека от этой её второй сущности. Просто их всегда было две. Она не могла быть собой. Она сама себя разделила, не заметив, что поставленные границы двух разных личностей стали переплетаться между собой. Это я тоже понял со временем. Только к этому моменту прошло уже полгода. И она уже шесть раз убегала.
Она убегала всегда в полнолунье. Ритуал у неё такой что ли? Я со временем стал замечать всякие детали. Сначала-то, конечно, я даже не подумал обратить внимание на небо. Может, она на самом деле поклоняется каким-то силам? Я бы с радостью принял именно эту версию. Она безопаснее всего. Страшно думать, что она уходит к другому. Страшно думать, что она устает от меня настолько за 3 недели, что ей хочется сбежать. Страшно, но так оно и есть.
Когда она ушла в третий раз, я уже начал подозревать что-то неладное. Просто мне не понравилось то, что она бросила меня на этом вечере одного. Но у неё опять было срочное дело. Снова какая-то трагедия с «подругой». Мы тут веселимся, а ей плохо. Как она может? Ну, конечно, ей срочно надо быть там. И, конечно, я её отпустил. Как отпускал много-много раз. Только попросил не выключать телефон. Но она как всегда его выключила.
Знаете, она всегда уходит просто так. В смысле уходит, в чем была. Она никогда не берет с собой вещи. Она не заходит домой. Почему я так уверен? Да потому что я слежу за её домом. Там она, поверьте, не появляется. Она не берет с собой ничего. Как кошка, просто уходит гулять в неизвестном направлении. Некоторые её вещи были у меня. Пока она не убегала, мы проводили много времени вместе, и она часто оставалась у меня на ночь. Интересно, думала ли она когда-нибудь, что я мог выбросить эти вещи? И почему она всегда так уверена, что ей будет куда вернуться? А ведь я приносил как-то её забытые вещи подругам. Она потом всё равно забирала их и приходила. Нет, приходила она тоже без вещей. Просто потом забирала.
Я злился, когда понял, что это не проблемы с друзьями, а нечто другое. О, я так ругался. У нас были такие ссоры. Такие конфликты. Я срывался на неё, спрашивал, где она шлялась, почему выключила телефон. Задавал кучу вопросов, от которых у меня шла кругом голова. Вот только для неё эти вопросы ничего не значили. Она всегда тихо проходила ко мне, снимала обувь и ложилась на кровать. Было даже такое, когда я кричал на неё, чтобы она убиралась из моего дома, не смела больше звонить и приходить и навсегда забыла моё имя. Но она всегда молчала. Ей просто было всё равно. Мои заявления её не впечатляли. Она молча смотрела на меня. Мне кажется, что ей даже никогда не было стыдно. Она никогда не отводила глаза. При этом взгляд у неё был спокойный, уверенный, но ужасно уставший. И я замолкал тоже. Тихо садился к ней на кровать. И тогда она устраивала голову на моих коленях и закрывала глаза. Я тогда прощал ей. Я всегда прощал ей всё. Я сидел и гладил её волосы, пока она не погружалась в сон. Я каждый раз, когда она возвращалась, не спал, а просто сидел с ней. Я не мог пошевелиться. Я боялся, что она растворится в воздухе, если я сделаю хоть одно движение. Может именно потому, что я почти не двигался, а только гладил её волосы, она никогда не растворялась на утро? Вот только я знал, что через 3 недели она снова убежит в неизвестном направлении.
Зато со временем я смог её вычислить. Помогли подруги. Они видели, как я волнуюсь. Обычно дня через два после её «пропажи», кто-нибудь их них звонил и говорил, что всё в порядке, что она хотя бы жива, но как обычно, не хочет со мной говорить. Они понимали, что это не моя вина. Что это её тараканы, от которых её, вероятно, уже не избавиться. Они никогда не говорили мне, где она находится. И я сначала старался выяснить у них всё, однако, они молчали. Я даже пытался им угрожать, врывался к ним в квартиры. Вот только ничего не помогало. Просто даже они не знали, где она. Она просто исчезала. От неё ничего не оставалось.
И так, со временем, я перестал её искать. Я знал, что она придет. Я знал, что мне позвонит одна из её подруг и скажет, что всё хорошо. Я всегда принимал её. Я даже начал сам её отпускать. У нас даже дошло до того, что она предупреждала меня, что уйдет снова. Только даже она не знала, когда это случится. Говорила, что ничего не может изменить. Я не понимал, да и сейчас не понимаю, почему она так делает. Я старался отговорить её. Ведь ей нравится жить со мной. Она говорила, что не хочет это обсуждать. Она просто убегала. Всегда. Говорила, что этого не избежать и от этого не отказаться. Странно, это же её жизнь. Неужели она не может ничего изменить?
Но проходили месяц за месяцем, и ничего не менялось. Она всё так же исчезала. А я уже перестал ей задавать вопросы. Я просто устал. Но я не мог от неё уйти, так же как и она не могла перестать ко мне возвращаться. Мы были связаны чем-то большим, чем любовью. Это невозможно объяснить. Мы были как одна душа. Просто когда она уходила, я засыпал, впадал в комму. От меня уходила моя душа, но потом вернувшись, пробуждала меня к жизни. Я не винил её, хотя и не понимал. Просто со временем для меня перестало быть необходимостью достучаться до сути. Я смирился. Только так я мог быть с ней. Хотя бы так. Пусть и не постоянно. Но ведь людям надо отдыхать друг от друга. Так, может, это нам даже на пользу? Хотя…я не знаю. Я не знаю, зачем она это делает. Я не знаю, чем она без меня занимается. Я не знаю, где она находится. Это неважно. Главное, что она приходит обратно. И от этого тепло.
Вся проблема в том, что раньше она не сбегала вот так посреди ночи. Я, конечно, подорвался с утра, но я знал, что сегодня она должна уйти. Правда, уйти и сбежать – это разные вещи, но у меня в запасе было ещё два дня. Вот через пару дней можно начать паниковать. Обычно в это время мне успевает позвонить кто-нибудь из её подруг и дать полный отчет. Но на этот раз было страшно. Раньше такого не было. А вдруг она больше не вернется? Вдруг она наконец-то смогла от меня уйти? Смогла сделать то, чего я не смог в своё время? Конечно, какой из меня мужчина! Я ведь всё ей прощал. Зачем к такому возвращаться?
Я методично перебирал всё, о чем мы говорили до этого побега, всё, из-за чего мы ругались, но не находил причины сбегать от меня, как от пожара. Ну, может быть, я просто не правильно оцениваю свои поступки? Хотя какая тут может быть неправильность, если я всегда ей всё прощаю и во всем стараюсь помогать. Даже если я и не понимаю некоторых вещей, то я теперь просто не обращаю на них внимание. Пусть будет так, как хочет она.
Собственно думать больше было не о чем. Постоянно, когда её не было рядом, она полностью занимала мою голову. В такие дни я предпочитал выключать мой мозг. Я всё совершал на автопилоте. Даже сегодня, переживая за её исчезновение, я всё-таки по инерции принял душ, позавтракал и отправился на работу. Так походил каждый день. Я на автомате отвечал на звонки, назначал встречи, принимал клиентов. Вот только сегодня я знал, что всё не будет так, как раньше. Хотя откуда я мог знать? Я просто чувствовал.
Моя секретарша зашла ко мне и сообщила, что меня ждет какой-то человек. На прием ко мне он не записывался, но говорит, что у него срочное дело, и моя консультация ему жизненно необходима.
Кстати, я говорил, что я психиатр? Так вот, я психиатр. Ко мне люди за помощью обычно обращаются, а я сам не могу устроить мою жизнь. Просто её поведение никогда не подавилось ни одной из известных мне логик. Всех людей можно просчитать. Кого-то сразу, кого-то со временем. Но определенно всех. Всех, кроме неё. Ко мне приходили люди и рассказывали о себе, я их выслушивал, старался помочь, выявить проблему. Дело в том, что я хороший врач. Нет, это не нарциссизм. Просто моим пациентам хватало всего месяца лечения, ну или, как правильнее будет сказать, разговоров и бесед со мной, и они становились нормальными людьми. Просто могли перешагнуть через свои проблемы и жить дальше. И только у меня была проблема, которую я тащи с собой всё время. И не мог, а точнее не хотел от неё избавляться.
Мои размышления прервала секретарша.
- Послушайте, я, наверное, запишу его на другое время…
- Ах, да, там человек. Ну какая разница. Давайте его сюда, у меня как раз сейчас есть час свободного времени. Ведь встреча, которая была запланирована на это время, отменена?
- Да
- Ну вот и хорошо. Пригласите. Кстати, как его имя?
- Говорит, что назовется только вам
- Ладно, я понял, пусть заходит.
И вот он зашел. Человек сразу произвел неприятное впечатление. Нет, он, несомненно, был красив. Ну, насколько я могу оценивать красоту в целом. Давайте я скажу так – он выглядел элегантно и аккуратно. Высокий, немного даже выше меня. Брюнет, с небольшой щетиной, но она определенно ему шла. И вообще казалось, что он полностью гармоничен. Красивая прямая спина. Хм, даже я не могу похвастаться такой осанкой… Весь в черном. Что ж, черный всегда моде. Я считаю этот цвет практичным. В черном мне всегда комфортнее. Голову держит высоко, знает себе цену, возможно даже переоценивает себя, но не так, чтобы очень. Вот только глаза. Глаза совсем холодные. В них страшно смотреть. Власть, боль, злоба. Кто же тебя так обидел? Хотя, нет, здесь не обида, здесь скорее желание получать всё и сразу. Этот человек явно собственник. Может, у него проблемы на работе. Просто сразу видно, что работа у него прибыльная и уважаемая. Об этом можно узнать хотя бы по одежде. Зачем же ему я? Человек-то должен быть вполне самодостаточный во всех смыслах этого слова…
- Здравствуйте, доктор.
- Здравствуйте. Вы…
- Давайте просто претворимся, что у меня нет имени.
- Простите, но я не могу принимать людей без имени.
- Но у вас же есть врачебная тайна и этика?
- Да, конечно, но…
- Послушайте, я хорошо заплачу. Мне нужен только один визит. Только этот ваш свободный час.
- Откуда вы знали, что этот час у меня свободный.
- Это не важно, не так ли? У меня есть к вам несколько вопросов, в которых заключается суть моей проблемы. Я надеюсь, что вы мне поможете, а потом, возможно, больше меня не увидите. Ну, если и увидите, то не на своем рабочем месте. Это я гарантирую.
- Хорошо, пусть будет так. Какая у вас проблема?
- Меня беспокоит одна женщина. Я люблю её уже очень давно, но мы не можем быть вместе. Видите ли, она постоянно куда-то пропадает, не уделяет мне должного внимания. Но при этом я не могу от неё отказаться, я просто стараюсь принять её такой. И постоянно жду, что она отвернется от меня. Что мне делать, доктор?
Странный человек. Очень странный. Может, он читает мысли и решил таким образом залезть ко мне в голову и…не знаю, что дальше. Его история чем-то похожа. Должно быть просто совпадение. Я превращаюсь в параноика. Так, что там у нас? Ах, да, он спрашивает, что ему с этим делать. Ну, как что – жить!
- А вы пытались с ней поговорить?
- Да, конечно, но она не отвечает. Нет, мы разговариваем, но на эту тему она мне ничего не говорит. Скажите, доктор, может, у неё есть другой мужчина, и она просто сбегает постоянно к нему?
- Ну я то не могу быть в этом уверен. Я же её не знаю. Скажите, вы женаты.
- Нет, но это не обязательно, мы оба против.
- Многие люди считают, что вольны делать что угодно до свадьбы. В данном случае она может подумать, что ничего вам не должна…
- Давайте не будет разговаривать в таком духе. Просто скажите, что бы вы сделали? Представьте, что ваша женщина убегает от вас к другому мужчине, регулярно, не звонит, не рассказывает ничего по прибытию. Это же явная измена! Иначе зачем?
- На это у неё должны быть причины, но без неё я не могу их понять.
- Но ведь вы не отвергаете наличие измены?
- Я и не признаю её наличие.
- Подумайте об этом. Просто подумайте о том, зачем здравомыслящему человеку убегать.
- Зачем мне об этом думать?
- Ну, просто ради интереса, наверное. Мне уже пора.
- Вот так просто? Вы уйдете? Но я ведь даже ещё ни о чем с вами не поговорил.
- Зато я с вами поговорил. Я уверен, что мои слова сегодня заставят вас подумать.
Я, было, открыл рот, чтобы возмутиться, удивиться или вообще что-нибудь сделать, но он остановил меня жестом руки и тихо сказал:
- Мы увидимся, доктор. До свидания. Больше мне нечего вам пока сказать, и я больше ничего не хочу от вас слышать.
И всё. Дверь за ним закрылась. А я так и сидел в недоумении, как дурак, следующие пять минут, пока не позвонил телефон.
- Да?
- Можно я сегодня к вам зайду на консультацию.
- Что? А…да, конечно…вы записаны на завтра…
- Значит, вы сегодня заняты?
Я не знал, что ему ответить. Мне сегодня ни с кем больше не хотелось обсуждать их душевные проблемы. Сегодня я просто не смог бы им помочь. Так редко бывает, когда я забиваю на всё ради своего душевного благополучия. Но сегодня был именно такой день. И мне было на всё плевать. Когда она уходила раньше, никто не поднимал для меня столь болезненной темы. Сегодня же был просто перебор. Я решил всё отменить.
- Да, я сегодня не смогу. Давайте оставим всё, как есть. Я буду ждать вас завтра в назначенное время. До свидания.
- До свидания.
Я сказал секретарше, чтобы она никого ко мне сегодня не пускала. Меня просто нет. Нигде нет. Ни дома, ни на работе. Я сегодня временно исчез. И мне всё равно, как она будет это объяснять людям. Она не глупая – выкрутится. Иначе для чего я вообще её нанимал? Мне просто нужно подумать.
Наиболее верным решением сейчас мне показалось то, что нужно срочно позвонить какой-нибудь её подруге. Может, она успокоит меня, когда я услышу, что всё хорошо, и мне, опять-таки, не о чем волноваться. Я знал, что это против правил. Я мог позвонить ей только послезавтра. Меня уже приучили, что вторгаться в личную жизнь не есть хорошо. К тому же это бесполезно, ибо даже её подруги первые два дня не знают, где она находится. Но у меня не было выбора. Что-то в том человеке, который приходил ко мне сегодня, заставило меня не на шутку испугаться за судьбу моей любимой. Я понимал умом, что это неправильно – давать ей постоянно уходить, но я не мог её остановить и бросить я её тоже не мог.
Подруга взяла трубку после второго гудка.
- Да
- Привет. Она не звонила тебе ещё?
- Что, она опять пропала?
- Да, и я подумал, может, она уже давала о себе знать?
- Нет, ты же прекрасно знаешь, что она появится только послезавтра.
- Да, но у меня такое предчувствие…
- О чем ты? Это ведь не первый раз. И она всегда возвращается. Я уже устала говорить тебе о том, что она любит тебя и … просто всё будет нормально, как обычно, ты же знаешь, что ей просто это необходимо… я ведь и сама не знаю, куда она исчезает…
- Я понимаю. Но просто она не так часто исчезала на самом деле.
- В каком смысле?
- Ну она просто сбежала посреди ночи. Даже не предупредила меня. Раньше она никогда так не делала.
- Да, я в курсе. Но я всё равно думаю, что на это у неё тоже были какие-то свои определённые причины. Я буду ждать её звонка. И обещаю тебе – как только, так сразу.
- Хорошо.
- Не волнуйся. Я уверена, что всё в порядке. Ты же знаешь, что она немного не в себе. Ты сам смирился с ней. У тебя теперь нет права в чем-то её обвинять.
- Да, я понимаю. Спасибо.
- Да не за что, собственно. Я просто верю в тебя.
- Ты, наверное, слишком добра…
- Если бы она не любила тебя, и если бы я не видела, как сильно ты любишь её, ты бы не дождался от меня даже приветственного слова. Всё, пока. Удачи.
- Ага.
Блин, она умела вселить уверенность. Мы с ней сразу как-то сдружились. Она всегда помогала мне, когда моя вторая половина исчезала из поля зрения и слуха.
Но на этот раз определенно что-то не так. Мне кажется, что я теряю её. Как будто посторонние силы хотят забрать её у меня. Я, конечно, редко верю в подобную чушь. Но почему-то сейчас у меня именно такое ощущение. Интуиция говорит мне, что это какое-то темное дело. А я привык доверять интуиции.

Продолжение в комментариях

@темы: мои жуткие творения, любовь, паранормальная чушь

URL
Комментарии
2010-05-08 в 23:36 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 2

Месяц назад

Она

В комнате как всегда ужасно жарко. Света почти нет. Простыни мокрые, смятые, черные. Нет, я, конечно, не против черного цвета. Но только не в этом доме. Здесь всё мне кажется неправильным. И мой поступок тоже.
Ужасно жарко, даже, скорее, душно, совершенно нечем дышать. И запах… Пахнет его дорогими духами. Пахнет нами и нашим сексом. Пахнет моим позором, моим падением.
Невыносимый запах. Невыносимый цвет. Невыносимый мужчина.
Взять и убежать. Если бы только он спал… Он ведь вообще никогда не спит. Даже в этом красивом человечьем обличии. Вообще никогда не спит. И постоянно на меня смотрит. Может, выколоть ему глаза? Не поможет. Да я и не смогу. Бред. Какой же это бред!
Я так дешево продалась.
И хочется отмыться до красноты, шеркаясь мочалкой с какой-нибудь разъедающей кислотой. Хочется содрать с себя кожу и сжечь. Так, чтобы потом выросла новая, ничем не запачканная. А тем более нетронутая такими ночами как одна из этих. Вот только кожа вырастет обратно именно та, которая была. Да если бы проблема была в коже.
Проблема здесь, в голове. Мозг тоже можно вырезать, но заменить нельзя. Я всегда буду знать себе цену. Я всегда буду такой. Грязной и порочной. Всегда. От этого никуда не убежать, не уехать, не улететь. От этого не спрятаться. И это не забыть, не выдолбить из головы.
Всё потому, что он не позволит просто мне это забыть. И это комната лучшее тому подтверждение. Даже то, как он лежит рядом на кровати, выглядит так, будто он давно решил всё за нас. Как будто это именно моё место. Не хватает только ошейника с надписью «раб».
А как показательно он мне дарует свободу! Говорит, что я вольна делать, что хочу. Но каждый гребанный месяц целую неделю я должна провести тут. Он даже больше не требует от меня ласки. Но мне гораздо проще прийти к нему и спать с ним, чем разговаривать. Во время секса можно хотя бы глаза закрыть, чтобы его не видеть и представить себе на его месте кого-нибудь другого. Конечно, он всегда был хорош в постели, но с тех пор, как нас кроме этой самой постели перестало что-либо связывать, мне и эта «хорошая» черта его характера надоела и перестала быть значимой. Но это лучше, чем его вечное стремление доказать то, что он мне не враг, и хочет только добра, доказывая всё это бесконечными разговорами.
Ну, конечно, красиво говорить ты просто обязан уметь. Искушение – это твоя работа. Вот только на меня эта дрянь перестала действовать. Красное вино, свечи, ужин, а потом только черные простыни. И ты теперь даже делаешь вид, что секс тебе от меня не нужен, что тебе просто нужно, чтобы я была рядом. Ха, так всегда было. Ты всегда хотел, чтобы я тебе принадлежала полностью. Так чего скрывать? Тебе нужно всё и сразу и постоянно. Пока не надоест.
Странно, что за столько веков я тебе ещё не надоела, как остальные твои земные женщины. Хотя, я же не человек. Слишком легко и быстро я свыклась с мысль, что я могу быть нормальной. А ты так и не отпустил от меня эту мысль, при каждой встрече напоминая мне, что я всё-таки не земного происхождения. Очень мило. А главное, как тонко. Только знаешь теперь твои тонкие намеки похожи больше на следы, которые оставляет слон. Это перестало быть актуальным. Я для тебя теперь слишком независима.
Уже совсем скоро наступит тот день, когда ты насильно будешь меня здесь держать, и эта неделя тебя совершенно не устроит. Просто пока я могу ещё приходить, и пока моё тело полностью не отторгло меня из-за моего грязного поведения, ты делаешь вид, что всё нормально.
Но наши судачат наверху, что ты уже наводишь справки. Да мне даже слышать этого не нужно, я и так это знаю, без посторонней помощи. Ты не отпустишь далеко любимую собачку. Слишком много ты за неё заплатил. Привык, что всё достается тебе.
Нет, я конечно, не богоизбранница и греха во мне, скорее всего, даже больше, чем в тебе самом, но это не повод полностью плясать под твою дудку. Просто однажды я смогу освободиться, поэтому у меня пока есть силы приходить сюда. Ложиться на простыни неизменного черного цвета и делать вид, что всё как раньше. Хотя мы оба знаем, что это давно не так.
Хочется вскочить с кровати и исчезнуть. Перекинуться быстро в ветер или просто телепортироваться туда, где его нет. Как долго это будет длиться?
Как бы хотелось просто свести всё наше общение вот к этому. Как бы хотелось, чтобы он хотя бы иногда спал. Я сама выбрала такую жизнь, что теперь поделать. Так, наверное, всегда будет. Если бы можно было всё изменить…
- Эй, послушай, дорогая, что с тобой сегодня происходит?
Дорогая…
Как передергивает от этого слова.
Дорогая…
Да уж, подороже остальных твоих. Уж точно подороже.
Так официально. Как будто больше я ничего не заслужила.
Дорогая. Скольких ещё ты называл «дорогая»?
А «любимая»? Ты кого-нибудь называл «любимая»?
Я то знаю, как ты меня называешь, пока никто не слышит. А почему я должна сейчас радоваться тому, что ты называешь меня «дорогая»? Хотя рядом никого нет. Напускаешь на себя безразличие? Перед кем? Передо мной?! Перед той, которая столько времени знает тебя, которая изучила тебя вдоль и поперек, которая в своё время забыла всё ради твоих слов и для которой твои слова уже давно ничего не значат?
Дорогая…
Когда-нибудь это тоже закончится. Когда-нибудь ты перестанешь говорить мне «дорогая». Когда-нибудь ты вообще перестанешь со мной говорить. Когда-нибудь ты просто возьмешь и посадишь меня на цепь. Да, ты будешь кормить меня, заботиться обо мне. У меня будет самая лучшая, золотая, красивая цепь, у меня будет самая мягкая кровать, у меня будет самая вкусная еда, у меня будет самый красивый мужчина. Но это буду уже не я. У меня не будет свободы. У меня будет всё ограниченно только тобой. А я этого не хочу.
Дорогая…
Да, наверняка, дорогая. Но ведь тебе это ничего не стоит. И я в своё время слишком дорого заплатила. В свое время я не подумала, что всё проходит. Я и сейчас так не думаю.
Полюбить человека – это так глупо. Лучше вообще было сразу убить его, чтобы я даже не знала никакой земной любви. Она намного больнее. Но ведь при этом в тысячи раз чище!
Ты думаешь, что это тоже пройдет, а я думаю, что не успеет. Слишком короткая у них жизнь, у людей. Ну, потерпел бы ты немножко. Я бы вернулась к тебе, наверное. Отпустил бы меня на … сколько там лет ему причитается? Но ты помнишь только контракт, дурацкий контракт. А потом он умрет, и я даже не смогу его навещать. Вряд ли меня кто-нибудь потом к нему подпустит. Слишком много боли я ему причинила. Разве ты не можешь пожалеть меня, оставить мне - ну, сколько тут осталось - лет 60, чтобы с ним побыть. Только вот я никогда не состарюсь, никогда не заболею, никогда не умру. Что же делать?
Говоришь мне останься. Говоришь мне - «прости дорогая». «Прости дорогая, но ты обязана остаться». Только потому что у меня есть чувство долга даже к такому как ты? Или, может быть, потому что я не хочу, чтобы ты убил его раньше времени? А, может быть, мне просто должно нравиться, когда со мной так обращаются как ты, перекрывают кислород?

URL
2010-05-08 в 23:37 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
- Слишком громко думаешь.
- Что?
Нет, я расслышала, конечно, но пусть он лучше повторит это ещё раз. Следующий вопрос мне совсем не хочется услышать. Я, наверное, отвлеклась и не заметила, что он смотрит на меня в упор. И , конечно, он видит, что я перегружаю свой мозг очередной, совершенно бессмысленной для него дрянью. Наверное, я не имею права думать о чем-нибудь кроме нас.
- Думаешь, говорю, слишком громко. О чем?
- О нас,- улыбаюсь, как обычно. Пусть так, пусть он не видит правды. Только я могу ему врать так, что он этого не замечает. Только мои мысли он прочитать не может. Только я и Бог старше его. Но мы всё-таки не можем поставить его на место. Так пусть думает, что он – моя главная отрада. Не знаю, пусть просто всё будет так.
- И что же ты надумала? Тебе наконец-то стало мало недели общения со мной?
Ну, конечно, я же больше ни о чем не могла думать…
- Мне всегда мало общения с тобой, но у меня есть и другие дела.
Сажусь к нему, обнимаю за плечи. Так легко это сделать физически, но так тяжело морально. Я справлюсь. Пусть лучше так. Иначе у меня не будет даже этих трех недель, которые я могу провести без него.
- Ты же можешь от всего отказаться. Мы бы могли снова быть вместе. Просто жить и ни о чем не думать. Зачем тебе этот человеческий вид. Ты же можешь сделать так, чтобы всё было как раньше. У тебя будет всё, ты со мной ни в чем не будешь нуждаться.
Легко целую его в лоб. Иногда мне кажется, что он маленький, ну, прямо как ребенок. Только жестокий и эгоистичный.
- Я знаю. Да, ты прав, я могу, но я не хочу. У меня есть работа.
Убирает от себя мои руки. Ну, конечно, разговоры о людях тебя всегда раздражали.
- Люди… Грязные создания. Ты тоже хочешь стать одной из них? Ты заперта в этом теле. Посмотри, ты не можешь даже вызвать звезды. Ты же в таком виде ничего не можешь.
- Я в таком виде могу быть человеком. Меня это вполне устраивает.
- И надо тебе это? Люди так слабы и порочны…
- Я порочнее людей
- Потому что ты со мной?
- Нет, потому что я такая, какая я есть.
Пауза. Неужели ему нечего сказать?
Разворачивается ко мне снова. О, нет, только не это. Только об этом меня не проси!
- Вернись ко мне
- Ты обещал, что мы больше не коснемся этой темы.
- Хорошо, у меня для тебя есть другая тема. Сколько мужчин у тебя было?
- Ты же знаешь, что все эти мужчины не могли полностью получить меня, только тебе я отдавалась.
Вскакивает с постели. Я и не сомневалась, что он всё знает. Но лучше отрицать до последнего. Мне-то он ничего сделать не может. Я – его единственное слабое место.
- А вот и нет. Как зовут его?
- Это не важно
Неужто до сих пор не знает его имени. Видать, хорошо я его защищаю.
- Важно. Я и сам узнаю имя
- Что тебе даст его имя?
- Я знаю, что ты с ним спишь
- И?
- Почему?
- Хочется мне. Ты не запрещал…
- Нет, проблема не в этом. Ты любишь его.
- Вот ещё!
- Тогда почему?
- Я думаю, что все мои предложения не будут тобой рассмотрены, ибо ты считаешь, как обычно, только себя единственной истиной.
- Да, так всегда было и всегда будет. Я знаю больше, чем ты думаешь. Ты можешь врать мне, можешь улыбаться и говорить о любви… Это всё не имеет значения. Я видел тебя с ним.
- Ты не мог.
- Я мог. Только не своими глазами. Вы так счастливы, что ничего не замечаете.
- Ну и что же дальше? Даже если и так…
Он пожал плечами, тихо сел на кровать ко мне и спокойно так сказал:
- Я убью его… И ты знаешь прекрасно, что мне за это совершенно ничего не будет.
- Знаю. Но мне всё равно. Ты его не получишь.
- Получу! Думаешь, он такой святоша? Думаешь, ты всё про него знаешь, а?
- Я думаю, что я знаю достаточно. И, кстати, мне пора. Твоя неделя истекла.
- Какого…
- Что? Что не так? Мы обо всем договорились! Я имею права на личную жизнь.
Он встал и стукнул кулаком по стене. Нервы шалят. Как я вас понимаю…
- Твоя личная жизнь должна проходить здесь
- Нет, всё что я тебе должна, я уже сделала. Всё, я ушла.
- Постой.
Вот только я уже успела убежать. В человеческом обличии мне, конечно, не исчезнуть. Поэтому просто приходится убегать. Устала бегать. Но лучше так. Он всё равно не пойдет за мной, потому что знает, что вернуть меня он не сможет, и в ближайшие 3 недели я не появлюсь в его поле зрения.
А теперь обратно. Туда, где я всё готова забыть. Всё, ради одного человека.
***
На крыше думается намного лучше. Я люблю приходить сюда, чтобы очистить совесть. Хотя, это неверное определение. Я люблю приходить сюда, чтобы очистить тело. Совесть уж точно никак не очистится. Даже если я буду очень сильно стараться. Иногда я мечтаю, чтобы у меня была частичная амнезия. Чтобы я могла забывать все мои вынужденные «вылазки» к этому…ну, в общем, к нему.
На этой крыше как обычно холодно и сыро. Даже в самый жаркий день. Я знала, что мой ангел сюда придет. Он всегда приходит перед тем, как я должна вернуться. Ненавижу ангелов. Вечно лезут туда, куда не просят. Спрашивается, нахрена его ко мне приставили? Я ведь вообще не имею права на опеку после всего того, что я наделала. И если я сейчас человек, это ещё не значит, что у меня с ними равные права. Люди как-то чище оказались. Намного чище, чем я.
- Почему ты постоянно убегаешь?
Ну вот и он. По расписанию. Я даже прогнать его не могу. Нет, могу, конечно, постараться, но он всё равно не уйдет. Проверено.
Опустился тихо на крышу. Ненавижу его за то, что он это так картинно делает. Я знаю, что он, конечно же, не специально так делает. Это красиво. Это походе на то, как медленно падают осенние листья на землю. Но всё же от этого не по себе…
- Ты же прекрасно знаешь почему,- отвечаю, даже не поворачивая головы. Да и зачем, он и так прекрасно увидит мои глаза, даже если я буду от него на расстоянии ста километров.
- Ну, ты могла бы просто бросить его, и всё встало бы на свои места.
- Тут немножко не та ситуация.
- Да перестань ты, ей богу, ой прости,- даже голову поднял в знак уважения, богохульник, - так вот перестать ты. Сколько человек ты побросала в своё время?
- Это были совершенно другие люди.
Неужели он не понимает масштабность моей проблемы. За эти несколько тысяч лет впервые всё изменилось. Я теперь снова хочу жить на земле. Я просто хочу побыть человеком. Человеком быть не так больно.
- А в чем же здесь проблема?
- Я просто не могу от него уйти.
- Ну да, конечно. Не можешь уйти ты как раз не от него. И мы оба знаем, о ком я говорю. Ты сама виновата. Надо было в своё время головой думать. От человека легко отказаться. Они же мрут, как мухи. Его жизнь покажется тебе только рекламой в огромном бесконечном фильме твоего существования. Он же просто человек. Что ты будешь делать с ним? Он ведь скоро умрет. Что ты будешь делать, когда он умрет?
- С этим человеком время останавливается. А что я, по-твоему, не успею порадоваться тому, что у нас было, пока он был жив?
- И стоит тратить на это время? Это же так мало…
- На это стоит
- Но ведь ОН заберет его к себе
- С чего ты взял?
- О, я уверен, что заберет
- Не за что забирать
- Сатана выкупит его душу, пока он будет добираться до места назначения. Кто-нибудь его обязательно ЕМУ сдаст
- Не сдаст, когда услышит, кто за ним стоит
- Ты уж прости, но тебя всё-таки меньше боятся
- Я тоже могу убивать
- Можешь, но не будешь. Они знают, что если ты убьешь кого-нибудь, то навсегда станешь человеком
- Что ты врешь-то мне всё время? Сам придумал? Я не могу стать человеком. Умереть я тоже не могу, к сожалению. Я, знаешь ли, пыталась. Много раз. Я раз в месяц стандартно себя убиваю после того, как ОН засыпает.
- ОН не спит никогда.
- Ну с НИМ бывает нечто похожее. Правда длится это минут пятнадцать. Это не сон, конечно, но от реальности ОН отключается.
- Ты тоже не можешь произносит ЕГО имя? Тебе вроде не запрещали…
- Я не хочу произносить ЕГО имя.
- Ты ненавидишь ЕГО?
- Нет, я просто больше ЕГО не люблю.
- И что? Лучше постоянно убегать и обманывать?
- У меня нет выбора.
- Но ведь однажды ты не сможешь вернуться!
- С чего ты взял? Я всегда возвращалась, и всегда буду возвращаться. И вообще к чему весь этот разговор?
- Ты же знаешь, что ОН может ограничить твоё пребывание на земле.
- Не может, такого прописано не было.
- Ой, как будто вы уже не отступили от контракта 10 тысяч раз!
- Прекрати!
- Ты не можешь меня заменить, поэтому я могу досаждать тебе, сколько мне будет угодно.
- Я могу подать прошение…
- Мне кажется, что тебе ясно дали знать, что я к тебе привязан. Думаешь, что мне с тобой всегда легко? Нормальные люди от своих хранителей не прячутся и не стараются в порыве гнева их уничтожить!
- Я не старалась. Это получилось не специально, ты же знаешь! И вообще, давай просто забудем этот случай. Что за ерунду ты вообще говоришь? К чему эти бесконечные разговоры? Разве за это время нельзя было понять, что на меня твоя терапия не действует!
- Год – это слишком мало.
- Год – это самое большое, что у меня было на земле.
- Напомнить тебе с кем ты была последние две тысячи лет?
- Спасибо, я в курсе.
- ОН всегда прощал тебе твоих земных людей. Но я чувствую, что этого ОН тебе не простит. ОН же убьет его раньше времени. Тебе оно надо? Дай человеку пожить спокойно!
- Не убьет. Всё будет хорошо.
- Ведешь себя, как сентиментальная баба. Терпеть этого не могу.
- Тебе пора.
- Да нихрена мне не пора! Я ещё не закончил!
- Я возвращаюсь. Надеюсь, что рядом тебя не будет.
- Ты хотя бы приведи себя в порядок…
- Я в порядке.
Не люблю эти моменты, когда приходится возвращаться в реальный мир. А точнее в их мир. В мир людей. Ну, хотя бы потому, что мне постоянно, чтобы вернуться, приходится падать с крыши. Это жутко бесит. И каждый раз это жутко больно. Наверное, поэтому я всегда возвращаюсь усталой и разбитой. Видимых повреждений нет, конечно. Да и не могу я умереть. А как иногда хочется.
Но мне нужно возвращаться. Потому что если он узнает, что я на самом деле не человек, то я даже представить не могу, как он отреагирует. Нам было бы намного проще, если бы я могла быть самой собой. Но я не могу сказать ему правду. Слишком он мне дорог, чтобы из-за одной промашки потерять его навсегда.

URL
2010-05-08 в 23:37 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
***
Сатана

Безмозглая птица снова здесь. И снова говорит мне об одном и том же. Как надоело. Ну как переубедить его в том, что мне нужна эта женщина? Жалкая птица. И я должен его терпеть? Постоянно терпеть его самодовольный вид! Он даже не старается мне помочь. А ведь мог поговорить с ней. Объяснить, что я чувствую. Меня ведь она уже просто не слышит. Просто приходит, потому что должна, а не потому что любит. А он воспринимает меня, как тирана, не отпускающего бедную девочку. Да она даже старше его! А всё такая же глупая!
- Ave!
- Salut!
Падает на моё кресло. Даже крылья не потрудился убрать. Так мешают и раздражают. Я свои не распускал уже… да около двух тысяч лет…
- Может, перестанешь мучить её? Ты же видишь, что ей плохо! Она больше не может с тобой находиться. Зачем она тебе? Потешить своё самолюбие? – вытягивает ноги на стол. Какая бесцеремонность! А ещё посланник небес! Фу, какая гадость. Ангелы совершенно не умеют себя вести. Или это такое пренебрежение ко мне?
- А ты думаешь, что такой, как я, не способен чувствовать? Может быть, мне тоже не хочется её отдавать никому? Может быть, она мне тоже дорога, так же, как и ему? Ты не допускал подобной мысли? Почему же я тогда её, по-твоему, не отпускаю?
Надо закурить. Терпеть не могу эти разговоры. Снова начинаю раздражаться. Снова менять зеркала. Почему они всегда трескаются, когда я начинаю нервничать? Неужели я не могу это контролировать? Как было бы хорошо, если бы он сейчас просто замолчал. Но, блин, он не из тех, кто замолкает на полуслове…
- Ну, у меня несколько теорий, и все они тебе идеально подходят. Ты можешь выбрать. Может, это потому что ты собственник до мозга кости. Потому что ты стремишься к тому, чтобы твои соглашения никто не пресекал и не нарушал. Потому что ты любишь, чтобы всегда было по-твоему. Потому что ты просто любишь видеть, как мучаются люди…
Я сбросил его ноги с моего стола. Я итак сегодня слишком добрый. А он вообще не заслуживает подобного снисхождения.
- По твоему мнению всё настолько просто? По-твоему, я вот такой, да?
- А каким ещё может быть сатана?
Дерьмо! Всегда, когда он хочет меня побесить, он называет меня именно так! И я не могу его убить только потому, что он её опекун. Тоже мне опекун. Ха, да я бы легко от него избавился. Защитник хренов…
- Ненавижу это имя! Думаешь, я просто хочу её помучить? Думаешь, мне приносит наслаждение видеть её страдания? Да, я собственник, я не хочу её терять. Но это не потому, что мне нужно, чтобы она, как собачка была рядом!
Встает, наконец-то, с кресла и наклоняется ко мне. Слишком близко. Крылья так и воняют. Ненавижу этот запах. Сейчас он обязательно что-нибудь глупое ляпнет. Он всегда так делает.
- Но ведь ты сам в своё время предложил её соглашение!
Не повышать на меня голос! Нет, я промолчу по этому поводу. Я спокоен. Как обычно.
- Но ведь она даже не подумала перед тем, как согласиться. Сказала, что любит, сказала, что ничего никогда не изменится, что её чувства всегда будут такими. Она предала меня!
Оттолкнулся от стола. Обошел стол и подошел ко мне вплотную. Неужели он сам не чувствует, как от него разит облаками? Самонадеянная курица!
- Ой, да ладно! Что за ерунду ты говоришь! Она же девушка…
- Она даже не человек!
- Ну, она не человек, но всё же женского пола…
- Она заключила соглашение…
Положил руку мне на плечо. Так, сейчас спокойно. Ничего не делай, ничего не делай! Если я сейчас сброшу его руку, я её сломаю. А он нужен мне. К тому же, если он появится перед ней со сломанной рукой, она обязательно что-нибудь заподозрит.
- Но ведь ты за него в ответе! Ты можешь его отменить!
Как будто всё так просто! Да, я могу. Я вообще много чего могу. Но ведь у меня тоже есть свои потребности и свои желания!
- Я не хочу этого отменять! Всё просто, я просто не хочу, чтобы она была с кем-то другим! Да и ладно была бы! Думаешь, я не знаю всех её земных мужиков? Тут проблема в другом. Она любит его! Понимаешь ты или нет? Любит! А это всё намного серьезней. Этого я не могу принять. Этого я не могу простить. Я не могу на это закрыть глаза. Она постоянно к нему возвращается! Ну что со мной-то не так?
- Ух ты, такие слова от тебя услышать…
Действительно, глупо получилось… Что я, в самом деле, как баба? Но Остапа понесло.
- Какие? Я тоже могу чувствовать! Я же не камень!
- Ты в силу своих обязательств не должен чувствовать! Ну, просто не должен!
Это он сейчас что пытается отговорить меня от моих же собственных эмоций?
- Что будет, если я расскажу ему о ней? Расскажу, кто она такая, куда постоянно убегает! Может, тогда он откажется от неё? Или просто испугается меня?
Отпрыгнул от меня. Похоже, не ожидал от меня подобного рвения. Переживает…
- Ты придумываешь чушь! Ставлю полвека на то, что он не отвернется от неё.
Полвека? Вот отыграюсь, а! А что скажет папочка…
- Принимаю.
Вернулся обратно в кресло. Ну что, ты можешь просто спокойно посидеть, не ходить по комнате, меня не трогать?
- Ты ведь понимаешь, что будет, когда она узнает о нашем споре? Она не только от меня отвернется, но ещё и от тебя. Ты ведь только что дал мне добро…
- Но ведь ты не скажешь ей!
- Конечно, нет. Мне это самому не выгодно.
- Как я вообще выношу ангела в своем доме?
Я презрительно отвернулся. Ну, вероятно, это выглядело именно так. Но вся проблема была в том, что больше рассчитывать было не на кого. Её просто так не отговорить. Нужна посторонняя помощь. Слишком долго я не вмешивался. Конечно, год земной жизни – это ерунда. Но она так изменилась. Этого никак нельзя допустить.
- А ты не подумал, что меня тоже должно воротить от твоего общества? Что мне, посланнику небес, делать в твоем доме?
Вот хам, а! А просто промолчать на мой язвительный комментарий было сложно?
- Так убирайся!
- Да ладно, я же знаю, что тебе нравится моё общество. Ты просто стараешься держать марку.
- Ой, перестань, а! Сколько можно? Разве ты не подумал о том, что ты мне просто выгоден? Мне просто нужно, чтобы ты был рядом, пока я сам не могу её «вылечить».
- Ты считаешь, что она больна?
- Не иначе!
- А мне с тобой интересно.
- Интересно, пока ты не переступаешь черту. Ты же прекрасно знаешь, что тебя за это по голове не погладят.
- Ну пока и не отчитали,- нервный смешок. Боже, как он ещё молод.
- Срок пребывания в моем доме имеет определенные временные лимиты. Тебе пора.
- Ну-ну…
- Тебе на самом деле пора.
Я встал. Прикоснулся к его груди, и он сразу исчез. Я мог бы точно таким же прикосновением просто его убить. Но он и правда чем-то меня забавил. Временами мне кажется, что он тоже однажды станет отступником. Слишком уж он любит моё общество. Постоянно рвется поговорить со мной по поводу и без. Пусть так. Всё изменится скоро. Я смогу всё вернуть на свои места.

URL
2010-05-11 в 23:16 

Жаль, но я тебя люблю (с)
Последствия Мастер и Маргариты?
А мне понравилось))))) Честное слово, Оля проти, развернуто писать нет сил, но честно понравилось)))) Как сама?

2010-05-12 в 09:37 

Tishco
- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Нет, мастер и маргарита были слишком давно. А это так, ещё очень давнишняя задумка. Ну, раз одобряешь, буду продолжать))))

URL
   

Something

главная