• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:38 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Потому что она идет за тобой след в след,
У нее есть приказ, ну, а выбора просто нет.
Ты стараешься спутать и ставишь везде силки -
Колесишь по горам, в спешке топишь свои буйки.
А ее каждый вечер из странствия ждет отчет,
И она через год понимает, что просто врет,
Что безумные цифры не могут простить огрех,
И она, защищая тебя, лишь подводит всех.
Дожидаясь, когда вновь уляжется в поле пыль,
Надевает чужой балахон и берет костыль,
И дает установку себе - не сходить в пути.
У нее на запястье написано: "не спасти".

@темы: я, стихи

22:48 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Это просто была не твоя война,
Только кто я такой, чтобы тебя держать?
Я бы мог эту чашу испить до дна
Не просил ведь кидаться меня спасать!
А теперь я тащу твой большой рюкзак -
В нем полно умных книг и еще носки.
Как же вышло, что все вдруг пошло не так,
Разлетелось, расколото на куски?
Ты ворвался в атаку, как дикий смерч,
Я пытался тебя заслонить собой,
Ведь тебя поджидала другая смерть,
А не эта - с простреленной головой.
На рубашке подсохла чужая кровь -
Постирать бы, да денег почти что нет...
Вот ведь меткая сука - не в глаз, а в бровь -
Удалось оборвать череду побед,
А в тебе била жизнь, как назло, ключом,
Слишком сильным, видать, был ее удар...
Возвращаю рюкзак на свое плечо
И стараюсь не думать, зачем удрал,
Понимая, что просто не хватит сил
Хоронить и смотреться в твои глаза.
Ну, скажи мне, зачем ты меня простил?
Если б ты не вернулся тогда назад,
Был бы жив! Ненавидел, но был бы цел.
А теперь на мне камнем лежит вина.
Я ведь только свободы тебе хотел.
Это просто была не твоя война.

@темы: я, стихи

17:24 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Не так уж все и плохо, в самом деле,
Закрой глаза, вдохни и успокойся.
Крылатая душа в бескрылом теле?
Так это ненадолго, ты не бойся.
Иди к своей нелепой новой цели
По головам, без пафоса и шарма.
Крылатая душа в бескрылом теле?
Так это никому не помешало.
Забудь все то, что от тебя хотели,
Побереги свои больные нервы.
Крылатая душа в бескрылом теле?
Так этим ведь страдает каждый первый.
Мы многое, по сути, проглядели,
Теперь нам может небо только сниться.
Крылатая душа в бескрылом теле?
Забудь, попробуй выжить и не спиться.

@темы: стихи, я

15:09 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
- Если что-то пойдет не так...
- Например?
- Ну, совсем не так,
Обещай меня не искать,
Молча волю собрав в кулак,
Обещай потерять ключи
И уже не входить в наш дом.
Я смогу тебя защитить
лишь на миг...
- Ну, а что потом?
- А потом начинай дышать,
Расправлять свои два крыла,
Я позволю тебе бежать
Вдаль, куда б она ни вела,
И не бойся меня забыть,
Если так будет проще спать,
Если нужно похоронить...
- А могу теперь я сказать?
- Говори
- Если дрогнет мир,
Если что-то пойдет не так,
За захлопнутыми дверьми
Я останусь с тобой, дурак,
Я забуду шальной полет,
Чтоб читать тебе по ночам,
Если смерть за тобой придет,
Я и ей тебя не отдам.
Я давно повредил броню,
В этих крыльях мне нет нужды,
Ведь меня разорвут в бою,
Если рядом не будешь ты,
Если я тебя отпущу,
Мою душу захватит мрак.
Знаешь, я тебя не прощу,
Если что-то пойдет не так.

@темы: стихи, я

23:16 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Когда чертово небо упало, ты был разбит,
Это стало последним гвоздем гробовой доски,
Как-то жил без души, будто проклятый монолит,
И не чувствовал раньше ни горечи, ни тоски,
А теперь, под колючими пиками ярких звезд
Ты глаза распахнул и почувствовал, что болит.
Это Боги сглупили. Эмоции? Все всерьез?
Где-то там позабыли, что ты сотни лет убит?
Звезды резали камень, крошили твою броню,
Обнажали огонь, запечатанный в глубине.
Это Боги ошиблись, они ведь на всех плюют,
А теперь, насмеявшись, приперли тебя к стене.
Не просил этой участи, рад был стоять без дел
Снова чувствовать, значит, опять возжелать, любить...
Ты хотел позабыть, ты всегда пустоты хотел,
Но когда это небо упало, ты начал жить

@темы: я, стихи

10:03 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
И однажды ты просто поймешь, что уже привык
Вечно падать на землю и в кровь раздирать кулак,
Запоздало поняв, что твой враг - это твой язык,
Ты себе повторяешь два слова: "совсем дурак".
А другие посмотрят и скажут: "Опять устал,
Вот напьется, проспится, и завтра уже пройдет"
Ты последний кусочек надежды в себе сломал,
А горячее сердце - почти что уже не в счет,
Ты хотел доверять, а мечтал просто быть один,
Чтоб случайно не ранить, не слить этот мир во тьму,
Проклиная весь свет, ты кинжал прижимал к груди.
"Вот сейчас, - лихорадочно думал, - сейчас уйдут!"
А они только молча глазели тебе в лицо
И молились на твой пистолет и твои ножи,
Ты считал себя трусом, убийцей и подлецом,
Все гадая, какого же черта ты снова жив,
И опять поднимался, и шел в бесконечный бой,
И кричал, что есть мочи, чтоб силу вложить в кулак,
И ты верил - беспочвенно, глупо - Господь с тобой
И, возможно, он тоже считает, что ты дурак

@темы: стихи, я

15:59 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Это значит, что небо нас кинуло, брат,
Если ты виноват, то и я виноват.
Вот ты жив, я бессовестно этому рад,
Остальное - почти что неважно.
Мы должны... Мы хотели вернуться назад,
Я смотрю в золотые от солнца глаза,
Забывая всё то, что хотел рассказать,
Открываю помятый багажник.
Снят запрет, я могу называть имена,
Остальных забрала эта сука - война.
Между нами, ты помнишь, стояла стена,
И пробить ее сил не хватало,
Только я без тебя был лишь частью себя,
Я бы все, что имел, без проблем обменял,
Чтобы ты мою спину от пуль заслонял,
Ну а я - твою грудь от кинжала.
Я опять вспоминаю - мы были детьми,
И на наших глазах быстро рушился мир,
Мы держались тогда лишь за то, что могли,
Это значит - держались друг друга.
Столько лет без тебя я плевал в потолок,
И теперь я забуду, что был одинок.
Банка пива в руке, мой последний глоток.
Я уже подаю тебе руку,
Это странно - я вновь ощущаю тепло,
Без тебя, признаюсь, было так тяжело,
А теперь отлегло, ну, почти, отлегло,
Засыпать теперь будет не страшно,
Мы прошли через боль, через смерть, через ад,
Мы смогли не упасть, мы же выжили, брат,
Ты со мной, я бессовестно этому рад,
Остальное - почти что неважно

@темы: я, стихи

21:08 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Это как в грудине рану разворошить,
Изнутри взорвать без последствий на гладкой коже -
Я вчера узнала, что нет у меня души,
И еще узнала, что у тебя нет - тоже,
Я вчера узнала все, для чего жила,
Для чего боролась, любила, кого боялась...
Я ведь помню четко, недавно душа была,
Но теперь, смотри, практически не осталось,
Я узрела огонь и тьму, а за ней - ничто,
Бесконечность трудно постичь головой примата,
И душа иссякла, вытекла в решето,
Я ведь помню четко, как билась она когда-то,
А еще было слово, оно не звучало "Бог",
Вроде там была пара слогов и на "л" начало,
Вот была бы душа, ты бы, может быть, вспомнить мог,
Как конкретно собрание букв это вслух звучало.
Мы не звери, смотри, мы похожи на тех других,
Их зовут "человек", и они для чего-то дышат,
Раньше, помнится, знала, что там у людей внутри -
Было слово, так хочется снова его услышать.

@темы: я, стихи

11:13 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Не печалься, брат, мы ведь знали, что так и будет,
Не мечтали с тобой до старости мы дожить,
Ты предвидел это, когда мы считали пули,
И точили свои ножи,
Слишком мало, брат, нам осталось дышать свободой,
Протрубит последний, и нас позовет война,
Ну, а в том, что всё больше сдавали мы год от года,
Не твоя вина,
Нас прибило судьбой, как Сизифа своим же камнем,
Вместо ангелов я наблюдаю ленивых мух,
Дьявол здесь, среди нас, а Господь будто в бездну канул
И все так же глух.
Небеса никогда не навяжут нам эти роли,
Я пошлю все к чертям и останусь самим собой.
Если ты в меня веришь, считай, мы уже герои,
Я опять принимаю бой.

@темы: я, стихи, сверхъестественное

21:14 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Не человек, а всего лишь несчастный зверь,
Загнанный в клетку отчаяньем и тобой,
Ты показала мне дверь и сказала: "Верь,
Просто теперь ты не сможешь уйти домой
И не захочешь, а, если захочешь, знай -
Слуги мои где угодно тебя найдут,
Не испугает их ад, не удержит рай.
Ты проиграл". И я просто остался тут
Дом сторожить, трогать звенья своей цепи,
Ждать твоей ласки, скулить и просить обед,
Я позабыл что снаружи, живя внутри,
Зная, что ты вновь придешь и потушишь свет,
Как-то привык и уже позабыл, зачем
Рвался наружу и глупо хотел бежать.
Ты для меня стала всем, абсолютно всем.

Только бы ты не нашла за спиной ножа...

@темы: я, стихи

23:11 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Когда тот, кто нужен, не реагирует, начинаешь пристальнее вглядываться в того, кто рядом.

Так легко, наверное, просто сказать: "Дела,
Извини, я просто не мог, не хватило сил".
Я бы так хотела ответить: "А я ждала".
Только ты ведь больше этого не просил...
Оседает где-то на дне о тебе тоска -
Не умею быть бескорыстной и просто ждать -
Если ты, в который уж раз, от меня устал,
То, пожалуй, поздно теперь это все скрывать.
Я срываюсь бешено, чувства во мне бурлят,
Я почти сбежала, почти залатала брешь,
Понимаю, что ты не спаситель мой, ты мне - яд,
Ты пророс насквозь, ты впитался в меня, хоть режь,
Но тебе, похоже, опять не до наших дел,
Ты почти пропал, наши письма редки, как снег,
Не заметил снова, а значит, не так хотел.
Может, мне пора забыть твой прекрасный смех?
Может, мне пора очнуться от этих игр?
Тот, кто ценит, рядом. Чего мне еще желать?
Может, стать чужими мы снова с тобой смогли?
Чтобы нам ночами спокойнее было спать.
Не могу все время кидаться от "да" до "нет",
Устаю безбожно, не знаю, как дальше быть,
Одержима болью, я жду от тебя ответ,
Засыпая с мыслью: "Опять не могу забыть".

@темы: я, стихи

19:57 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
И если забыть что мы чем-то кому-то обязаны,
То можно, и вроде, бы нужно не быть больше сильными,
И вспомнить, как было, когда мы могли быть развязными,
Пустыми и глупыми, до одуренья красивыми,
И в наших желудках полно было проклятых бабочек,
Мы их выпускали на волю, питались их крыльями,
Нам было почти "фиолетово", было - "до лампочки",
Мы не притворялись, я верю, тогда просто были мы.
И самое страшное - помнить такие мгновения,
И им поклоняться, как идолу, песни записывать -
Неделя всего от рождения и до рождения,
За эту неделю сплетались мы телом и мыслями.
И вот мы развеяли крохотных бабочек по миру,
Костер затушили, запрятали угли под лавочку,
И мы притворились, что больше друг друга не помнили,
И все, что горело, однажды нам стало "до лампочки".
Теперь, через годы, мы склеились равными пазлами -
Я делаю шаг, я крадусь незаметно, пролётами,
Кусочек угля молча пряча от страха за пазухой,
Дарю тебе спичку. Ты помнишь, как это работает?

@темы: я, стихи

15:03 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Она говорит: "Ну, теперь-то уже пора,
Пока еще ждет, надо вещи собрать, и в путь"
Она влюблена, и ей стукнуло двадцать два,
И ей все равно, они справятся как-нибудь.

Нежданно разводит судьба перед ней мосты,
Он так далеко на другой стороне костра,
Она ведь уже и с родителями на "ты",
И с братом, и даже с племянниками - сестра,
И ей дотянуться так хочется до него,
И, может, понять, осознать, что пошло не так,
Она не желает пока еще никого,
Лишь в этих глазах утонуть, замереть в руках.

Но позже ломается вновь под ногами лед,
И в нем - не в любимых глазах - суждено тонуть,
Она и не знает, что больше его не ждет,
Что больше не думает - "справимся как-нибудь",
Она и не знает, что сердце укрыла тьма,
Что мало любви, нужно больше. Но что еще?
Она говорит: "Мы не справимся, я сама",
И все еще так же цепляется за крючок.
Потом отпускает, и руки чуть-чуть дрожат -
Так больно родное забвению предавать -
Бессмысленно верить и хочется убежать
К тому, кто теперь в состоянии все понять.

И странно, что счастье, которое так ждала,
Становится тенью и не обретает смысл.
Она вспоминает: "Когда-то ведь я была
Такой, что могла и без крыл подниматься ввысь"
И весь этот быт, эта правда разит мечом:
"К тому ли я шла? Разве быть я должна такой?"
И там на задворках всплывает: "Чего еще?
Надежный и верный"
Да. Только пустой...пустой!

Она говорит: "Ну, теперь-то уже пора,
Пока еще ждет, я останусь с ним насовсем"
Она выдыхает, и чувствует что жива,
Она влюблена, и ей стукнуло двадцать семь.

@темы: я, стихи

18:16 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Я уже не боюсь что-то в жизни менять,
В голове бьется мысль, и она мне поможет:
Я представить могу твою жизнь без меня,
И мою без тебя, к сожалению, тоже

@темы: я, стихи, Б

11:31 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
19:41 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Это не страшно, что больше тебе не нужна -
Вещи стареют и чувства, как видимо, тоже -
В мире без памяти правда не слишком важна,
В мире без прошлого нам ничего не поможет.
Я отпущу, лишь отдай очень четкий приказ,
Нечего мямлить, пора перестать сомневаться,
Я обещаю во тьме без тебя не пропасть,
Нам ведь уже доводилось ни раз расставаться.

@темы: я, стихи

11:05 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
В баре было шумно, но сегодня громкие звуки не отвлекали Майка. Сегодня его голова была забита совершенно другими мыслями. Допивая свой второй стакан, мужчина переводил взгляд с одного посетителя на другого. Никто его не радовал, но выбор нужно было сделать. Гулко поставив стакан на стойку, Майк начал искать глазами бармена.
- Ты же понимаешь, что тебе необходим ясный разум, - шепнул сосед слева.
- Какой от него прок? Мне больше нечего беречь, - ответил он, не поворачивая головы. После чего задумался на минуту и выдал:
- Кроме тебя, конечно. Ты так просто от меня не отделаешься.
Собеседник фыркнул и бробурчал что-то типа "как хочешь", а мужчина поднял руку и заказал еще. Бармен среагировал только после того, как увидел наличные, и через мгновение полный стакан уже холодил руку. Майк поднес выпивку ко рту и, наконец, развернулся к собеседнику:
- Прости, тебе я могу налить только дома, - хотя в голосе не было ни капли сочувствия.
- С каких это пор тебе стыдно сидеть с двумя стаканами сразу? Сегодня большой день! - он театрально посмотрел на часы, - точнее вечер. Разрешаю тебе ни в чем себе не отказывать.
Произнося это, собеседник выглядел вполне добродушно, но Майк знал его слишком хорошо и никогда не забывал фильтровать все, что тот соизволит высказывать. Ему безусловно было бы на руку, если бы Майк накидался до беспамятства, хотя пьяная сделка в цивилизованном обществе уже давно потеряла всякий вес. Видите ли, теперь это перестало быть интересным. Наверное, он просто не привык сдавать позиции.
- Я не собираюсь расслабляться, даже теперь, - отчеканил парень.
Собеседник закурил.
- Может, твоя проблема появилась как раз из-за того, что ты слишком напряжен? Я могу помочь.
Как бы невзначай, да? Дым вырвался изо рта и повис тяжелым облаком над барной стойкой. И, естественно, кроме Майка никто этого не замечал. В данный момент это бесило только потому, что больше никому в этом не очень-то приличном заведении почему-то не разрешалось курить.
- Ты всегда так говоришь, - ответил Майк, гипнотизируя огонек сигареты.
- Нет, я действительно могу помочь. Давай вместе проинспектируем местную публику.
Идея была неплоха, хоть и не тянула на гениальную. Безусловно Мак знал, что его сопровождающий разбирается в людях намного лучше его самого. Ему известно, что у них внутри. И в прямом и в переносном смысле.
Майк медленно повернулся на стуле, его сосед слез со своего и встал рядом, опустив руку на плечо мужчине.
- Вот этот, например, далеко не образец для подражания, - говоря это, он бесцеремонно тыкал бычком в человека в деловом костюме, - он вполне подойдет мне. Он подворовывает на работе, мы с ним споемся, я научу его, как надо правильно это делать.
- Он должен подходить мне, а не тебе, - заметил Майк.
Собеседник добил сигарету и бросил на пол. Через пару секунд бычок просто испарился. Майка это уже давно не удивляло, но до сих пор хотелось, чтобы и его мусор пропадал без следа. Собеседник достал вторую сигарету и зажег ее от пальца. На подобные трюки Майк тоже уже давно не обращал внимания, он вообще считал эту способность бесполезной в мире, где легко можно достать спички или зажигалку.
Дым расползался над баром, а кончик сигареты продолжал указывать на людей. Мужчина что-то прикинул и выдал:
- Если ты хочешь найти доброго и честного самаритянина, ты не туда пришел. Может, прогуляемся до ближайшей церквушки? Святоши найдут мне применение. Самое лучшее - это вселять в прихожан суеверный страх. Я даже речь подготовил.
- Очень смешно. Я должен передать тебя, а не отпустить. Вряд ли у монашек хватит сил не поддаться твоим уговорам.
- Богобоязненные создания, - ухмыльнулся мужчина.
Майк знал, что он сам не верит в сказанное. Как много монашек и священников по-настоящему безгрешны? Даже если они и ведут праведную жизнь, это не означает, что они ничего не хотят изменить. Он не может заставить их принять на себя такой груз.
- Думаю, раз они боятся Бога, то и в Дьявола верят. Если тебя попытаются убить или прогонят со страху, ты освободишься. Моя же задача - не допустить подобного.
- Не веришь в силу церкви?
- Ты же знаешь, - Майк встал со стула, бросил на барную стойку чаевые и повернулся к собеседнику, - я никогда в эту чушь не верил. Пойдем домой, я налью тебе выпить.
- Это уже совершенно другой разговор! Ты настоящий друг!
читать дальше

@темы: мои жуткие творения

22:20 

Вместе

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Мы встретимся с тобой в девятом круге. Именно там держат таких, как мы. Тебя – за то, что предавала меня ради других, меня – за то, что раз за разом предавал других ради тебя.
О, я знаю, там уже залили для нас новый лед, по которому нам не суждено будет прокатиться. Что ж, я все равно никогда не любил зиму. Да и ты, помнится, не очень-то ее жаловала. На этот раз нам дома не отсидеться, не сложить ноги на обогреватель, не накидаться глинтвейном...
Всегда удивляли люди, полагающие, что ад – это вечный огонь. Посмотри, ледяное озеро никогда не бывает горячим. Гладкое, как зеркало. Надеюсь только на то, что лед будет достаточно плотным, чтобы ты не смогла двигаться, и прозрачным, чтобы я мог видеть тебя всю. Хочется верить, что ты вмерзнешь не по шею. Пусть это будут только ноги. Хотя, наверное, лучше руки, чтобы ты не смогла ими бешено размахивать, как ты это любишь. Будь хоть вся скованная, лишь бы голова была на поверхности. Сейчас даже современна такая криотерапия, чтобы кожа дольше оставалась молодой. Как насекомое, пойманное в прозрачный янтарь. Прекрасное, немое и неподвижное.
Интересно, будем ли мы чувствовать холод, или это все только декорации? Я представляю себе бесконечные ледяные просторы, похожие больше на океан, чем на озеро. Думаю, когда Данте описывал это, он не думал, что на земле однажды окажется 6 миллиардов человек. И как много из них будет наших коллег. Полагаю, даже у Брутта, Иуды и Кассия будут новые сокамерники. Там наверняка знают, кто убил Кеннеди. Хватит ли у Люцифера пастей, чтобы всех уместить? Не расширяет ли он сейчас свои угодья из-за такого мощного демографического взрыва? Может, верхние этажи уже начинают леденеть? Я почти вижу, как стены рвов начинают покрываться инеем, и вот несчастные грешники уже начинают поскальзываться и падать. Температура падает. Те, кто обречен на болезни, переживают особенно острый период. Беспомощные огоньки душ слегка подрагивают и тускнеют. Воры могут отдохнуть только в момент превращения, так как хладнокровным не страшны температурные катаклизмы, но лед разбрасывает змей в разные стороны и заставляет снова ползти к началу, перекидывая грешников в людей. Они натыкаются на лицемеров, свинцовые мантии которых оставляют следы обморожений на коже. Их нельзя снять, и прибывающие с испугом смотрят на тех, кто уже не одно столетие мерзнет в аду. На них почти нет кожи – все вымерзло до мяса, а на плечах – до костей. Они выдыхают и скрипят в такт своим доспехам. Они почти рыцари своего последнего крестового похода. Их гонят на этажи повыше, чтобы справиться с новым стихийным бедствием. И пока оно отступает только перед пятым рвом с кипящими котлами. Смолу приходится периодически сливать вниз к озеру, чтобы остановить ледниковый период в аду.
Представь, партия за партией прибывают на 9 круг. Я вижу не лес самоубийц, а живые изгороди из замерзших тел с торчащими наружу руками и ногами, распределенных так, чтобы все могли уместиться. Как рыбные консервы в банке, как толпа на рок-концерте, как ты добираешься в метро на работу. Слышу, как стучат их зубы, а кожа синеет и покрывается мурашками. Они бы впали в комму от переохлаждения, если бы их тела были живыми, перегоняли кровь, нуждались в кислороде. Я немного переживаю, что буду замерзать по ночам, но я не уверен, что там вообще существует хоть какая-нибудь граница времени. Провести бесчисленное количество лет в вечной мерзлоте, выдыхая облачка пара, если нам вообще нужно будет дышать, - вот финал.
Единственное подобие happy end'a – если нас приморозят рядом. Мне будет достаточно просто смотреть. Вряд ли я смогу испытывать физическое влечение, будучи мертвым, но я надеюсь, что смогу хотя бы говорить с тобой. Мне нужны твои уши, чтобы ты не пропустила ни одного слова, рот, чтобы, так и быть, по справедливости, имела право на ответ, и глаза, чтобы видеть, где и с кем ты в итоге оказалась. И пусть Люцифер поможет мне и сделает так, чтобы твои веки вымерзли и перестали закрываться, чтобы ты ни на секунду не могла отвлечься. Он поймет, он встанет на мою сторону. Вряд ли Создатель слушал его и смотрел на него тогда, когда ему это было действительно необходимо. А ты будешь смотреть.
Нигде не говорится, что предатели не могут разговаривать, так что нас с тобой ожидают бесконечные беседы о прошлом. Мы вспомним все – и плохое и хорошее. Конечно, у нас могут быть кардинально противоположные взгляды на наши общие жизненные ситуации, но ведь это не означает, что мы не можем попытаться это обсудить. И, возможно, даже исправить, хотя бы прийти к консенсусу.
Представь, что наконец-то, можно не волноваться о будущем. Я больше не буду бояться, что ты от меня опять уйдешь. Ведь, даже если ты и захочешь это сделать, у тебя ничего не выйдет. И я не смогу уйти, хотя вряд ли мне это будет нужно, ведь я смогу вечно изучать тебя, примороженную и беззащитную, глазами. Мне даже касаться тебя не нужно. Интересно, положена ли грешникам одежда, если это не элемент пыток? Ледяная вода только украсит тебя – сгладит все неровности, отразится от поверхности и явит тебя мне в полном застывшем совершенстве. В девятом круге внутри адской воронки ты будешь выглядеть чистой, как слеза в прозрачной ледяной клетке, какой я тебя всегда и представлял. Моя янтарная бабочка.
Провести вечность с тобой - вот все, чего я хочу. Здесь, при жизни, это невозможно, но там мы обязательно будем вместе, ведь у нас один грех на двоих. Обманувшие доверившихся хуже убийц. Мы быстро преодолеем переход. Возможно, я немного задержусь на седьмом, если меня все-таки превратят в дерево, но, думаю, меня ожидает амнистия. Иуда тоже был самоубийцей, но что-то он не торчит среди кустов.
Мы можем даже взяться за руки, чтобы не потеряться. Я высокомерно полагаю, что найду тебя даже в аду, но не будем рисковать, сама же помнишь, что я так легко могу заблудиться на незнакомой мне территории. Но ты будешь рядом и, наверное, кроме тебя провожатые тоже найдутся. Не думаю, что нам позволят гулять, где захочется.
На этом месте строчки уже должны начать расплываться у тебя перед глазами. Я изучил состав, сделал его полегче, чтобы ты успела дочитать. Сначала я хотел написать что-нибудь более романтичное и пространное, но решил, что дальнейшее разбавление яда приведет к тому, что ты догадаешься выблевать его из себя. Или он просто не успеет достаточно впитаться в кровь. Я засекал время и точно рассчитал количество слов, которые, надеюсь, ты запомнишь навсегда. Это письмо – последнее, что ты увидишь, будучи живой. Я скоро приду, и, если ты все еще будешь в сознании – в чем я сомневаюсь – я все равно добью тебя. А потом убью себя. Думаю, что справлюсь с обоими одним оружием. Не волнуйся, я не буду мешкать - чем быстрее я отправлюсь за тобой, тем меньше вероятность нам потеряться.
Ничего не бойся, теперь мы всегда будем вместе.

@темы: мои жуткие творения

01:07 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Наши забытые боги опять молчат...
Помнишь, они из-за нас начинали войны?
Что же ты,милый, опять позабыл печаль?
Больно?
Сколько их было - забытых тобой дорог?
Только дороги расходятся за спиной,
Кажется, мы не протерли ещё сапог...
Что же ты, милый, ты снова не одинок,
Ты ведь ещё со мной.
Наобещала тебе - не сдержала слов.
Режется солнце на тысячу мелких звезд...
Сколько же мне посылать до земли послов,
Сколько цветов и слез?
Где ты теперь? Я взываю, враги кричат...
Помнишь,как мы обещали себе однажды?
Что же ты, милый, опять позабыл печаль?
Страшно?
запись создана: 15.06.2012 в 19:12

@темы: я, стихи

23:52 

- Вылечилась? - Да. - Отчего лечилась-то так долго? - От людей...
Мир взрывается, свет застилает глаза,
А вокруг, как на зло, голоса... голоса...
Я учусь их не слушать, фильтрую базар,
Что бы ты ненароком мне ни приказал.
Настоящие люди до жути скучны -
Не читают газеты, не падают в сны,
Я так думаю - мне они все не нужны.
Голоса предлагают дождаться весны,
А потом можно всех отправлять в небеса -
Я большая, но верю еще в чудеса -
Я облегчу им жизнь и закрою глаза,
Это благо.
Об этом твердят голоса.

@темы: стихи, я

Something

главная