• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:04 

Я прежде не восхищалась такой строкой никогда. И вот оно пришло!

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Солнце, тонущее в окнах, отражённая улыбка,
Свет мой, ангел, ты не знаешь, что случится этим утром.
После неба - слишком сложно, после правды - слишком мало.
Не грусти, едва ль возможно эту выучить премудрость.
Пусть погаснет, если страшно, пусть горит, пока ты хочешь,
Можно взять, а можно слушать, прислонившись к тонкой стенке.
Утомительное нечто, заколдованное чудо. Не грусти -
Твои ль печали - тонким горлом, каждой венкой.
Свет мой, ангел, если хочешь, то проснёшься в Зазеркалье,
Если хочешь - будешь видеть, а не хочешь - отвернёшься.
Если даже не запомнишь, что ты видела в начале, -
Ты поймёшь по стуку сердца и закатным бликам солнца.
Свет мой, ангел, не теряйся, засыпай и не тревожься:
Я возьму твои печали, а дурные сны бессильны.
Загадай желанье, ангел, засыпай. Когда проснёшься,
Различишь за стуком сердца тихий шорох белых крыльев.

@темы: стихи не мои

23:12 

Рассуждения на тему брака

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Переосмысление приходит слишком поздно, тогда, когда уже нельзя повернуть назад. Обидно вдвойне, потому что, взвешивая все «за» и «против» столько раз, надеешься уже никогда не совершить ошибку. Надеешься, что теперь ты точно знаешь, что в жизни главное. Раньше думала – любовь. Столько книг об том написано, столько фильмов снято; все искусство в принципе о любви или о войне, весь мир держится на этом, как нас пытались уверить с ранних лет. Мама и папа вместе – семья, вот самое главное. И вроде бы смотришь на них и думаешь, у меня тоже должна быть семья, только не такая, лучше, мы вообще никогда не будем ругаться и будем любить детей безвозмездно, просто за то, что они есть. И друг друга будем любить до гроба. Сначала с одним так думаешь, потом с другим, потом с третьим. Меня во истину поражают люди, которые продолжают искать свою любовь несмотря ни на что. Какой смысл перебирать парней, как перчатки, в надежде среди гавна отыскать конфетку? Есть ли она там вообще? Что ей делать в навозной куче? Да и разве нельзя съесть что-нибудь другое, кроме этой пресловутой конфетки? Все наши беды от того, что мы недостаточно любим себя, поэтому нам постоянно нужно подтверждение любви от кого-то, кто нам более-менее симпатичен. Мы жаждем слышать приятные слова и охотно на них покупаемся, мы взращиваем свою самооценку, холим и лелеем, потому что боимся, что в старости никто воды не подаст. Как в том анекдоте – а пить-то не хочется. Зачем жить в постоянном страхе, постоянном поиске какого-нибудь человека? Неужели мы сами настолько ограничены в средствах? С современными технологиями даже хрупкая девушка может сделать практически все, что делает мужчина, или заплатить, чтобы кто-то ей помог. Мы просто привыкли претворятся слабыми, хотя оставь бабу одну, так она действительно слона остановит. Если человек не самостоятельный, ему следует жить с родителями, а не подвергать опасности себя или нагружать свою вторую половину. Не вижу смысла вообще искать себе спутника жизни. Под кого-то подстраиваться, что-то менять для него. Нет людей, которые любили бы нас такими, какие мы есть. Поначалу - возможно, а потом обязательно будет что-нибудь, что начнет мешать. Люди ругаются не потому, что меняются после конфетно-букетного периода, а потому что во время этого периода претворяются не теми, кто они есть на самом деле. И ради чего? Чтобы быть уверенным, что будет, кому похоронить? Мы рождаемся и умираем в одиночку, не стоит строить иллюзий, будто это не так. Любовь переоценивают. На самом деле люди просто не знают, что это такое. Книжки учат нас тому, что ради любимого человека можно пожертвовать абсолютно всем, вплоть до собственной жизни. А теперь задайте сами себе вопрос – готовы ли вы умереть ради того человека, который сейчас рядом с вами? Или вы просто стремитесь соблюсти ритуал – жениться/выйти замуж, нарожать детей, потому что так повторяли ваши родители и, в принципе, предки еще времен неандертальцев. Природой в нас заложено продолжение рода, безусловно, но это лишь для того, чтобы вид не вымер. Ничто не обязывает нас связывать с кем-то судьбу. Как продолжение рода связано с браком? Замужество ограничивает человека даже тогда, когда кажется, что он сам это выбрал. Даже тогда, когда супруг/супруга не препятствуют ни в чем, внутри тебя сидит демон брачного союза, который внушает тебе ответственность перед второй половинкой. И, если ты порядочный человек, ты слушаешься его, ибо выбор сделан и теперь остается только смириться. Вспоминаешь, что когда-то ведь принял решение, осознал, что хочешь именно этого, и не на пару месяцев, как обычно, а до конца дней своих. Ведь был тверд в намерениях, пяткой в грудь бил. И теперь уже поздно идти назад. А самое обидное даже не то, что поздно, а то, что стыдно. Это опять-таки если твои моральные принципы еще находятся на границе разумного, и брак для тебя не тупо принт в паспорте, а гордое слово, означающее возникновение новой семьи. Это компромисс. А значит, это не всегда легко. Всю жизнь ограничивать себя ради кого-то. Я не говорю о плотских утехах, эту тему я здесь вообще не поднимаю. Когда это брак мешал заниматься сексом с кем-либо помимо твоей второй половинки? Нет, я говорю о возможности проводить свой день по собственному желанию, а не раскраивать его под супружеский костюм. Может, мне и не хочется сегодня никуда идти, но сама мысль о том, что, если бы хотелось, я бы не смогла, так как ноги мои в кандалах, вот эта мысль пугает и раздражает одновременно. Кому-то такие кандалы необходимы, а кому-то они всю жизнь будут мешать, хотя он сам же их на себя и нацепил с вполне довольной рожей. Быть или не быть?

@темы: быть или не быть?, я

21:04 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Ведьмину дочку сегодня не удержать...
В небе луна - это значит, что надо бежать,
В косы - полынь заплести, васильки - по тесьме,
Чтобы из леса на запах он вышел ко мне,
Встану у края дубравы и тихо спою:
"Выйди, любимый, встречай дорогую свою,
Выйди!" ладонь протяну и останусь стоять,
Дрожь в позвонках, сердце бьется в груди - не унять,
Только в ответ тишина, будто там ни души,
Хрустнула ветка - ко мне мой любимый спешит!
Шаг еле слышен, как будто он ветра быстрей,
Скоро он сможет коснуться ладони моей,
Жаром своим обжигает, глаза, как огни...
Ну же, скорей подойди и меня обними!
Я посрывала с дверей каждый медный засов,
Думаешь я испугаюсь каких-то клыков;
Думаешь, когти меня от тебя оттолкнут;
Если бы было мне страшно, была бы я тут?
В ночь полнолунья твой облик мне солнца нужней,
Пусто без шерсти твоей, без любимых когтей.
Вой для меня, я пущу тебя в вещие сны,
Эхом докатится песня моя до луны,
Только три ночи на месяц с тобой нам дано,
Это не важно, пугает меня лишь одно
Я бы ждала тебя тысячи весен и зим,
Если бы знала, что ты будешь вечно таким,
Только проходит на убыль старуха-луна,
Волка в покров человека вплетает она

Ведьма не спит, ее дверь заперта на засов -
Нет у любимого больше когтей и клыков

@темы: я, стихи

22:05 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Ты пришла, как приходят дурные сны -
Среди ночи врываясь в остывший дом -
Прислонила у печки резной костыль,
Попросила огня и кувшин с вином.
Я еще не успел замести свой след:
Торопился и спину забыл прикрыть,
Возгордился цепочкой своих побед
И забыл, что за все здесь пора платить,
Сжег улики в камине, развеял прах,
И надеялся - всё, я своё вернул.

Ты пришла. И впустила в обитель страх.
И молчала - ты знала, что я в плену.
Я забыл заклинания и слова,
Даже двигаться не было больше сил.
Ты молчала. И знала, что ты права,
Только ветер за окнами голосил.
Я пока мог надеяться - это сон,
Ведь в итоге пришлось бы и мне вздремнуть,
Я почти на границе, почти спасён,
Вот очнусь и продолжу великий путь,
Ущипнул за колено, болит - всё явь!
Неужели сдаваться в конце пути?

Ты стояла напротив, костыль подняв,
Говорила, что скоро пора идти,
Говорила, что дашь мне десяток зим,
Чтобы я разобрался в своей судьбе,
А потом повторишь свой ночной визит
И без споров утащишь меня к себе.
"Стрелки тикают, мальчик," - твердила ты, -
Умирают и слабые и вожди,
привыкай!" И исчезла, как едкий дым,
На прощанье шепнув лишь: "Смирись и жди",
И с тех пор будто тронулся я умом:
Мне мерещатся всюду её глаза.

Десять зим проходив за спиной с крестом,
Я отбросил его и пошел назад,
Чтобы руку подать и пойти за ней,
Чтобы ей показать - усмирил я спесь,
Каждый вечер просиживал у дверей
Письмена выводил и кричал: "Я здесь!"
Всё сидел взаперти, забывался в снах,
Заговаривал сотни лесных дорог,
И прошла уже сотая здесь весна,
А она не пришла в мой пустой чертог,
Не ждала меня больше и не звала,
И бессмертие стало страшней чумы.
Обманула, костлявая, провела,
Лучше б умер, как должен был, молодым.

@темы: я, стихи

20:57 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Холодный октябрь обрывает мои провода,
Смеется в лицо ярким ворохом брошенных листьев,
И ты с фотографии смотришь безумно, по-лисьи,
И шепчешь губами слегка ядовито "всегда",
Как будто бы знала - мы снова стоим за чертой,
За гранью любви и за точкой уже-не-возврата,
И вертится где-то под нёбом больное "утрата" -
Я пробую слово на вкус и харкаюсь слюной,
Я слишком устал, чтоб пытаться тебя удержать,
Я даже, напротив, тебя провожу до границы
Моих опостылевших стен. Остается смириться...
Как я теперь буду один без тебя выживать?
Подумаешь, вдруг разболелось внутри, разрослось,
Сижу, вспоминая твои непослушные пряди,
Хватаю бутылку, об пол разбиваю не глядя:
Такая же сука, как все, а прошила насквозь!
И чем хороша? Ты умеешь одно - раздражать,
И что нас связало, неведомо нынче науке,
На улицу, в холод, дождю подставляю я руки,
Пусть смоет тебя, если я не могу помешать.
Единственный раз для кого-то открыл эту дверь:
Лови мою душу, мне страшно вот так - одиночкой!

... учусь понемногу, вбиваю себе в позвоночник:
Не жди, не люби, не надейся и больше не верь.

@темы: я, стихи

18:36 

Дети Ветра (часть первая)

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Глава 1. Встреча

Тэнке уже ненавидел этот обрыв. Но всё равно приходил сюда каждый день. Причем даже по два раза на дню – на рассвете, и вечером, когда солнце уже пряталось за лесами. Тэнке вдыхал полную грудь воздуха, закрывал глаза и прыгал. И каждый раз неизменно приземлялся на ноги. Если бы не воздушная подушка у самых нижних камней, парень непременно поломал бы себе все кости. Упасть с такой высоты даже для вереса слишком опасно. Хотя, конечно, со временем раны затянулись бы. К тому же, эта скала была тренировочной, поэтому не внушала страха. С неё все прыгали.
Вот и сегодня Тэнке пришел сюда, когда начало светать. Никто ещё не проснулся, и это обстоятельство несказанно его радовало. Он терпеть не мог, когда на него пялились. Особенно в таком месте, где он наиболее уязвим. Конечно, за годы неудач он уже привык к насмешкам и косым взглядам. Самое трудное было в детстве. Дети жестоки, они не понимают, как сильно можно обидеть словом. Лучше бы камнями кидались, во имя ветра, чем дразнили.
Теперь он уже мужчина, ему девятнадцать. Уважение к себе он всё же смог отвоевать, несмотря на свой врожденный дефект, но, хоть и не было криков и издевок, косые взгляды остались, и шепотки за спиной никуда не делись.
Сегодня шел дождь. Небо заволокли тяжелые серые тучи, так что утро не слишком отличалось от ночи. Но Тэнке был, может и дефектным, а всё же вересом, и значит, хорошо чувствовал время восхода и захода солнца. Так что вряд ли темнота за окном могла бы остановить его от выполнения ежедневного ритуала, скалу найти она точно не помешала бы.
Раскаты грома были слышны где-то совсем далеко, а значит, весь день долину будет сотрясать гроза, которая непременно усилится, когда доберется до отвеса. А пока только редкие холодные капли падали с неба и уносились в пропасть. Верес с грустью подумал, что они тоже не могут подняться обратно, но, наверняка, не страдают из-за этого. Разве есть пролившемуся дождю дело до облаков?
Тэнке посмотрел на свои руки. Пошевелил пальцами. Он постоянно искал причины своей немощи. Может, всё из-за того, что у него руки такие? У всех по шесть пальцев на руках, а у него – пять. Когда он родился, бабка-повитуха думала, что просчиталась. Она два раза проверяла, всё ли на месте. На ногах-то всё было в норме – шесть пальцев, как у нормального ребенка, но на руках-то куда могли деться ещё два? Причиной могло послужить – и, скорее всего, так оно и было – то, что отец Тэнке был человеком, а не вересом. Но это был брак, одобренный старейшиной, да и не было такого до этого, чтобы от подобных браков рождались дети-уродцы.
Не первый век вересы и люди получают благословение. Естественно, человек должен был заслужить такую возможность. Селение этого народа и найти-то непросто, не говоря уже о том, что нужно прожить с ними не менее шести зим, и умудриться влиться в общество и понравиться главе. Вересы, рожденные от таких союзов, ничуть не отличались от истинных. Кровь вереса сильна, и всегда пробивалась сквозь все расы, поэтому от такого брака никогда не рождались люди, на ногах и руках у таких детей было по шесть законных пальцев.
Почему не семь? Почему, в конце концов, не все десять? В легендах это никак не объяснялось, и все просто сводилось к тому, что Бог ветра так захотел выделить свой народ. Что ж, пока выделялся только Тэнке. И было бы неплохо, если бы Бог даровал вересу возможность усилием воли отращивать дополнительные пальцы, раз уж сам не постарался на эту тему.
Вересу не мешало отсутствие ещё одного мизинца, люди ведь как-то обходятся и без этого, ничего у них из рук не валится. Да и у Тэнке все было на положенном месте, работа его напрямую зависела от силы и умения. Он мог б справиться и с четырьмя пальцами, слышал, что и у таких все получалось. Он осознавал, что из-за своей работы, отличается не маленькими габаритами, может, эта особенность тоже тянет его к земле вместо того, чтобы помогать?
Тэнке решил, что нужно досчитать до шести – раз уж это число настолько магическое – и после этого прыгнуть.
И вот, когда он уже закрыл глаза и с его губ почти сорвалось «четыре», его бесцеремонно перебили:
- Для человека, решившего сигануть в бесконечность, ты что-то слишком медлишь.
Тэнке резко обернулся на звук и замер. Слева от него на камне сидел парень. На нем был темно-зеленый плащ с капюшоном, высокие кожаные сапоги почти до колена и огромная сумка за плечами. Человек – а в том, что это был именно человек, Тэнке был абсолютно уверен – слегка улыбался, пожевывая травинку, и смотрел прямо на прыгуна. На вид он был одного возраста с Тэнке или, может, чуть старше. У него были ясные, задорные голубые глаза и черные волосы спадали на плечи. Вересы так не стригутся.
Конечно, столь неожиданное появление нарушило Тэнке все планы, при человеке он просто не мог прыгать, так что он молча развернулся и пошел прочь от скалы.
Парень, однако, решил, что их общение ещё не закончено и увязался следом.
- Постой, а где «спасибо»? Я ведь, можно сказать, тебе жизнь спас, - заговорил он, догоняя.
Верес шел достаточно быстро, стараясь избавиться от непрошенного гостя, но тот явно желал продолжить знакомство:
- Зачем ты хотел прыгать? Что за беда у тебя такая? – начал расспрашивать незнакомец.
- Да не хотел я прыгать, чего пристал-то, иди, куда шел, - ответил Тэнке и махнул рукой в неопределенном направлении, как бы показывая, что им больше говорить не о чем. Но это не сработало.
- Хотел, - сказал парень и сам себе кивнул, - я таких сразу вижу, кому жить надоело. Дождался бы хорошей погоды что ли, а то под дождем как-то слишком тоскливо.
Тэнке неуверенно обернулся. Да в своем ли он уме? Зачем говорить такие вещи, если уверен, что тут к смерти готовились? Может, у людей не принято сочувствовать? Хотя вересу и не нужно было никакого сочувствия и уж тем более сопровождения. Он решил, что лучшая защита – это нападение и, резко остановившись и развернувшись, закричал на путника:
- Слушай, тебя сюда не звали! Разве у тебя своих дел нет? Отстань от меня! Мне попутчики не нужны, да и тебе, я вижу тоже, раз так много миль отпахал в одиночку.
- Откуда ты узнал, что я много прошел, - изумился человек, остановившись почти вплотную к Тэнке. Верес посмотрел на незнакомца снизу-вверх. Разница в их росте была не так уж и велика, максимум сантиметров десять. Тэнке под метр восемьдесят казался очень рослым, но парень тем более выглядел внушительно, это заставляло обороняться поневоле. И дружелюбная манера общения незнакомца нисколько не успокаивала вереса.
- Да какая разница, иди себе, - Тэнке понял, что сболтнул лишнего, и теперь этот путешественник точно от него не отстанет. Люди больно любознательны. Надо валить обратно в деревню, может, повезет.
- Тем более, раз ты знаешь, что я давно иду один, представляешь, как мне хочется с кем-нибудь поговорить, а тут вдруг появляешься ты. Может, познакомимся? Меня Лис зовут.
- И? – спросил верес и даже немного замедлил ход. Надо же так сына назвать. У самого, правда, имя не лучше, но среди своего народа оно вполне вписывается, хоть и значение у него не самое лестное, дай Бог, что не обидное.
- Ну, понимаешь, как животное, - охотно принялся объяснять путник, выкладывая всё, как на духу. - Мама у меня, когда из дому сбежала, уже на восьмом месяце была, забрела в какую-то индайскую деревню, там и рожать пришлось. Шаман сам роды принимал. Как посмотрел на меня, сказал, хитрым вырасту, так и назвал Лисом. Ну, мать и согласилась, куда ей было деваться.
- Очень интересно. Всем рассказываешь?
- А чего в этом такого?
- Ну, это же имя твоё, тем более такую историю имеет, не боишься, что я какой-нибудь колдун, использую эту информацию против тебя? – решил отпугнуть Тэнке.
- Да ладно, колдуны со скал не прыгают, - нашелся Лис и рассмеялся.
- Так и я не прыгал, - огрызнулся Тэнке. - Иди своей дорогой, Лис. Последний раз тебя прошу. Извини, конечно, но мне не интересен ни твой вид, ни твои вопросы, ни твоя история. До свидания, - выговорился верес и ещё быстрее зашагал прочь.
- Скажи хоть своё имя! – крикнул ему вдогонку Лис, остановившись.
- Оно тебе надо? Бывай! – ответил Тэнке и скрылся за деревьями.

@темы: мои жуткие творения, дети ветра

13:42 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
И теперь уже кажется - не было никогда:
Отгремели последние взрывы с передовой,
Только ветер качает обвисшие провода,
Тишина накрывает оставшихся с головой,
Побросали винтовки - теперь это лишний груз -
И позволили ранам болеть, а душе - остыть.
Только после победы я понял, что я боюсь
Умереть даже меньше, чем просто остаться жить.
Было что-то в боях, в этом хаосе рваных тел,
И задание - выжить - всегда поднимало дух,
А теперь, когда голос из рации онемел,
Я почти испугался того, что остался глух,
Получил, что хотел, но свобода моя горька,
Мне б вернуться домой, только дома лет десять нет.
Над прожженной землей разлетаются облака,
Я, снимая ботинки, пытаюсь оставить след
В этой стылой земле, чтобы как-то понять, что жив,
Что еще не сломался, что снова могу гореть,
Проверяю запасы, считаю свои ножи,
Если выжил сейчас, значит, надо пока терпеть.
Но всегда есть возможность проверить удар судьбы,
И, познав свою цель, прорываюсь сквозь едкий дым.
Где-то там, я уверен, война продолжает быть,
Просто нужно собраться и снова вставать в ряды.

@темы: я, стихи

20:09 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Для чего мне теперь обращаться в ночь
И раскидывать звезды с чужого края,
Если я не умею тебе помочь,
Ничего при этом не отнимая?

Бесполезная магия у меня -
Зажигать на небе цветные пятна -
Если я не в силах тебя понять,
Когда всем вокруг все давно понятно.

На лопатках стынет огонь комет...
Для чего теперь ледяная кожа,
Если я не в силах найти ответ
На вопрос, который тебя тревожит?

Для чего среди ледяных светил
Оживлять теперь мне земные души,
Если я не в силах тебя спасти,
Ничего при этом в нас не разрушив?

@темы: я, стихи

15:06 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Не превращай эту воду в вино, преврати её лучше в огонь,
Я ведь хочу не напиться уже, а всего лишь согреться;
Я не прошу, чтобы ты научил меня плавно ходить над водой...
Выключи свет и зажги моё мертвое сердце,
Я протяну к тебе через вселенную молча ладонь:
Видишь, как в ней замирают миры и стучат килогерцы?
Встань у руля и сними, как одежды с меня эту жуткую боль
И не позволь ей со мной в переломанном разуме вновь запереться.
Это немыслимо - слышать, как бьется она в одиночестве дней,
Видеть обезображенные горем лица...
Как неизбежность - понять, что среди миллиона твоих журавлей,
Я не достойна считаться хотя бы синицей
_______________________________________
После твоих разговоров по телу - огонь,
Целишься в голову, а застреваешь в сердце.
Встань у руля, заглуши эту страшную боль
И не позволь ей со мной тет-а-тет запереться,
Слышать, как бьется она в одиночестве дней,
Видеть обезображенные горем лица...
Жаль, что среди миллиона твоих журавлей,
Я не могу называться хотя бы синицей.

@темы: стихи, я

19:35 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно — возглас счастья.
Только в уборную — и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более — изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.
Иосиф Бродский
(1970)

@темы: стихи не мои

20:03 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Я в бою повидал немало, знаю, век мой почти сгинул...
Как, скажи, ты такой стала, что стреляешь теперь в спину?
Я и сам был пленен боем, шел в атаку вперед, маршем,
Только пули мои сбоя не видали пока раньше:
Точно в грудь, и почти в сердце, чтоб дыра впереди - навылет,
Встать напротив - в глаза смотреться, чтоб от боли враги выли.
Ты же целишься не сразу, прячешь руки, чтоб не сорваться.
Так какие мои фразы заставляют нечестно драться?
Строишь козни, вершишь планы, переманиваешь пехоту,
Меж врагов меня мнишь главным, собираешься на охоту.
А в глаза посмотреть - страшно? Я не прячусь уже, к делу!
Ненавидеть - почти важно, а любить так - почти смело.
Расставляй здесь свои мины, разрывай на груди ямы,
Но не надо - ножом в спину, целься в душу, стреляй прямо.

@темы: я, стихи

09:31 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
И пустота за спиной там, где были крылья...
Стой, мой хороший, не надо напрасных жертв.
Это не страшно - в бою наглотаться пыли,
Страшно потом - от торчащих в спине ножей.
Там, где когда-то стучало, тихонько стонет
Глупая сказка о том, как легко простить.
Это не страшно - упасть от потери крови,
Страшно потом - когда некому хоронить.
Я ведь не жалуюсь, правда, теперь все в норме,
Только пора бы избавиться от вранья.
Страшно не то, что давно не одет по форме,
Страшно теперь, что раздену тебя не я.

@темы: стихи, я

13:15 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Приходи, забирай, что считаешь давно твоим,
За бесценок отдам, не кривляясь и не торгуясь,
Чтобы вспомнить, как было нам тесно всегда двоим.
Приходи, я тобою, как в юности, полюбуюсь,
У меня в рукавах не осталось уже тузов -
Потерял их или пропил - все уже неважно...
Выключаю колонки, чтоб слышать твой нежный зов.
Ты ведь вспомнишь меня и опять позовешь однажды?
Приходи, чтоб погреться немного моим теплом,
Моей болью, разорванным сердцем, камином, кофе...
Что я должен тебе предложить, приглашая в дом,
Чтобы ты в нем остаться навечно была не против?
Я хотел разлюбить - надоело болеть тобой,
Этот вирус безумен, он тело и разум сушит.
Приходи, раздели этот груз, я, как прежде, твой,
Забирай целиком, за бесценок, большую душу.

@темы: стихи, я

18:35 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Ты можешь слышать, как они шуршат -
Так больно расправлять в дорогу крылья -
Скажи ему, что я давно ушла,
Подняв своим плащом частички пыли.
Секунды неминуемо спешат,
Сложив недели, позже будут годы...
Скажи ему, что я давно ушла
Под гром и снег сибирской непогоды,
Чтоб больше на морозе не дрожать,
И не болеть бесчувственному телу.
Скажи ему, что я давно ушла,
И что сама я этого хотела.
Я научусь по новому дышать,
Чтоб не вдыхать его смешное имя.
Скажи ему, что я давно ушла
И потерялась на тропе с другими.
Скажи ему, что с ним моя душа...
Хотя меня почти не держат ноги,
Скажи ему, что я давно ушла,
И жду его на проклятой дороге.

@темы: я, стихи

12:53 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Вот и стали опять мы случайными встречными -
Не касаться мне больше худого плеча -
Все, что раньше считали таким бесконечным мы,
Как-то вмиг оказалось больным, покалеченным,
Как-то вспоротым вдруг сгоряча.
И уже кто-то новый напишет историю
Об ожившей твоей "бесконечной любви".
Ты скажи, наши встречи чего-то ведь стоили?
Мы так долго трудились, но мы не построили
Ни семью, ни карьеру, хотя и могли.
На чужие сердца мы друг друга потратили,
Наше время прошло, мы расстались ни с чем -
Не остались с тобой ни друзьями, ни братьями -
То, что есть в нас сейчас, разве этого хватит нам?
И надолго ли хватит? И помнить зачем?
Только песни по венам любимые катятся,
Как услышу, так сразу же сердце поет.
Ну и что, что не можем друг с другом состариться,
Просто нам до сих пор что-то общее нравится,
Я надеюсь, оно не умрет.

@темы: стихи, я

12:36 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Если время - спираль, значит, мы обязательно встретимся,
Если время - прямая, то нам суждено разойтись.
Ты, давай, выбирай, пока стрелочки все еще вертятся,
А не просто смотри, как мы молча пикируем вниз

@темы: стихи, я

12:50 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Девять жизней у нас? Ну, конечно же, да!
Так-то улицы, крыши, дома, провода…
Это просто кошачий порядок такой:
Если воли хотеть, то нырять с головой;
Если счастья, то чтоб через край всё лилось;
Если мокнуть, тогда уж промокнуть насквозь;
Если мести, то чтоб расцарапать лицо;
Если падать – на лапы, всем гадам на зло;
Если вместе, тогда на года и века;
Лапу мне предложи! Нафиг сердце, рука…

Это, знаешь, так сладко – быть просто собой,
Ты же чувствуешь мир? Так сегодня он твой!
Может, всю мою душу поймешь только ты
По-кошачьи свободно ныряя в мечты…

@темы: откопала старье, стихи, я

12:48 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Это я не была такой,
Это я захотела - в вечность...
Бесконечность меня самой -
Листьев солнечных бесконечность.
Я напомню кому-то дождь,
А кому-то былую радость.
Подойди же, чего ты ждешь?
Посмотри, что со мною сталось.
Это я! Я - земная твердь,
Я - осенней воды палитра,
Я - нелепая злая смерть,
Воскрешение и молитва...
Это трудно - играть с судьбой,
Потеряв её в ветка сосен.
Я рождаюсь опять зимой,
Чтобы людям напомнить осень.

@темы: откопала старье, стихи, я

19:11 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Среди тысячи мертвых небесных тел
Мое солнце давно перестало стыть
Как подумаю,как я тебя хотел
Так скорее мне хочется все забыть
Растереть эту боль в порошок и мел
Раскидать по краям четырех земель
Как подумаю,как я тебя хотел
Так и хочется душу взорвать скорей
Разрушать объемами децибел
Не оставив от памяти даже тень
Как подумаю,как я тебя хотел
Все вращается, тает, как в полусне
Превращается ночь в бесполезный день
И, устав, тихо падает на ладонь
Как подумаю,как я тебя хотел
Разгорается в ребрах шальной огонь
Обжигая, скользит по немой руке
Оседает на пальцах и на губах
Как подумаю,как я тебя хотел
Так из мыслей моих пропадает страх
Разливается светом по темноте
И пульсирует нежность в глухих висках
Как подумаю,как я тебя хотел
Так же сильно не хочется отпускать

@темы: стихи

17:30 

Темной Башне

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Неужели настолько она для тебя важна -
Отсыревшая и почерневшая средь пустыни -
Что теперь за тобой (да с какого, скажи, рожна?)
Мы бредем до понятной тебе одному святыне?
Что такого в ней есть, что магнитом тебя влечёт,
Поднимает с колен, на дрожащие ставит ноги?
Сколько было до нас? Ты же знаешь на пересчёт,
Сколько воинов ты потерял до того в дороге.
Что готовишь ты нам? Среди нас не найти бойца,
Мы - случайные дети земель далеко за гранью.
Я ведь даже не помню лицо своего отца,
А у вас эта фраза считается тяжкой бранью...
Сам-то тоже устал, я же вижу - нога, рука,
Не одежда - рванье, грязь запуталась в чёрных прядях,
Но зовёт за собой совершенное нечто - КА -
И течёт по крови, отражаясь в безумном взгляде,
Поднимай револьвер, приготовься к концу, стрелок,
Я уже не боюсь - смерть почти не тревожит падших,
Мы пойдём впереди, я уже зазубрил урок,
Ты услышишь его, если сможешь дойти до Башни.

@темы: стихи, я

Something

главная